научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Сервис на уровне сайт 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Остальное все позже. Сейчас только главный корпус.— Отлично! И вы должны где-нибудь отмечаться, чтобы потом доказать, что вы действительно сделали обход?— Нет, я делаю обход, и все.Снайдер отвечал почти механически, пытаясь понять, что же здесь происходит.— Это очень хорошо! — сказал грабитель. — Вы порядочный человек... таких немного в наше время.Снайдер с подозрением посмотрел в глаза незнакомца, почти невидимые в отверстиях маски, чтобы понять, не насмехается ли тот над ним.— Мы немного прогуляемся, — сказал грабитель и, взяв Снайдера за локоть, слегка подтолкнул. Снайдер медленно двинулся вперед.— Куда мы направляемся? — осмелился спросить он, идя рядом с незнакомцем.— Продолжайте ваш обход, — был лаконичный ответ. — Мы дойдем до конца коридора.Теперь они подходили к кабинетам служащих.— Эти чеки ничего вам не дадут, — сказал Снайдер. — Все они на имя пивоваренного завода.— Совершенно верно, — согласился грабитель, которого эта перспектива, похоже, ничуть не смущала. — Но там должно быть немного и наличными. Во всяком случае, найдется несколько сотен долларов.— И вы делаете все это ради нескольких сотен долларов?Грабитель засмеялся. Он, казалось, был в хорошем настроении и почти не торопился, будто просто прогуливался со Снайдером по деревенской улице, а не совершал ограбление со взломом.— Я не понимаю, что происходит, — продолжал Снайдер. — Да и не хочу знать.— Очень умно с вашей стороны. — Грабитель остановился и открыл какую-то дверь. — Что в этой комнате?— Кабинет мистера Фицпатрика, вице-президента, он изучает конъюнктуру рынка.— Прекрасно, — сказал грабитель. — Пойдемте посмотрим!Снайдер переступил порог, направив свет фонаря перед собой. В этот момент из глубины коридора до него донеслось приглушенное эхо взрыва.Он удивленно глянул через плечо, но грабитель спокойно стоял позади него, что заставило Снайдера двинуться дальше. Проходя по приемной мимо директорского кабинета, Снайдер спросил:— Это был сейф?— Угу. Вы никогда не зажигаете здесь свет?— Иногда.Они прошли через другую дверь, приведшую их в просторный кабинет. Грабитель пошарил по стене. Нашел выключатель, и перед ними предстала большая комната, уютно освещенная приглушенным светом.— Очень, даже очень современно! — одобрительно сказал грабитель. — Вы не знаете, есть ли здесь ванная? Снайдер указал на дверь в глубине кабинета.— Есть, — ответил он, — а дверь рядом — это на кухню.По бежевому ковру они проследовали к ванной. Снайдер открыл ее, Они вошли, и грабитель тоже включил здесь свет. Множество лампочек отразилось в хромированном столе, в который были вмонтированы умывальники. Вся стена над ними была сплошным зеркалом.— Восхитительно! — воскликнул незнакомец и достал из кармана пару наручников. — Теперь вам надо заложить руки за спину.Снайдера вновь обуял страх. Он вспомнил, как уже однажды был жертвой ограбления.— Не стоит меня связывать, — глухо пробормотал он. Он прищурился и стал отступать. Незнакомцу это не понравилось, будто Снайдер отказался сыграть такую простую роль.— Послушайте, ведь это не причинит вам никаких неудобств, — сказал он. — Нам только надо еще около получаса.— Я не хочу быть связанным! Грабитель вздохнул.— Ведь вы не хотите, чтобы я достал пистолет, не так ли? Мне казалось, что мы прекрасно поняли друг друга.Снайдер недоверчиво смотрел на него, непрерывно и совершенно непроизвольно моргал.— Вы не будете завязывать мне глаза?