научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/Grohe/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Вы ошиблись, уверяю вас! — настаивал Викца, но уже не так уверенно. Он никогда не слышал о краже на военно-воздушной базе, но чувствовал, что Деверс говорит вполне искренне.— Второй раз, — продолжал между тем Стен Деверс тихо и быстро, — была кража ценных картин прошлой зимой. Работали вместе с... э... Мак-Кеем. Вы его знаете?— Нет!— Генди Мак-Кей.Это имя Дэну Викца было знакомо. Он знал также, что Мак-Кей уже несколько лет как «завязал». Желая схитрить, он спросил:— Вы работали с Мак-Кеем в прошлом году?— Не будьте идиотом! Он держит ресторан в Преск-Иле, на Майне. Я прятался у него в первый раз, когда был в бегах. Вам его описать? Он постоянно жует свою сигарету и сжевывает ее вчистую.Это была правда. Дэн Викца не смог удержаться от улыбки, но тут же подавил ее.— Вы проклятый приставала! — сказал он.— А вы так недоверчивы! — отпарировал Деверс. — Но что вам еще надо?Дэн Викца уже был готов поверить этому парню, но его ремесло и паническая боязнь тюремного заключения научили его бдительности и осторожности.— А что это вы пристаете ко мне? — спросил он настойчиво. — К чему все это?Стен Деверс пожал плечами:— А хотя бы к тому, что мы оба летим в одном самолете и по одной причине! Почему бы и не поговорить? Путешествие будет приятнее.Дэн Викца какое-то время смотрел на парня, потом заметил:— А вы забавный парень. Деверс!Улыбка Стена Деверса стала еще шире, и он вновь представился:— Стен, — сказал он, протягивая руку. Подавляя колебания, Викца покачал головой:— Что ж, я вам верю! — и он пожал руку Деверса. — Меня зовут Дэн.— Дэн и Стен. Славно! — широко улыбаясь, заметил Деверс.Они пожали друг другу руки.— Рад познакомиться с вами, Дэн!— И я тоже, Стен! * * * Фред Дюкасс едва не опоздал на самолет. Когда он появился, пассажиры уже сидели на своих местах. Дюкасс последним поднялся по трапу, который сразу же убрали.Самолет был небольшой, слева от прохода было по три кресла, а справа — по два. Занято было менее половины, и Дюкасс мог выбрать себе любое свободное место. Так как он любил сидеть в хвосте самолета, он и направился туда по узкому проходу, держа перед собой чемодан.Он был немного озадачен звонком Паркера. Не то, чтоб он не доверял ему, только Паркер, как ему показалось, находился в скверном положении, а у Дюкасса у самого положение было достаточно сложное.Два прошлогодних нападения, проведенные вместе с Паркером, сорвались. Это было ограбление большого магазина, организованное неким Кирваном, и попытка кражи предметов искусств в Калифорнии, подготовленная болваном Беглером... Дюкасс совершил потом нападение на бронированную машину, которое тоже завершилось неудачей. А пока он был еще в этом деле, он послал Паркеру извещение о ценной картине, кража которой тоже не удалась. Так что прошлый год был сплошь неудачным, и Дюкасс надеялся, что им с Паркером повезет в этом новом деле. Но ему хотелось чего-нибудь простого, верного, без выкрутасов! Быстрого и надежного.Уставившись на лысину сидящего впереди типа, Фред Дюкасс так и заснул среди размышлений о своих прошлых неудачах и сегодняшних надеждах. Проснулся он, когда самолет зашел на посадку. Глава 13 Харли и Далесиа ехали на восток, в сторону Тэйлора.Далесиа сидел за рулем угнанного им «мустанга». Харли, сидевший рядом, напропалую честил Морза. Он никак не мог простить ему проданный им «липовый», как он считал, план операции.В последние две недели, прошедшие со дня неудачного ограбления ювелирного магазина, Харли упорно старался разыскать Морза — парня, который продал им тот план. Далесиа сопровождал Харли не потому, что желал зла Морзу, — ведь система защиты была установлена позже, — а просто от нечего делать.