научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Все для ванной, ценник обалденный 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Что с вами, Герман Степанович? – испугался Лешка. Варфоломеев махнул рукой.– Ерунда, прихватило.– Давайте, я за врачом сбегаю.– Нет, не нужно. Ты вот что… Выручи старика.Он потянулся к столу и взял с него что-то завернутое в тряпицу.– Тут одна штука, которую я никак не могу раскусить. То ли XVI, то ли XVII век. То ли Франция, то ли Голландия. У меня от нее в голове ералаш приключился.Старик попытался встать, но сил у него не было.– Снеси-ка ты ее одному хорошему человеку, пусть глянет. А я с ним по телефону потом созвонюсь. Выручишь?– О чем разговор!Варфоломеев кивнул и тронул Лешку за рукав.– Просьба у меня к тебе еще. Никому об этом – ни-ни. Даже Татьяне, ладно? Сам понимаешь: если кто об этом узнает, то меня в два счета отсюда выкинут. А мне еще пенсия нужна.Лешка понимающе кивнул.– Да что вы, Герман Степанович, сделаем в лучшем виде.– Тогда запомни: Лебяжий переулок, там есть антикварный магазин. Спросишь Зиновия Ефимовича Когана…Если выйти из кремлевских ворот со стороны Большого Каменного моста, то до Лебяжьего переулка можно дойти пешком за три минуты. Но куда интересней проделать этот путь на трамвае. Поэтому Казарин отправился к Спасским воротам. Лешка не мог отказать себе в удовольствии вскочить на подножку и с ветерком пролететь несколько остановок.Но удовольствие было испорчено тут же. На задней площадке трамвая раздался истошный крик. Оказалось, что какой-то инвалид на костылях не успел войти в вагон, а вожатый уже тронул трамвай с места. Народ стал ругать вагоновожатого, а один пассажир потребовал:– Назовите свой номер, товарищ! Я напишу на вас жалобу!– Мой номер давно помер! – огрызнулся вагоновожатый. Трамвай так и не тронулся. Лешка спрыгнул на землю, плюнул с досады и поплелся пешком.Через 20 минут он уже входил в старинную стеклянную дверь, сжимая под пиджаком драгоценный сверток.Зиновий Ефимович Коган – коренастый мужчина лет 50-60 вел неспешную торговлю с каким-то гражданином в синем пальто. Можно было подумать, что Зиновия Ефимовича всю жизнь только и делали, что обманывали. Но теперь ему это надоело. Вещи, которые принес для продажи посетитель, Коган тут же назвал «безделушками» и попросил «не пить из него соки», потому что он и так дает за них «хорошую цену». При этом глаза старого ювелира начали быстро бегать, взгляд стал колючим, а на лбу выступил пот. Но как только клиент принял условия сделки, Зиновий Ефимович превратился в добряка и самолично проводил его до двери.Когда Коган вернулся к прилавку, Лешка спросил-.– Вы товарищ Коган?– Кому – товарищ, а кому и Зиновий Ефимович! – строго ответил тот.Лешка покраснел.– А ты,– Алексей. Верно?– Угу, – кивнул Лешка и достал из-за пазухи сверток. Коган быстро перехватил его у Лешки и удалился в подсобку.Пока Зиновий Ефимович ходил изучать Варфоломеевскую посылку, Казарин стоял у прилавка и слушал разговоры завсегдатаев антикварного магазина. Это был своеобразный люд: нищающая старорежимная интеллигенция, проедающая остатки припрятанного, перекупщики краденого и ненормальные коллекционеры. Острый казаринский глаз подметил кое-кого из ответственных работников, видимо приходящих сюда приобрести что-нибудь необычное для жен. Живя всю жизнь в Кремле, Лешка научился отличать их по одежде и манере поведения. Один из таких покупателей вел оживленный разговор с магазинным оценщиком.– Что вы мне подсовываете всякую дрянь? – раздраженно говорил покупатель. – Предложите же что-то дельное…– Это вы Фаберже дрянью называете? – возмущению оценщика не было предела. – Что бы вы понимали!