научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 В каталоге сайт Водолей ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Обошлось?! Я не ослышался?!! Ты что, идиот?! Лешка поднялся и, встав по стойке «смирно», ответил:– Товарищ Шапилин, я предупреждал, что не гожусь для этой работы. Хотя считал и считаю до сих пор, что мои действия были правильными. И вообще по-прежнему прошу отправить меня на фронт…– Тебя отправят! – оборвал его Петр Саввич. – Только не туда, куда ты думаешь!– Петр Саввич, а вы на моем месте как поступили бы? Шапилин вдруг успокоился и внимательно посмотрел на зятя.– Слушай, праведник, неужели ты не понимаешь, что ты наделал, сначала поставив под угрозу жизнь Светланы, а затем – скрыв сам факт драки? Мало того, ты еще и покрывал ее связь с этим щелкопером Каплером! Алексей опустил глаза и неожиданно заявил:– Он не щелкопер.– Что?!! – не понял Шапилин.– Алексей Яковлевич не щелкопер. С минуту Петр Саввич молчал.– Нет, Алексей, ты или большой хитрец, или… Сдай оружие и считай себя под домашним арестом. Надеюсь, я успею тебя законопатить в какую-нибудь фронтовую дыру, прежде чем до тебя доберутся.Такого поворота Алексей не ожидал. Странно, но он вдруг почувствовал облегчение.«Да гори оно все синим пламенем! – горько усмехнулся про себя Казарин. – Мне что, больше всех надо?»Он рывком открыл кобуру, положил на стол пистолет и сухо, по-военному, спросил:– Разрешите идти?Шапилин, не поднимая на зятя глаз, буркнул:– Проваливай. Сунешься куда-нибудь из дома – арестую! Когда Алексей был уже в дверях, генерал неожиданно крикнул:– Стой!Казарин обернулся. Петр Саввич стоял у окна и смотрел на улицу.– Так, говоришь, Свету нужно придержать? Лешка кивнул.– Ладно, поговорю с Власиком, – произнес Шапилин и примирительно добавил: – А ты проваливай и сиди тихо!Придя домой, Лешка медленно стянул гимнастерку и тщательно умылся. Затем он разжег примус, поставил чайник и сел за стол, на котором лежали начерченные накануне схемы. Казарин взял в руки карандаш и приготовился внести изменения, однако мыслительный процесс был прерван стуком в дверь. Алексей нехотя поднялся со стула и пошел открывать. На пороге стояла Вера.– Привет, можно войти?– Привет, что случилось? – Лешка пропустил Веру в комнату. Она прошла и остановилась у стола, на котором стоял единственный стакан с чаем.– Голодаешь? – грустно усмехнулась Вера. – А что ты хотел? Такова участь всех холостяков!Казарин нахмурился.– Вер, ты опять…– Ладно, ладно, – махнула рукой Чугунова. – Я по делу пришла. Мне позвонила Света Сталина, попросила помочь. Полчаса назад к ней зашел Власик и передал просьбу отца сегодня никуда из Кремля не уходить и не уезжать. Почему, она не поняла и сидит вся. в слезах. Попросила зайти, и вот…Вера показала Лешке какое-то письмо. Казарин нехотя взял конверт и, повертев его в руках, спросил:– Что это?Вера перестала улыбаться и заговорила шепотом:– Письмо к Каплеру. Умоляла меня обязательно сегодня передать. Дрожит аж вся, бедная… Говорит, ему угрожает какая-то опасность.Казарин на секунду задумался.– Значит, она уже вернулась из Зубалова. Ну вот и славно, – почему-то повеселел он.Вера недоуменно пробормотала:– Не знаю, как насчет поездки, но тебе придется пойти со мной.Казарин давно понял, зачем пришла Вера, но ему хотелось услышать все, о чем говорили подруги.– Это почему? – небрежно поинтересовался он. Вера зачем-то взяла в руки Лешкины схемы и сконфуженно произнесла:– Света просила, чтобы ты меня проводил. У них сегодня свидание на той квартире… Ну ты знаешь где…– Допустим, – холодно ответил Казарин. Чугунова помолчала и добавила:– И еще она сказала, что Каплер только тебе доверяет.