Теперь им предстояло какое-то сложное дело. По телефону Паркер сообщил о нем только в общих чертах, сказав, что в городе Тэйлоре готовится не совсем обычное нападение, и спросил, хотят ли они участвовать в этом деле. Их интересовало только, можно ли там заработать. Паркер ответил утвердительно, и они долго не раздумывали.Но и в дороге Харли не мог забыть проклятого Морза...— После этого дела, если оно благополучно закончится, — говорил Харли, когда они ехали по дороге в Пенсильванию, — я потрачу некоторое время, но найду этого подонка! Если он воображает, что сможет от меня спрятаться...— Я тоже потрачу некоторое время, — в тон ему насмешливо заявил Далесиа. — Я потрачу время на Лорентид, около Квебека.Харли бросил на него быстрый взгляд:— Ты думаешь, что Морз там?— Нет, я думаю, что там форель! Ты можешь отправляться на свою охоту. Том, а я отправлюсь на рыбалку. * * * Эд Генди Мак-Кей и его подружка Бренда возвращались из Нового Орлеана в желтом «ягуаре», хозяином которого Мак-Кей стал под именем Эдвина Милса. Он уже пользовался этим именем раньше, еще в Иллинойсе. Волосатый, широкоплечий, чуть выше среднего роста, сорока лет от роду, он был очень агрессивен и уверен в себе, имел большой авторитет и уважение.— Этот тип в Тэйлоре, — спросила Бренда, — один из тех, кто в прошлом году участвовал в похищении картин, да?— Да, Паркер. Ты помнишь его? Тот, у которого всегда независимый вид.— Мы провели с ним вечер.Мак-Кей улыбнулся. Он очень любил Бренду, да она и действительно была очень мила.— Да, это тот.— Не могу сказать, чтобы я была от него в восторге, — сказала девушка.Бренде было около двадцати пяти лет. Она была красивой девушкой, высокой и стройной, с потрясающе красивыми ногами. Пожалуй, она была лучшей из всех женщин, которые когда-либо появлялись у Мак-Кея. Живая и легкая на подъем, с веселым, беспечным характером, она очень подходила ему.— Ты прелесть, Бренда! — воскликнул Мак-Кей. Она утвердительно кивнула головой, ничуть не протестуя. Ее занимала какая-то мысль.— Генди, ты считаешь, что на этот раз повезет? — задумчиво спросила она.— Было бы неплохо! Ты знаешь, как я нервничаю, когда сижу без бабок.— Не вижу в этом большой беды. У меня вообще нет таких проблем!— Естественно! Ты за своим прилавком всегда можешь подцепить себе парня. Он так пялит на тебя глаза, что даже не замечает, что ты делаешь с его чеком. Ты можешь даже написать на нем: «Ты мне противен», он и это проглотит, любуясь тобой.— Не будь грубым, — сказала Бренда.— ...в машине, — добавил Генди. Бренда улыбнулась и повторила:— В машине! * * * Майкл Карлоу был автогонщиком. Теперь ему было около сорока. К машинам он был неравнодушен с детства. А начал на гонках с препятствиями. Это было нелегко.Сидя за рулем болидов, Майкл понимал, что вот так, за рулем, он и встретит смерть!.. Но такая перспектива его не пугала. В этом была вся его жизнь! И если бы эти машины не стоили так дорого и не требовали больших денег на ремонт и содержание, он никогда бы и не подумал связываться с такими людьми, как Паркер...Как правило, его нанимали в качестве быстрого и надежного шофера, чтобы скрыться, когда дело было сделано. Эти проклятые, но милые сердцу машины, стали так дорого стоить!.. А ему никогда не нравилось быть простым служащим в фирме.