— И не подумаю! Я просто надену вам наручники, оставлю здесь, придвину стол к двери, чтобы задержать вас еще немного. Вот и все! — незнакомец ободряюще похлопал его по руке. — Ну, давайте, не усложняйте себе жизнь.Снайдер неохотно повернулся и заложил руки за спину. Тут же он почувствовал, как холодные браслеты сомкнулись на его запястьях. Он втянул голову в плечи, ожидая удара сзади.Но грабитель просто взял его за руки, повернул и усадил на стульчик, покрытый мягким полотенцем.— Вот и все! — сказал он. — Вам ведь неплохо? — спросил он. — Отлично! Теперь мы снабдим вас посланием к Лозини.Снайдер поднял к нему нахмуренное лицо:— К кому?— Лозини, — повторил грабитель. — Алану Лозини!Снайдер покачал головой.— Я не понимаю, что вы хотите этим сказать.— Вы никогда не слышали об Алане Лозини?— Никогда в жизни.Грабитель задумался на несколько секунд, потом пожал плечами.— Впрочем, это неважно, — сказал он. — Он все сообразит! Рад был познакомиться с вами. Доброй ночи!Снайдер, наклонившись вперед, остался сидеть на стульчике.«Это невероятно, — подумал он. — Так ведь уже было!»Незнакомец на мгновение остановился у двери.— Я оставлю вам свет, — сказал он и, приветственно взмахнув рукой, удалился.Снайдеру понадобилось двадцать минут, чтобы выбраться из ванной и позвонить по телефону... Глава 9 Сидя за столом в своем номере отеля Охно Хуз, Паркер считал деньги. Девятьсот — «Нью-Йорк Рум», три сотни — с пивоваренного завода.Расписки на кредитных карточках ресторана и чеки с завода были разорваны на мелкие кусочки и брошены в реку. Теперь ресторан никогда не вернет себе денег от клиентов, а вот завод от большинства своих заказчиков получит новые платежные чеки. Но это операция долгая и неприятная.В комнате горела только лампа, стоящая у локтя Паркера. Штора время от времени вздымалась, колеблемая легким бризом. Кровать была расстелена, и на ней лежали две куртки с застежками-молниями.Паркер считал, медленно и аккуратно распределяя деньги на две равные стопки.Грофилд вышел из ванной, потянулся, зевнул и потер себе щеки.— О, эта шерсть! — воскликнул он. — Не понимаю, как лыжники терпят ее.Паркер продолжал молча считать деньги.— Шестьсот долларов каждому... — наконец сказал он.— Вот как! — отозвался Грофилд. — А еще говорят, что преступление не оплачивается!— Этой ночью мы нанесем еще один удар.— Да? А который сейчас час?— Без четверти четыре.— Лозини, безусловно, уже предупрежден, — сказал Грофилд. — Его ребята теперь, вероятно, начеку.— Конечно. Но они же не могут держать в поле зрения весь город.Паркер выдвинул ящик стола и достал оттуда записную книжку, в которой Грофилд делал записи в библиотеке.— Что ты предлагаешь? — спросил Паркер у Грофилда.— Надо подумать.Паркер встал, а Грофилд сел на его место за столом. Пока он листал записную книжку, Паркер подошел к окну и отдернул штору. Лондон-авеню освещалась слабым светом фонарей. Поперек улицы по-прежнему большой плакат предлагал выдвинуть в мэры Фаррела. Как звали противника? Кажется, Уэн. Паркер молча созерцал уснувший и замерший город.— Ну, вот, нашел! — воскликнул Грофилд. Паркер обернулся.— "Мидтоун-гараж", — сказал Грофилд. — Эта четырехэтажная стоянка работает круглые сутки. В пятницу вечером они должны собрать немного наличности, которая, должно быть, находится там же.— А где это?Грофилд протянул руку к окну.— В двух кварталах отсюда. Можно пойти пешком.— Нет, поедем на машине, — сказал Паркер. — Мы въедем и выедем в машине. Это же гараж!— Согласен! — Грофилд убрал записную книжку в ящик стола и на минуту задумался. — Деньги тоже?— Почему бы и нет!Грофилд положил обе пачки денег поверх записной книжки в ящик стола и запер его.Они натянули куртки, и Паркер окинул беглым взглядом комнату: не забыли ли чего?