– Это ты сама придумала? Вера вспыхнула:– Казарин, я в детские игры уже давно не играю. Она подошла к двери.– Так ты идешь?Лешка молча взял со спинки кровати портупею и, застегнувшись на все пуговицы, ответил:– Куда ж я денусь.Он еще хотел что-то добавить про «рыцарство» и «героизм», однако пустая кобура на боку заставила его снизить пафос.Каплер подошел к подъезду и уже взялся за ручку двери, когда за его спиной неожиданно раздался голос:– Товарищ Каплер!Писатель обернулся. Перед ним стоял человек в штатском.– Пройдите, пожалуйста, в машину.Из темноты вышли еще двое плечистых парней. Алексей Яковлевич оглядел всех троих:– Я с мужчинами на свидание не хожу.Дверца припаркованной у тротуара машины раскрылась.– Давайте без фокусов, гражданин писатель. Каплер усмехнулся:– Ну, тогда вы угощаете.Когда Кремль скрылся за поворотом, Вера взяла Алексея под руку. Он непроизвольно вздрогнул. Вера, как ни в чем не бывало спросила:– Алешка, Татьяна объявлялась?Казарин скрипнул зубами, но ничего не ответил и продолжал молча шагать по Солянке в сторону Ивановского монастыря.– Слушай, я не хотела тебе говорить, но Татьяна приезжала в Москву.– Я видел, – произнес Лешка, не сбавляя скорости и не поворачивая головы.– Ты?! Видел?! С ним?! – изумилась Вера. – И вот так спокойно об этом говоришь?Лешка вдруг остановился и посмотрел на бывшую одноклассницу: в его взгляде была невыносимая боль. Но уже через секунду он резко развернулся и быстрым шагом отправился дальше, так, что Вере пришлось догонять его бегом. Поравнялась с ним она лишь метров через десять и вновь взяла его под руку. Лешка не сопротивлялся.В подъезд дома возле Астаховского переулка они зашли, не проронив больше ни слова. Вера и Алексей поднялись на третий этаж и нажали кнопку звонка. Вокруг было темно, единственная в подъезде лампочка горела только на первом этаже.– Вам кого?Голос был незнакомый, и Алексей, на всякий случай, переспросил:– Алексей Яковлевич?Щелкнул згамок, и в это время сзади на голову Казарина обрушился удар. Если бы рукоятка пистолета попала Лешке в затылок, то он в лучшем случае потерял бы сознание.Но удар пришелся в плечо. Это Вера, успевшая заметить нападавшего, с визгом оттолкнула Казарина к стене.А в следующее мгновение распахнулась дверь, и перед Вериным лбом появилось дуло пистолета.– Светлана Иосифовна, стойте на месте и не дергайтесь, иначе я разнесу в щепки вашу красивую головку. -Это говорил тот самый «летчик», с которым Казарин уже имел несчастье столкнуться в ресторане. Другой наставил оружие на Казарина. И в этот момент Вера вдруг ойкнула, закатила глаза и стала оседать на пол.– Черт! – Один из диверсантов бросился к ней, а второй непроизвольно скосил глаза в сторону неподвижно лежащей девушки. Этого мгновения Алексею хватило, чтобы резко оттолкнувшись от стены, выбить пистолет у одного и со всего маху обрушиться на другого, одновременно выхватив кортик, торчащий у него из-за ремня. Диверсанта, располагавшегося ближе, он убил ударом под лопатку. Поднимающемуся второму резким броском метнул нож в горло. Рухнувшее тело придавило лежащую на полу Веру. Лешка бросился к ней и с удивлением обнаружил, что она в полном сознании, и даже в состоянии говорить.– Казарин, я всегда тебе говорила, что без меня ты – никуда.Лешка откинул тело диверсанта, поставил Веру на ноги и в истерике начал ощупывать ее с ног до головы.– Ты ранена, скажи, ранена?И хотя лицо Веры было очень бледным и выражало неподдельный испуг, она улыбнулась.