Вот по всем этим причинам и оказался Майкл Карлоу на дороге в Тэйлор, сидя в «дансуне-240-а». Вспоминая всех, кто приглашал его в долю в последние несколько лет, он был доволен, что сейчас будет иметь дело с Паркером, а не с кем-либо другим. * * * Фрэнк Элкин и Ральф Висс, выехав из Чикаго, поочередно сменяли друг друга за рулем «понтиака». Уже пятнадцать лет они работали вместе. У них были одинаковые дома в пригороде Чикаго. Они дружили семьями, и вот уже несколько лет, как считалось, что Пас, дочь Элкина, выйдет замуж за Джексона, сына Висса. Жены их знали, каким опасным ремеслом занимаются их половины. Но дети и племянники ни о чем не подозревали.Ральф Висс, который был непревзойденным взломщиком сейфов, использовал нитроглицерин и пластик, умел забрать содержимое из просверленного отверстия сейфа, сделать проход в бронированные комнаты, нейтрализовать систему защиты. Ему приходилось уносить с собой целые сейфы, чтобы потом, на свободе, спокойно открывать их. Небольшого роста, хилый, с бегающими глазками, Висс был опытным мастером своего дела, таким же тщательным и умелым в работе, как ювелир.Фрэнк Элкин был годен на все. Он прекрасно владел оружием, был способен переносить большие тяжести, стоять на шухере, и многое другое.Элкин был «глаза и мускулы» и прекрасно дополнял мозг Висса. Они великолепно знали друг друга и всегда работали надежно, тихо и умело, без лишних жестов.В последний раз они видели Паркера в Купер Каньоне, когда грабили виллу.Во время пути они изредка обменивались скупыми фразами, слишком хорошо зная друг друга, чтобы болтать. Они сразу же согласились работать с Паркером, не испытывая ни малейшего беспокойства.— Если Паркер руководит операцией, — сказал Элкин, — то я не сомневаюсь, что все будет нормально.— Тем не менее, у него был не очень уверенный тон, когда он разговаривал по телефону, — заметил Висс.— Паркер всегда уверен! — сказал Элкин. Висс пожал плечами. Он был немногословен, недоверчив и не любил действовать вслепую.— Стоило ли ехать туда? — заметил он. — Впрочем, поживем — увидим. * * * Филли Уэбб направил свой «бьюик» на восток от Балтимора. Машина сверкала новой синей краской, на ней были номерные знаки Делавэра. Новые документы на машину подтверждали, что «бьюик» принадлежит Джастину Бакстеру из Вашингтона, а удостоверение в кармане свидетельствовало, что он и есть поэт Джа-стин Бакстер!Уэбб был водителем высшего класса, как и Майкл Карлоу, но он никогда не увлекался гонками. Ремесло налетчика было единственным в его жизни удовольствием. Отдых и игра пожирали все деньги. А вот «бьюик» был единственной его привязанностью, и он отдавал ему всю душу.Невысокий, приземистый, с кожей оливкового цвета — таким выглядел Филли Уэбб внешне. Примечательным было то, что у него были грудь и руки тяжелоатлета, и это придавало ему несколько карикатурный вид.За рулем машины Филли Уэбб чувствовал себя превосходно, и намного неувереннее — когда приходилось просто ходить пешком.В последний раз Уэбб работал с Паркером во время ограбления кассы военно-воздушной базы под Нью-Йорком, в компании со Стеном Деверсом. Тогда это принесло ему сорок две тысячи долларов! Но они давно уже были потрачены, и теперь Уэбб радовался возможности вновь поработать с Паркером. Глава 14 Какие-то голоса заставили Фарана проснуться. Он лежал в очень неудобной позе, как-то странно болела голова. Сначала он не мог вспомнить, что произошло.Фаран попытался подвинуться на кровати, и только тогда понял, что руки его связаны сзади. Вот теперь он вспомнил все!..Паркер!.. Этот подонок похитил его в тот момент, когда он запирал ночной клуб. Прямо на улице, спокойно, не торопясь, Паркер связал ему руки, набросил на голову что-то вроде мешка, довел до машины и привез в это место, где он сейчас и находился. Все это всплыло в памяти Фарана.