научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 В каталоге сайт https://Wodolei.ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— В каком смысле?Валтер помахал бумагами, которые держал в руке:— Я о расходах...— Совершено ограбление, — сказал Лозини. — Как обычно, подавай жалобу. И дай немного тому типу из гаража, чтобы его подбодрить!— Ясно, — сказал Валтер, кивнув. Калезиан встал.— Предупреди меня, Ал, если захочешь изменить программу. В настоящее время мы бросили всех на розыски Паркера.— Я позвоню тебе, — ответил Лозини. Посетители вышли из кабинета, попрощавшись с Лозини, он коротко кивнул головой.Когда за ними закрылась дверь, и Лозини остался один, он долго неподвижно стоял у окна, смотрел на залитый солнцем город, и с отвращением думал о том, что необходимо позвонить. Делая то, что посоветовал ему этот подонок, он как бы объявлял себя заранее побежденным... И вместе с тем это была единственная возможность прояснить обстановку, единственно разумное решение на данном этапе.«Проклятие! После всего!» — подумал он... И снял телефонную трубку.Но ему понадобилось целых двадцать минут, чтобы выяснить, где, в каком городе находится Валтер Карн в настоящий момент.Наконец, узнал: в Лас-Вегасе! Потребовалось еще полчаса, чтобы соединили с этим Карном... на поле для гольфа. И вот уверенный твердый голос на другом конце провода произнес:— Лозини?— Валтер Карн?— Он самый! Вы хотели со мной поговорить?— Мне необходимо получить у вас сведения кое о ком.После короткого колебания Карн отозвался снова:— О ком-то, о ком я смогу говорить, надеюсь?— Он сам мне сказал позвонить вам, чтобы вы рассказали о нем.— Вот как! И как его зовут?— Паркер, так он назвался.— Паркер? — в голосе Карна звучало удивление, а не антипатия. — Речь идет не о моих ребятах?— Нет, вовсе нет.— Кажется, вы не особенно жалуете этого Паркера?— Я хотел бы увидеть его в гробу!— А что он сделал?— Он утверждает, что я должен ему деньги.— А вы ему должны?— Да нет же! — этот разговор привел Лозини в скверное настроение, у него создалось впечатление, что Карн насмехается над ним. — Но что это меняет? Так кто же он, этот парень?— Вы помните Бронсона из Буффало? Несколько лет назад?— Вы заняли его место, — ответил Лозини, слишком недовольный, чтобы разводить дипломатию.— Все это верно, но не я вынуждал его к отставке!Тут Лозини вспомнил, что Бронсона кокнули в собственном доме...— Это был Паркер? Вы хотите сказать, что он...— Вот что произошло, — продолжал Карн. — Он утверждал, что наша группа должна ему деньги. Сорок тысяч, если быть точным! Ситуация была туманной, и Бронсон решил действовать... Но Паркер устроил ему веселую жизнь!..— Это же он стал делать и здесь, — признался Лозини.— Короче, Бронсон начал действовать и послал парней, чтобы... Но в этот момент Паркер уже решил, что в его интересах обратиться к заместителю Бронсона.— То есть к вам!— Я не был замешан в этом деле, но, признаюсь, меня устраивал такой поворот. Самого Паркера я увидел лишь года два спустя, когда он здорово помог мне. У нас было дело на море, около Техаса. Вы никогда не слышали об этой истории?— Нет. А что там было?— Порасспросите окружающих! — посоветовал Карн. — Возможно, у вас у городе найдется кто-нибудь, знающий это дело. Попросите рассказать, что произошло на Кокаине.Лозини нахмурился.— На Кокаине?Название ему ничего не говорило.— Это остров. Но если вы позвонили мне только затем, чтобы осведомиться насчет Паркера, то я советую вам заплатить!— Но у меня нет его денег! — запротестовал Лозини. — Он только воображает, что это я взял их. Он ошибается, это кто-то другой!— Но он считает, что это вы виноваты?