научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/accessories/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Ричард Старк: «Луна мясника»

Ричард Старк
Луна мясника


Паркер – 16


OCR Денис
«Смерть крадется втихомолку»:
Оригинал: Richard Stark,
“Butcher\'s Moon”
Ричард СтаркЛуна мясника Часть перваяПохищение Глава 1 Паркер, устремившись на свет, дважды выстрелил через левое плечо. Он только хотел задержать фликов у входа в магазин, пытаясь скрыться со своими сообщниками.Входная дверь на лестницу подвального этажа пропускала рассеянный свет. Открыв ее, они, вероятно, невольно включили сигнал беззвучной тревоги, установленный какой-нибудь частной компанией. Видимо, это были дополнительные средства охраны магазина, и на купленном ими плане они не были обозначены.Харли первым вскочил в дверь. Перед магазином прогремело несколько выстрелов, и раздались крики: «Стойте! Стрелять будем!», хотя флики и без того стреляли, не переставая.Паркер скользнул в дверь следом и устремился в пустоту. Он услышал, как позади него Майклсон что-то прорычал, потом раздался глухой звук, похожий на удар набитого мешка о стену.Паркер перепрыгнул через три ступеньки, потом еще через три и, наконец, упал на утрамбованный земляной пол.Харли был уже на полпути ко входу в тоннель, расположенный в стене напротив. Он бежал, согнувшись в три погибели: потолок был низкий, да еще под ним извивались и перекрещивались черные трубы.Две лампочки слабо пропускали желтый свет, и Бригг, стоя у входа в тоннель, моргал глазами за стеклами очков, уцепившись в ящик с инструментами.Бригг был хорошим техником, но очень уж непривычен к сильным эмоциям.Харли первым нырнул в тоннель и исчез в нем. Он продвигался вперед ползком, сильно отталкиваясь носками ботинок.Паркер на мгновение остановился возле Бригга, схватил его за руку и указал на лестницу:— Пусти их в воздух! Скорее!Пристально вглядываясь в темноту, Бригг тихо проговорил:— Майклсон там! — и показал подбородком на лестницу.Паркер посмотрел в том направлении: Майклсон лежал поперек входа, на верхней площадке лестницы. Его голова и руки безвольно свешивались на ступеньки, он не шевелился.— Он убит, — сказал Паркер. — Тут мы ничего не можем сделать. Взрывай этот чертов барак!— О, проклятье! — вырвалось у Бригга.На его лице появилась недовольная гримаса, но он опустился на одно колено, открыл ящик с инструментами и достал из него металлическую трубку, обмотанную черным электрическим шнуром. Потом дернул за конец провода и бросил трубку на лестницу. Не успела она упасть, как Бригг уже закрыл ящик.Трубка пролетела над Майклсоном и упала на первую ступеньку лестницы, у его груди. Дверь исчезла в яркой вспышке света, смешанного с дымом и осколками.Паркера отбросило назад, а Бригг, поднимавшийся с колен, снова упал. Клубы дыма и гари повалили на них, а грохот повторился многократно, отлетая рикошетом от одной стены к другой.— Пошли! Быстро! — крикнул Паркер, почти не слыша своего голоса.Бриггу надо было повторить дважды. Уши заложило, и он потряс головой, потом, кое-как встав на ноги, рванулся к тоннелю, толкая перед собой свой ящик с инструментами.Прежде чем последовать за Бриггом, Паркер оглянулся на лестницу и дверь, но ничего не увидел: дым уже заполнил все помещения. Он не слышал ничего, кроме производимого им же шума: скрипа щебенки под ногами, ударов собственного сердца и пульсации крови в висках. Почти задыхаясь от дыма, он быстро влез в тоннель длиной около четырех метров. Выкопан он был в сырой, плотной земле и сообщался с другим подвалом, где Бригг держал наготове свой ящик. В это время Харли почти достиг нижних ступенек лестницы.