– Не обижайтесь. Просто я хочу приобрести что-нибудь посерьезнее. – Покупатель понизил голос. – У меня с собой хорошие деньги.– У нас весь товар серьезный, – гордо возразил оценщик. – А что вас, собственно, интересует?Покупатель сделал вид, что думает, а потом вдруг заявил:– Ну, скажем, что-нибудь из коллекции Барона. Продавец холодно посмотрел на него и, как бы понимающе, переспросил:– Барона? Покупатель кивнул:– Слыхали про такого?– Это, простите, никак-с невозможно-с. Бдрон свой товар в наш магазин не носит. Да мы ворованного и не держим…Лешку Казарина этот разговор сильно удивил. Он бы еще послушал, но тут вернулся Коган и протянул ему сверток.– Ну-с, молодой человек, пощупал я вашу вещицу. И вот мой вердикт: XVI век. Понимаете ли вы меня? Но никакая это не Голландия, ни, тем более, Франция. Шкатулочка итальянская, работы ученика Челлини. Так и передайте Герману.Лешке ужасно не терпелось узнать, кто же такой этот «Барон», но Коган проводил его к выходу и закрыл за ним дверь…Вечером того же дня Казарин сидел возле кровати Вар-фоломеева и докладывал о проделанной работе:– Италия, говорит, и точка.Старик приподнялся и поправил подушку.– Вот видишь, и на старуху бывает проруха… А ты чего такой загадочный?Лешка замялся.– Ну, говори, говори.Казарин почесал затылок и решился:– Герман Степанович, а вы про Барона слыхали?Старик удивленно посмотрел на Лешку.– Ну, слыхал… А ты откуда про него знаешь?– Да у Когана в магазине один разговор подслушал.– Что за разговор?– Да так, собственно, никакой. Мужчина один у продавца спрашивал: нет ли в магазине чего-нибудь от Барона.– А продавец чего?– Послал мужика куда подальше. «Ворованного, говорит, не держим».– И правильно сделал. Я бы еще в МУР позвонил. Старик присел на кровати и взял со стола капли Зеленина.– Герман Степанович, так расскажите о Бароне. Варфоломеев накапал в стакан лечебных капель.– Рассказывать-то и нечего. Говорят, что он царскую коллекцию бриллиантов в свое время прихватил. Вот сейчас и распродает ее.– А какой он? Ну, в смысле, как выглядит, сколько ему лет?– Откуда мне знать: в лицо его я, естественно, никогда не видел. Где живет и чем промышляет – тоже не знаю. Слышал только легенду о коллекции.Осушив стакан, он прилег и продолжил:– В последнее время в Москве стали всплывать камни, которых и в Кремле нет. Откуда – непонятно! А как только это происходит, так все и начинают твердить: «Барон! Барон!» А где этот Барон? Никто и не знает.Лешка все это выслушал и твердо заявил:– Надо его поймать.Герман Степанович рассмеялся.– Ты уж определись – кого ты ловишь: Черного Монаха или Барона. Глава 9 Весь следующий день Казарин изнывал от любопытства: вчерашний рассказ о Бароне не шел у него из головы. Лешкино воображение беспрестанно рисовало его образ. Как назло, приболела Танька, и Казарин остался один на один со своим мыслями. Поделиться секретом было не с кем, и поэтому после уроков Лешка отправился гулять по Москве. Но очень скоро ноги сами собой привели его в Лебяжий переулок – к лавке ювелира Когана. Тяжелая дверь оказалась не заперта и, поразмыслив немного, Лешка решил войти внутрь. Но привычного блямса колокольчика он не услышал Казарин обернулся – колокольчик застрял под притолокой. Магазин был пуст, Зиновия Ефимовича на привычном месте не было. Ничего не оставалось, как направиться в маленькое подсобное помещение, где старик накануне осматривал посылку Германа Степановича. Неожиданно Казарин остановился. Из подсобки доносились голоса. Фанерная дверка, разделяющая оба помещения, была наполовину приоткрыта. Этого хватило, чтобы Лешка увидел бархатный мешочек, на котором поблескивали какие-то крупные камни. Коган, нагнувшись, рассматривал их через лупу. Неожиданно старик выпрямился, изменившись в лице…– Откуда это у вас?