— Но я ни в чем не виноват!— Желаю удачи!.. — проговорил Карн холодным ироничным тоном и тут же повесил трубку.Рассерженный, чувствуя себя обманутым, Лозини резко бросил трубку и злобно осмотрелся.— Я не дам себя одурачить, — громко воскликнул он.Бешенство наполнило его до краев... Глава 11 Днем, в половине третьего, Паркер позвонил Лозини. Но опоздал минут на двадцать, звонок его уже не застал.— Но я знаю, что он хотел поговорить с вами, — ответил мужской голос. — Мы ждем его. А где вас найти? Вопрос был настолько глуп, что и не стоил ответа.— Я позвоню ему через двадцать минут, — сказал Паркер и повесил трубку.Позже он позвонил уже из другой телефонной будки. Тот же голос ответил:— О, да, Лозини приехал. Не вешайте трубку, прошу вас.— Шестьдесят секунд, не дольше, — сказал Паркер. Два года назад мошенники и городская полиция были в таких отношениях, что работали бок о бок, чтобы захватить его в парке аттракционов. Может быть, и теперь Лозини в таких отношениях с фликами, чтобы с их помощью определить, откуда он звонит.— Даже меньше, — заверил голос.Ожидая, Паркер бросал вокруг себя быстрые, внимательные взгляды.Невдалеке Грофилд сидел за рулем бронированной «импалы», которую нанял сегодня утром, расплатившись в отеле.После вызванного ими шума благоразумнее было не оставаться долго на одном месте.Кредитная карточка, которой они воспользовались, чтобы нанять машину, была действительна, по меньшей мере, еще неделю, и теперь у них была мобильная база для операций. Позже, днем, если будет необходимость, они смогут найти другое убежище для ночлега.— Паркер?Паркер сразу же узнал важный голос Лозини.— Я по-прежнему хочу получить свои деньги! — сказал Паркер твердо.— Я звонил Карну.— Отлично! Он посоветовал вам рассчитаться со мной?— Да, действительно. Но мне хочется встретиться с вами, Паркер.— Никаких встреч! Только бабки! Семьдесят три тысячи!— У меня есть кое-какие проблемы.— Вам нужно время, чтобы собрать их?— Вы мне нужны, Паркер! Я не собираюсь нападать на вас, ей-богу!— Нам не о чем говорить!— Нет, есть! И я не могу сделать это по телефону. Мы и так слишком долго разговариваем.— Ничего интересного вы мне сказать не можете. Итак, бабки! Вы даете мне их или нет?— Если вы ничего не хотите узнать, черт вас возьми, то я тоже не хочу! Я ведь не сказал «нет», я только сказал, что хочу с вами встретиться. В этом деле есть кое-какие детали, о которых вы не знаете.Паркер нахмурился. Был ли это ультиматум? Или Лозини заплатит сегодня, или он проделает это позже, после одной-двух операций с ограблением?— Паркер? Немного терпения, Боже мой! Голос Лозини изменился. Он казался более старым, слабым. Этот новый тон, эта слабость в голосе заставили Паркера мгновенно изменить намерения. Может быть, в самом деле, было что-то неизвестное ему?— Я должен это обдумать, — сказал Паркер. — Я позвоню вам еще. Глава 12 О’Хара увидел немного дальше, справа закусочную и кивнул в ее сторону:— Дернем по чашечке кофе, — предложил он.— Хорошая мысль, — ответил его коллега, Марти Дин. — Я просто подыхаю...Они оба подыхали... Три часа дня! Они торчали на службе уже двенадцать часов, катаясь в патрульной машине. Они взмокли от жары в своей униформе, как крысы, их пистолеты становились все тяжелее...К тому же у О’Хара было прескверное настроение. Вся эта история была связана с шумом в парке аттракционов двухгодичной давности, о чем О’Хара очень бы хотел забыть навсегда! Он знал, что один из вчерашних грабителей был, безусловно, тот подонок, который наделал два года назад много шума в парке аттракционов, и он все бы отдал, чтобы тот попался ему в руки! Он уже предвкушал свою месть! Ему так это было нужно! Он должен был взять реванш... или сдохнуть!