— Спецодежда! — крикнул Паркер Бриггу, быстро начиная расстегивать молнию.— Пошли, у нас нет времени, — возразил Харли.— Все снимите свою спецодежду! — повторил Паркер. — Надо обрести обычный вид.Харли нахмурился, взглянул на двери на верху лестницы, потом резким движением расстегнул молнию и стал стаскивать комбинезон.Паркер уже бросил свою одежду в угол подвала.— Мы не возьмем ее с собой? — удивленно спросил Бригг.— Зачем? Больше мы сюда не вернемся, а все это не сможет помочь опознать нас.— Ты думаешь?С сомнением качая головой, Бригг положил свою старательно сложенную одежду и последовал за Паркером.Они были в подвале, хорошо обставленном почти новой мебелью, с цементным полом, крашеными стенами и с гигантским котлом, урчащим в углу. Всю неделю приходили они сюда по вечерам, когда старший сторож на нижнем этаже здания по своему обыкновению засыпал. Так постепенно они смогли вырыть этот тоннель, чтобы попасть в подвал соседнего ювелирного магазина.Деревянный ящик скрывал отверстие тоннеля днем, а штабель из шести таких ящиков помог им избавиться от земли.Сейчас Харли первым поднялся по лестнице, Паркер за ним, Бригг замыкал шествие. Поднявшись наверх, Харли подождал, пока Паркер и Бригг, шаги которых позвякивали на металлических ступеньках, не подошли к нему. Он тихо приоткрыл хромированную дверь и выглянул в холл.— Черт! — вырвалось у него.— Что?— Старик встал!Паркер поднялся на последнюю ступеньку, чтобы самому оценить ситуацию, и глянул поверх плеча Харли. Сзади Бригг прошептал:— Вероятно, его разбудил взрыв. Сторож в серой униформе стоял около застекленной двери и смотрел на улицу.— Спрячьте лица! — приказал Паркер. — И быстро пошли.Они вошли в холл. Теперь уже Паркер был впереди, прикрывая рукой лицо. Он достал из кармана «смит-и-вессон» и держал его в опущенной руке.Они почти дошли до старика, когда тот услышал их шаги и обернулся, удивленно моргая.— Кто... кто...— Спокойно! — приказал Паркер, показывая револьвер. — Никакого шума — и мы вас не тронем.— Господи боже мой! — прошептал старик. — Господи Иисусе!У Харли был ключ. Он присел около застекленных дверей, отодвинул засов и быстро отпер дверь. Толчком распахнув ее, он выскочил на тротуар, пересек его, чтобы присоединиться к Далесиа, ожидавшему их в «крайслере».Бригг выскочил за ним, крепко уцепившись за свой ящик. В это время Паркер коротко и твердо приказывал сторожу:— Идите и сядьте в кресло! Не торопитесь и не оборачивайтесь.— О, не беспокойтесь, — сказал сторож. У него было оружие, но он знал, что его нанимали не для того, чтобы им пользоваться.— А теперь? — спросил он, сев в кресло.— А теперь я буду наблюдать за вами через стекло. Паркер спрятал оружие, быстро пересек холл и вышел за дверь, перейдя тротуар, скользнул на заднее сиденье, рядом с Бриггом.Харли сидел спереди, около Далесиа. Мотор автомашины уже работал.— Поехали, — сказал Паркер.Они отъехали, потом Далесиа спросил:— Майклсон?— Он уже не придет, — ответил Харли.— Его подстрелили, — добавил Бригг.Далесиа кивнул. Он ехал не спеша, подождал, пока на перекрестке не загорелся зеленый свет, затем увеличил скорость.— Он ранен? — переспросил Далесиа. — Может заговорить?— Для него все кончено, — ответил Паркер.— Что бы я хотел узнать, — сказал Харли, — так это вот что: кто мог нас видеть? Откуда внезапно появились все эти флики?— Наверняка существовал еще один сигнал тревоги, — сказал Паркер, — внутренний сигнал на двери подвала.— В сущности мы ведь покупали безукоризненный план, — заметил Харли. Он был в ярости: — Морз нам все гарантировал.— Такие вещи случаются! — возразил Паркер. — Это могла быть новая система, недавно установленная.