научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/vanni/100x70/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Человек с черным галстуком-бабочкой и в цветастом пиджаке, бывший бухгалтер по имени Натан Симс, теперь имел большое влияние на политическую машину города, занимался он также и некоторыми личными финансовыми проблемами мистера Лозини.По мере приготовления овощи распространяли в воздухе приятный запах. Издалека доносились голоса женщин, сидящих у пруда.Лозини с удовольствием смотрел на произведение своего кулинарного искусства, потом улыбнулся гостям, те улыбнулись в ответ.Лозини считал себя тонким знатоком кухни, и никто из его окружения не спорил с ним. Это было честью — быть приглашенным к его столу! И было катастрофой быть слишком долго неприглашенным...Никто никогда не уклонялся от приглашений Лозини.На взгляд гостей, овощи поджаривались слишком медленно, но Лозини так не считал, он смотрел на них с отеческой улыбкой, но сразу же настороженно поднял голову, услышав, как Гаролд вышел из дома. Белая куртка Гаролда сидела на нем безукоризненно.Лозини ждал с деревянной ложкой в руке; трое приглашенных скромно отошли в сторону. В мире, в котором они жили, лучше было не слушать посторонних разговоров.Гаролд подошел, склонился над сковородкой, и тихо произнес:— Вас просят к телефону, мистер Лозини.— Кто? — резко и коротко спросил тот.— Я не знаю, мистер Лозини. Он отказался назвать свое имя.Лозини нахмурился.— Что он хочет?— Он только сказал, что это по поводу парка с аттракционами, сэр.Лозини сощурился, как будто его обдало горячим паром.— Что это за тип? — спросил он и тут же, кажется, понял сам.— Я не знаю, мистер Лозини, — ответил Гаролд, который и не мог быть в курсе дела. — Он только сказал, что должен вас предупредить.— Ладно, ладно! — нетерпеливо кивнув головой, прервал его Лозини.Прищурившись, он посмотрел на дом. Тип, два года назад ограбивший бронированную машину, прятался в парке с аттракционами. Тогда Лозини послал по его следу своих ребят, но те его упустили... Кто же хотел говорить с ним по телефону?Гаролд терпеливо ждал. Гости в стороне о чем-то беззаботно болтали. Лозини, наконец, принял решение:— Хорошо, — сказал он и повернулся к гостям.— Нат! — позвал он.Натан Симс, бывший бухгалтер, подошел, вопросительно, но вежливо подняв брови.— Я могу чем-либо помочь? — спросил он. Лозини протянул ему деревянную ложку.— Мешай это, — сказал он, — и не давай подгореть. Он обернулся к Гаролду:— Я буду разговаривать в бунгало.— Хорошо, мистер Лозини.Гаролд вернулся в дом. Лозини большими шагами направился к бунгало. Он вошел, включил свет, плотно закрыл дверь и, сев на кровать, снял трубку.— Алло!— Лозини? — спросил чей-то резкий бесстрастный голос.— Да, это я, — ответил Лозини и услышал щелчок:Гаролд на кухне положил трубку.— В последний раз, когда вы меня видели, — продолжал голос, — вы приняли меня за флика по имени О’Хара. Вы подумали, что меня ранили в голову.Лозини мгновенно понял: это был тот взломщик, которого они преследовали в парке аттракционов! Тогда этот подонок скрылся, переодетый полицейским из команды Лозини.— Мерзейший подонок! — сказал Лозини, судорожно сжимая трубку и наклонившись вперед.Ему хотелось сказать, что трое его лучших ребят погибли в тот раз, и что грабитель еще не заплатил за это, но он сдержался. Такие вещи не говорят по телефону.— Я хотел бы снова повстречаться с тобой, — продолжал Лозини немного помолчав. Он задыхался от сдерживаемого гнева.— Вы должны мне деньги! — твердо проговорил голос.Лозини даже онемел от такой наглости. Уставившись прямо перед собой, на умывальник, он не сразу нашелся, что ответить такому наглецу.