– Казарин, ты мне что-нибудь так сломаешь. Успокойся, я в порядке, – произнесла она, после чего ноги се подкосились, и Вера вновь упала в обморок. Теперь по-настоящему…Лешка бросился откачивать Веру. А когда она пришла в себя, на нижнем этаже скрипнула дверь:– Прекратите хулиганить! Если вы не прекратите, я позову дворника! Ночь на дворе, а они погром устроили!Казарин прижался к стене. Неожиданно его взгляд упал на выпавшее портмоне с документами. Он быстро поднял его и открыл: на него смотрело улыбающееся лицо артистки Ладыниной. Лешка перевернул открытку. На другой стороне карандашом были выведен телефон: К-5-64-87. И какой-то дополнительный номер – 321.Голоса на лестнице смолкли. Казарин зашептал:– Стучись к соседям и вызывай милицию, а я бегом обратно в Кремль. Мне ведь Шапилин приказал сидеть под домашним арестом, а не размахивать ножом на тайных квартирах. Трибунала мне только не хватало. Завтра будем разбираться с этими ребятами!И, к ужасу Веры, он выдернул нож из горла диверсанта.– Это я заберу с собой.– А что я милиции-то скажу?!– Ври, что пришла и увидела вот этот кошмар. Когда Лешка убедился, что Вере открыли и согласились помочь, он опрометью кинулся на улицу.Куранты пробили десять раз. Стрелки часов на Спасской башне показали 22.00. А через пять минут ворота скрипнули и створки поползли внутрь. И в это же самое время стоявший у Лобного места Пушкарев вынул финку, всадил ее в спину Узурбаеву и быстро втащил труп внутрь бетонного кольца. Часовые у Спасских, пропускавшие машину, выезжающую из Кремля, ничего не заметили. Черный лимузин уже начал набирать скорость, когда доро1у ему преградила невесть откуда взявшаяся телега с дровами. Водитель Владимир Казарин вынужден был резко затормозить и круто взять вправо, в сторону собора Василия Блаженного. А когда автомобиль повернулся боком к Лобному месту, оттуда раздалась автоматная очередь. Тем, кто сидел в машине, повезло, ни одна пуля не попала в колеса, а Казарину хватило опыта и мастерства, чтобы не только не сбросить скорость, но, наоборот, резко ускорить движение. Помогло и то, что сидевший рядом с Казариным охранник в первое же мгновение опустил стекло и открыл ответный огонь. Мимо Лобного они проскочили за считанные секунды и, не останавливаясь, скрылись на улице Куйбышева. А на Красной площади разгорелся самый настоящий бой. Уже раненный в плечо, Пушкарев отстреливался отчаянно. Он видел, как уничтожили в первые мгновения боя его сообщника на телеге, но сдаваться не собирался. До тех пор, пока в сторону Лобного места не полетела граната, затем еще одна… Глава 22 Алексей выскочил на улицу, но не успел миновать и двух кварталов, как хлынул дождь. Чертыхнувшись, Казарин добежал до ближайшей телефонной будки и плотно закрыл за собой дверь. Капли дождя барабанили по крыше и стекали ручейками по стеклу, причудливо искажая дома, фонари и деревья на бульваре. Стряхнув воду с фуражки, он полез в карман за платком, но вместо него достал портмоне диверсанта с фотографией Ладыниной внутри. Повертев ее в руках, Казарин еще раз прочел надпись на обратной стороне, немного подумал, поднял трубку и набрал телефонный номер.На линии что-то щелкнуло, и трубка ответила мужским ГОЛОСОМ:– Гостиница «Националь». Я вас слушаю. Алексей в недоумении оторвал трубку от уха.– Алло! Я вас слушаю, говорите! – продолжало похрипывать в аппарате.Казарин облизнул пересохшие от волнения губы и произнес:– Соедините, пожалуйста, с номером… 321. Повисла небольшая пауза.– Там сейчас никто не живет, – сообщила трубка. Лешка все больше и больше начинал волноваться.