Возле закусочной О’Хара затормозил, чтобы въехать на стоянку, и едва проскользнул между серым фургончиком и красной «тойотой». Выключив мотор, оба вышли из машины. Марти Дин сладко потянулся.— Боже мой, как хорошо стоять на ногах, а не торчать в машине часами, — сказал он.— Еще бы! — согласился О’Хара.Он пытался побороть свое дурное настроение, не мог же он объяснить Дину, как два года назад паршивый бандит заставил его снять униформу, связал его, а потом напялил на себя одежду полицейского, чтобы спокойно удрать... И что вместо своей доли в восемнадцать тысяч долларов, которые он рассчитывал получить после охоты на человека в этом дурацком парке, он получил... сколько? Лишь две тысячи!.. Деньги эти давно растаяли, но унижение жило в душе.О’Хара и Дин вошли в кафе-ресторан, нашли два места у стойки. Оба заказали кофе и пирог.— Я сейчас вернусь, — сказал О’Хара и направился в туалет.Он стоял около умывальника, когда справа от него открылась дверь. Он невольно обернулся и замер, на его лице отразилось недоумение.— Вот как, салют! — сказал он.— Салют, О’Хара, — ответил ему парень с улыбкой, направил свой автоматический пистолет на полицейского, и нажал на спуск... Глава 13 Лозини, сидя на заднем сиденьи черного «олдсмобила», внимательно слушал сидевшего за баранкой Фрэнка Фарана, который, рассказывал ему историю «острова-казино» у берегов Техаса.Лозини не удивился, узнав, что Фаран знал историю, происшедшую на Кокайн-Айленде. Фаран был человек общительный, любивший выпить, частый посетитель баров. А такие люди всегда слышат много всевозможных историй. Тем более, что за последние годы Фаран несколько раз ездил в Лас-Вегас, и в одну из поездок ему и рассказали о Кокаине, об этом нашумевшем в Техасе происшествии.Теперь Фаран выглядел несколько лучше, чем утром. Голос его звучал тверже и уверенней, видимо, ему удалось немного поспать, и недавно пережитое начало притупляться.— По словам некоего Уэнси, — говорил он, — у берегов Техаса в Мексиканском заливе есть небольшой остров. Некто Барон сумел сторговаться с Кубой и купил остров, построив затем на нем казино. Понимаете, получилось ничего, нечто вроде плавающего казино, расположенного к тому же за пределами территориальных вод.— М-м-м, — промычал Лозини, с нетерпением ожидая главного.— Весь вопрос был в том, — продолжал Фаран, — что Барон не хотел ни с кем делиться! Он не хотел входить в синдикат, понимаете?Лозини очень хорошо это понимал: Барон, как и он сам, вел все свои дела, но Лозини имел связи с национальной федерацией, и у него были обязанности по отношению к ней. Барон же, видимо, хотел оставаться независимым.— И что же они ему сделали? — спросил Лозини.— Они пытались сговориться с ним. Уэнси говорил, они спорили и вели переговоры почти шесть лет, но Барон никак не хотел отступать и сдаваться.— Шесть лет! — воскликнул Лозини.— Он никогда не покидал своего острова. Сам остров охранялся тридцатью хорошо вооруженными молодцами, и попасть туда можно было только с одной стороны. Короче, положить на него лапу было просто невозможно. Барон презирал всех и вся.— И это целых шесть лет! — удивленно повторил Лозини.— И все это время Барон здорово загребал бабки! — продолжал рассказывать Фаран. — Все богачи Галвестона и даже Нью-Орлеана, парни с собственными яхтами, парни, которые имели привычку в пух и прах тратить свое состояние в «коробках» синдиката, теперь стали ездить к нему на остров.Лозини кивнул головой.— Очень хорошо! Все понятно. А что сделал Паркер?