— Такие вещи, может быть, и случаются, но не со мной! — настаивал Харли. — Ему очень хорошо заплатили, Морзу, за стоящий план, но все это сорвалось...Паркер пожал плечами. Факт, что он не связался бы с этим делом, если бы не нуждался в деньгах. Дело это было незначительное, задуманное парнем, которого он не знал, и не он руководил всей операцией. Это была идея Харли, Харли и его друга Морза.Некоторое время они ехали молча, потом Харли заявил:— Я поеду повидать Морза. Вы поедете со мной, а?— Ладно, — равнодушно ответил Далесиа. — Мне пока все равно делать нечего.Харли повернулся, вопросительно посмотрел на сидящих на заднем сиденье:— А вы, Паркер?— Нет, не стоит, — ответил Паркер.— Бригг?— Нет, — сказал Бригг. — Я, пожалуй, вернусь во Флориду.— Ну, как хотите. Я же должен посчитаться с Морзом!Харли повернулся к окну; он кипел от ярости.— А у тебя есть какие-то планы на ближайшее время? — вполголоса спросил Паркера Бригг.— Пока еще не знаю.— Сейчас я действительно на мели, — сказал Бригг. — И уже довольно давно... Кажется, придется перейти на подножный корм, пока ветер не переменится.— Это мой четвертый промах в деле, — задумчиво сказал Паркер. — У меня тоже полоса невезения...— Нет ничего другого на примете?— Нет.Паркер нахмурился и стал смотреть на темные витрины магазинов. После небольшого молчания он добавил:— Есть один трюк.— Какой?— Два года назад я был вынужден оставить добычу на месте, из-за непредвиденных обстоятельств. Думаю, пора ее вернуть.— Тебе нужен помощник?— Тогда я работал с одним парнем, — ответил Паркер, — и думаю, что вновь сговорюсь с ним. На этом они расстались. Глава 2 — Прежде чем платить налог с дохода, разве не нужно сперва, чтобы этот доход у меня был? — с насмешкой спросил Грофилд.Тип из налогового управления оперся руками на папку с документами, которую он положил на письменный стол Грофилда. Говорил он медленно, будто разъяснял ребенку.— У вас, несомненно, есть доход, мистер Грофилд. Нельзя руководить театром с дефицитом в течение пяти лет. Это просто невозможно.— Вы видели здесь хоть один спектакль? — вновь спросил Грофилд.— Нет!— Большинство, подобно вам, может сказать то же. Человек из «налогов» смотрел на Грофилда с нахмуренными бровями, как бы пытаясь понять, с кем он имеет дело.— Если вы теряете столько денег все эти годы, — наконец отозвался он, — то на что же вы живете?— Это знает лишь Бог! — ответил Грофилд.— Почему вы упорно открываете театр каждое лето?— Из-за проклятого упрямства!..У инспектора вырвался нетерпеливый жест.— Это не ответ! — сказал он с досадой.— Да нет, это правда! — сказал Грофилд. — Почти всегда...— Нужно, чтобы у вас была возможность получить доход, — сказал чиновник.— Я полностью с вами согласен, — отозвался Грофилд. — Я даже сказал бы, что это необходимо.Открылась дверь, и Мэри, жена Грофилда, заглянула в комнату.— Телефон, Алан!Грофилд бросил взгляд на телефон, стоявший на его столе. Он сделал незаконный отвод от конторы к этому месту, чтобы не платить за лишний аппарат.— Хорошо! — ответил он.— В доме, — добавила Мэри.— О!Телефон в доме тоже был подсоединен к линии конторы, что позволяло ему разговаривать как из кабинета, так и из дома. Слова Мэри все ему объяснили. Он встал и одарил представителя «налогов» широкой ослепительной улыбкой.— Вы меня извините?— Мы будем вынуждены изучить ваши расходные книги, — сказал чиновник, не скрывая своего дурного настроения.— Видит Бог, я позволю вам удовлетворить любопытство, — сказал Грофилд, выходя из конторы.