— Лозини?— Где... — Лозини прокашлялся. — Где ты находишься?— В городе. У вас моя добыча, и я пришел забрать ее.— Какая, черт побери, добыча? У меня нет никаких твоих денег, да и не об этом сейчас речь!— Это те деньги, которые я спрятал. Вы их у меня взяли, и я хочу их вернуть. Итак, вы мне их вернете без фокусов, или мне следует рассердиться?— Все, что я тебе дам, это ногой под зад, — выдохнул Лозини.Тот, на другом конце провода, по-прежнему оставался спокойным и только поинтересовался:— Вы знаете Карна?— Что?— Он руководит делами того же рода, что и ваши...— Нет, совсем нет. Он... О, я понимаю, что ты хочешь сказать! — Лозини снова пришел в ярость. — Мне наплевать на твоих знакомых или незнакомых! Я хочу твою шкуру, и я получу ее!— Позвоните Карну! — так же спокойно посоветовал голос.— Мне нет необходимости звонить кому то бы ни было...— Все же позвоните ему! — оборвал его голос. — И спросите, что нужно делать, если вы должны деньги некоему Паркеру.— Приходи сюда, и мы расплатимся — гарантирую тебе это!— Позвоните Карну! — повторил еще раз тот же голос. — А я еще раз позвоню вам завтра вечером, чтобы сказать, куда их положить...— Я ни у кого ничего не буду спрашивать!— Тогда вы совершите большую ошибку! — сказал голос.Лозини резко бросил трубку. Сразу же пожалев об этом, он снова схватил ее, но связь уже оборвалась.«Жаль! — подумал он. — Может, удалось бы его приблизить... Паркер? Очень хорошо!»Лозини быстро набрал номер. Лучший из его ребят был убит тогда в парке аттракционов... Убит именно этим подонком, который теперь явился требовать деньги. Его заместитель, Тэд Савелли, возможно, когда-нибудь тоже станет лучшим, но этот день еще не наступил. Но тем не менее он разбирался в таких делах.— Алло!— Тэд?— Да, мистер Лозини.— Тэд, ты помнишь дело с парком аттракционов?— Да, сэр.— Парень, который это сотворил, — он называет себя Паркером, — заявил мне только что, что он в городе! Он звонил мне.— Это действительно он?— Мне кажется, да. Я очень хотел бы с ним встретиться... Ты понимаешь, что я хочу сказать?— Да, сэр, я очень хорошо понимаю!— Как ты считаешь, его сложно разыскать?— Если он в городе, — ответил Тэд Савелли, — то я его найду!— Браво, малыш!Лозини положил трубку и несколько секунд сидел неподвижно, глядя на телефон. Его обуревало желание позвонить Карну. Он едва был с ним знаком, но всем было известно, что это видная фигура в обществе. Но что изменится от этого звонка? Если этот подонок Паркер действительно протеже Карна, то он бы появился открыто и не один. Нет, это блеф просто, и Паркер — обыкновенный вооруженный грабитель.И даже если бы Карн или кто-то другой посоветовал бы ему вернуть деньги Паркеру, это ни к чему бы не привело: у Лозини не было денег этого мошенника. Два года назад, когда Паркеру удалось скрыться, Лозини все перерыл, но безрезультатно. Нельзя отдать то, чего не имеешь!Лозини встал, вышел из бунгало и вернулся в патио, где его приглашенные все еще помешивали овощи на сковородке, больше всего беспокоясь, чтобы не пережарить и не испортить их.При виде хозяина Натан Симс облегченно вздохнул. Да и остальные гости тоже почувствовали облегчение.— Спасибо, ребята, — сказал Лозини, взяв ложку из рук Натана Симса, и принялся рассматривать содержимое сковородки.Теперь овощи представляли собой зеленоватое пюре, а пар издавал запах горелого...Лозини посмотрел вокруг. Теперь его все нервировало и раздражало... Глава 6 — Она действительно хороша, ваша библиотека, — сказал Грофилд.Девушка, идущая впереди него по проходу, обернулась.— О, спасибо! — ответила она так, будто он восхитился ее красивыми ногами, что вполне соответствовало действительности.