Фаран стал с любопытством осматриваться. Он предполагал, что это нечто более или менее приспособленное под жилье, раз его спрятали здесь после похищения. Но он ошибся. Это была отличная, хорошо обставленная квартира, принадлежащая, должно быть, зажиточным людям.Справа от входной двери находилась столовая. Здесь стояли овальный стол и четыре стула. Паркер усадил Фарана на стул, достал из кармана бумагу и карандаш и стал задавать вопросы. Сначала Фаран отказывался на них отвечать, тем не менее боясь, что ему станут угрожать или бить, но этого не случилось. Паркер ограничился тем, что достал из кармана маленькую белую коробочку и положил ее на стул, чтобы Фаран мог видеть ее содержимое: отрезанный палец... Затем вновь стал задавать свои вопросы. После недолгого колебания Фаран довольно обстоятельно ответил на них.Такой допрос продолжался и после восхода солнца, и Фаран так устал, что голова его свешивалась на грудь, а глаза слипались. Паркер, казалось, был неутомим. Его интересовало все. Он выспрашивал подробности, записывал множество сведений, заполнял одну страницу за другой.Паркер делал наброски и планы и требовал, чтобы Фаран уточнял их, исправлял ошибки или неточности.Он спрашивал, какие здесь или там окна, сколько людей работает в той или иной конторе, в котором часу открывается та или иная «коробка». И так далее, и тому подобное...Как только все было закончено, Фаран так и заснул на своем стуле. А Паркер, словно и не бодрствовал всю ночь, стал проверять свои записи, чтобы лишний раз убедиться, не упустил ли он чего-то. Он анализировал все записанное.Затем Паркер стал трясти Фарана, пытаясь его разбудить, орал на него, дергал за волосы, тормошил, потом провел, вернее, протащил его в спальню и запер в шкафу. Шкаф был достаточно просторным, чтобы Фаран мог, прислонившись спиной к стенке, сидя вытянуть ноги.Так, в шкафу, Фаран и проспал до полудня. Паркер, вероятно, спал на кровати. Он показался Фарану отдохнувшим, свежим, чего не мог сказать о себе. Он чувствовал себя ужасно: слабым, беспомощным, разбитым.Фаран не мог не застонать даже после того, как Паркер развязал ему руки, позволяя пройти в туалет.Они вместе позавтракали, не обменявшись ни единым словом. Завтрак состоял из консервов, найденных в кухонном шкафу. Потом Паркер включил телевизор в гостиной. Они вместе смотрели телевизионную передачу, но Фаран отметил про себя, что Паркер не столько смотрел на экран, сколько был погружен в размышления, почти не интересуясь передачей.Раздался звонок, и Паркер мгновенно выключил телевизор, быстро связал руки Фарану и отвел его в спальню. Здесь он, показывая на лицо Фарана, спросил:— Эти зубы спереди ваши собственные?— Верхние — да.— Если шторы будут подняты, когда я вернусь, я вам их выдерну из пасти!Фаран кивнул. Он не посмел даже раскрыть рот.Когда Паркер ушел, он сел на кровать и стал смотреть, как за шторой медленно угасал день. Через некоторое время он так и заснул, повалившись на бок, в неудобном положении, со связанными сзади руками...И вот теперь, проснувшись, Фаран услышал гул голосов в гостиной. Он спрашивал себя, что же сейчас здесь происходит и что сделает с ним Паркер, когда вытянет из него все, что ему надо. Фаран содрогнулся в предчувствии чего-то страшного, неизвестного, что, возможно, его ожидает...Дверь комнаты открылась, и от яркого света, хлынувшего в нее, Фаран зажмурился. На свету ясно обрисовался силуэт входящего в комнату мужчины.«Он сейчас убьет меня... — с ужасом подумал Фаран. — Я больше не нужен Паркеру...»Под потолком вспыхнул свет, и Паркер подошел к кровати.— Идемте, Фаран! Тут кое-кто хочет поговорить с вами.— Что, что?— Идемте.