научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/Akvarodos/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. И он это понимает.— Очень хорошо! — сказал Паркер и повернулся к Симсу. — Каким капиталом располагает Буанаделла?Симс прищурился, пытаясь скрыть свой ужас за маской задумчивости, потом переспросил:— Что?— Он увеличил свою часть за счет Лозини, — продолжал Паркер. — Он присвоил мои семьдесят три тысячи долларов, у него были немалые расходы с подготовкой кандидата в мэры Фаррела, потом он истратил деньги на подкуп людей Лозини. Итак, сколько у него осталось?— Откуда я могу знать? — запротестовал Симс, которого стала пробирать дрожь.— Потому что вы перешли в его лагерь, — твердо ответил Паркер. — Он ни за что не смог бы обирать Лозини без вашего участия!— Это ложь!Не спуская глаз с Симса, Паркер продолжал жестко, холодно, настойчиво:— Не будем терять времени, Симс! Так сколько у него осталось? Симс молчал. Неожиданно вмешался Фаран:— Все это ради прекрасной блондинки! Симс обрушился на Фарана:— Что ты сказал, Фрэнки?— Как, бишь, ее зовут? Донна, кажется. Ты много раз приводил ее в клуб, и у тебя в те вечера была такая радостная физиономия.— Фрэнки, я...— Нет, — вмешался Дюлар, — если ты еще раз выдашь нам чепуху, то я шепну своим парням пару слов, и они займутся тобой!— Эрни, ты не представляешь себе, что я...Симс мгновенно замолчал, видя, что Дюлар повернулся к двум своим гориллам, сидевшим в креслах.Повисла пауза, пока Симс размышлял, как ему быть. Паркер торопился, но ему приходилось сдерживать свое нетерпение, учитывая обстановку.В конце концов Симс заговорил. Почти шепотом, избегая взгляда Дюлара, он произнес:— Около сорока пяти тысяч...— Этого недостаточно! — заметил Паркер. — Я приехал сюда получить свои семьдесят три тысячи!— В этом нет проблемы, — отозвался Дюлар, не спуская глаз с Симса.— Наоборот, — возразил Паркер. — И теперь это и ваша проблема, потому что Лозини мертв и обстановка изменилась! Теперь это борьба между вами и Буанаделла!— Ал мертв! — воскликнул Дюлар. — Когда? Кто?!— Лозини подозревал Буанаделла и вас, не зная в точности, кто метит на его место. Он, видимо, попытался прижать Калезиана, чтобы уточнить имя, и Калезиан убил его.— Этот флик?— Труп Лозини лежит в гостиной Калезиана, запеленатый в пластиковую скатерть, — продолжал Паркер. — Калезиан и Буанаделла, чтобы оправдать себя, наверняка будут утверждать, что это я убил Лозини.Дюлар внимательно смотрел на Паркера.— Чего вы хотите? — спросил он. — И что собираетесь делать?— Мой товарищ и я приехали к Буанаделла, чтобы договориться с ним насчет наших денег. Но когда мы выходили, мой напарник был исподтишка подстрелен. Меня известили, что он еще жив и что я могу за ним прийти. Они будут посылать мне по одному пальцу Грина каждый день, доказывая, что он еще жив!..— Буанаделла? — Дюлар покачал головой. — Он на такое не способен. Это даже не придет ему в голову!— Калезиан! — уточнил Паркер. — Когда все сорвалось, Буанаделла отстранился, и теперь операцией руководит Калезиан.— Калезиан не способен чем-либо руководить, кроме проституток, — заметил Дюлар.— Но, черт возьми, — вмешался Фаран, — тем не менее, это его стиль, Эрни! По пальцу каждый день!.. Это, безусловно, в стиле нашего милого друга, Гаролда Калезиана.— Хорошо, — сказал Дюлар и снова обратился к Паркеру: — Итак, чего вы хотите?— Мои деньги — семьдесят три тысячи долларов — и моего товарища! У вас достаточное количество людей. Я хочу, чтобы парни сопровождали меня к Буанаделла. Я заберу своего партнера, свои деньги, потом уеду!Дюлар покачал головой.— Это невозможно!