— В путь!Чтобы не привлекать внимания, они не стали вызывать лифт и спустились вниз пешком. Внизу, повернув налево, можно было попасть на пустырь, но они повернули направо, прошли по небольшому коридору к двери, что выводила из отеля недалеко от магазина. Сегодня ночью они уже проходили этим путем, никого не встретив.Дверь выходила на сильно освещенную узкую улочку, казалось, полностью состоящую из магазинчиков и небольших лавочек.Паркер и Грофилд прошли по ней, удаляясь от Лондон-авеню и отеля, метров через триста остановились около «бьюик ривьера», темная масса которого выделялась в полутьме. Никаких машин и никаких прохожих, кроме них самих, на улице не было.Паркер достал из кармана дюжину ключей, висевших на металлическом кольце, и пытался открыть дверь машины. С пятой попытки она отворилась. Он скользнул за руль, потом наклонился и открыл дверцу Грофилду.Мотор завелся быстро, и они проехали множество каких-то улочек и переулков, затем, проскочив мимо гаража, развернулись так, чтобы подъехать к нему со стороны улицы, противоположной отелю.Улицы были пустынны, но, пересекая Лондон-авеню, они почти сразу же увидели патрульную машину полиции, потом еще две других. Они ехали на малой скорости. В каждой сидели по два человека.— Твой друг Лозини не теряет времени даром на принятие контрмер, — заметил Грофилд.— Он не идиот, но он нетерпелив, — ответил Паркер. — Ему хочется все делать быстро, и он излишне вспыльчив.— И тогда делает глупости, — продолжил Грофилд.— Верно!Молодой негр лет девятнадцати сидел в будке при въезде в «Мидтоун-гараж». Пронзительная музыка, доносящаяся из его транзистора, позволяла, видимо, бороться со сном. Сидя на табуретке и положив ноги на прилавок, парень сонным взглядом смотрел сквозь окно будки на улицу.Он среагировал не сразу, когда Паркер направил «бьюик» ко входу и остановился рядом с будкой.Неловко оторвав чек от корешка, парень сунул его в часовой аппарат, отмечавший время.Паркер, пока парень все это проделывал, краем глаза наблюдал за улицей. Он увидел, как снова, уже в противоположном направлении, проехала патрульная полицейская машина. Ему показалось, что оба сидящих в ней человека посмотрели на гараж. Видимо, они наблюдали за незнакомыми людьми и ждали, не произойдет ли чего-нибудь.Сидящий рядом Грофилд смотрел на стену справа. Паркер успел лишь бросить туда быстрый взгляд, и ему показалось, что кабинет начальника гаража должен быть именно здесь.— Вот, возьмите, — сказал, наконец, сонный парень.Паркер взял чек и медленно поехал по спиральному подъему внутрь здания. Он ехал до тех пор, пока парень в будке мог его видеть, потом остановился у внутренней стенки и выключил мотор. Последовавшая за этим тишина показалась им какой-то значительной.— Мне что-то не нравится это движение по улице, — заметил Грофилд.— Ты хочешь бросить это?— Нет! Но надо хорошо все обдумать, чтобы потом легче было ускользнуть.— Не беспокойся.Сунув по пистолету в карманы курток, они вышли из машины.Сообщники спустились по пандусу, предусмотрительно держа руки в карманах курток. Вскоре они увидели негра в его будке. Он смотрел в другую сторону, покачивая головой в такт музыке, звуки которой заглушали все вокруг.На улице было тихо.Они подошли к металлической двери конторы, и пока Грофилд пытался ее открыть, Паркер внимательно наблюдал за парнем в будке. Но тот уже почти спал, даже не подозревая об их близком соседстве.— Дверь заперта на ключ, — констатировал Грофилд.Паркер подошел и заглянул через соседнюю застекленную дверь. Он увидел большой письменный стол, конторку внушительных размеров, деревянный шкаф и мужчину в зеленой спецовке, сидящего за одним из письменных столов и читающего «Плейбой». Он был маленький, коренастый, на вид итальянец. Вероятно, механик гаража...