— Я отдам, я...Фаран, поперхнувшись, закашлялся. Наконец он окончательно проснулся и, шатаясь, поддерживаемый Паркером, через маленькую прихожую прошел в гостиную.Увидев находящихся там людей, Фаран совсем пришел в себя. Их здесь было, вероятно, не меньше дюжины, самых разных возрастов — от двадцати пяти до пятидесяти, самых разных габаритов — от маленьких, щупленьких до настоящих амбалов. У всех вид был решительный, уверенный, как и у Паркера.Они равнодушно рассматривали Фарана, который стоял посреди комнаты, часто моргая от яркого света и облизывая пересохшие от страха губы. Загипнотизированный видом этих головорезов, он потерял способность соображать.И эта гора пистолетов у входа!.. Все это отнюдь не улучшало настроения.Паркер стоял рядом. Ему пришлось несколько раз повторить вопрос, прежде чем Фаран понял, что от него хотят.— Скажите ваше имя.— Мое? Что? Мое имя? — он заторопился: — Фрэнк Фаран.— Как вы зарабатываете себе на жизнь? А, Фрэнк? Назвав его по имени, Паркер, возможно, хотел успокоить его этим. Но холодный тон и выражение лица, с которым это было сказано, возымели обратное действие. Стараясь взять себя в руки, успокоиться, чтобы четко и быстро отвечать, Фаран заявил:— Я управляю «Нью-Йорк Рум». Это... это ночное заведение...Паркер продолжал:— А чем вы занимаетесь еще, Фрэнк?— Так вот, я еще... я еще немного занимаюсь синдикатами. Кроме того, у меня есть еще некоторые обязанности...— Шеф городского синдиката?— Да... э... Да, это так.— Что вы делаете еще, Фрэнк? — продолжал допрос Паркер.Фрэнк пытался припомнить что-нибудь еще, но это ему не удалось, и он так и сказал:— Все! Больше ничего!— Вы плохо соображаете, Фрэнк, — в голосе Паркера послышалась угроза. Дюжина мужчин, сидевших в гостиной, молча наблюдали за ними: — На кого вы работаете, а, Фрэнк? — настаивал Паркер.— О, понял! На мистера Лозини. Я... э... я работал на него, но ведь он умер... Поэтому теперь, я полагаю, это будет Датч Буанаделла или Эрни Дюлар. Или, может быть, они оба.Паркер кивнул на стол, и Фрэнк Фаран заметил тогда лежащие на нем бумаги. Это были наброски плана и другие сведения, записанные Паркером в прошлую ночь и утро.— Это вы мне сказали обо всем, не так ли, Фрэнк? — вновь холодно и твердо спросил Паркер.— Да, да, это так!— И все здесь абсолютно правильно, не так ли, Фрэнк?Фаран попытался пошутить, засмеяться, как-то завоевать расположение всей этой страшной компании.— Не в моих интересах врать, — с вымученной улыбкой ответил он.Ничего не изменилось в лицах окружающих. Только один спросил:— А можем ли мы быть уверены в нем и в его словах?— Да, и вот почему. Он знает, что мы не отпустим его, прежде чем не проверим все сведения, которые он нам сообщил. И понимает, что если хоть в чем-то нам солгал, то мы его просто укокошим! Не так ли, Фрэнк, вы это отлично понимаете, надеюсь?Фаран только молча кивнул головой, не в силах вымолвить ни слова.Наступило молчание.Фаран смотрел куда-то сквозь присутствующих, но все время чувствовал на себе их пристальные взгляды. Видимо, они старались теперь составить о нем более точное мнение, оценить: верить или нет? А у него под этими взглядами внезапно заболели голова и горло, будто он долго громко кричал и сорвал голос...— Вы не хотите ничего изменить в ваших показаниях, Фрэнк? — тихо, но жестко спросил Паркер.Фаран только покачал головой, пытаясь поточнее вспомнить все, о чем рассказал.«Мог ли я совершить ошибку? — пронеслось в его голове. — Нет, пожалуй, это невозможно. Ведь Паркер заставил повторить все детали и подробности по нескольку раз».— Я сказал правду, — настаивал он. — Я вам клянусь! Все сведения верны.