Он немного задержался на деревянной платформе на верху лестницы и окинул взглядом лесистые холмы Мид Грова, Индиана. Единственным признаком присутствия человека в этой местности была стоянка для автомашин, гравийное покрытие которой имело тенденцию превращаться в трясину.— Нам понадобится много гравия, — сказал Грофилд жене, стоявшей рядом с ним.— О, нам понадобится многое!.. — с грустью отозвалась Мэри. — Парень у телефона — это Паркер!— Хо! Хо! — произнес Грофилд. — Может быть, у него есть гравий.— Это было бы благословением, — сказала Мэри.Недавно она играла роль директрисы благородного семейного пансионата в трех комедиях и еще не отвыкла от определенной манеры говорить.Грофилд сбежал по лестнице и, обойдя ригу, направился к ферме.Слова «ТЕАТР МИД ГРОВ» располагались гигантскими буквами на стене, выходящей на деревенскую улицу. Сейчас улица была пустынна.Человек, первым превративший ригу в театр, выдержал лишь один или два сезона, после чего сбежал отсюда навсегда, оставив после себя неоплаченные долги. За последние двадцать лет рига-театр испытал много перемен. На некоторое время она вновь стала просто ригой, потом ненадолго была превращена в кинотеатр, затем в склад для велосипедных деталей, позже опять в театр, несколько раз быстро прогоревший.И это всегда было так. Летние театры всегда в убытке, особенно когда ими руководит актер, играющий роль директора.Грофилд, купивший театр «Мид Гров» пять лет назад, никогда и не рассчитывал на него как на средство к существованию. Скорее, это он содержал театр, а не театр его! И он знал об этом с самого начала.Фактически ремесло актера, хотя и не давало ему возможности зарабатывать на жизнь, было для него всем! А на жизнь он зарабатывал другим способом — с такими парнями, как Паркер. И ему уже давненько ничего не подворачивалось, после ограбления в прошлом году универсального магазина в предместье Сент-Луиса.Грофилд пересек пустынную деревенскую улицу, надеясь на легкое дело, которое может принести ему большой куш.«Фред Адворт сможет взять на себя мои роли во время моего отсутствия, а Джек...»Думая об изменениях, которые должны будут произойти, Грофилд быстро вбежал в дом, где жившие здесь актеры создали ужасный беспорядок. Он прошел в комнату, служившую раньше столовой, теперь она стала спальней для него и Мэри, и, сев на кровать, взял трубку:— Алло?— Это я!Голос Паркера, как всегда, был мягким и теплым... как свинцовая пломба.— Извини, что заставил тебя так долго ждать, — сказал Грофилд. — Я был далековато отсюда, с одним типом из «налогов».— Мэри сказала мне.— С типом из «налогов», — повторил Грофилд. — Хочу этим сказать, что надеюсь услышать от тебя хорошую весть.— Ты помнишь нашу работу в Тэйлоре?— Помню, — с горечью ответил Грофилд. Да, он помнил трюк с бронированной машиной, обернувшийся «уксусом». Это было потерянное время, потерянные деньги... Он сам некоторое время был в жалком состоянии, фактически из-за этого дела в Тэйлоре, округ Мидвест, он и оказался в Канаде со всей бандой этих ненормальных.— О, да, я отлично помню это! — повторил Грофилд.— Мы там кое-что забыли! — повторил Паркер. Несколько секунд Грофилд не понимал, что хотел сказать этим Паркер.«Деньги? — внезапно подумал он. — Ведь Паркер их там где-то спрятал. Но, боже мой, прошло уже два года!»— Ты считаешь, что они еще там? — спросил Грофилд.— Естественно! — ответил Паркер. — И если вдруг их там нет, то мы должны отыскать их.— Очень интересная мысль! — отозвался Грофилд.— Один из моих друзей должен приехать туда и будет находиться в Охно Хуз в среду! Возможно, ты сможешь поговорить с ним.— Охно Хуз в Тэйлоре?— Его зовут Эд Латан.Это было имя, которое Паркер уже использовал однажды.