«Отлично! — подумал Паркер. — Достаточно пожилой, чтобы быть благоразумным, не паниковать и не разыгрывать из себя героя».С правой стороны, позади мужчины в кабинете, было еще окно, выходящее на улицу.Паркер рассмотрел все, что ему было нужно, и подошел к Грофилду.— Подойди к окну, которое выходит на тротуар, и пригрози ему своей пушкой, когда я подам тебе знак.— Хорошо!— И дай мне знак, если кто-то появится поблизости.Грофилд быстро вышел на улицу и завернул за угол, а Паркер занял пост у застекленной двери, откуда мог наблюдать за человеком внутри и за другими окнами. Еще раз он быстро оглянулся на негра в будке. Тот все ниже опускал голову, засыпая.Грофилд показался в другом окне. Паркер видел, как он быстро осмотрелся вокруг, и кивнул головой, когда Грофилд подал ему знак, что все спокойно.Паркер в последний раз взглянул на черного парня, по-прежнему дремавшего в своей будке, потом достал из кармана кольт и ударил дулом по центру стеклянной двери, но... без результата.Когда он ударил еще раз, человек сидевший внутри, поднял голову и так перепугался, что, вскочив из-за стола, замер в неестественной позе: нагнувшись вперед, опустив руки, как плети, вдоль туловища, он с раскрытым ртом смотрел на пистолет в руке Паркера.Оскалившийся от ужаса, загипнотизированный черным дулом пистолета, он был похож на гориллу в клетке зоосада.Потом Грофилд ударил по стеклу дулом своего пистолета. Человек мгновенно обернулся и, увидев еще один угрожающий ему пистолет, немедленно поднял обе руки вверх.Паркер ударил по стеклу еще раз. Человек с поднятыми руками посмотрел на него и неверной походкой подошел к двери, поняв, что должен ее открыть.Паркер быстро проскользнул внутрь помещения и закрыл дверь за собой, бросив лаконичное:— Спокойно!— Согласен, — тут же заверил его мужчина и еще раз повторил: — Согласен, согласен!..Он по-прежнему держал руки поднятыми и дрожал.— Опустите руки, — сказал Паркер. — У вас не будет неприятностей. Только тихо!— Совершенно верно, — согласился мужчина, но не опускал рук. — Я работаю здесь, вот и все.— Лапы вниз! — прикрикнул Паркер.Испуганный человек посмотрел на свои поднятые руки с недоумением и каким-то изумлением. Все это было бы довольно комично, если бы человек не был так серьезен.— О, да... да! — пробормотал он, резко опуская руки. — Я... я... очень нервный...— Дневную выручку! — приказал Паркер. — Идите и принесите мне ее!— Ну да, да, конечно, — согласился он. — Сейчас, сейчас...Так, вполоборота, не в силах оторвать взгляд от Паркера и его оружия, он продолжал отступать, бормоча и объясняя все то же:— Я всегда был таким, это меня нервирует, я... Например, моя жена очень легкомысленная, и это меня нервирует...Он подошел к конторке, вынужденный теперь не смотреть на Паркера, чтобы порыться в карманах и найти ключ. При его «нервах» сделать это было нелегко, он шарил в одном и том же кармане и не находил там ключа.— Успокойтесь, — сказал Паркер. — Никто не причинит вам ни малейшего вреда.— Да? Хорошо... — отозвался мужчина. — Я хочу сказать... вы... вы пришли... за выручкой, да? Наконец он обнаружил ключ в другом кармане.— Да, — ответил Паркер.Он поднял глаза на Грофилда, который наблюдал за улицей. Взгляды их встретились, и Грофилд кивнул головой. Все было спокойно.