– Наследство, – ответил человек, которого Лешке видно не было.Коган еще раз рассмотрел камни.– Знаете, это вы зря ко мне пришли. Понимаете ли вы меня? – пробормотал он, откладывая лупу. – Я такими вещами не занимаюсь. У меня с Советской властью всегда все в порядке было…«Невидимка» недовольно хмыкнул и прикрыл дверь.Казарин, смутившись, что пришел не вовремя и теперь, к тому же, вынужден подглядывать, осторожно открыл входную дверь и вышел на улицу. Колокольчик по-прежнему промолчал. На этот раз Лешка решил обнаружить себя сразу. Он аккуратно вернул колокольчик на место, потоптался на улице, вновь распахнул дверь и тут же нос к носу столкнулся с любопытным человеком, выходившим от Когана. Этот субъект не был похож на обычных посетителей антикварной лавки: кремовое пальто, заграничная шляпа, лакированные ботинки. На руке – золотой перстень…«Барон!» – пронеслось в Лешкиной голове. Он не мог сказать, почему так решил. Но именно таким Казарин себе и представлял Барона. А бриллианты только укрепили подозрения. Незнакомец пропустил Лешку и зашагал вверх по направлению к Волхонке.Коган так и не появился из подсобки. Вместо работы он о чем-то очень оживленно говорил по телефону. Лешка услышал только последнюю фразу:– …говорю же: я собственными глазами их видел… мое дело предупредить.Коган положил трубку и вышел в зал.– Мой юный друг? – удивился ювелир при виде Каза-рина. – Давно ждете?– Не очень…Лешка хотел промолчать, но любопытство переполняло его.– Зиновий Ефимович, а что это за человек от вас сейчас вышел?Коган внимательно поглядел на Лешку:– А чем это, любезный, он так вас заинтересовал? Лешка помялся, но все-таки сказал:– Это… это не Барон?– Барон?! – удивленно переспросил ювелир и приподнял очки на лоб. – Ну что же, смешно… А я как-то не подумал… Постой! А ты откуда про Барона знаешь?– Слыхал, – уклончиво ответил Лешка.Коган усмехнулся и нацепил вместо очков лупу-глазок на резинке.– «Барон»! – презрительно фыркнул старик. – Развелось, понимаете ли вы меня, всякой шушеры. Носят каждый божий день всякое. А что носят – сами не знают.Он разложил инструмент на прилавке.– Ладно, давай посмотрим, что ты принес. Лешка растерянно пожал плечами:– Да я так приходил. Просто… Коган нахмурился.– «Просто» ходят за дверью. А у нас, понимаете ли вы меня, работа. Прощайте, милостивый государь.Уже начинало темнеть. Лешка стоял на набережной и смотрел на Москву-реку, подернутую легкой рябью.Он был разочарован: Коган так ничего и не рассказал про Барона. По-видимому, у ювелиров, как и у врачей, есть своя служебная тайна. Тем не менее Лешке понравилось, что Зиновий Ефимович оказался порядочным человеком: ведь не стал же он связываться с ворованными камнями. Что ж, в поисках Барона Каза-рину оставалось надеяться только на себя. Его это не пугало. Представлялась реальная возможность стать Шерлоком Холмсом и Эркюлем Пуаро в одном лице. Только вот начало было трудным: пока у Казарина не было ни одной зацепки, за которую можно было бы ухватиться.Звуки города отвлекли Лешку от размышлений. Грохот трамвая, марш духового оркестра, обрывки чьих-то фраз не давали возможности сосредоточиться. Из открытого окна донесся женский крик:– Погаси свет! Я за тебя платить не буду! Нечего газету в уборной читать!