Они пересекли читальный зал, все столы которого были свободны.— Похоже, дела здесь идут не шибко? — спросил Грофилд.Девушка глубоко вздохнула и безнадежно пожала плечами.— Что можно ожидать от такого города, как этот? — ответила она.«Ну, конечно, — подумал Грофилд, — она считает себя здесь розой на навозе! А впрочем... Может быть, стоит эту розу сорвать?»— А какие в вашем городе есть развлечения? — поинтересовался он.— Почти... ничего! Вот мы и пришли. В небольшом закутке помещались деревянный стол и стул. На столе стоял аппарат для чтения микрофильмов. С улыбкой глядя на это убранство, Грофилд заявил:— Очень неплохо! Прелестно!Она широко улыбнулась, чтобы показать, что она понимает шутки, вероятно, решив, что встретила родственную душу.— Вы должны посетить дискотеку.— В самом деле?— Это замечательно!Он несколько секунд смотрел на нее, но, судя по выражению лица, она не собиралась провести его в укромный уголок, где бы он смог без помех поинтересоваться ею поближе.По привычке и чтобы не испугать малышку, он вполне благонамеренным тоном поинтересовался:— Но должно же быть здесь что-нибудь, где можно погулять после захода солнца?Она поморщилась, показывая свое презрение.— Все смотрят телевизор, — ответила она.— Я хочу вам сказать, — продолжал он, — что сейчас даже не знаю, буду ли занят сегодня вечером, но дайте мне номер вашего телефона на случай, если я буду свободен. Я позвоню вам. Посмотрим тогда, что нам предложит добрый город Тэйлор.— О, сегодня вечером я не могу, — неуверенно ответила девушка.«Это тоже неплохо!» — подумал Грофилд.— Может, попозже, на неделе? — предложил он.— Согласна! Хорошая мысль, — она была явно обрадована. — Вы запишите...Он не понял, что она имела в виду.— Да?— ...мой номер телефона.— О, да! — Грофилд достал записную книжку. — Говорите.Она продиктовала ему семь цифр, а когда он записал, добавила:— Я в самом деле огорчена за сегодняшний вечер!..— Знаете, такая красивая девушка, как вы... Я не должен был надеяться, что вы будете свободны, особенно в пятницу вечером.Она просто расцвела.— О, благодарю вас! Это мило.— Я не могу лгать в библиотеке, — сказал Грофилд. — Итак, газеты...— Ах, да! — она засуетилась. Широким жестом указала на полки. — Они там. Более свежие сверху, а старые — внизу. А тома, что на нижней этажерке — это указатели.— Отлично! Большое спасибо!— Ну, что ж, — с улыбкой проговорила она. — Пожалуй, не буду вам мешать.— До скорого...Грофилд с дружеской улыбкой кивнул ей и подождал пока она ушла.Девушка уходила, неестественно виляя бедрами. Наконец-то Грофилд мог заняться микрофильмами «Таймс Хроникл» — единственной ежедневной газеты Тэйлора.В самом свежем указателе он обнаружил три ссылки на самого Лозини, потом с полдюжины ссылок об организованной преступности. Все это было многообещающим.Он взял с верхней полки коробки с соответствующими микрофильмами, достал и, заправив один из фильмов в аппарат, сел, чтобы приняться за чтение.Почти два часа изучал он карьеру интересующих его людей.Алан Лозини, Фрэнк Фаран, Луис «Датч» Буанаделла, Натан Симс, Джек Валтер, Эрнст Дюлар... Почти все они многого достигли за два прошедшие года. Ознакомившись с фильмами, Грофилд получил полное представление об активности городского преступного мира. Его записная книжка была полна заметок. У него устали глаза, от неудобной позы начала ныть спина.Грофилд встал, положил очередной фильм в коробку, поставил ее на полку. Потер глаза, потянулся, сунул записную книжку в карман и направился к выходу.Поработал он неплохо!Девушка словно ждала его появления: тут же встала из-за стола ему навстречу. Грофилду пришлось остановиться.