Человек нервничал. Ключи бестолково звенели, пока он пытался вспомнить, какой из них ему нужен. Наконец, он все же нашел его, но не мог сразу отпереть ящик, уронив связку на пол. Потом неуклюже нагнулся, чтобы выдвинуть ящик снизу, и достал оттуда все металлические, выкрашенные в зеленый цвет коробки. Положив их на пол, он вновь закрыл ящик, поднял коробки и направился с ними к Паркеру, пошатываясь под своей ношей. Он заискивающе улыбнулся:— У меня только нет ключей от коробок. Когда мистер Жозеф приходит...— Хорошо, это неважно, — сказал Паркер, — мы уходим.У мужчины был ошеломленный вид.— Что? Я думал, что вы их унесете...Он потряс обеими коробками, полными денег.— Вы отнесете их в машину, — предложил ему Паркер. — Мы уходим отсюда. Вы пойдете передо мной и подниметесь по пандусу. По дороге не поворачивайтесь ко мне, не пытайтесь привлечь внимания парня в будке и не пророните ни единого слова.— Послушайте, — сказал человек, пытаясь объяснить нечто, по его мнению, очень важное, будто Паркера это могло интересовать: — Я не знаю, смогу ли сделать это...— Конечно, сможете!Паркер сунул кольт в карман куртки и повернул ручку двери.— Я не знаю... — настаивал мужчина, крупные капли пота выступили на его лбу. — Ноги меня больше не слушаются... Я совсем не могу идти... Я не знаю, смогу ли я...— Вперед! — оборвал его Паркер и толчком отворил дверь.Нервный мужчина, усиленно моргая и дрожа всем телом, неверными шагами переступил порог. Паркер последовал за ним.Снаружи ничего не изменилось, негр по-прежнему дремал, музыка визжала, не было видно ни единой души. Паркер, держась поодаль, прошел по пандусу вслед за служащим. Они миновали «бьюик», прошли еще дальше. Подойдя к «вольво», Паркер остановился и твердым голосом сказал:— Стойте!Человек замер на месте.— Теперь положите коробки. Откройте дверцу машины со стороны пассажира!Тот послушно поставил коробки, и они звякнули о бетон. Паркер быстро подошел к нему. В тот момент, когда человек протянул руку к двери, он достал свой кольт, взяв его за дуло.— Дверца заперта, — сказал человек.Паркер быстро оглянулся и ударил его рукояткой пистолета. Тут же, когда тело начало скользить по машине, он подхватил его, чтобы ослабить падение. Паркер не хотел убийств. Ограбление — это счеты между ним и Лозини, а убийство очень осложнило бы ситуацию.Паркер схватил металлические коробки с деньгами и быстро вернулся к «бьюику», где его уже поджидал Грофилд. Тот был явно взволнован.— Снова проезжали машины фликов, — сказал он. — Я не мог оставаться снаружи и вынужден был войти сюда.— Ничего, все нормально, — ответил Паркер.Они сели в «бьюик», коробки поставили у ног Грофилда, а Паркер сел за руль и медленно съехал до будки, где отдал полусонному парню полученный ранее чек и один доллар.— Сдачи не надо, — сказал он.Паркер пропустил черный лимузин, который ехал очень медленно, и только тогда отъехал. Двое сидящих в нем мужчин, бросили взгляд на гараж, потом двинулись дальше. Глава 10 В четверть десятого утра Лозини вошел в свой кабинет. Его уже ожидали.Двое из присутствующих были его гостями накануне: Джек Валтер — личный адвокат Лозини, дородный, флегматичный; и Франк Фаран.Третьим был Тэд Савелли, помощник Лозини, солидный рыжий мужчина лет сорока, одетый подчеркнуто элегантно.Четвертый — Гаролд Калезиан, стройный и холеный, одетый в темно-серый костюм, — был основным связующим звеном между Лозини и полицией.Все четверо приветствовали вошедшего в кабинет Лозини, а тот в ответ лишь что-то проворчал. Он обошел свой письменный стол и устроился за ним так, чтобы видеть всех четверых.Огромные, во всю стену, застекленные рамы были открыты, и комната была залита солнцем. Кабинет находился на шестом этаже «Подан Билдинга», самого большого здания в городе. Лозини и некоторые его друзья были акционерами «Полан Билдинга».Лозини взглянул на Тэда Савелли.