Проза жизни буквально шла по пятам. Казарин вздохнул и поплелся домой, в Кремль. Глава 10 Следующий день был выходным. Приглашенный к Ша-пилиным на обед, Лешка с утра забежал в кондитерский магазин на улице Горького. Ходить с пустыми руками в гости он был не приучен. На прилавке лежали коробки шоколадных конфет «Деликатес», «Карнавал», «Лилипут», расфасованный в пакетики «Театральный набор», и шоколадные «бомбы» размером с бильярдный шар, с сюрпризом внутри. Остановив свой выбор на коробочке «Ровесник Октября», Казарин расплатился и через полчаса уже сидел над шахматной доской в кабинете Шапилина. Петр Саввич спрятал за спиной две пешки.– Правая, – указал Лешка.Шапилин разжал ладонь с черной фигуркой.– Повезло, я начинаю. Предлагаю Е2-Е4, – зевнув, произнес Петр Саввич и двинул пешку.Лешка оценил ход и, в свою очередь, резко двинул пешку от ферзя на две клетки.– Ну, не волнуйся. Ты ведь книжку прочел? – покровительственно спросил Шапилин.Лешка кивнул.– Переходи.– Не хочу. Шапилин усмехнулся.– Это сложный дебют. Не простой – тебе еще рано его играть.– Ну и ладно.Лешка взял яблоко из вазы и смачно откусил от него огромный кусок. Шапилин хмыкнул и съел Лешкину пешку. Лешка, не задумываясь, съел пешку противника ферзем. Партия начиналась нестандартно. Шапилин попытался напасть на ферзя слоном, но Лешка отошел и стал быстро развивать свои фигуры. Через несколько ходов он поймал Шапилина на «вилке». Шапилин напрягся.– Фу ты черт, прозевал.Лешка, как ни в чем не бывало, «съел» слона и снова откусил от яблока. На этот раз кусок был поменьше.– Вы ошиблись два хода назад. Вам надо было убирать коня, а вы решили играть ферзевый гамбит.От удивления глаза Шапилина поползли на лоб.– Что?!!– Гамбит, говорю, ферзевый вы напрасно начали играть. Шапилин покраснел от злости.– Ты что, гараж, будешь меня учить? Ты играть сначала научись.Уже через пять минут ситуация стала для него угрожающей.– Шах, – тихо сообщил Лешка.Шапилин чесал затылок. Он сделал еще пару бессмысленных ходов.– Извините, Петр Саввич, вам мат.Шапилин долго глядел на доску. Он развел руками и положил короля.– Случайность… Но все равно: для первого раза ты сыграл блестяще.– Спасибо.– Давай еще одну.Они заново расставили фигуры, и теперь играть белыми предстояло Лешке. Через 15 минут все повторилось. Шапилин вскочил и зашагал по комнате.– Не понимаю! Такого не бывает! Как это у тебя получается?Лешка пожал плечами.– А может, ты врешь? Небось с отцом с утра до вечера фигуры двигаешь, а мне голову морочишь?Лешка отложил яблоко и встал с кресла.– Ладно, ладно! Не кипятись! Но как?– Да очень просто: я запомнил все комбинации, описанные в той книге, что вы мне дали. Вы играете комбинации в два-три хода, поэтому их легко просчитать.– А сколько ходов ты сам просчитываешь?– Может, пять, может, шесть. Я не задумывался…Шапилин не мог вымолвить ни слова. Постояв с минуту, он развел руками и вышел из кабинета. Танька прыснула от смеха.– Он что, обиделся? – виновато спросил Лешка. Танька махнула рукой и сняла фантик с очередной конфеты.– Папа вообще не обижается, – прожевав, ответила она. Но вдруг нахмурилась и внимательно посмотрела на Лешку. – А вот я могу. Скажи-ка, где это ты шляешься по вечерам?Теперь улыбаться настала Лешкина очередь.– Ты что, ревнуешь?– Еще чего! – возмутилась Танька. – Но все-таки?Лешка решил не мучить подругу и рассказал ей историю о Бароне, не упустив подробностей про бриллианты и загадочного посетителя. Танька слушала, затаив дыхание.– Будем ловить! – резюмировала она Лешкину историю.– Кого? – вздохнул Казарин.– Ясно «кого»! Того – в кремовом пальто. Глава 11 Барон вновь появился у Когана на следующий день. Танька и Лешка дождались, когда он выйдет от ювелира, и, стараясь не выделяться в толпе, двинулись за ним.