научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/River/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Датч Буанаделла старался сосредоточиться на вопросе Дюлара.— Ты спрашиваешь о блоке электропитания? Нет, в доме его нет. Мне он никогда не был нужен.— Ну, что ж, теперь он нам очень нужен. Есть хоть электрический фонарь?— Э... подожди! На кухне, в ящике, есть один.— Впрочем, если мы ничего не видим, то и они ничего не видят!— У фасада светло, — сказал Куинтер.— Да? — сказал Дюлар. — Пошли, Датч!— Но ведь Калезиан... — все еще старался привлечь к нему внимание Дюлара Буанаделла. — Он на моей ноге...— О, Боже мой!Послышался звук удара, потом еще одни, какой-то скользящий, и Буанаделла смог освободить ногу. Дюлар ощупью нашел его руку, схватил ее:— Пошли, проводи меня!Датч Буанаделла молча пошел за Дюларом. В прихожей был смутный свет, и можно было разглядеть дверь, ведущую в столовую.— Что это, господи Боже мой? — пробормотал Дюлар.— Хорошо бы посмотреть, — предложил Куинтер, он, оказывается, тоже шел за ними.Все трое осторожно приближались к двери. Когда они достигли ее, с противоположной стороны появился человек. Это был Ринго, один из людей Дюлара.— Мистер Дюлар? — спросил он. — Это вы? Он немного запыхался от быстрой ходьбы и был очень взволнован.— Что происходит у фасада? — спросил Дюлар.— У них есть машины, несколько машин. Они поставили их на лужайке напротив дома и зажгли все фары! Стоит только тени мелькнуть в окне, как они тут же стреляют по ней.— Но зачем им это? — ошеломленно спросил Дюлар.— Потому что они нападут с тыла! — все так же бесцветно пояснил Куинтер.— Это вы так предполагаете? — спросил Дюлар с сомнением.— Нет! Единственный источник света находится перед домом. Они появятся с тыла! Мы окажемся между ними и светом. Поэтому они будут нас хорошо видеть, а мы их не увидим!..— Черт побери! Проклятые ублюдки! — взорвался Дюлар. — Необходимо во что бы то ни стало погасить эти фары! Идите, Куинтер!Дюлар, Куинтер и Ринго быстро, но осторожно направились на другую сторону дома, к фасаду.Датч Буанаделла дошел до столовой только потому, что Дюлар тащил его за руку. Теперь, когда у Дюлара появились более неотложные дела, более сложные проблемы, Датч Буанаделла был предоставлен самому себе.Несколько секунд он стоял неподвижно, всматриваясь в темноту, прислушиваясь к звукам вокруг... Слышались выстрелы, топот бегущих, крики...Мало-помалу Буанаделла начал четко сознавать, что же здесь происходит...Это был его дом, дом делового человека! А теперь в нем были вооруженные люди, выстрелы, запах смерти... Кровь Калезиана осталась на шее и рубашке. Она уже почти высохла, но сохранила неприятный запах, вызывающий тошноту. Его семья была изгнана из дому, а он сам присутствовал сейчас при собственном уничтожении...Датч Буанаделла поднял голову ко второму этажу, где в продолжительном беспамятстве лежал Грин. Видимо, это была ошибка. Он должен был дать распоряжение сразу же пристрелить его, еще накануне, днем!.. Тогда всего этого не случилось бы! Грин должен умереть.Датч Буанаделла повернулся и стал осторожно подниматься по лестнице. Дойдя до второго этажа, Буанаделла пошел по коридору до комнаты гостей, в которой лежал Грин.Он толкнул дверь: в темноте различался лишь четырехугольник окна. Голос с другой стороны комнаты спросил:— Кто это?Датч Буанаделла узнал доктора Бенни. Почувствовав внезапную слабость и вместе с тем облегчение, Датч сказал:— Это я, доктор.Страх и волнение смешались в голосе Бенни, когда он стал жаловаться:— Я не должен быть здесь! Мистер Буанаделла, это нечестно! Я врач, и я не имею ничего общего со всем этим. Я вовсе не должен находиться здесь!— Вы можете уйти, — ответил ему Буанаделла. — Вы можете уйти, когда угодно.— В такую стрельбу?— Идите! Убирайтесь отсюда! — он внезапно получил злобное удовольствие от возможности помучить кого-то, как мучает его этот Паркер. — Вы только объясните этим людям, что вы не боец. Скажите им только, что вы — врач.