— Так, Ал, — сказал Савелли. — Бум, бум, бум! Никто ничего не видел. Они нанесли три удара и скрылись.Тэд Савелли, казалось, принимал все происшедшее совершенно спокойно и выказывал вроде бы даже некоторое восхищение этими подонками, которые действовали без всякого шума и так удачно.Лозини очень ценил Тэда Савелли именно потому, что тот всегда был жесток и деятелен, но никогда не терял спокойствия и частенько сдерживал темперамент Лозини.— Скрылись? — спросил Лозини. — Ты даже не знаешь, где они?Савелли покачал головой.— Где бы он ни находился, работает он один. Никаких связей в городе у него абсолютно нет.— С ним работает еще один тип, — вмешался Фаран.— Но это нездешний, — заметил Савелли. — Они приехали вместе, и никто в городе их не знает.— Ты в этом уверен? — спросил Лозини.— Мы многих допросили за двенадцать часов прошлой ночи. Мы сделали все, что смогли, но это ничего не дало. Они работают одни!Лозини повернулся к Валтеру.— Каковы потери?Джек Валтер заворчал, неловко доставая из кармана конверт. Слегка с придыханием он произнес:— В «Нью-Йорк Рум» они забрали девятьсот долларов наличными и около трех тысяч кредитными карточками. А на пивоваренном заводе и в гараже они взяли около восьмисот долларов и на девять тысяч чеков.Лозини быстро подсчитал в уме:— Он накрыл нас на четырнадцать тысяч долларов!..— Не совсем точно, — возразил Валтер. — Наличность, конечно, потеряна и, по всей вероятности, то же обстоит и с кредитными карточками. Но большинство чеков пивоваренного завода могут быть замещены. Мы немного на этом потеряем, но все же должны будем получить примерно восемьдесят за сто.— Значит, потеряно около пяти тысяч долларов, — сказал Лозини. — И сколько нам будет стоить эта бумажная волокита, чтобы возместить остальное?— Я еще не сосчитал, — ответил Валтер.— Не стоит того! А что с этими служащими?— Единственные служащие «коробки», которые в курсе дела, это Фрэнк и Анги Даусон. Фрэнки заверил меня, что мисс Даусон здесь не замешана.Лозини повернулся к Фарану.— Верно? Не так ли?— Это моя подружка, — ответил Фаран. Он все еще был каким-то зеленоватым и говорил сдавленным голосом.— Уверяю вас, мистер Лозини, что все о’кей, я с ней уже говорил.Лозини кивнул головой и вновь повернулся к Валтеру.— А остальные?— На заводе, — ответил Валтер, посмотрев в свои записи, — единственный служащий, которому немного не повезло, это ночной сторож, Дон Снайдер. Его заперли в ванной комнате и...Лозини нахмурил брови и переспросил:— Как его зовут?— Дональд Снайдер.— Знакомое имя! Валтер невозмутимо ответил:— Он был ночным сторожем на Очарованном Острове, когда там были... неприятности два года назад. Лозини позволил себе улыбнуться.— Ему не везет! Что же с ним случилось?— Это он заявил об ограблении, после того как ему удалось выбраться из ванной. Описание единственного грабителя, которого он видел вблизи, дает возможность предположить, что это был не Паркер, а другой. Кажется, он пытался передать вам послание через этого Снайдера.— Послание?— Как он это сделал с Фрэнки. Нахмурившись, Лозини обратился к Фарану:— Какое послание?Фаран облизал губы и поежился.— Он просил передать вам, что делает все это только в счет вашего долга. Никакой речи о том, чтобы посягнуть на ваш капитал.— Он так и сказал? — переспросил Лозини, издав странный звук, и повернулся к Валтеру:— А ночному сторожу тоже?— Он не оставил у него послания, но, видимо, только потому, что Снайдер никогда не слышал о вас. Он не помнит даже имени, произнесенного грабителем, помнит только, что оно начиналось на «Ло».Тэд Савелли и Гаролд Калезиан слегка улыбнулись.— Анонимность, — сказал Савелли. — Что вы думаете об этом?