Барон направился к трамвайной остановке. Протолкавшись сквозь спины пассажиров, ребята вскочили за ним в вагон и притаились на задней площадке. Народ в трамвае обсуждал последние новости:– Слыхали, на рынке весы устанавливают. Будут все взвешивать: и рыбу, и мясо, и овощи… А мерками теперь торговать запретят.– Давно пора. А то сколько хотят, столько и продают. Не проверишь!– Как обманывали, так и будут обманывать.– Это верно!Лешку и Таньку мало интересовали подробности московской торговли. Все их внимание было сосредоточенно на «объекте».Трамвай свернул на Петровку и остановился возле магазина «Подарки». Барон протиснулся к выходу, вышел и скрылся в магазине. Ребята последовали за ним.В магазине протекала крыша. Прошлепав по лужам, ребята заняли наблюдательный пункт у прилавка, на котором были разложены деревянные ложки, детские скакалки, ведерки, мочалки из люфы и ночные горшки. Отсюда было хорошо видно Барона, беседующего с каким-то неизвестным типом. Незнакомец что-то незаметно положил в карман пальто Барона и вновь растворился в недрах магазина.– Видала?! – прошептал Лешка.Танька не успела ответить. Барон направился к выходу и чуть было не столкнулся со своими преследователями нос к носу.Чтобы не попасть в поле зрения бандита, ребятам приходилось идти на почтительном расстоянии. Барон перемещался довольно быстро, и угнаться за ним было тяжело. Следующую остановку он сделал на Смоленской площади в «Торгсине».Лешка сбавил ход и придержал подругу.– Чего ты встал? Уйдет, – занервничала Танька. Лешка медлил. Магазин «Торгсин» был открыт не для всех посетителей. Его название расшифровывалось как «торговля с иностранцами», и поэтому доступ в него был ограничен. Конечно, никто при входе не спрашивал заграничный паспорт, но продавцы и кассиры с одного взгляда определяли «чужака». Поэтому Казарин не рискнул перешагнуть порог магазина, боясь привлечь внимание. Он прильнул к витрине и тут же через пирамиды коробок с черной икрой и гирлянды всевозможных сортов колбас увидел, как Барон, стоя у колонны в самом центре магазина, о чем-то разгова-риваег с шикарно одетым гражданином.– Иностранец! – профессиональным взглядом определила Танька.– Откуда знаешь? – недоверчиво спросил Лешка.– От верблюда, – отрезала подруга.Далее все повторилось, но с точностью до наоборот. На этот раз Барон что-то опустил в открытый портфель иностранца и направился к выходу.После «Торгсина» слежка привела ребят к министерству тяжелой промышленности, затем – к шашлычной напротив немецкого посольства. И каждый раз Барон встречался с разными людьми, что-то передавая или получая тайком взамен.Наконец, они вернулись на Петровку. Барон свернул за угол старого трехэтажного дома и скрылся во дворе. Лешка пулей бросился за ним и еле успел заметить, в какую из парадных тот вошел. Забежав следом, он притаился под лестницей. Рука Барона скользила по перилам. На третьем пролете рука исчезла, затем звякнули ключи, и хлопнула дверь. В это время в подъезд вбежала Танька.– Успел? – отдышавшись, спросила она.Лешка кивнул, и они бросились на третий этаж. На площадке была только одна квартира, поэтому выбирать нужную дверь не пришлось. Лешка приложил ухо к замочной скважине. В квартире раздавались приглушенные голоса, но разобрать их было невозможно.– Чего там? – нетерпеливо дернула его за рукав Танька.– С кем-то говорит… Будем ждать, – принял решение Лешка.Ребята заняли наблюдательный пункт этажом выше, откуда было хорошо видно нужную дверь и кусок лестничной площадки.Время шло. Танька начала клевать носом, и как-то незаметно ее голова оказалась на Лешкиной груди. Постепенно дремота одолела и Казарина.