— Почему? В создавшейся ситуации вы теперь в состоянии войны с Буанаделла.— Нет, вовсе нет! Я немедленно позвоню Датчу и скажу ему, что все остается на своих местах. Он — в своем секторе, я — в своем. — Дюлар тонко улыбнулся. — Он не посмеет напасть на меня! Я не такой старый, как Ал, и не такой доверчивый.— Ведь вы не оставите моего товарища там, — настаивал Паркер, — и вы не удержите мои семьдесят три тысячи долларов.— Я не шевельну пальцем, — возразил Дюлар. — Если Ал мертв, то больше нет проблем! Мне совершенно наплевать на Бена, и я был очень рад узнать, что Фаррел уже куплен! Все, что вы мне сообщили, это радостные и хорошие новости!— Вы делаете ошибку, Дюлар, — сказал Паркер жестко и холодно.Фаран с беспокойным видом вмешался в разговор:— Эрни, подожди! Может быть, мы должны...— Мы ничего не должны, — отрезал Дюлар. Когда он повернулся к Паркеру, лицо его, твердое и холодное, ничего не выражало.— Ваши проблемы нас не касаются, Паркер. И если вы хотите выслушать мой совет, то вот что я скажу: уезжайте из Тэйлора с первым же транспортом! Лучше с первым же самолетом!— Теперь уже вы потеряли управление, — мрачно произнес Паркер и вышел из комнаты. Глава 8 Гаролд Калезиан был в ударе. Он и не помнил, чтобы чувствовал себя когда-нибудь таким оживленным, таким уверенным в себе, с таким многообещающим будущим! Он был хозяином положения!Стоя у парадного входа в дом Буанаделла, он смотрел на врача Бенни, медленно спускающегося по лестнице.Калезиан улыбался, предвкушая блестящие перспективы.Датч Буанаделла на первом этаже следил за тем, как его семья укладывает вещи. Отправляя свою семью подальше от города, он вел себя, как старуха, боящаяся неизвестной угрозы.«Но чего я опасаюсь? — думал Буанаделла. — Фрэнк Шродер слишком стар, и при всех обстоятельствах он совершенно доволен своей частью дохода от наркотиков. Эрни Дюлар тоже довольствуется тем, что имеет. К тому же, он слишком хитер, чтобы начать открытую войну для решения проблемы, которую можно утрясти мирным путем. А кто другой может развязать войну гангстеров? Никто!»Доктор Бенни, достигнув нижней ступеньки, коротко кивнул.— Я вернусь вечером, — сказал он.Доктор Бенни был неразговорчивым, высоким, сутулым мужчиной лет пятидесяти. Он уже совершил все возможные ошибки, недопустимые для респектабельного врача. Он занимался криминальными абортами, и одна молодая девушка умерла в его кабинете. Он отправился в отпуск в Лас-Вегас, потерял там гораздо больше денег, чем мог себе позволить, и попал в безвыходное положение. Организация Лозини поддержала Бенни, в своих интересах, разумеется, и использовала его в экстренных случаях. Он был всегда готов сделать все, о чем его просили, и не испытывал никакого удовольствия от своего существования.Калезиан, кивнув в сторону первого этажа, спросил:— Ну, как наш раненый, удобно устроен?— Он жив, — ответил доктор Бенни. — Но я не могу сказать, что он долго протянет.— Никто и не просит его об этом, — сказал Калезиан с широкой улыбкой. — Только на время, достаточное, чтобы убрать его друга!— Ампутация пальцев это не ускорит, — заметил врач. — Какие я бы ни принял меры предосторожности, это большая нагрузка на сердце.— Только по одному в день! — радостно воскликнул Калезиан. — А мы проследим, чтобы в перерывах между этим он хорошо отдохнул.— Но это же его убьет! Калезиан мрачно улыбнулся.— Тогда придется отрезать пальцы у кого-нибудь другого.Лицо врача стало еще более угрюмым.— Я вернусь сегодня вечером, — сказал он.— Хорошо.Калезиан равнодушно пронаблюдал, как врач выходил из дома, потом поднял взгляд на лестницу и подумал о Буанаделла. Не видя его, он вернулся в рабочий кабинет Датча и устроился за его письменным столом, повернув кресло так, чтобы хорошо видеть лужайку под окном.