— Необходимо быстрее действовать! — сказал Лозини.Анонимности! Вот все, чего он хотел, чего придерживался уже лет двенадцать! Иногда пресса бросала прозрачные намеки, но большего никто себе не позволял.— Снайдер, кажется, не особенно пострадал тогда, — продолжал Валтер. — После того раза, когда ему немного попало от наших ребят, ему и дали эту работу на пивоваренном заводе.Все это очень мало нравилось Лозини.— А что мы сделаем с ним на этот раз? — спросил он.Валтер пожал плечами.— Дадим ему несколько недель оплачиваемого отпуска. Он совершенно не знает и не понимает, что произошло, он был просто невинным свидетелем и его достаточно напугали.— Больше никого? — коротко бросил Лозини.— Еще парень в гараже, — ответил Валтер. — Он был оглушен, вероятно, Паркером. Его зовут Антонио Скоппо, и сегодня утром он уже вышел из госпиталя.— А он наш? Валтер поджал губы.— Не имею представления.Он старался знать как можно меньше об этой стороне деятельности Лозини.Лозини повернулся к Тэду Савелли:— Антонио Скоппо наш парень?— Кажется, я припоминаю это имя. Он был у нас водителем раз или два, но у него совершенно нет хладнокровия. Мы давно его не использовали.Лозини вновь обратился к Валтеру:— Мне больше ничего не передавали?— Нет. В гараже Паркер о вас не говорил. Видимо, он подумал, что вы поймете все и без слов, так как это была уже третья операция за ночь.Теперь Лозини мрачно посмотрел на Гаролда Калезиана.— А как ты думаешь, где были тогда флики? Калезиан широко улыбнулся. Обвинение, высказанное Лозини, нисколько его не тревожило. Его никогда ничего не тревожило!— С трех часов ночи, Ал, — ответил он, — улицы были под наблюдением.— Этот проклятый гараж находится на Лондон-авеню, — сказал Лозини. — На самой освещенной улице города!— В этом секторе была машина, — возразил Калезиан. — Но там были и две твоих, Ал. У них были даже неприятности с фликами. Что же твои парни сплоховали?— Они ведь не профессиональные флики.— Тогда зачем посылать их патрулировать улицы? Лозини сделал нетерпеливый жест рукой, чтобы прекратить пререкания.— Дело не в этом! Дело в этом подонке Паркере! Где он находится, и что нужно предпринять, чтобы его обнаружить?— Я не знаю, где он, — ответил Калезиан. — Так же и Тэд. Не забывай. Ал, что мы поздно вошли в игру. Если бы ты предупредил меня вчера или хотя бы даже вечером, когда он тебе позвонил, возможно, я смог бы что-то предпринять.— Кто мог ожидать, что он рискнет напасть? Калезиан пожал плечами...— Мы в деле уже шестой час!— Ну и что-нибудь узнали о нем? Кто он, откуда?— Нет, ничего, что бы помогло опознать его! Никаких отпечатков пальцев. Известно только имя — Паркер!.. Мы созвонились с Вашингтоном, подождем, что сообщат оттуда.Лозини пристально посмотрел на него.— Как, по-твоему, это надолго?— Боюсь, что да, — ответил Калезиан с тонкой улыбкой.— А что мы будем делать сегодня вечером? — спросил Савелли.Но Лозини думал о чем-то своем.— Быть может, у меня будет возможность обнаружить кое-что о нем, хотя бы узнать, кто он...— Каким образом? — спросил Савелли.— Я увижусь с вами позже, ребята! Мне необходимо позвонить.— Итак, сегодня вечером? — настаивал Савелли.— Я позвоню тебе днем, — ответил Лозини и повернулся к Фарану: — Фрэнки, оставайся поблизости. Ты будешь у себя или в клубе, чтобы знать, где тебя искать?— У себя, — ответил Фаран. — Я действительно плохо себя чувствую. Попробую немного вздремнуть...— Да, разумеется.— А мне? Что делать мне? — спросил Валтер. Лозини мрачно посмотрел на него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 вино luis canas 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я