Когда через час Барон вышел из квартиры и быстрым шагом спустился по лестнице на улицу, они даже не шелохнулись. Лешка проснулся от хлопка входной двери. Он вскочил с подоконника и успел заметить в окошко удаляющуюся спину в кремовом пальто.– Проспали, – Лешка рванулся вниз, но сонная Танька даже не сдвинулась с места.– Надоело, – устало проговорила она. – У меня ног нет. Ходим, все ходим…Казарин замешкался. Вновь выглянул в окно, но знакомой фигуры нигде не было. Время было упущено.– Ну вот, теперь все насмарку, – в отчаянии буркнул он.Оставалась еще одна зацепка: Лешка спустился к квартире и нажал звонок. Но никто не отозвался. Он нажал еще раз и приложил ухо к замочной скважине. За дверью стояла гробовая тишина.– Ерунда какая-то. Он ведь один ушел? Так?Лешка удивленно посмотрел на Таньку, словно желая услышать ответ на свой вопрос. Танька на всякий случай кивнула.– Должен же кто-то там быть. Я точно слышал несколько голосов.Танька сделала большие глаза и тихо сказала:– А может, там черти живут?– Какие черти? – не понял Лешка.– С рогами!!! – страшным голосом завыла Танька и расхохоталась. Ее заразительный смех заставил улыбнуться и Казарина.– Пошли домой. Я устала…Вечером Лешка сидел у Варфоломеева в комнате, склонившись над инкрустированным золотом кинжалом. Он старательно пытался полировать оружие, но работа не ладилась. Герман Степанович отложил инструмент:– Давай-ка перекусим.Лешка достал чайник, и они сели за стол.– Ну, сыщик, как идет расследование?– Туго, Герман Степанович…Казарин размешал сахар в кружке и начал рассказывать про слежку за Бароном и загадочную квартиру на Петровке.– Прямо мистика какая-то получается с этой квартирой. Явно, что кто-то в ней живет, но дверь не открывают Черти там, что ли, поселились?Старик усмехнулся, нарезал хлеб и достал банку клубничного варенья.– Ну это, брат, просто. Как дважды два. Лешка недоверчиво хмыкнул.– Ты не хмыкай, а включи мозги. Может, в этой квартире никто и не живет, а только приходит на время?Лешка откусил бутерброд.– Да говорю же я вам, Герман Степанович, я слышал за дверью два голоса. А потом – бац! И тишина! Как будто испарились…– …через черный ход, – деловито закончил Лешкину фразу старик.Бутерброд так и застрял у Лешки во рту. Варфоломеев понял, что надо растолковать свою мысль:– Барон приходит, а его там уже ждут. Происходит встреча, после чего его знакомые уходят через черный ход.Лешка стукнул себя по лбу и рассмеялся:– Как просто! Ну, Герман Степанович, вас бы в МУР. Старик поперхнулся и закашлялся.– Типун тебе на язык.– Да я в хорошем смысле, – пояснил Лешка.– И в хорошем – тоже.Варфоломеев поднялся, расправляя затекшие плечи.– Перекус-перегрыз закончен. Вас, мил-человек, ждет настоящая мужская работа – кинжал и тряпка. Дерзайте. Глава 12 Ha следующий день ребята исследовали заднюю часть загадочного дома на Петровке. Они пробрались на старую, заваленную всяким хламом узкую лестницу. Двери всех квартир были заколочены. И лишь на одной были содраны доски. Без сомнения, это была квартира, которую накануне посещал Барон.– Ну вот, что и требовалось доказать, – сказал Лешка, оглядев дверь.Танька нерешительно спросила:– Чего делать-то будем?Лешка перегнулся через перила и посмотрел на лестничный пролет этажом выше.– А делать будем вот что… Я сижу на лестнице и слежу за квартирой. А ты пойдешь в беседку… ну ту, что под липами… и будешь следить за парадным входом.На том они и порешили.Лешка занял наблюдательный пункт наверху, а Танька притаилась в беседке под старыми липами.Около пяти хлопнула дверь, и на лестницу черного хода вышла хорошо одетая женщина. Ее лицо скрывала шляпа с широкими полями. Женщина спустилась во двор и пошла по направлению к Большому театру. Через некоторое время появился Казарин. К нему навстречу из беседки выскочила Танька.