— Знаете, — прошептала она, — я смогу освободить сегодняшний вечер.«Вероятно, она отменила свидание с молодым человеком, сославшись на мигрень», — подумал Грофилд. Он почувствовал себя слегка виноватым перед девушкой.— Да ведь это замечательно!— Тогда, если и вы будете свободны...— Я очень надеюсь на это, — сказал он, внезапно вспомнив, что у него есть номер ее телефона, но ведь он не знает, как ее зовут. Спросить напрямую было не совсем удобно. И он попытался действовать дипломатически.— Я вам позвоню, если буду свободен. Да, меня зовут Алан, Алан Грин.— Привет, Алан! А меня зовут Лори Нивен.— Отлично! Я буду называть вас Лори.Они вновь обменялись улыбками, и Грофилд вышел.Вернувшись в отель, он застал Паркера стоящим у окна комнаты: тот рассматривал огромную предвыборную афишу.Услышав шаги своего напарника, Паркер тут же повернулся.— Лозини отказал, — лаконично сказал он. Грофилд бросил записную книжку на кровать.— Что ж, выбирай!— Уже выбрал! Глава 7 У Фрэнка Фарана было расстройство желудка. Без сомнения, всему виной эта китайская кухня, от которой он не мог отказаться у Лозини. Уж там-то не попривередничаешь, а уж тем более не покритикуешь, что бы Лозини ни приготовил.Но, Боже мой, он дорого заплатил за это: целый день пил лишь сельтерскую воду, и только около половины девятого позволил себе съесть в клубе луковый суп.Анги, служащая бара, с которой он спал уже некоторое время, пришла к нему около десяти часов вечера. Но ему было не до развлечений с нею.— Я очень плохо себя чувствую, — сказал он.— Скажи-ка, это скверно!Анги, славная девушка, несмотря на ее тридцать семь лет, с такой худенькой и хрупкой фигуркой, что казалось, будто имеешь дело с подростком.— Я сожрал какую-то гадость и до сих пор мучаюсь, — сказал он.— Хочешь что-нибудь выпить?— О, Боже мой, нет! А как там дела внизу?Она пожала плечами.— Сегодня ведь пятница, — ответила она.Другими словами, дела шли хорошо.«Нью-Йорк Рум» имел постоянную, хотя и немногочисленную клиентуру, развлекая ее стриптизом. «Коробка» всегда была переполнена в пятницу и субботу вечером, когда играл джаз-оркестр, исполняя поп-музыку. Эти вечера покрывали все расходы и к тому же приносили немалый доход.— Тебе больше ничего не нужно? — спросила Анги.— Пожалуй, нет. До скорого.Он смотрел, как она выходила, и почувствовал себя еще более разбитым.По законам Тэйлора, «коробка» в будние дни должна была закрываться в полночь, а в пятницу и субботу — в час ночи.В час двадцать, когда последние клиенты собирались уходить, Фаран, сидя за счетами, прикидывал выручку. Он уже подводил общий итог, когда дверь вдруг отворилась и с безумным видом ворвалась Анги.— Эти типы... — начала она и порывисто указала на двух мужчин, вошедших за ней.Фаран поднял голову, посмотрел на незваных гостей и мгновенно все понял. Он не верил своим глазам! Напасть на «коробку», принадлежащую самому мистеру Лозини? Это мог только безумец!..Но, Бог ты мой, они пришли именно для этого!.. Оба высокие, на лицах черные маски. Достаточно угрожающий вид, холодные глаза. Они быстро осмотрелись. И оба почти одновременно сунули левые руки в карманы пиджаков.Анги испугалась. Через открытую дверь, пока вошедшие ее не захлопнули, Фаран успел увидеть, что его служащие занимались своими обычными делами: ставили стулья на столы, начинали убирать помещение бара.Значит, эти двое вошли, когда в зале были посетители, и выбрали Анги, заставив ее проводить их сюда, нисколько не вызвав беспокойства остальных.Спокойные, деловые, быстрые, настоящие профессионалы.Анги, отступив к стене, едва пробормотала:— Они хотели, чтобы я... они... я не могла...