Все эти кусты и деревья, что ее окружали, закрывали обзор. Но Калезиан знал, что Паркеру не удастся подкрасться к этой двери незамеченным.Вооруженные люди наблюдали из окон первого этажа за всеми подступами к дому. А когда стемнеет, будут зажжены прожекторы.В какой бы момент Паркер ни появился, он будет сразу же обнаружен.Было приятно сидеть вот так и смотреть на залитый солнцем сад. Все, что было предусмотрено и организовано, — дело его рук.Двое из людей Датча Буанаделла занимались трупом Лозини. Паркер был объявлен виновником его смерти. Жизнь же напарника Паркера, Грина, будет продолжаться только до тех пор, пока это будет им необходимо.Что касается его, Калезиана, то он сейчас в таком положении, о котором не смел даже и мечтать! Датч Буанаделла — деловой человек, с железными нервами, умный и холодный, но совершенно не приспособленный и не умеющий действовать гангстерскими методами. Он совсем раскис, когда пошло в ход оружие, и, сдавшись на милость Калезиана, продолжает слушаться его. Датч Буанаделла официально будет руководить организацией в Тэйлоре, поскольку Ал Лозини уже мертв. Но он, Гаролд Калезиан, находясь в тени трона Буанаделла, будет могучим и тайным руководителем, настоящим хозяином положения, истинным вершителем всех дел!На столе зазвонил телефон.Калезиан оторвал взгляд от лужайки, повернул кресло и снял трубку. Тут же мелькнула мысль, что это звонят не ему, и он бросил трубку. Пока еще рано показывать свою власть. Пусть кто-нибудь другой ответит.После нескольких звонков этот «кто-то другой», видимо, и ответил, поскольку звонки прекратились.Калезиан, улыбаясь, довольный собой, вновь повернулся к окну, продолжая любоваться лужайкой.Минуты через две в кабинет прямо-таки ворвался Датч Буанаделла. Калезиан был ошеломлен его видом. Кожа на его щеках обвисла, будто прежде ее было больше, чем требовалось. Лицо было белее мела. Он выглядел не просто взволнованным, он был потрясен. Калезиан смотрел на него, не решаясь спросить, что же произошло.Несколько секунд помолчав, тщетно пытаясь справиться с волнением, Буанаделла едва проговорил, скорее даже, прохрипел:— Только что нашли Тэда Савелли на Бакстер-стрит... Он застрелен... Мертв... Глава 9 Паркер миновал не одну дюжину кварталов, прежде чем убедился, что Дюлар не направил по его следам своих людей.«Отлично! — подумал Паркер. — Человек, которого вы недооцениваете, может оказаться очень и очень опасным!»До наступления темноты оставалось еще около трех часов. Паркеру необходима была новая база для операций, и он хотел найти ее засветло. Нужно найти такое место, которое он смог бы использовать несколько дней, куда мог бы приходить, не привлекая внимания, и где бы смог даже назначать встречи.Июль был в разгаре, и многие жители уехали отдыхать. Самое простое — найти пустой дом или квартиру и обосноваться там. Но это было слишком рискованно. Ведь нужно найти такое место, где бы любопытные соседи не задавали лишних вопросов. К тому же, сегодня воскресенье, и некоторые просто могли поздно вернуться домой с короткого воскресного отдыха, чтобы завтра отправиться на работу. Поэтому нужно было убедиться, что квартира, которую он займет, будет пустовать по крайней мере несколько дней.Единственный известный Паркеру богатый район города, в котором могли оказаться такие пустые квартиры, был квартал, где находился дом Калезиана, и Паркер немедленно отправился туда.