– Ну что, видел?– А! – Лешка с досадой махнул рукой. – У них тут банальный адюльтер.– Чего? – удивленно переспросила Шапилина.– Свидание, роман, интрижка – назови как хочешь.Татьяна переварила информацию. Но тут же спохватилась:– Знаешь, кто сейчас вышел из той квартиры?– Кто? – равнодушно спросил Казарин.Танька выждала паузу и с эффектом, по-театральному, выпалила:– Лидия Васильевна Шумакова! Наша соседка по Кремлю…Лешка остановился как вкопанный.– Ты не ошиблась?– Это ты ошибаешься! А я – всегда в самую точку, – с достоинством ответила Шапилина.Это в корне меняло дело. Ребята ринулись в погоню за Лидией Васильевной и догнали ее у Столешникова переулка. Чтобы не столкнуться с Шумаковой, они двигались в отдалении Лидия Васильевна шла быстро, придерживая правой рукой сумочку, висевшую на плече. Пальцы в белой перчатке теребили ремешок, выдавая волнение.– Эх, сумочку бы ее проверить, – пробормотал Лешка, прячась за спинами спешащих домой москвичей. Танька молча кусала губы и что-то старательно обдумывала.– Может, постовому сказать? А?– Ага! «Товарищ милиционер! Вон идет жена ответственного партийного работника, нам кажется, у нее в сумке золото и бриллианты. Давайте ее арестуем», – противным голосом проговорил Лешка.Так они следили за Лидией Васильевной до самого ЦУМа. И тут Таню осенило.Она обогнала в толпе свою кремлевскую соседку и неожиданно выросла перед ней возле входа в центральный универмаг. Танька сделала вид, что смотрит на проезжающие машины и не видит Лидию Васильевну. Однако Шумакова сама заметила соседку.– Таня, а ты как здесь оказалась? – изумилась она.– Лидия Васильевна!!!Серые Танькины глаза были полны неподдельного удивления. Настолько неподдельного, что Лешка от восхищения замотал головой.– Вот вы-то мне и нужны. Это просто счастье, что я вас встретила!!!Шумакова уже поняла, что совершила роковую ошибку.– У меня такое дело! Вы даже не представляете! – Танька схватила под руку соседку и затараторила ей прямо в ухо: – Один человек пригласил меня в ресторан… Ну, вы меня понимаете. Такое романтическое свидание предстоит, просто с ума сойти!Шумакова оглянулась по сторонам и попыталась высвободить руку.– Танечка, я очень спешу… Да и рано тебе по ресторанам ходить.– Надо же когда-то начинать… Теть Лид, да вы поймите: сви-да-ние! А у меня нет ни платья, ни туфель. Кошмар!!! Что выбрать? Как выбрать?– Ну а я тут при чем? – Шумакова начала раздражаться.– В том-то и дело, что «при чем»! Мне нужен женский совет.Лидия Васильевна замахала рукой.– Нет-нет-нет! В другой раз, я сейчас спешу.Но Танька вцепилась в соседку крепко-накрепко:– Теть Лид, вопрос жизни или смерти! Вы меня, как женщина, должны понять. Хотите, вот сейчас встану перед вами на колени посреди улицы?! Хотите?!Таня говорила так громко, что люди начали останавливаться и оборачиваться. И Шумакова сдалась.– Ладно, ладно! Только быстро…Они зашли в магазин. Лешка ринулся следом. Споткнувшись на грязных ступеньках о катки, по которым в магазин завозили тележки с товаром, Казарин забежал на первый этаж и сразу увидел Татьяну и Лидию Васильевну, входящих в отдел женской одежды. Протиснувшись сквозь очередь в кассу, он проскочил в соседнюю мужскую секцию и для виду начал разглядывать товар, благо никто не обращал на него внимания. Продавщицы в магазине по стойкой советской привычке игнорировали покупателей. Когда очередной гражданин направлялся к ним с вопросом, они перемещались на другой конец прилавка, не прерывая беседы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я