— Все в порядке, дорогая, — сказал Фаран. Он чувствовал, что не должен вставать с места, но протянул обе руки, чтобы успокоить Анги.— Не беспокойся, — сказал он, — они никому не причинят зла.— Совершенно верно! — отозвался один из них. — Вы отлично знаете, чего мы хотим! Другой сказал Анги:— Вы совершенно ничем не рискуете, моя красавица. На следующей неделе вы будете рассказывать подружкам интересную историю, что приключилась с вами.— Вы совершаете грубейшую ошибку, ребята! — сказал Фрэнк Фаран.Эта реплика Фарана осталась без ответа. Лишь первый — похоже, он был главный — приказал:— Держите руки на столе!— Я не идиот, — возразил Фаран, — чтобы сопротивляться, — и он положил руки на стол. — Но вы, должно быть, не знаете, кому принадлежит эта выручка. Возможно, вы не в курсе дел в этом городе.Первый подошел к письменному столу и взял пачку двадцатидолларовых билетов, скрепленных резинкой. Они были уже пересчитаны и упакованы.— Мы в курсе дел, Фрэнк, — сказал он.Фаран нахмурился. Эти люди его знали?Оба парня были в шляпах, в очках в черепаховой оправе, и у обоих были усы.Фаран прищурился, стараясь получше разглядеть лица за камуфляжем.У ближайшего к нему, того, что подбирал еще не упакованные деньги — десяти-, пяти— и однодолларовые бумажки, чтобы сунуть их в карман, — было широкое лицо с крупными чертами, широко расставленные черные глаза и узкогубый рот.Другой, прислонившийся к двери и уговаривавший Анги не волноваться, был тоньше, более непринужден и всем своим обликом напоминал красивого киноактера. У него тоже был очень уверенный вид, но без холода и излишней суровости первого.Фаран был уверен, что никогда не видел ни того, ни другого.— Послушайте, — сказал Фаран. — Лично мне наплевать на то, что вы ограбите этот барак! Но если вам известно, кому он принадлежит, то вы делаете все, чтобы доставить себе очень большие неприятности!Главарь не обратил на эти слова никакого внимания. Он закончил сбор денежной выручки — было немногим меньше девятисот долларов, уже сосчитанных Фара-ном, — и протянул руку к кредитным карточкам.Фаран так удивился, что невольно сделал протестующий жест и даже выкрикнул:— Послушайте, что вы...Мощным ударом детина тут же прижал руки Фарана к столу.— Не будьте идиотом! — рявкнул он.— Послушайте, — сказал Фрэнк бесцветным голосом. — Я думал... Они ведь вам ни к чему. Что вы с ними...«Динер клуб». Детина подобрал бумаги, сунул их в карман и протянул руку за бумагами «Банк-америкэнз».Фаран продолжал с недоумением наблюдать за действиями незнакомца. Он был до такой степени потрясен, что вообще перестал понимать что-либо.— Вы ведь не сможете... Вы ничего не сможете сделать с этими бумагами. Вы не сможете нигде обменять их на деньги!Если наличность в этот момент составила около девятисот долларов, то по кредитным карточкам было еще около трех тысяч. Это будет большая потеря для «Нью-Йорк Рум», если незнакомцы заберут их, хотя они сами никак не смогут воспользоваться этими карточками. Единственное разумное в этой акции то, что множество клиентов пило и ело за счет... Лозини!«Америкэн Экспресс». «Мастер Шарж». «Карт Бланш».Фаран только смотрел, как исчезали расписки в кармане детины.В другом конце комнаты второй тип продолжал разговаривать с Анги, давая ей любезные, даже немного легкомысленные обещания, и Анги теперь уже почти успокоилась. Стоя рядом с незнакомцем, она широко раскрытыми глазами смотрела на все происходящее, но уже не с таким безумно-испуганным видом, с которым она ворвалась в кабинет.Что касается Фарана, то тот был в полной панике.