Память упорно подбрасывала факты, но он все боялся признать очевидное. Хотя не сомневался, что отлично запомнил эти три цифры – «3», «2», «1». Именно в такой последовательности они были выбиты на двери номера в «Национале». Именно в нем жил человек, с которым предала его, Казарина, Танька и благодаря которому он не находил себе места вот уже несколько дней.– А когда товарищ Мартынов съехал? – наконец решился Лешка.– Вчера днем.Алексей повесил трубку и замер в оцепенении. И хотя в висках сильно стучало, мозг вдруг заработал на полную мощь: Таня с Мартыновым; Каплер со Светой; диверсанты; драка в ресторане; убийство в Лебяжьем; Шлыков; зашифрованные адреса; артистка Ладынина… То, что эта фотография играет роль кода, опознавательного знака, он уже давно понял, но при чем здесь Мартынов? При чем здесь Мартынов?! И тут до него дошло… А как только дошло, у Алексея подкосились ноги. Танька! Обиды и подозрения мгновенно отошли на второй план. Его любимая Таня снова вляпалась в историю, но на этот раз все может оказаться не таким безобидным. Сам факт ее постоянного присутствия рядом с этим человеком ничего хорошего не сулил…Казарин посмотрел на часы. Бежать в Кремль было бессмысленно – время утекало сквозь пальцы. Да и риск очень большой: не дай бог, его уже хватились, и тогда полноценного ареста не избежать. Иди потом всем объясняй! Размышлял Казарин недолго. Он выскочил из будки и бросился к припаркованному на противоположной стороне улицы автомобилю. Дверца была заперта. Алексей снял фуражку, приложил ее к заднему стеклу и ударил со всей силы локтем. Стекло осыпалось в салон. Казарин открыл дверь и сел за руль. Нащупав пучок проводов под приборным щитком, он принялся заводить машину…Машина долго неслась по ночному шоссе, затем, почти не сбавляя скорости, свернула на боковую дорогу и притормозила лишь когда впереди замаячил патруль. Казарин остановился и открыл окошко. Начальник патруля отдал честь:– Предъявите документы.Алексей сунул в окошко удостоверение:– Капитан, только давай быстрее, – нетерпеливо крикнул Казарин. – Я очень тороплюсь…Начальник патруля неспешно осмотрел документы:– Не дергайся. Переезд все равно закрыт – бомбежка вчера была. Ни проехать – ни пройти. Давай в объезд.Казарин ударил кулаком по рулю и попытался стронуться с места:– Пропусти, как-нибудь объеду. Офицер только ухмыльнулся:– Не, не выйдет. Если бы у тебя был танк – то да. А на легковушке – не получится. Там целый состав кишки разбросал.Алексей чуть не зарычал:– Черт, а что же делать-то?!– Теперь только в объезд, через «Удельное».– А это далеко?– Не-е, километров пять…Казарин нажал на газ и свернул на грунтовую дорогу…Уже светало, когда машина подкатила к высокому бетонному забору. Из КПП вышел заспанный сержант. Алексей представился и вновь показал свое удостоверение. Дежурный тут же перестал зевать:– Надо доложить, – неуверенно сказал он. Алексей подмигнул караульному:– Не надо. Я не по службе. Хочу прибыть сюрпризом.Сержант кивнул и исчез в караульном помещении. Через минуту оттуда вышел капитан, который на ходу козырнул Лешке и тут же расплылся в улыбке:– Алексей, да ты ли это?!Казарин внимательно пригляделся к улыбчивому капитану.– Не узнает, чертяка, – затараторил тот. – Ну, точно не узнает! А так?Офицер снял фуражку и изобразил испанского летчика.– Субботин? Колька! – Воскликнул Алексей и выскочил из машины.Друзья обнялись и пошли в штаб.С Колей Субботиным Казарин проучился три года в качинском летном училище, которое все выпускники между собой называли просто – «Кача». Коля был из одной с Василием эскадрильи, и поэтому Казарин не удивился, увидев его здесь, в полку. Глядя на довольную физиономию однокашника, Алексей ощутил острую тоску: ребята продолжали летать, становились боевыми офицерами, а он ходил по земле и, что хуже всего, отсиживался в тылу.