— Мистер Буанаделла, я не могу...— Убирайтесь! — рявкнул Буанаделла.— Но это совершенно невозможно! Датч Буанаделла подошел к нему, в ярости схватил за горло и сжал.— Я вам говорю, чтобы вы убирались отсюда! — повторил Буанаделла.В присутствии струхнувшего врача Буанаделла почувствовал себя более сильным. Его собственная слабость, казалось, исчезла перед слабостью и страхом другого. Злоба на всех и на вся переполняла его, поэтому он еще раз крикнул:— Убирайтесь отсюда немедленно, или я убью вас собственными руками!— Вы... вы... — доктор схватил руки, сжимавшие его горло, пытаясь их разжать. — Боже мой, вы задушите меня!Датч Буанаделла еще сильнее сжал его, потом внезапно отпустил.— Проваливайте отсюда... — уже слабым голосом проговорил он.Врач не стал больше спорить. В темноте, по дороге зацепив Буанаделла, он стукнулся о стол, ощупью шаря по стене, нашел, наконец, дверь...Буанаделла осторожно последовал за ним. Ему не составляло труда передвигаться по дому, в котором он знал каждый угол, и он быстро нашел дверь, через которую вышел врач. Буанаделла закрыл дверь, хотел запереть ее и стал искать в темноте ключ, но не нашел. Да и не это было для него теперь главным.Вернувшись, Буанаделла медленно пересек комнату, нащупал кровать, обошел ее и остановился, ища в карманах спички. Найдя коробок, Буанаделла зажег спичку. В слабом ее свете он увидел Грина, беспомощно распростертого на кровати, с двумя подушками под головой. Глаза его были открыты и пристально смотрели на него.— Эй! — удивленно воскликнул Датч Буанаделла и уронил спичку. Она погасла.Даже в полной темноте Буанаделла продолжал чувствовать на себе взгляд Грина. Пристальный, он прямо преследовал его...«Способен ли Грин двигаться?» — со страхом подумал помертвевший Буанаделла, стоя в кромешной темноте. Ему казалось, что в этот самый момент Грин медленно продвигается к нему с протянутой в темноте рукой.Почти задыхаясь, Буанаделла выхватил из коробки еще одну спичку, рассыпав при этом остальные, и поспешно чиркнул ею, дрожа от напряжения и невольно охватившего его страха...Спичка вспыхнула, вырвав из темноты небольшое пространство, и Буанаделла в изнеможении, но удовлетворенный отступил в сторону. Грин лежал все так же, неподвижный, беспомощный!..«Даже слишком неподвижный», — подумал Датч Буанаделла и отступил влево, но глаза Грина были устремлены в одну точку.«Может, он уже мертв?» — промелькнуло в голове у Буанаделла, и он склонился над Грином, пристально вглядываясь в его лицо.Веки Грина слегка вздрогнули. Теперь Буанаделла понял, что глаза Грина смотрели в пространство, не видя ничего.— Ты никогда больше ничего не увидишь, подонок! — злобно произнес Датч Буанаделла, вспомнив, сколько несбывшихся планов разрушили Грин и Паркер... И в этот момент отворилась дверь...Датч Буанаделла обернулся и замер: на пороге комнаты стоял Паркер с пистолетом в руке.Буанаделла бросил спичку и быстро шагнул назад, пытаясь скрыться в темноте, но теперь его крупная фигура четко выделялась на прямоугольнике светлого окна, хотя Буанаделла этого и не подозревал.— Прощай, Буанаделла, — сказал Паркер жестким и каким-то равнодушным тоном.Датч Буанаделла поднял руки с растопыренными пальцами, как бы пытаясь задержать несущую смерть пулю... Глава 25 Паркер, двигаясь мягко, осторожно, как кошка, направился к задней стороне дома. Он знал, что Генди Мак-Кей, Дэн Викца и Фред Дюкасс были рядом с ним, хотя их не было видно и слышно.Паркер осторожно направился ко входу в кабинет, предполагая, что Калезиан, Буанаделла, Дюлар и часть охраны находятся в этой комнате.Справа вдруг возникла короткая перестрелка. Послышался звон разбитых стекол. Паркер передвигался по лужайке, заставляя себя не торопиться, действовать хладнокровно, методично.Теперь дом был совсем близко. Паркер протянул руку и коснулся стекла. Он осторожно толкнул дверь. Из кабинета потянуло свежим воздухом, остуженным кондиционерами.