— Эти же расписки для вас совершенно бесполезны! — опять повторил он. — Вы заставляете нас терять бабки, абсолютно без пользы для себя... Зачем это, Боже мой! Зачем?Детина тем временем спрятал все карточки в карманы. Вытащив пистолет, он взял его за дуло и трижды с силой ударил по столу — на нем появились три довольно глубоких отметины.При каждом ударе Фаран лишь судорожно зажмуривался.Между тем детина процедил:— Когда мы уйдем, позвоните Лозини и скажите ему, что это только в счет того, что он мне должен! Я не собираюсь его разорять. Вы хорошо поняли, Фаран?Фаран поднял глаза.— Да!— Повторите!— То, что вы взяли, это только в счет того, что он вам должен. Речь вовсе не о том, чтобы его разорить.— Верно, Фаран!Детина отступил на шаг, спрятал пистолет, потом кивнул на Анги:— Эта молодая дама проводит нас до тротуара. Не предпринимайте ничего, пока она не вернется сюда!— Нет! — воскликнула Анги сдавленным голосом. Парень у двери обратился к ней тоном дружеского участия:— С вами ничего не случится, моя прелесть! Мы только пройдем вместе с вами через клуб, как только что вошли сюда!Детина еще раз переспросил:— Вы все хорошо поняли, Фаран?— Да, понял.Детина удовлетворенно кивнул и повернулся к Анги.— Пошли! — сказал он.Анги покосилась на Фрэнка, словно спрашивая разрешения.— Не волнуйся, Анги, — сказал он. — Они не причинят никому вреда.— Точно! — сказал тип у двери. — Совершенно точно. Мы никому и никогда не причиняем вреда, вот так! Пошли, Анги, и поделитесь со мной своими любовными секретами.Они вышли из кабинета. Детина, замыкавший шествие, захлопнул за собой дверь.В первый момент рука невольно потянулась к телефону, но Фрэнк не снял трубку. Он мог сделать это, но из каких-то смутных соображений решил все же последовать указаниям типа.Фаран ощупал повреждения на своем письменном столе: он безнадежно испорчен. Такие глубокие дыры вряд ли возможно отремонтировать.Вбежала Анги.— О, Фрэнк! О, господи!Фаран снял трубку и стал набирать номер.— У них там была машина, — проговорила Анги. Она запыхалась, будто пробежала стометровку. — Номерные знаки покрыты пылью, их не разобрать, но это «шевроле» темно-зеленого цвета.— Ерунда, — сказал Фаран. — Наверняка машина нанята под фальшивым номером.Он набрал номер и теперь с нетерпением ждал, когда ему ответят.Анги обошла стол, наклонилась к Фарану и обняла его.— Боже, мой, Фрэнк, — сказала она. — Я так испугалась...— Подожди, позже... — отозвался он.Тут желудок его запротестовал, он не смог удержаться и выпустил газы... Несмотря на то, что было ужасно неловко перед женщиной.— Боже мой, — сказал он, одновременно и смущенный и облегченный, — Боже мой, я...— Фрэнк?— Позже, черт возьми!Резким жестом он сбросил ее руку со своего плеча. Наконец на другом конце провода раздались звонки. Анги отошла от него с обиженным видом. Он чувствовал, что должен был обнять ее и утешить, но, черт возьми, у него ведь более важные дела! На том конце провода сняли трубку.— У телефона Фрэнк Фаран из «Нью-Йорк Рум». Мне необходимо поговорить с мистером Лозини. Да, разбудите его, пожалуйста! Это очень важно! Да, я знаю, знаю, но тем не менее, разбудите его. Я беру на себя всю ответственность. То, что я скажу, его заинтересует! Без сомнения! Глава 8 Была половина третьего ночи.В кабинете ночного сторожа около ворот Дональд Снайдер отложил книгу, которую до этого читал, встал и взял связку ключей и карманный фонарик.Настало время обходить фабрику. Он прошел по асфальту, где обычно проходила погрузка, и направился в главный корпус. Огромные, размером в два этажа, красные неоновые буквы составляли название: «ПИВО КЕДРИХ» — и бросали достаточно света, чтобы Снайдеру не надо было зажигать фонарь.