– А я думаю, что это за «особист Казарин» к нам пожаловал? Неужели тот самый?! Как ты? Где?Алексей грустно усмехнулся.– Так у меня все в документах написано. Ни прибавить, ни убавить.Субботин шутливо погрозил Лешке пальцем:– Темнишь, брат! Ну да ладно… Погоди, ты ж наверняка к Ваське? Угадал? По глазам вижу – угадал.– Угадал. Как мне его повидать?– А никак! Уехал он. Алексей нахмурился.– Да не боись, на рыбалку они все укатили. Всем штабным гуртом. Но к вечеру вернутся. Сам понимаешь – девчонки… туда-сюда!Друзья зашли в приемную штаба. Субботин широко развел руками:– Но ты не думай, что мы тут расслабляемся. Это ж пока переформирование. У нас знаешь какая часть? Героическая! Вот скажи, у какой части есть личный журналист? А у нас – есть. Ух, какая красотка! Кстати…Субботин поправил фуражку.– Не твоя ли родственница?– Однофамилица, – мрачно ответил Алексей. Субботин понимающе кивнул, достал бутылку спирта, два стакана и деловито начал разливать.– Это кабинет Василия, – указал он на тяжелую дверь, – напротив – начштаба Мартынова…Но Казарин прикрыл ладонью стакан.– Ты не обижайся, Коль, но я не буду. Так что ты про журналистку говорил?– Про журналистку? А-а-а! Хорошая журналистка. Она вроде как с Василием в одной школе училась. Ураганная баба. В нее Мартынов втрескался. Даже ее фотку на столе держит. А она его динамит. Весь полк ржет.Алексей недоверчиво переспросил:– Динамит, говоришь?– Динамит! Очень серьезная дамочка. Познакомлю. Вот только с рыбалки вернется. Они все только что на рыбалку уехали. Целый ящик снарядов взяли, чтобы рыбу глушить. Впрочем, я тебе это уже рассказывал. Постой, постой… А ведь ты тоже с Васей в одном классе учился, да и фамилия…Казарин не успел ответить – в кабинете Сталина зазвонил прямой телефон, и Субботин опрометью бросился к аппарату. Алексей остался один. Он постоял немного в задумчивости и резко открыл дверь мартыновского кабинета. Со стола на него смотрела фотография Тани. Алексей схватил фото, вырвал его из рамки и обомлел. Под фотографией жены лежала другая – актрисы Ладыниной – та самая.И тут страшная мысль промелькнула в Лешкиной голове. Он бросился обратно в приемную и столкнулся нос к носу с Субботиным. Алексей схватил его за грудки:– Что ты говорил про рыбалку? Про снаряды?– Да ничего, рыбу глушить будут. Начштаба Мартынов распорядился.– Мартынов?!! Где эта рыбалка?! Говори…Пикник был в полном разгаре. Солдаты уже поставили стол и разожгли костер, рядом играл патефон. Таня с двумя подругами резала овощи и наблюдала за мужчинами, что-то затевавшими на берегу реки.– Мартынов обещал рыбалку. А что-то я ни удочек, ни сетей не наблюдаю.Девушки переглянулись и рассмеялись над Таниной наивностью:– Когда это они с удочками на рыбалку ходили? Вот погоди, сейчас такой фейерверк начнется – рыба с неба падать будет.На Танькином лице отразилась тревога. Она отложила нож и направилась к берегу.Мартынов вскрыл топориком ящик, извлек из него снаряд, повернул взрыватель и зашвырнул далеко вперед. Снаряд плюхнулся в воду, но ничего не произошло.– И чего? – скептически спросил Сталин, наблюдающий за действиями Мартынова.– Надо сократить время, – вздохнул Мартынов. – Взрыватель не успевает. Поставим на двадцать секунд – тогда сработает.Сталин усмехнулся:– Ерунда это все. Надо было не выдумывать, а брать, как обычно, динамит.– Василий Иосифович, это не прогрессивный метод, динамитом рыбу глушили еще при Кутузове. Кто-то же должен двигать нашу армию вперед.