Прижавшись к косяку двери, чтобы не быть заметным на фоне освещенного неба, Паркер замер на пороге, прислушиваясь к шуму в доме.Никого!Паркер опустился на четвереньки. В правой руке он держал пистолет, в левой — миниатюрный карандаш-фонарик. Он прополз через порог в комнату, ощупывая дорогу левой рукой. Вскоре его рука коснулась ткани. Паркер пополз мимо лежащего, остро чувствуя запах крови. Добравшись до лица, он на миг зажег фонарик и узнал Калезиана. Значит, он попал в цель.А все остальные, кто был здесь прежде, покинули комнату, даже не подумав приказать, чтобы охраняли этот вход.Паркер встал и направился к двери. Переступив порог, он услышал шум слева, а затем в отблеске фар увидел два коренастых силуэта, сворачивающих за угол, чтобы направиться, видимо, на охрану этого входа. Но было уже слишком поздно!Мужчины остановились. Паркер достаточно хорошо различал их в бледном свете, в то время, как они его совершенно не видели. Один из них сказал хриплым голосом:— Черт возьми, ничего не видно, хоть глаз выколи.— Подожди, у меня есть спички.Паркер не стал дожидаться, пока второй чиркнет спичкой и они обнаружат его присутствие в доме, и выстрелил.Затем он свернул в другую сторону и пошел по коридору, погруженному в кромешную тьму.«В таком большом доме должна быть и задняя лестница, — размышлял на ходу Паркер, — и если Грофилд еще жив, то он именно на втором этаже».Паркер сделал еще шаг и прислушался. Дыхание? Тихим, но твердым голосом Паркер спросил:— Где ты?— А? Здесь, около окна.Паркер на слух пересек по диагонали помещение, и наконец различил прямоугольник окна и силуэт на нем.— Ты считаешь, что они пробрались и сюда? — спросил силуэт.— Да, — ответил Паркер и выстрелил в упор, сразу поняв, что это кто-то из людей Буанаделла или Дюлара.Потом, идя вдоль стены, Паркер добрался до другой двери, за которой просматривалась узкая лестница, ведущая наверх.Паркер поднялся уже почти до половины лестницы, когда услышал, как какой-то человек, задыхаясь и что-то бормоча, стал поспешно спускаться.Паркер притаился, потом почувствовал, как его руки коснулся кожаный саквояж спускающегося человека. Быстро преградив ему дорогу, правой рукой Паркер дотянулся до его горла, в левой держа наготове фонарик-карандаш. Тут же послышался вскрик:— А-а-а-а!Паркер ткнул ему пистолетом в бок и тихо спросил:— Где Грин? Где ваш пленник?— Я... Господи, Боже мой! Я не имею ко всему этому никакого отношения... Я врач!Паркер с силой прижал его к лестнице.— Специалист по пальцам?Человека охватила сильная дрожь, он молчал.— Где Грин? Быстро!— Наверху. Вторая дверь налево. Вы должны понять мое положение. У меня не было...Паркер отвел пистолет немного в сторону и выстрелил. Дав телу скатиться вниз, он стал осторожно подниматься дальше.Паркер прошел вдоль стены налево, прошел мимо первой, открытой двери, и добрался до второй, закрытой.Паркер осторожно приоткрыл ее и при свете спички, которую держал Буанаделла, смог рассмотреть ее обстановку.На кровати под простыней неподвижный Грофилд... Без сознания или... мертвый...У кровати стоял Буанаделла, подняв зажженную спичку.Оглянувшись на звук открывшейся двери и обнаружив застывшего на ее пороге Паркера, Буанаделла бросил спичку, и темнота скрыла его.Он отступил несколько шагов в сторону от прежнего места, надеясь, что Паркер потеряет его в кромешной темноте, и он сумеет выскользнуть из комнаты. Отступая в сторону, Буанаделла оказался между Паркером и окном, на фоне которого четко обрисовался его силуэт.— Прощай, Буанаделла, — последнее, что он услышал... Глава 26 Центральная электростанция вышла из строя в три часа двадцать минут утра.Как только погасло электричество, полиция и пожарные этого района города, немедленно извещенные об аварии, приняли необходимые меры, предусмотрительно принятые для подобных случаев.Две коммерческие зоны находились в погруженном в темноту районе, и на них было сконцентрировано все внимание и все усилия полиции и пожарных.