Фаран увидел, что Паркер оглядел присутствующих, словно спрашивая, удовлетворены ли они.Фаран же по-прежнему не осмеливался смотреть на них. Он, часто моргая, смотрел лишь на Паркера. Это было более знакомое лицо, хотя и не менее жесткое и холодное. Левая щека Фрэнка непроизвольно дергалась, и он с этим ничего не мог поделать...— О’кей! — воскликнул один из этой дюжины. — Мы все поняли.Паркер кивнул.— Кто-нибудь еще хочет что-либо спросить у Фрэнка?Вопросов не последовало, и Фаран почувствовал большое облегчение. Особенно тогда, когда Паркер сказал ему:— Теперь идите, Фрэнк. Возвращайтесь на свое место.Они подошли к спальне. Фаран вошел, а Паркер остановился у двери. Здесь Фаран сказал:— Вы можете мне доверять, Паркер! Я не причиню вам никаких неприятностей.— Надеюсь, Фрэнк!С этими словами Паркер погасил свет и закрыл дверь.Фаран остался в тревожном одиночестве. Глава 15 Заперев Фрэнка Фарана, Паркер вернулся в гостиную, где все одиннадцать парней, разместившись небольшими группками, обсуждали ситуацию. Он не вмешивался, давая им взвесить все «за» и «против». Паркер знал, что рано или поздно они обратятся к нему.Том Харли, забывший наконец-то о своих претензиях к Морзу — во всяком случае в данный момент, — встал первым и, указав на лежащие на столе бумаги, спросил:— Паркер, где будешь ты, когда мы будем заниматься всем этим?Все разом замолчали и повернулись к ним.— Здесь! Я сторожу Фрэнка, это раз. Далее: квартира служит базой для операций — для всех вас. Я буду дежурить у телефона. Вам, возможно, понадобится связь.Харли снова указал на бумаги.— Хорошо! Тут предусмотрены все точки, все хорошо продумано! Мы отправляемся и одновременно нападем повсюду! Это отличная мысль, и мне она очень нравится! И это не даст фликам сесть нам на хвост. А ты тем временем оставишь их в дураках!Генди Мак-Кей спокойно добавил:— Разработав и организовав всю операцию, разветвленную, как никогда раньше, ты, по-моему, предусмотрел все!Паркер молча кивнул. Показав на пистолеты, сваленные в кучу на столе, он прибавил:— Я позаботился и о вашем боевом снаряжении. Добыл все это прошлой ночью у одного оружейника. Все оружие новое, с боеприпасами. Я не мог его проверить, да, в сущности, вам и не придется воспользоваться ими! Хотя иметь под рукой необходимо!— Отлично, — сказал Харли. — Все это очень хорошо. Но мне хотелось бы знать, что же тебе лично принесет все это?— Ничего! — холодно ответил Паркер. Все в недоумении уставились на него. Для них это было крайне неожиданно.— Паркер! — спросил Мак-Кей. — Ты не берешь свою долю? Почему?— Вас одиннадцать. Вы идете, работаете и возвращаетесь сюда, складываете все вместе и делите на одиннадцать равных частей.Удивленный Харли недоверчиво нахмурился:— Все, кроме тебя?— Совершенно точно!— Тогда не понимаю, зачем тебе все это? — спросил Фред Дюкасс.— Я хочу, чтобы вы потом поработали и на меня, — ответил Паркер. — Но это завтра, когда все операции будут закончены. Когда добыча, — надеюсь, хорошая! — уже будет лежать в ваших карманах!Харли с удовлетворением, будто получив разгадку тайны, которая его давно тревожила, спросил:— А какое дело, Паркер?Паркер встал, достал из кармана маленькую коробочку, открыл ее и положил поверх бумаг. Потом отступил, чтобы все смогли рассмотреть ее содержимое.Губы Харли судорожно скривились от отвращения.— Что это значит, Паркер?— Это палец моего друга, некоего Грофилда.— Алана Грофилда? — поинтересовался Дэн Викца.— Да, — коротко бросил Паркер.— Да-а, — протянул Фрэнк Элкин. — Я помню его. Он работал вместе с нами в Купер Каньон.— Верно, — подтвердил Викца. — Это тот малыш, который отхватил девушку. Телефонистку.