Он по-прежнему пользовался «мерседесом» Лозини, оставив «импалу» в его гараже. Паркер прекрасно понимал, что ему необходимо поскорее заменить машину на менее респектабельную, менее известную его противникам. Но самым срочным было найти базу для операций. К тому же, сейчас его никто не разыскивал, а за ночь он сможет не спеша подобрать себе машину.В принципе не было ничего опасного в том, чтобы поселиться в доме, где жил Калезиан. Но все-таки рискованно. Поэтому Паркер медленно проехал мимо. Девять этажей окон, залитых солнцем!Паркер продолжал ехать, присматриваясь к домам.Он нашел то, что искал, двумя кварталами дальше. Это было здание из красного кирпича, высотой в семь этажей. Оно было даже шире, чем дом Калезиана, с такими же окнами и паркингом в цокольном этаже.Паркер остановил машину подальше и пешком вернулся к дому. Здесь было все, как и в доме Калезиана: дверь заперта, но вход в цокольный этаж был открыт. Он вошел, сел в лифт, поднялся до первого этажа, не торопясь, прошел через холл и начал внимательно изучать почтовые ящики. Их было семьдесят шесть, и в шестнадцати оставалась почта.В домах такого рода жильцы, уезжающие надолго, должны предупреждать об этом привратника чтобы тот хранил их почту и она не скапливалась в ящиках. Но привратник, видимо, в воскресенье не работал, а эти шестнадцать жильцов, должно быть, отсутствовали с субботы. Паркер взял на заметку номера этих квартир.Вооруженный связкой ключей, Паркер побывал в шести квартирах, прежде чем нашел то, что искал. Это был номер «5-Д». Хорошая квартирка!Гостиная была погружена в полумрак, и в ней было очень душно. Паркер зажег свет, огляделся вокруг и нигде не обнаружил следов пребывания хозяев.Окна были плотно завешены. Мебель самая обычная: кушетка и два кресла перед телевизором, низкие столики, лампы. Спальня с огромной кроватью, видимо, занятая молодой парочкой. Никаких вещей или чемоданов, пустые вешалки. Ни бритвы, ни зубных щеток в ванной. Почти пустой холодильник.Это было то, что нужно!Паркер вернулся в гостиную. У двери стоял секретер. Он открыл его, нашел бумаги на полках, стал рассматривать. Ему хотелось выяснить, куда и надолго ли отправились хозяева.Брошюры о Карибах. Список женских вещей, каждый из предметов был подчеркнут. В незапечатанном конверте — счет за телефонный разговор со штемпелем от четверга. Кредитная карточка с оторванными талонами, оплаченными до пятницы.«Отлично!» — решил Паркер.Еще раньше Паркер оставил багаж — свой и Грофилда, у каждого по небольшому чемодану, — в камере хранения на вокзале. Позже он отправится за ними. Тогда же займется и поисками машины. Теперь же ему нужно обдумать и принять множество решений.В квартире был и телефон, он стоял рядом с диваном.Паркер включил кондиционер, в квартире вскоре стало прохладнее. Потом он уселся поудобнее и позвонил Генди Мак-Кею. Для конспирации он не назовется своим именем, воспользуется другим: Том Линч, — Генди его наверняка узнает.Генди Мак-Кей, услышав и узнав голос Паркера, был удивлен:— Ты все еще ищешь что-нибудь, Генди? — спросил Паркер.— Мне по-прежнему надо выкручиваться!— У меня есть предложение. Правда, не очень приятное.— За это заплатят?— Да.— Где и когда?— Тэйлор. Элм Вэй 220, квартира «5-Д». Приезжай сюда завтра после полудня. Не засветись.— Хорошо, будет сделано, — ответил Генди, поняв с полуслова, что не должен брать такси в аэропорту или на вокзале, чтобы его отвезли по нужному адресу.— До завтра! — сказал на прощание Паркер и повесил трубку. Затем вызвал новый номер.Так он обзвонил двадцать пять человек. Ему приходилось по нескольку раз набирать номер, чтобы дозвониться до некоторых из них, но все же переговорил со всеми, с кем хотел.Когда Паркер, наконец, закончил свои переговоры, на Тэйлор опустилась ночь. Одиннадцать из двадцати пяти согласились прибыть завтра в Тэйлор.