Дойдя до главного входа, Снайдер отпер дверь и вошел в помещение; затем, включив фонарик, направил его луч вдоль пустого коридора.Все было спокойно. Он, не спеша, прошел по коридору, поочередно освещая его то слева, то справа. Ничто не привлекло его внимания.По обе стороны коридора тянулись небольшие окошки с решетками. Сквозь них по левой стороне свет фонарика выхватывал из темноты машины, наполняющие бутылки, а справа — склад готовой продукции. Все было в порядке.На втором этаже находились кабинеты служащих и хозяев. Те, что были в конце коридора, напоминали небольшие прекрасно обставленные квартиры. Снайдер любил проходить по ним, ничего не трогая, просто так, чтобы посмотреть и почувствовать атмосферу теплоты и уверенности, которая всегда присутствует в местах, отмеченных роскошью.В начале же коридора находились кабинеты мелких служащих, скромные, заполненные полками и металлическими шкафчиками.Снайдер продолжал свой обход, открывая двери и освещая фонарем внутренность помещений. В какой-то момент, продвигаясь по коридору, он вдруг почувствовал, что не один здесь. Сердце от страха забилось с перерывами. Он пошатнулся. Фонарик задрожал в его руке, и Снайдер вынужден был прислониться к стене, чтобы сохранить равновесие. В ужасе зажмурился, затем решился взглянуть на человека, который, как он чувствовал, где-то рядом.Высокий и стройный, тот был одет во все темное. Его голову и лицо скрывал шерстяной чулок с тремя отверстиями. Нечто подобное сторож видел на фотографиях в журнале, изображавших террористов. В руках у незнакомца не было оружия, и он не делал никаких угрожающих жестов, тем не менее, он вызывал страх, и Снайдер не мог ни пошевельнуться, ни заговорить.Света было достаточно, чтобы Снайдер увидел мужчину, заметил кивок, которым тот как бы приветствовал его.— Надеюсь, я не очень испугал вас.Эта фраза, произнесенная спокойным и равнодушным голосом, была такой нелепой здесь, что Снайдер даже не сразу ее понял. Он стоял неподвижно, по-прежнему прижатый страхом к стене, и мужчина вынужден был наклониться к нему, заметно обеспокоенный:— С вами все в порядке?— Я... — Снайдер сделал какой-то бессмысленный жест, свет от его фонаря при этом перебегал с места на место. Внезапный испуг почти лишил его голоса, он не сразу смог произнести единственно важный для него вопрос:— Кто вы?— А!Снайдеру показалось, что мужчина улыбается, хотя отверстие для рта было слишком маленьким, чтобы заметить улыбку незнакомца, а свет, к тому же, недостаточно силен.— Я, — сказал человек, — вор!— Вор?— Мой коллега в данный момент вскрывает сейф. А вы, видимо, ночной сторож?Снайдер окинул взглядом пустой коридор. Финансовый сектор находится выше и слева. Там, в углу одной из комнат стоял огромный сейф. Но дверь комнаты была закрыта, как и все остальные.— И вы сейчас делаете свой обход, — прибавил человек.Снайдер нахмурился.— Здесь нет денег, — сказал он.— Ну что вы! Должны быть.— Здесь только чеки.— Действительно, главным образом чеки. Послушайте, продолжим разговор по дороге. Обычно вы проходите по своему коридору, да?— Что?— Когда вы делаете обход, вы доходите до конца, а потом что?Снайдер соображал с трудом. Внезапное появление незнакомца в темном коридоре совсем лишило его этой способности.— Потом — что? — переспросил он.— После того, как вы закончите ваш обход по этому этажу, — терпеливо разъяснил грабитель, — что вы обычно делаете потом? Вы осматриваете грузовики или что-то другое? Так что вы делаете?— О... Я возвращаюсь в свою будку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 вино stiegelmar 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я