Мартынов вынул новый снаряд и начал крутить взрыватель…Алексей проскочил проселочную дорогу и свернул в лес. Теперь машину кидало из стороны в сторону. Грязь в колее кое-где доходила до бампера. Казарин проехал метров сто и забуксовал, при этом машина прочно села на брюхо. Лешка выскочил, хлопнул дверью и злобно выругался:– Вот сволочь!…Очередной снаряд вновь плюхнулся в воду, и вновь безрезультатно.– Надо еще сократить время взрыва, – заявил Мартынов.Вася махнул рукой.– Ерунда все это! Пойду пока выпью.Сталин вернулся к веселой компании у костра, а Мартынов с очередным снарядом вновь шагнул к воде. Быстро осмотревшись, он начал крутить таймер взрывателя. За-тикал счетчик, отсчитывая роковые секунды: 10, 9, 8, 7, 6…А затем Мартынов сделал то, к чему долге; готовился: он резко развернулся и замахнулся в сторону костра, у которого Сталин произносил очередной тост за победу.Однако осуществить задуманное он не успел. Хрупкая женская фигура бросилась на него сзади и сбила с ног, снаряд выпал из рук и покатился по земле.– Ло-жи-сь! – успела крикнуть Танька, увлекая за собой Мартынова под откос к реке. Как только вода накрыла их с головой, на берегу раздался оглушительный взрыв, и комья земли взметнулись в небо.Оказавшись в воде, Таня почувствовала, как руки Мартынова сдавили ей горло. Она пыталась вынырнуть, чтобы набрать в легкие воздуха, но все зря. И вдруг, когда сознание уже стало покидать ее, мертвая хватка на шее ослабла. Мартынов почему-то качнулся вперед и упал рядом. Она вынырнула, судорожно хватая губами воздух, и сквозь стекающую по лицу воду увидела склонившегося над собой Алексея. Казарин поднял ее на руки, аккуратно перенес на берет и положил на траву. То ли слезы, то ли вода стояли в его глазах. Сквозь влажную пелену он заметил, что у Тани от пережитого начинает мутнеть в глазах. Он затряс ее за плечи, причитая:– Ну что же это такое… Ну что же это такое…Как ни странно, это помогло: Татьяна постепенно пришла в себя.– Лешка, я в порядке… Ребята!…Казарин оглянулся, в отчаянии махнул рукой и побежал к костру, где лежали оглушенные рыбаки… Глава 23 Допрос проходил в штабе полка. Посреди комнаты в еще мокрой гимнастерке, со связанными руками сидел Мартынов. Напротив за столом восседал Алексей. Еще пара офицеров разместилась вдоль стен. У двери стоял сержант с автоматом наперевес, а Таня в мокром платье и с большой ссадиной на лбу пристроилась в уголке на диване. Василий с перебинтованными наскоро головой и ногой ходил по комнате из угла в угол. Он был мрачнее тучи, и никто из присутствующих не решался нарушить тишину. Неожиданно Василий остановился и обратился к Казарину:– Кстати, познакомься: Сергей Мартынов, начальник моего штаба.– Наслышан, – хмуро ответил Алексей. Мартынов с напускной веселостью встрял в разговор:– Вась…Но Сталин неожиданно схватил его за грудки и затряс что есть силы.– Что же ты, сволочь, натворил?! Затем выхватил пистолет:– Убью!!! Прямо здесь!Тревога промелькнула в глазах Мартынова, и он быстро-быстро заговорил:– Я не виноват! Это случайность!… Она как бешеная бросилась на меня, я и выронил.Сам еле сдерживаясь, Казарин сделал шаг и встал между Сталиным и Мартыновым.– Успокойся, Вась, успеешь еще. – После подошел вплотную к Мартынову: – Случайность, говорите?– Бе-зу-слов-но.Алексей украдкой взглянул на жену.– И вы ни в чем не виноваты?– И я ни в чем не виноват, кроме одного… – В голосе Мартынова появилась ирония. Он, похоже, очень быстро понял, в каком ключе следует далее вести разговор. – Товарищ Казарин, я понимаю, что произошел вопиющий случай. Но повторяю: я собирался кинуть снаряд в реку. Вам, конечно, удобней поверить своей жене… – При этих словах он фальшиво потупился. – К тому же у вас есть все основания ненавидеть меня в связи с возникшими между нами личными обстоятельствами…Танька вспыхнула как спичка и, вскочив с дивана, закричала:– Ах ты тварь! Какие еще обстоятельства?! Алексей строго кашлянул:– Сядь…те, пожалуйста, Казарина. Но она завелась не на шутку.