Паркер тщательно готовил намеченную им операцию. Глава 10 В воскресенье закусочные закрывались рано. По закону нельзя было продавать спиртные напитки после полуночи. Но это совершенно не смущало ни Фарана, ни других владельцев подобных заведений, потому что все дела в воскресенье фактически заканчивались к вечеру. Они были даже рады пораньше закрыться, выставив последних посетителей, и вернуться к себе домой.Анги вошла в кабинет Фарана чуть позже полуночи. Она принесла ему последний стаканчик.— Ну вот и все! — воскликнула она. Фаран подсчитывал выручку.— Отлично! — отозвался он.— Я ухожу, — сказала она.— Хорошо, — ответил Фаран, не отрываясь от своих подсчетов.Анги, поколебавшись, спросила:— Я увижу тебя позже?Он поднял голову.— Не думаю, Анги. Я страшно устал.— Это я виновата, Фрэнки? Я сделала что-нибудь не так?— Да нет, что ты! — он встал, сам удивленный тем приливом нежности, который вдруг почувствовал к ней. Фаран обошел вокруг стола и взял ее руки в свои.— Это не имеет к тебе никакого отношения, Анги. Все эти проклятые неприятности, которые свалились на нас... Дай мне пару дней, чтобы все улеглось, и все будет в порядке.— Хорошо, дорогой, — сказала Анги и ласково улыбнулась, — знаешь, а я уж начала беспокоиться...— Ни о чем не беспокойся, Анги! У тебя нет для этого никаких оснований.Фаран обнял ее, поцеловал и тут же разжал объятия:— Просто я нервничаю в эти дни немного больше обычного... Вот и все!— Ладно, Фрэнк, доброй ночи!Фаран смотрел, как Анги направилась к двери, и тут почувствовал желание.— Возможно... — начал он. Она обернулась.— Возможно, я приду к тебе позднее.— Если хочешь, Фрэнк.— Я не совсем уверен, но весьма возможно, что приду.— Если я буду спать, — сказала Анги, — не жалей будить меня... — Она улыбнулась ему: — Ты знаешь, как!— Да, я знаю!Фрэнк поработал еще минут десять. Цифры и подсчеты отвлекли его от тревог и забот, а стаканчик, принесенный Анги, тоже помог этому.Покидая контору, Фаран чувствовал себя намного лучше. Он прошел через пустой клуб, погасил везде свет, выключил рубильник у входной двери и вышел на улицу.Фаран уже запирал дверь на ключ, когда почувствовал, как ему в спину уткнулось дуло пистолета.— Господи, Боже мой! — воскликнул он. Послышался холодный голос Паркера, он сразу же узнал его.— Пойдемте, Фаран, немного прогуляемся. Погода отличная, не так ли?Фаран молча повиновался... Глава 11 Врач погасил свет, и комната погрузилась в полную темноту.Через часа два узкий серп луны появился в левой стороне окна. Ее тонкий луч проник в комнату, осветил комод у стены и край кровати. Луна медленно продвигалась по небу, и луч, переместившись по кровати, коснулся перевязанной руки пациента.Доктор Бенни, стараясь быть как можно более аккуратным, отрезал мизинец на левой руке пациента.Вот лучик луны достиг лица Грофилда, которое было так же бледно, как и этот луч... Его дыхание было замедленным, прерывистым, глаза под полуприкрытыми веками казались неподвижными.Иногда Грофилда посещали видения, о которых он, даже если бы пришел в себя, все равно бы не вспомнил.Но большую часть времени он оставался совершенно инертным.Пуля поразила его навылет, пройдя между ребрами и отщепив от одного из них осколок. Сердце она не задела, но, царапнув легкое, вышла на спине, образовав сквозную рану.Доктор Бенни напичкал раненого медикаментами, как говорится, до отказа, надеясь таким путем предотвратить инфекцию и заражение. От тщательно перевязал его и сделал переливание крови, чтобы хоть немного компенсировать ее потерю. Он делал все возможное, чтобы как-то поддержать слабеющие силы раненого.