— Это был их специалист, приглашенный со стороны. Один из руководителей синдиката связался с ним и попросил тряхнуть казино. Тогда Паркер привлек к этому делу своих друзей, они обследовали местность и согласились помочь. Они напали на этот неприступный остров! Они пришли, подожгли казино, убили Барона, забрали деньги и... ушли!Лозини сгорбился. История эта ему совсем не нравилась...— Сколько человек было в шайке Паркера?— Их было трое.Лозини ни о чем больше не спрашивал. Нахмурившись, смотрел он за окно, ничего не видя. Не спросил даже, узнает ли Фрэнк Паркера.— Вот они! — вдруг резко воскликнул Фаран. — Один из них во всяком случае!Собравшись с силами, Лозини внимательно посмотрел на машину, ехавшую рядом. Это была бронированная «импала». Человек за рулем был темноволосый, лет тридцати и слишком красивый, на взгляд Лозини. Больше в машине никого не было. Он сделал знак Фарану следовать за «импалой».— Это не Паркер, — сказал Лозини.— Да, это другой, — ответил Фаран. — Это он развлекал тогда Анги, — с горечью в голосе добавил он.«Импала» устремилась вперед, и Фаран был вынужден прибавить газ, чтобы не отстать от нее. Лозини отметил, что они уже выехали за город. У края дороги промелькнула закусочная-бар или станция обслуживания, а дальше шли пустыри, кое-где росли деревья.По соглашению, заключенному между Лозини и Паркером, каждого из них на эту встречу мог сопровождать только один человек. Лозини выбрал Фарана, с которым Паркер уже был знаком.Лозини с Фараном должны были ехать вдоль Вестерн-авеню до тех пор, пока Паркер не посчитает, что может, не опасаясь засады, побеседовать с ними. Теперь Паркер ехал впереди них на место свидания, и Лозини решил, что тоже ничем не рискует.«Импала» свернула с большой дороги к деревенскому тракту. Проехав по нему сотню-другую метров, машина опять повернула. Они проехали до узкого асфальтированного шоссе, которое, пересекая возделанные поля, углублялось в лес.— Я знаю эту дорогу, — сказал Фаран, кивнув вправо. — Там есть небольшой ручей, в котором я купался еще в детстве.Иногда «импала» уходила немного вперед, потом притормаживала. Наконец зажглись огни стоп-сигнала, и машина остановилась.Лозини опустил руки на колени и сжал кулаки.«Импала» остановилась, и Фаран, подъехав к ней, пристроился сзади. В этом месте по обе стороны дороги расстилались поля, и было прекрасно видно далеко во круг. Лучшее место для встречи трудно было выбрать. Но где же Паркер?Двери «импалы» распахнулись, водитель вышел и направился к ним с приветливой улыбкой на губах. Подойдя, он открыл правую дверцу и скользнул на сиденье рядом с Фараном.— Здравствуйте, — бросил на него холодный взгляд и коротко кивнул головой.Затем парень повернулся к Лозини:— Паркер в машине, идите и говорите с ним! Я же здесь с удовольствием побеседую с мистером Фараном.— Я считал, что вы в машине один, — не скрывая удивления, проговорил Лозини.Парень по-прежнему дружелюбно улыбнулся.— Это была идея Паркера — спрятаться там, чтобы убедиться, нет ли у вас других намерений.— Никаких других намерений у меня нет, — сказал Лозини.Открыв дверцу, он вышел и, захлопывая ее, услышал, как парень представился:— Меня зовут Алан Грин.Лозини медленно направился к «импале». Теперь он различал силуэт мужчины, сидящего сзади. Мотор «импалы» работал, а стекла подняты: в салоне был включен кондиционер. Тишину нарушало лишь урчание обоих моторов.Лозини остановился возле «импалы» и, положив руку на дверцу, оглянулся вокруг. Никого, нигде ни души. Лозини отметил, что в его машине Грин дружески беседует с Фараном... Слишком уж быстро... Дружеский стиль обхождения Грина не мог не понравиться Фарану, но все же Лозини был удивлен, что обида так скоро была забыта.