– Сядь, Танюха. – Василий с трудом усадил подругу. Алексей встал и, подойдя к Мартынову, бросил перед ним на стол фотографию Ладыниной.– Это вам просил передать Осепчук.Затем он вытащил из кармана еще две точно таких же карточки.– А эти – два летчика…После этого Алексей достал еще несколько:– Эту – убитая женщина из Лебяжьего переулка. А вот эта находилась в вашем кабинете и стояла на рабочем столе под фотографией… – Казарин покосился в сторону Тани. – Под другой фотографией.Сталин, недоуменно наблюдавший за этой сценой, начал терять терпение:– И что это значит?– Что это значит? – переспросил Казарин. – А значит это то, что все члены диверсионной группы почему-то, ну совершенно случайно, таскали с собой фотографию Ладыниной. Имелась она и у товарища Мартынова. Тоже совершенно случайно!– Чушь, – Мартынов, нагло прищурившись, смотрел на Казарина. – Полнейшая. Чистое совпадение.Алексей спокойно собрал фотографии и передал Сталину, тот, ничего не понимая, стал вертеть их в руках, рассматривая со всех сторон. Собравшиеся следили за каждым жестом Казарина.– Ну конечно чушь, – спокойно произнес он. – Как и то, что целью этой группы было похищение или устранение детей Сталина, что у них явно был источник в Кремле, что они знали основные маршруты, знали о романе Светы с Каплером…Все замерли в оцепенении, но Мартынов, явно не собираясь сдаваться, фыркнул:– Товарищ капитан, а я-то здесь при чем? Вы в своем уме?!И тут Лешка пошел ва-банк. О том, что это блеф, знал только он.– А при том! Записка, найденная в кармане убитого Шлыкова, та самая, с буквами и цифрами, написана вашей, Мартынов, рукой. Экспертиза это уже установила.Василий замотал головой. Он явно не успевал за ходом казаринской мысли.– Это что, Сережа, правда?– Чушь собачья! Чушь. Вася, ты кому веришь? Особистам? Ты мне верь – товарищу, другу своему…Таня опять не выдержала:– О дружбе заговорил? А полковника Клещева ты тоже по дружбе убил?– Я?! – Мартынов не ожидал такого поворота. Он поперхнулся, закашлялся и вдруг выпалил: – Я не виноват. У него же шасси отвалилось…Все замолчали, а Алексей взял табурет, сел напротив и усмехнулся:– А откуда ты знаешь про шасси? В отчете-то про шасси ничего нет.Мартынов понял, что выдал себя.– Ладно! Все скажу, – опустив голову, пробормотал он. Немного помолчал, собираясь с мыслями, и вдруг попросил: – Дайте воды.Казарин сделал знак солдату возле дверей. Тот подошел к ведру, стоящему на подставке справа от входа, набрал полную кружку и поднес к губам арестованного. Пока Мартынов жадно пил, проливая воду на грудь, Татьяна попыталась встретиться взглядом с Казариным, но он почему-то отвел глаза.Наконец Мартынов напился, глубоко вздохнул и заговорил:– Незадолго до войны я вместе с отцом, который летал на завод Мессершмитта, оказался в Германии, – начал он свой рассказ. – Как и все наши, был в шоке от магазинов. А потом… – Мартынов на секунду задумался и продолжил: – Потом погорел на ерунде. Вспомнить противно. Я всю жизнь собирал открытки кинозвезд, вот и взял одну со стойки у киоска. Тайком. А проходившая мимо старая немка, сука, увидела и подняла такой крик, что полицейские прибежали как ошпаренные.При этих словах Васька почему-то презрительно хмыкнул.– Ну а в полиции церемониться не стали. Быстро позвонили куда следует, и через полчаса со мной уже говорили другие люди.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я