Грофилд не мог удержаться, чтобы не воскликнуть:— Кажется, я его знаю!С Паркером юмор частенько не срабатывал. И теперь он лишь повторил:— Возможно, ты захочешь с ним поговорить.— Вероятно! — ответил Грофилд. — Даже весьма вероятно! Глава 3 Тэйлор, с населением почти 150 тысяч жителей, доходы большинства которых значительно выше средних, был довольно богатым городом. Жизнь в нем была легкой и приятной. Паркер прибыл в Национальный аэропорт Тэйлора в полдень. Солнце сверкало, и равнина, окружавшая аэропорт, обжигала сухой июльской жарой.Бабочка, наклеенная на ветровом стекле такси, в котором устроился Паркер, означала, что машина оборудована кондиционером. Но шофер пояснил, что тот вышел из строя еще в начале лета и что владелец такси слишком скуп, чтобы заменить его.— Потому, видимо, эта машина в сентябре вообще не будет работать, понимаете? — не умолкал шофер.Паркер ничего не ответил. Он смотрел на мелькавшие рекламы отелей, аэролиний, кинотеатров. Шофер, взглянув на него в зеркальце, замолк.При въезде в город они миновали кладбище автомашин. Время было предвыборное, и повсюду были расклеены афиши — на столбах, телефонных будках, заборах, в витринах парикмахерских и отелей.Доехав до центра, Паркер успел узнать, что двух кандидатов на пост мэра звали Фаррел и Уэн. Афиш с именем Фаррела было раза в три больше, чем Уэна. Иными словами, Фаррел был кандидатом, который мог истратить денег больше, следовательно, ему покровительствовали влиятельные люди города, и было более чем вероятным, что Фаррел выиграет этот спор.Охно Хуз был отелем для деловых людей. Он находился рядом с железнодорожным вокзалом и знавал лучшие времена... лет тридцать тому назад. Шератон, Говард Джонсон и Холидей Инн располагались в более шикарном районе города, неподалеку от реки.Паркер выбрал Охно Хуз потому, что это был отель для коммерсантов, довольно жалкий, но все же респектабельный. А для того, что Паркер собирался предпринять, он был достаточно удобен, удален от центра города.Комната Паркера находилась на втором этаже, с видом на Лондон-авеню, главную улицу города. Немного дальше, справа, через улицу висел плакат, призывающий голосовать за Фаррела. Опять он, повсюду он. Без сомнения, это был решительный кандидат в мэры.Пообедав в кафе отеля, Паркер поднялся в свою комнату и, не зажигая света, уселся в единственное кресло напротив окна, в котором отражался свет проезжающих мимо машин.В половине девятого в дверь постучали. Паркер встал, зажег свет и открыл дверь. Это был Грофилд, он вошел, приветливо улыбаясь.— Очаровательное помещение! — сказал он. — На моем ночном столике надпись «А. Линкольн». Возможно, это исторический автограф?Паркер никак не прореагировал на эту реплику. Просто сказал:— Салют, Грофилд! Пойдем-ка, прогуляемся по парку.Видимо, предстоял серьезный разговор. Глава 4 Грофилд выстрелил трижды, и три сбежавших зэка, одетых в полосатые черно-белые куртки, упали навзничь. Он переменил прицел, выстрелил еще пять раз по пяти машинам гангстеров, мчавшимся мимо. И завершил выстрелом по анархисту, собиравшемуся бросить бомбу, и по машине контрабандного виски. Потом положил ружье на прилавок и удовлетворенно кивнул головой, глядя на поверженные цели в глубине тира.Хозяин заведения, маленький мужчина в расстегнутом пиджаке и с черной сигаретой во рту, появился перед Грофилдом и равнодушно проговорил:— Неплохо.Грофилд сразу же сориентировался:— За это надо платить.— Раз вы выполнили максимум, то имеете право еще на десять дополнительных выстрелов.Грофилд оглянулся и задержал взгляд на двух мальчишках, лет одиннадцати-двенадцати, которые не спускали восхищенных глаз с мишеней.