Лозини открыл дверцу, нагнулся, влез на заднее сиденье и закрыл за собой дверцу.Паркер сидел с другого края сиденья, прислонясь плечом к стеклу, вполоборота к Лозини и молча смотрел на него. Лицо его ничего не выражало.— Салют, Паркер! — сказал Лозини.Он подумал, что у Паркера не такая уж страшная, угрожающая внешность, как он представлял себе. Он выглядел обыкновенно, как все люди. Возможно, немного более жесткий, более холодный. Но это был не робот с ледяными глазами, которого помнил Лозини.Паркер ответил на приветствие кивком.— Вы хотели со мной поговорить? — сказал он.— У меня проблема, — ответил Лозини, энергично жестикулируя. — Мне не хочется неприятностей, но я не знаю, как их избежать. Вот почему я и хотел с вами объясниться.— Валяйте!Лозини посмотрел на дорогу.— Я звонил Карну, и он рассказал мне всю историю с Бронсоном. Знаю я и о Кокаине. Он сказал, что если я вам должен деньги, то лучше будет заплатить.— Точно!Теперь Лозини повернулся к Паркеру, чтобы видеть его глаза. Ему хотелось, чтобы тот поверил, что он говорит правду, что он и не пытается его обмануть.— Мне очень неприятно, — сказал Лозини, — но денег у меня нет!Паркер пожал плечами, всем своим видом показывая, что его это не касается.— Вам нужно время? — спросил он.— Дело в том, и я приехал, чтобы сказать вам, что ваших денег у меня никогда не было! Тогда, в парке аттракционов я не нашел их.— Их нет в том месте, где я спрятал.— Это не я их взял, — настаивал Лозини. — Я никогда не видел ваших денег.— Значит, ваши парни наложили на них лапы!— Я так не думаю, — Лозини пожал плечами и покачал головой. — Это в принципе возможно, но я не думаю, чтобы они стали так рисковать. Это сделал кто-то посторонний.— Никто другой не мог их захватить, — настаивал Паркер. — То место, куда я их спрятал, не посещает ни один служащий парка, и тем более никто случайно не мог попасть туда. Если деньги исчезли, это значит, что кто-то их искал специально и нашел. И это никто иной, как из вашего окружения!— Я не могу утверждать, что это совершенно невозможно, — согласился Лозини. — Один из моих парней мог меня надуть. Но я снова повторяю: я не получал эти деньги. У меня их никогда не было.Лозини нагнулся к Паркеру, протянув руку, как бы желал коснуться его колена.— Послушайте, Паркер, я хочу быть искренним с вами! Может быть, лет десять назад я, безусловно, не сделал бы вам такой подарок. Я приказал бы моим ребятам прочесать улицы, чтобы захватить вас и убрать, даже не задумываясь о времени, которое на это потребовалось. Но это было бы десять лет назад, в то время и ситуация была иной.Паркер ждал продолжения, по-прежнему с непроницаемым лицом наблюдая за Лозини.— Но сейчас, — продолжал Лозини, — я не могу так действовать. В секторе все спокойно, и я даже не готов для такого рода действий. У меня нет достаточно квалифицированных парней. Большинство тех, что сейчас работают на меня, — служащие контор. Да и в данный момент у нас в разгаре предвыборная кампания.— Я видел афиши.— Конкуренция сильная, — продолжал Лозини. — У моего кандидата могут быть неприятности. Выборы пройдут во вторник, и если на улицах перед самыми выборами!.. Это не самый лучший момент для меня. Мои позиции и так неустойчивы, а вы можете их вообще подорвать. Это одна из причин, почему я хочу избежать войны с вами. А потом — из-за того, что сказал мне Карн. Короче, я хочу сговориться с вами, найти компромиссный вариант.