Жилые кварталы не патрулировались, кроме тех экстренных случаев, когда к ним обращались по телефону и просили помощи.В эту ночь экстренных сообщений в полицию не было.Возникшая возле дома Датча Буанаделла стрельба разбудила жителей соседних домов. Девять семей лишились сна, и это было страшно. Каждый думал, томился в неведении, предполагал, что же случилось: нападение или переворот?Разбудили их звуки выстрелов, и только потом уже выяснилось, что электролиния повреждена, света нет. Когда кто-то из соседей попытался вызвать по телефону полицию, как это всегда делается в подобных случаях, вдруг выяснилось, что телефоны тоже не работают.Один из жильцов, достав ружье, спрятался со своей семьей в бомбоубежище за домом, построенное еще в 1935 году. О его существовании он только теперь вспомнил. Двое других, вооружившись ружьями, стали на страже у дверей своих домов.Большинство же разбуженных и возбужденных семей испуганно переговаривались вполголоса, собравшись группками вокруг керосиновых ламп или у зажженного газа. Никто толком не знал, что предпринимать... и нужно ли вообще что-либо делать... * * * В это время Генди Мак-Кей, Дэн Викца и Фред Дюкасс переходили из комнаты в комнату по первому этажу дома Датча Буанаделла, методически ликвидируя людей Дюлара и Буанаделла, не желая оставлять кого-нибудь в живых.Паркер оставался наверху, у входа в комнату, где лежал Грофилд. Он чутко прислушивался к происходящему вокруг, готовый, если потребуется, мгновенно действовать. Пока же он не хотел покидать еле живого друга.Майкл Карлоу и Филли Уэбб, укрываясь за своими машинами, стреляли во все, что появлялось в окнах здания. Две фары уже были разбиты пулями, но остальные продолжали ярко освещать дом.Ник Далесиа присоединился к Стену Деверсу в правом крыле здания. Света здесь было достаточно, чтобы наблюдать за боковыми окнами, если кто-то попытается напасть на их товарищей, уже проникших в дом.Генди Мак-Кей и Том Харли взяли под свое наблюдение левое крыло.Все шло по плану!Люди Дюлара и Буанаделла были испуганы и растеряны. Они потеряли своего шефа... Половины из них уже не было в живых, многие тяжело ранены, а остальные совершенно не знали, что им делать дальше.Дюлар и Куинтер пытались организовать оборону, но в темноте и в этом хаосе было просто невозможно в чем-то ориентироваться. Осажденные в огромном здании, в кромешной темноте, боясь появиться вблизи освещенных мест, находясь под прицельным огнем неуязвимого врага, теряя людей, они напоминали сейчас молодых бычков в загонах, мечущихся среди уже перебитых собратьев...На втором этаже шесть человек, собравшись в главном коридоре, тихо спорили, пытаясь принять какое-либо разумное решение. Двое предлагали спуститься по главной лестнице и выступить навстречу противнику, остальные четверо были против. Один из них предложил даже выпрыгнуть из окна на лужайку, но другой запротестовал:— Дом окружен со всех сторон! Как только мы покажемся, они в ту же секунду нас подстрелят, как куропаток!— Но, Боже мой, сколько же их всего?— По-моему, не меньше сотни!Эти шестеро представляли собой весь наличный состав людей Дюлара. Они все еще пытались найти выход из создавшегося положения, даже не предполагая, что останутся изолированными на этаже.— А если спуститься по задней лестнице, чтобы атаковать этих ублюдков с тыла? — предложил один из них. — Поступить с ними так же, как они поступили с нами.Паркер, стоя на пороге комнаты Грофилда, слышал весь этот разговор. Если бы они решили бежать, он дал бы им эту возможность. Но они все же решили спуститься по лестнице в кухню и атаковать нападающих с тыла. Поэтому у Паркера не было выбора.Достав из кармана свой карандаш-фонарик, Паркер последовал за ними до лестницы и замер здесь, пока не убедился, что все они находятся теперь на узкой лестничной клетке. Затем он внезапно включил фонарик и сверху стал методично расстреливать их, одного за другим...