В полночь луна переместилась к центру окна. Из горла Грофилда вырвался полувздох-полустон, его веки вздрогнули, а оставшиеся пальцы левой руки слегка пошевелились.Сердце Грофилда билось медленно и неритмично, временами почти останавливалось... Пальцы выпрямились, глаза были закрыты. Потом сердце опять отправилось в свой беспокойный путь, толкаясь, как слепой в лесу, почти незаметно. Губы Грофилда слегка приоткрылись. Но все-таки было непохоже, чтобы сейчас душа готова была навсегда расстаться с телом.На заре Грофилд вновь почти ушел в небытие... Две-три секунды лежал он в полнейшей темноте и неподвижности. Потом жизнь вернулась к нему, очень тихо, очень слабо... Так она и теплилась, то замирая, то возникая вновь, медленно, упорно и цепко боролась с наступающей на ее позиции смертью. Весь вопрос был в том, кто окажется сильнее — жизнь или смерть?.. Глава 12 Ежедневно три самолета вылетали из Нью-Йорка в Тэйлор. Второй из них — в полдень.«Это как раз то, что нужно!» — подумал Стен Деверс, проведший всю предыдущую ночь с девушкой, с которой давно познакомился в Манхэттене и встречался время от времени. Около одиннадцати он взял такси и в аэропорт приехал вовремя.Стен Деверс был атлетически сложен, очень уверен в себе, весел, улыбчив. У него был квадратный подбородок, светлые кудрявые волосы, и походка его была размашистой и легкой. Он производил впечатление порядочного, добродушного человека.Официально Стен числился счетоводом в Военно-Воздушных Силах, на одной из баз, где жалованье выплачивалось наличными. Как-то он разработал план, как захватить месячную получку, и сговорился для этого с профессионалами, одним из которых был Паркер. Им удалось захватить добычу, но потом дело повернулось скверно, и власти узнали о роли Деверса в краже. Ему пришлось бежать, и Паркер направил его к Генди Мак-Кею, который закончил его «образование», сделав из него профессионального вора. За пять лет Стен Деверс совершил шесть краж, более или менее удачных, в том числе одну с Паркером в прошлом году. Это была кража ценных картин, которая ничего им не принесла. Было несколько краж с другими, но добыча была не настолько крупной, чтобы чувствовать себя свободно в финансовом отношении. Телефонный звонок Паркера обрадовал его, хотя он понял, что дело будет не совсем обычным.Стен Деверс купил билет на самолет. В руках у него были черный плащ и дорожная сумка, в которой разместилось все необходимое для путешествия. Предъявив свой билет, он прошел к стене зала ожидания, выбрал кресло, откуда были хорошо видны входы и выходы в аэропорт и окошко кассира.Спустя пять минут он увидел громадного человека, который, улыбаясь, тоже предъявил контролеру свой билет.«Бьюсь об заклад, — подумал Стен Деверс, — что этот человек-гора, если и отправляется сегодня в Тэйлор, то только потому, что составляет часть отряда Паркера!» * * * Дэн Викца взял свой билет из рук контролера, пробормотал благодарность и направился в зал ожидания. Здесь он стал искать кресло подальше от остальных пассажиров. В проеме у стены он заметил молодого улыбающегося парня, но не обратил на него особого внимания. Дэн устроился в первом ряду у стеклянной двери, ведущей ко взлетной полосе. У ног он поставил старый кожаный чемоданчик, достал медицинский журнал и стал просматривать статью о вреде чрезмерного загара.Дэн Викца не видел Паркера уже десять лет. Тогда, вместе с бандой, он перевернул вверх тормашками целый город: банки, ювелирные магазины, все, что только можно! Какой бордель сделали они из Купер Каньон в Северной Дакоте! Это превзошло даже их ожидания. Затем Викца осуществил несколько гораздо менее эффектных операций, чем в Купер Каньон, но этого ему было достаточно. Когда дела шли неважно, он возвращался к своей прежней профессии борца. Но если у него был выбор, он предпочитал ограбление. Лучше рискнуть, но выиграть сразу много.