— Я оставил здесь семьдесят три тысячи долларов! — твердо сказал Паркер. — Половина принадлежит моему компаньону. — Он жестом указал на Грина, сидевшего в другой машине. — Ни я, ни он не согласимся ни на десять из ста, ни на дружеское рукопожатие, ни на какой-то там компромисс! Мы только хотим получить свои деньги! Сумму полностью, все, что мы захватили из той бронированной машины.— Очень хорошо! Я проведу расследование. Может быть, один из моих парней...— Безусловно!— Хорошо, согласен! Я займусь этим и буду держать вас в курсе.Паркер согласно кивнул.— Сколько времени?— Дайте мне неделю.Паркер недовольно поморщился.— Я позвоню вам завтра, в семь вечера, — твердо сказал он.— Я не могу вам гарантировать, что за такое короткое время получу какой-то положительный ответ. Паркер пожал плечами и отвернулся.— Вы должны быть немного решительней, знаете ли, — сказал он.Лозини понял, что разговор окончен. Он рассчитывал на больший успех.Паркер ждал, вновь повернувшись к нему.— Все, что я хочу, это избежать конфликтов, — продолжал Лозини. — Так как самый простой способ, чтобы избежать их, это сотрудничать с вами, то я готов к такому сотрудничеству! Если же вы будете слишком нажимать на меня, мне в таком случае будет проще принять ответные меры. Что я и сделаю.Паркер размышлял несколько секунд.— Понимаю, — сказал он. — Я позвоню вам в семь часов. Глава 14 Из телефонной будки на углу улицы Паркер позвонил Клер. Обычно она жила в их доме на берегу озера, на севере Нью-Джерси, но во время летнего наплыва туристов, в июле и августе снимала номер в одном из отелей Флориды.Сейчас она была в номере. Когда в трубке послышалось ее «Алло!», Паркер просто сказал:— Это я, — не сомневаясь, что его голос узнают.— Добрый день! — ответила Клер, вложив в эти слова всю возможную теплоту.Ни он, ни она не были сентиментальны.— У меня здесь дело еще на несколько дней, — сказал он.— Очень хорошо, — ответила она спокойно, зная, что у нее нет выбора.— Может быть, неделю. Я еще не знаю.— Мне приехать к тебе?— Дело пахнет потасовкой.После короткой паузы она нервно произнесла:— Все ясно.Клер знала, что это означает — «потасовка». Трижды после того, как они познакомились, мир насилия, которому он принадлежал, врывался и в жизнь Клер.От этих мыслей она содрогнулась, вспомнив многое. Момент ограбления Конгресса нумизматов, то время, когда они встретились... И позже, когда эти типы похитили ее, чтобы заставить Паркера участвовать в краже бриллиантов. Потом, еще позже, двое незнакомцев, которые разыскивали Паркера, вторглись в ее дом на берегу озера.Она ни за что не хотела вновь оказаться в подобном положении, и это вполне устраивало Паркера.— Ну вот и ладно, — проговорил он и собирался повесить трубку, когда она вдруг заявила:— Подожди, с тобой хотел поговорить Генди Мак-Кей. Позвони ему.Генди Мак-Кей был «кассир» в отставке, он держал ресторан в Пресс Илл, в Майне. Он бывал иногда связным между Паркером и своими собратьями. Если он хотел поговорить с Паркером, значит, у него было предложение.— Я позвоню ему, — сказал Паркер.— Отлично, — отозвалась Клер.— Я вернусь, как только смогу.— Я знаю.Паркер повесил трубку, затем набрал номер ресторана Мак-Кея.Рокочущий голос Генди раздался тотчас же:— Ресторан Мак-Кея! — послышалось в трубке. Без всяких предисловий Паркер заявил:— Клер сказала, что ты хочешь меня видеть.— Салют! — приветливо воскликнул Генди. — По правде говоря, мне захотелось прервать свою отставку!Это была новость, очень удивившая Паркера. Вот уже восемь лет, как Генди Мак-Кей оставил свое ремесло. Когда-то он и Паркер вместе участвовали в краже ценной статуэтки, принадлежащей одному толстосуму. И Генди во время операции был тяжело ранен, получив пулю в живот. Главным образом, это и повлияло на его решение удалиться от этих хлопотных дел.