— Эй, ребята! — позвал он.— Что? — дружно откликнулись те.— Вы имеете право на пять выстрелов каждый, — сказал им Грофилд. — С приветом от человека в маске. Один из мальчуганов спросил:— А кто этот человек в маске?— Я, — ответил Грофилд.— Но ведь вы не в маске?Фактически она у него была: очки в черепаховой оправе, щетинистые усы, немного удлиненный нос и мешки под глазами.— Неважно. Во всяком случае, вы имеете право на пять выстрелов каждый!Типу, стоящему за прилавком, он заявил:— Хорошенько займитесь этими ребятами, это мои друзья!После этого он затерялся в толпе. Действительно, затерялся! Парк аттракционов Очарованного Острова был очень большим и тенистым. А ночью он казался еще большим. Идея создателя этого парка заключалась в том, что он располагался действительно на острове, удаленном от всякой цивилизации, от всяческих забот трудового люда. Квадратный по форме, он был полностью скрыт высоким дощатым забором, с внутренней стороны которого была помещена гигантская фреска, изображающая морские пейзажи с кораблями и птицами на далеком горизонте. Вдоль забора был вырыт ров шириной в три метра, что превращало парк в настоящий остров, окруженный водой.Внутреннее пространство этого острова было разделено на восемь секторов, начинавшихся от центра, как куски пирога; каждый имел определенную «тему».Грофилд не спеша прошел перед Островом Сокровищ, Островом Нью-Йорка, Островом Будды, чтобы, наконец, прийти туда, куда ему было нужно.«КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ!» — взмывали в небо огромные неоновые буквы.Внутри постройки — Грофилд уже знал — можно было совершить таинственную прогулку в темноте, вокруг пустынного псевдоострова. Получасом ранее, без Паркера, он уже проделал круг, чтобы освоиться с местностью. Паркер, конечно, уже приходил сюда, а у Грофилда это была первая встреча с Островом Удовольствий.Потерпевшие кораблекрушение должны были плыть на спасательном плоту из фальшивого каучука. Он вмещал восемь пассажиров.Плот следовал по узкому каналу, который извивался в совершенно темном помещении, и проплывал мимо различных освещенных картин.Паркер посоветовал Грофилду особо поинтересоваться последней картиной. Размером она была больше других и изображала пустынный остров, посреди которого возвышался холм. Проплывая мимо картины, люди сперва видели манекен в лохмотьях, который с довольным видом кивал головой, глядя на случайно вырытый им ящик с золотом.Когда плот проплыл с другой стороны острова, скрытой от потерпевших крушение холмом, появилась шлюпка, заполненная пиратами, высаживающимися на берег. Вооруженные кирками и лопатами, они, по всей видимости, приплыли сюда за своим золотом.Намерение Паркера и Грофилда состояло в следующем.Задняя стенка строения «Кораблекрушение» находилась в стороне от других аттракционов и была погружена в темноту. Всюду в других местах было шумно и оживленно, как днем. А в этом отдаленном уголке «необитаемого острова» плотная тень производила особое впечатление.Грофилд поднял глаза к безоблачному небу, усеянному крошечными звездами, с серпом луны, слишком тонким, чтобы давать свет. Воздух был теплым, но небо здесь казалось каким-то хмурым и угрожающим...Паркер уже поджидал Грофилда около задней двери.Его силуэт выделялся чуть более плотной тенью, и Грофилд не сомневался, что это он. Тихо подойдя, Грофилд спросил шепотом:— Где это находится?— Я все выяснил! Пошли!Они осторожно переступили порог, мгновенно погрузившись в полнейшую тьму. Грофилд закрыл дверь, и они очутились в узком коридоре, образованном с одной стороны, стеной строения, а с другой — большим черным занавесом. По ту сторону занавеса слышны были смех и вскрики посетителей, шумы, записанные на магнитофон, и музыка.