Внизу, в большом салоне, к которому спускалась главная лестница, Дюлар и Куинтер, сидя на полу, безуспешно пытались составить план разумной защиты.Ринго, доверенный человек Дюлара, бродил по дому, собирая сюда всех оставшихся в живых.— У них осталось совсем немного времени, — высказал свое предположение Куинтер. — Они понимают, что должны исчезнуть еще до появления здесь полиции.Эрни Дюлар ворчливо заметил:— Они хорошо спланировали нападение, черт возьми! Я же выбрал плохую тактику защиты в этой борьбе...— Нет, — возразил Куинтер. — Вы должны были быть рядом с Датчем Буанаделла. И Фрэнк Шродер — тоже, вот почему я здесь! Какой бы урон ни нанес нам сегодня Паркер, он все же пришлый. Он пришел и уйдет! А организация должна быть сохранена и на будущее оставаться дееспособной!— Да она же просто разваливается на кусочки, Боже мой! — воскликнул Дюлар. * * * Через главный вход Фред Дюкасс медленно и осторожно вошел в большой зал столовой. Лишь на какое-то мгновение возник он на фоне открытого окна. Пуля попала ему в правый висок, отбросив на витрину с редкими вещами. * * * Несколько человек вошли в большой салон, осторожно передвигаясь, низко пригнувшись, чтобы не было видно из окон. Ринго вошел последним, заявив:— Это все, кто остался в живых... Я искал повсюду, но наверху больше никого нет.Эрни Дюлар быстро пересчитал людей, явившихся с Ринго. Их было всего семнадцать, вместе с Куинтером и с ним самим... Больше Куинтеру и Ринго собрать так и не удалось!..— Мы останемся здесь! — решил Дюлар. — Вскоре должны появиться флики, и тогда Паркеру с его бандитами придется быстро исчезнуть! Нам необходимо дождаться прихода полиции здесь.И именно в этот момент Генди Мак-Кей бросил в комнату бомбу. Глава 27 Фрэнк Элкин остановил машину напротив госпиталя и погасил фары. Рядом с ним сидел Ральф Висс. Они подождали, пока глаза привыкнут к темноте.На этой стороне улицы госпиталь был единственным зданием во всем квартале, где горел свет. Здесь работал свой генератор.За госпиталем находился его автомобильный парк.Элкин с большой тщательностью выбрал одну из машин «скорой помощи», поколдовал под капотом и выехал со стоянки, не включая фар.Теперь в их распоряжении была и «скорая помощь». * * * Своим карманным фонариком Паркер светил Генди, который взламывал стенной шкаф Датча Буанаделла в его рабочем кабинете.Генди достал из взломанного сейфа пачки банкнот.— Неплохо выглядит, а? — воскликнул он, показывая на них.Паркер никак не прореагировал. Он лишь протянул ему карманный фонарик, сказав:— Вот, возьми, я сейчас вернусь! * * * Вся эта сложная операция по захвату дома Датча Буанаделла заняла меньше часа. А казалось, прошла целая вечность!Фред Дюкасс был мертв, Тома Харли легко ранило в руку. Его увез Ник Далесиа. Сюда, на поле сражения, они больше не должны были возвращаться.Дэн Викца был наверху: он осторожно привязал Алана Грофилда к матрацу, чтобы его можно было вынести из дома.Филипп Уэбб и Майкл Карлоу отправились на поиски других машин. Надо было заменить вышедшие из строя во время перестрелки. * * * Паркер и Деверс вышли через главам вход. Машины все еще стояли на лужайке перед домом, но их фары уже были погашены. Свет падал только от санитарной машины, стоявшей невдалеке от дома.Из нее вышел Фрэнк Элкин, довольно улыбаясь.— Если я правильно вас понял, вы тут обошлись без меня! — воскликнул он.— Мы тут прошлись, как ураган! — ответил Стен Деверс.Элкин не выключил двигатель «скорой», и она стояла, тихо урча. Теперь он включил все ее огни и, обойдя машину, сказал Паркеру и Деверсу:— Хорошая машина, не правда ли?— Очень, — согласился Паркер.— Это было здорово, Паркер! — сказал Элкин. — Но меня ждет Ральф. Пока! До скорой встречи.— В один из ближайших дней!Элкин присоединился к Виссу, который ждал его в машине.Паркер открыл двойную заднюю дверь санитарной машины, осмотрел ее изнутри.Когда Паркер вылез из машины, Генди Мак-Кей и Дэн Викца уже выносили из дома Алана Грофилда на матраце, под который положили две длинные доски.