Не без колебаний Паркер проговорил:— Я считал, что ты навсегда ушел в отставку.— Я тоже так думал. Но у меня возникли сложности с деньгами. Так что, если у тебя будет что-нибудь интересное на примете, если ты что-либо услышишь...— Согласен, — ответил Паркер, теперь ему было все ясно с Генди. — Сейчас пока ничего, но я буду помнить о тебе.— Спасибо, — отозвался Генди. — Но не потому, чтобы оказать мне услугу, а потому, что я всегда на все готов!— Я никогда не оказываю услуг! — твердо возразил Паркер. — Я тебя извещу, если что-нибудь наклюнется.Паркер повесил трубку и присоединился к Грофилду, который ждал его в «импале». Он сел за руль, Грофилд спросил:— У нас свободный вечер, не так ли?— Мы будем сидеть тихо до семи часов завтрашнего вечера. Потом я позвоню Лозини.— Тогда, скорее всего, я тоже позвоню, — Грофилд открыл дверцу, поколебавшись пару секунд, прежде чем выйти: — Может, спросить, есть ли у нее подруга? — прибавил он.— Нет! — коротко бросил Паркер. Как всегда, он оставался спокойным, холодным, бесстрастным. Глава 15 Стоя в телефонной кабине, Грофилд ожидал соединения и тут внезапно вздрогнул: а как имя девушки?Послышался звонок. Так как же ее зовут, ради всего святого?— Алло?И тут он вспомнил: Лори Нивен! Ее «позывные» мгновенно всплыли в памяти, как только он услышал ее голос.— Салют, Лори! — с облегчением проговорил он. Потом снова забеспокоился, пытаясь вспомнить имя, которым назвался. Ах да, Грин! И он проговорил в трубку:— Вас беспокоит Алан Грин.— О, здравствуйте! Как поживаете?— К сожалению, я так и не смог освободиться вчера вечером. Работа, понимаете! Она казалась обрадованной.— Но ведь вы меня предупреждали об этом, — сказала девушка.— Ну, а как сегодня вечером?— Вы свободны?— Совершенно! — он посмотрел на часы, затем сказал: — Сейчас ровно семь. Что, если я заеду за вами в восемь?— Хорошо. Это будет чудесно!— У меня нет вашего адреса.— А-а... — ему казалось, что он слышал, как бегут ее мысли... — Я... э... я встречу вас на углу Сурс-стрит и Четвертой авеню в восемь часов. Согласны?«Проблемы с родителями, — подумал Грофилд. — Или, может быть, нужно потихоньку обмануть своего дружка».— Отлично, — ответил он.— Там на углу есть старый монастырь. Я буду ждать вас внутри.— Согласен! До скорого!Грофилд вышел из кабины и влез в «импалу». Паркер, сидящий за рулем, слушал последние новости. Грофилд уселся рядом.Паркер завел машину и направился в южный квартал города, где располагалось множество мотелей. Там можно снять что-нибудь на ночь. Потом Грофилд возьмет машину и отправится на свидание. Так они решили.Паркер за исключением Клер избегал контактов с женщинами, когда находился «на работе». Что касается Грофилда, то у себя в театре он ограничивал свои потребности Мэри. С одной стороны, он любил ее достаточно сильно, чтобы рискнуть унизить изменой. Но, с другой стороны, когда он был далеко от дома и «работал», то почти всегда находил девушку, которая развлекала бы его в часы бездействия.— Слушай!Грофилд повернул голову к Паркеру, а тот указал на радио.Диктор говорил о полицейском, о флике в униформе по имени О’Хара, убитом днем в одной из закусочных.— Возможно, — продолжал диктор, — это дело рук бандитов, которые совершили ограбления прошлой ночью.— Что же это происходит? — забеспокоился Грофилд.— О’Хара! — проговорил Паркер. — Это один из фликов Очарованного Острова. Он помогал им искать наши деньги!— О!!!— Не прозевай телефонную кабину. Мне нужно будет очень срочно позвонить Лозини.Грофилд вздохнул.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 https://decanter.ru/warres 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я