Дэн Викца почувствовал, что за ним наблюдают. Он был весьма чувствителен к этому из-за своей фигуры и лысины и ненавидел, когда на него пристально смотрели.Бегло оглядев присутствующих, Дэн Викца увидел, что тот идиот у стены продолжает с улыбкой смотреть на него.«Он тоже ждет самолета? Или интересуется только мной?» — подумал Викца.Он пожалел, что в его багаже нет оружия, несмотря на всю опасность провоза. Он никогда еще не попадался, никогда не был задержан, не провел ни одной ночи в тюрьме. Он знал, что если попадется, это будет конец... В тюрьме он не смог бы жить...Дэну Викца, чтобы существовать, было необходимо совсем немного. Кроме пищи, одежды, крова, ему нужны были тренировки. Он должен бегать много километров каждый день! Он должен ходить в гимнастический зал, когда ему заблагорассудится. Он должен заботиться о своем здоровье, о своем теле, в противном случае оно высохнет и умрет... В этом он был совершенно уверен.И женщины! Женщины ему нужны были почти так же, как и тренировки.И еще специальное питание!Конечно, ничего этого в тюрьме быть не могло. Да разве он пойдет в тюрьму! Ведь для того, чтобы отправить его туда, нужно его схватить, а это значит — убить его!..Движение... Викца поднял голову и увидел в стекле смутное отражение парня. Тот направлялся прямо к нему. Дэн Викца аккуратно сложил свой журнал и сунул его в карман. Все мускулы его громадного тела напряглись.Парень прошел мимо ряда кресел и остановился около Двери, справа от Викца, рассматривая самолет. Викца исподлобья наблюдал за ним, а тот повернулся и улыбнулся ему.— Салют, старик! — сказал он.Дэн Викца поднял голову. Вид у него был угрожающим.— Что?Однако молодой человек не выглядел испуганным. По-прежнему улыбаясь, он спросил:— Нельзя ли полюбопытствовать, не знаете ли вы случайно одного моего друга в Тэйлоре?— Нет, у меня нет знакомых в Тэйлоре.— Моего друга зовут Паркер.«Флик, явно флик», — подумал Викца.— Нет, такого не знаю! — сказал Дэн Викца.— Он живет на Элм Вэй.— Это мне ничего не говорит. Тон молодого человека немного изменился, казалось, он засомневался в чем-то.— Вы серьезно? А я-то был готов биться об заклад, что вы пустились в путь, чтобы присоединиться к моему другу.— Вы ошиблись адресом, старина.Молодой человек, явно опечаленный, покачал головой.— Ну, что ж, извините за беспокойство.— Не стоит!Молодой человек собрался уходить, и Викца сунул руку в карман, чтобы снова достать журнал, но тот внезапно расхохотался и повернулся:— Ну конечно, — сказал он, белозубо улыбаясь. «Что еще?» — Дэн Викца ждал. Парень подошел и, наклонившись, чтобы его не услышали другие, насмешливо сказал:— Вы приняли меня за флика! Но Викца, похоже, не спешил расставаться со своим мнением.— Я не понимаю, о чем вы говорите. Парень опустился на скамейку рядом с Дэном и, оглядевшись вокруг, продолжил:— Меня зовут Деверс. Стен Деверс. Паркер никогда не говорил обо мне?— Я вам уже сказал, что вы...— Подождите минутку, — прервал его Деверс, если его действительно так звали. — Паркер не говорил вам, что приедут и другие ребята? Это нелогично, если в самолете всего один или двое! Вот я уже дважды работал с Паркером до этого. Это я совершил кражу на военно-воздушной базе пять лет назад. Вы никогда не слышали об этом?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 полусладкое сербское вино 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я