Паркер помог им удобнее устроить Грофилда на носилках в машине, пристегнув раненого эластичными ремнями.В это время подъехали на новых машинах Майкл Карлоу и Филли Уэбб. Дэн Викца сел в машину Карлоу, и та сразу же отъехала.— Кого-нибудь подвезти? — предложил Филли Уэбб.— Стена Деверса.— Нам следует поторопиться! — сказал Паркер.— Да, я уже начинаю нервничать, — заявил Уэбб. Он был прав. Часа было достаточно, чтобы флики смогли разобраться в ситуации и с минуты на минуту появиться здесь.Паркер посмотрел на дом. В этот момент из него выходили Деверс и Харли. На Стене Деверсе было какое-то подобие белой куртки, и он тащил банку с краской.Подойдя к «скорой», он быстрыми мазками стал покрывать название госпиталя на дверцах машины.Харли протянул Паркеру небольшой синий чемоданчик:— Я нашел его в одном из шкафов и положил сюда деньги из сейфа.— Ты не успел их сосчитать?— Успел. Немногим больше пятидесяти восьми тысяч.Паркер еще раз внимательно обвел всех взглядом.— Этого мало, — коротко бросил Паркер.— А сколько он тебе был должен? — спросил Харли.— Семьдесят три тысячи.Паркер еще раз оглядел дом. О взрыве бомбочки в гостиной красноречиво говорили выбитые стекла. Кое-где были повреждены и рамы. Выглядел дом, как после серьезной переделки.Паркер пожал плечами:— Ладно, удовольствуюсь этим.Харли засмеялся.— Ты удовольствуешься этим? Мягко сказано! Я считаю, ты можешь заявить во весь голос, что неплохо посчитался с ними!— Послушай, — перебил Филли Уэбб, — ты едешь со мной или нет? Нужно побыстрее убраться отсюда.— Да-да, — сказал Харли. — Иду! Стен Деверс замазывал надпись уже на задней дверце санитарной машины.— Так ты идешь? — спросил его Уэбб. Деверс посмотрел на Паркера:— Может, мне поехать с тобой?Паркер не видел в этом необходимости, поэтому спросил:— А зачем?— Разве тебе не нравится моя белая курточка? Вдруг случится в дороге какая-нибудь загвоздка, ты — шофер, а я — молодой, гениальный санитар! — Стен Деверс широко улыбнулся. — Это мне подходит! Я еще никогда не путешествовал в санитарной машине.— Тогда едем! — решил Паркер. Глава 28 Вибрация, толчки... Алан Грофилд открыл глаза. То, что он увидел, поразило его. Низкий выгнутый потолок. Хромированные перильца и поручни. Стенки и потолок обиты тканью. Быстрое и вибрирующее позвякивание.«Санитарная машина! — мелькнула мысль. — Почему? Что еще предстоит пережить?» — и он впал в беспамятство.Когда Грофилд снова пришел в себя, было гораздо светлее. Должно быть, уже после полудня.Вибрация продолжалась.На этот раз Грофилд вспомнил, что уже просыпался. Вспомнилось ему и другое: ведь он, Алан Грофилд — владелец летнего театра. Он чаще всего, прогорал, но это было естественно! Да... он поехал с Паркером в один городишко, его название...И тут Грофилд вспомнил, что его ранили, серьезно ранили... Буанаделла... окно-дверь... тип снаружи на лужайке... выстрел... тупой удар в грудь...— Этот ублюдок все же не убил меня! — прошептал он.Дальнейшее Грофилд уже не мог припомнить... Были лишь нестерпимая боль, мучения, беспамятство, темнота.— Салют! — произнес чей-то голос.Грофилд очень медленно повернул голову и увидел светловолосого парня в белой куртке, с радостной улыбкой склонившегося над ним.— Ты все же пришел в себя! Просто здорово! — сказал парень.— Я так же удивлен, как и ты, — медленно и тихо прошептал Грофилд. Он пытался говорить как можно отчетливее, но его голос еще плохо повиновался ему. — Ты врач?— Меня зовут Стен Деверс. Твой друг Паркер ведет эту прекрасную машину! И в ней едешь ты, Алан Грофилд. О тебе я слышал раньше, от ребят.Алан Грофилд попытался приподнять голову, но силы оставили его.«Паркер ведет санитарную машину? Но почему?» — подумал он.— А что произошло? — прошептал Грофилд.— Ну, знаешь, дружище, это слишком долго рассказывать! Событий было столько, что не расскажешь и за несколько часов.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 вино bougrier 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я