— Это место меня угнетает, — прошептал Грофилд, отойдя от двери.Он повернул направо, между стеной и занавесом. Паркер шел впереди, Грофилд следовал за ним, ориентируясь на легкий шорох рукава Паркера о занавес.Когда Паркер внезапно остановился, Грофилд наткнулся на него. Они стояли неподвижно, молча и внимательно прислушиваясь. Потом Грофилд почувствовал, что Паркер вновь двинулся вперед, и справа от него появилась вертикальная полоса красноватого света. Это Паркер раздвинул занавес, и перед ними предстала центральная часть «прогулки потерпевших кораблекрушение».Теперь они находились за последней картиной, с ее единственным, спасшимся от кораблекрушения человеком, с одной стороны острова, и шлюпкой с пиратами — с другой.Грофилд увидел, как перед островом проплыл плот с туристами. С округлившимися глазами и открытыми ртами, они сами походили на восковые куклы в шлюпке, изображавших пиратов.Шлюпка!.. Это же там Паркер оставил свои деньги, спрятав чемоданчик под сиденье одного из пиратов! В чемодане было семьдесят тысяч долларов, похищенных из бронированной машины!..Проплыл новый плот с оживленными посетителями. Трудно было себе представить, что это живые люди, настолько они походили на экспонаты острова.Затем наступил перерыв. Огни острова совсем погасли, и сообщники очутились в сплошной темноте. До них долетал лишь шум расходившейся толпы.— Отлично! — воскликнул Паркер.Грофилд включил карандаш-фонарик и держал его таким образом, чтобы тонкий луч света просачивался между двумя пальцами. Грофилд направил этот луч на шлюпку, куда уже забрался Паркер.Паркер сдвинул с места манекен пирата, опрокинув при этом второй манекен, и принялся шарить в глубине шлюпки.— Посвети-ка сильнее, — попросил он. Грофилд приблизился к шлюпке вплотную и направил свет фонарика внутрь.— Так, хорошо! — сказал Паркер.Потом он поднялся и молча направился к выходу. Грофилд двинулся следом.«Я знал, что это будет не так просто», — подумал он тоже, не сказав ни слова.Выйдя наружу, они смешались с толпой и направились к выходу из парка.— Что теперь будем делать? — спросил Грофилд.— Когда я прятался здесь, — отозвался Паркер, — местные гангстеры узнали об этом и пытались захватить меня врасплох, чтобы отнять деньги.— Значит, они все тут обшарили после твоего бегства?— Безусловно!— И как ты планируешь их найти?— Я знаю имя их шефа: Лозини! Этого нам достаточно. Глава 5 Алан Лозини, склонившись над электрической сковородкой, заявил:— Жаль, что большинство людей ничего не понимает в китайской кухне.Трое мужчин, находившихся в патио, согласно закивали. Их жены сидели около пруда в компании мадам Лозини и разговаривали о колледжах, куда проникла расовая дискриминация. Двор освещали прожекторы. Отражаясь в воде, их свет был фантастичен и делал женщин в их цветных шелковых платьях неряшливо наряженными сиренами.— Китайцы уважают свою пищу, — продолжал разглагольствовать Лозини. — В этом их секрет! Как будто пища — это личность!Он вилкой помешал каштаны и куски сельдерея, а трое гостей опять согласно кивнули.Все трое были деловыми людьми. Мужчина в светло-синем костюме и темно-зеленом галстуке был Фрэнк Фаран, бывший председатель одного синдиката, а теперь управляющий «Нью-Йорк Рум», клуба в центре города, с двумя аттракционами в неделю и джазовым оркестром во время уикенда.В белом свитере изнемогал от жары Джек Валтер. Он был адвокатом и членом многих компаний.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 ром havana club 1 литр 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я