— Я работал одно время с актером Грофилдом.— Это он, — сказал Дэн Викца.— Это отличный парень! — добавил Ральф Висс.— Да, отличный! — согласился с ним Далесиа.— Я его не знаю, — небрежно протянул Харли. Он принял несколько агрессивный вид и обежал присутствующих вопросительным взглядом: — Разве я знаю этого типа, ребята?Никто ему не ответил, а Мак-Кей заявил:— Я его знаю. Мы вместе работали как-то, хоть и неудачно. Это славный парень.— А что он сделал со своей телефонисткой? — спросил Дэн Викца.— Он женился на ней, — ответил Паркер. — У них театр в Индиане.— Любопытная история! — улыбаясь, проговорил Викца.— Я знаю Алана, — вновь повторил Мак-Кей. — Так что с ним случилось? Как он ухитрился потерять палец?— Два года назад мы с ним обтяпали здесь одно дело, — ответил Паркер.И он коротко передал им историю о спрятанных на Очарованном Острове деньгах, о Лозини, Буанаделла, Дюларе, Калезиане, о хитрости и подлости последнего, о его внезапном нападении у дома Буанаделла, о ранении Грофилда, и наконец, о муках Алана и жестокости Калезиана, пригрозившего и дальше посылать Паркеру каждый день по одному пальцу Грофилда.Когда Паркер закончил свой последний рассказ, Том Харли сказал:— Теперь я понял. Мы займемся «коробками» всех этих подонков!— Да, это так! — жестко ответил Паркер.— Что ж, мы им покажем, — сказал Фред Дюкасс. — И если они, эти подонки, откажутся отпустить Грофилда и вернуть вашу добычу, мы сотрем их всех в порошок!Ральф Висс сидел все это время молча в углу и, казалось, не обращал внимания на разговор своих товарищей, погруженный в какие-то свои размышления. Теперь и он вмешался.— Это не пройдет! — резко сказал он.— Я знаю, — спокойно ответил Паркер. — Это не совсем то, что я задумал.Дюкасс повернулся к Ральфу.— Почему не пройдет? Ведь они всегда предпочитают оставаться в тени. Они согласятся заплатить за свой покой.— Я знаю этих людей, — пояснил Висс. — Они не привыкли терять и ни за что не согласятся на это. Они истратят даже большую сумму денег, наймут охрану для своих домов и заведений и ищеек, чтобы выследить Паркера...— Отправляя ему по пальцу каждый день, — добавил Стен Деверс. — Очаровательно...— Тогда чего же ты хочешь, Паркер? — спросил Том Харли.— Я хотел только освободить Грофилда и получить мои деньги! А теперь мне нужна и шкура этих подонков!Том Харли прервал его жестом:— А потом?— Я подготовил места для ваших операций. Вы отхватите хороший куш, приличный куш! И это все без особых трудностей! Потом вы вернетесь сюда... Ну, скажем, часа в три-четыре утра.Большинство из них согласно кивнули.— Ясно. А потом?— Потом вы все пойдете со мной! Это будет уже моя игра! Мы, все двенадцать, нападем на дом Буанаделла и вынесем оттуда Грофилда. А если они спрятали его в другом месте, то мы узнаем — где, и отправимся туда за ним! Но мы прикончим их: Калезиана, Буанаделла, Дюлара.Настойчивость и железная непреклонность в тоне Паркера удивила их. Несколько секунд все молчали, потом Генди Мак-Кей сказал:— Это на тебя не похоже!«Что это значит?» — подумал Паркер, рассчитывавший на безусловную поддержку Генди.— Что на меня не похоже? — переспросил он.— Две вещи. Прежде всего то, что ты так стараешься ради кого-то другого: Грофилда, меня, безразлично кого. Все мы тут достаточно взрослые, чтобы каждый занимался своим делом, а не благотворительностью! И ты, и Грофилд. Такова наша работа. То, что случилось с Грофилдом, касается лишь его!..— Нет, если мне посылают его маленькими кусочками! — твердо возразил Паркер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 виски white horse 1 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я