научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/chernye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Если они его убьют, это одно дело. Если сдадут в полицию, отправят в тюрьму — тут он сам должен позаботиться о себе. Но эти мерзавцы своей низостью и подлостью привели меня в ярость!Генди развел руками в знак согласия.— Ну, это другое дело! — добавил он. — Это месть! Просто я знаю, что прежде в игре ты довольствовался картами, которые были у тебя на руках. А теперь вдруг ты хочешь уничтожить целую банду!Паркер встал. Ему долго приходилось сдерживаться. Он разложил всю ситуацию по пунктам и теперь начал нервничать:— Мне наплевать на то, похоже это на меня или нет! Эти подонки схватили меня за горло, я верчусь и так и сяк, но ничего пока не вышло... Разве это в моих правилах — покорно проглотить обиду и сбежать? Я хочу побрить этот проклятый город, взорвать его! И я не могу больше только болтать, я хочу действовать! Так ты входишь в игру, Генди, или нет? Я вам все объяснил, сказал, что надо мне и что получите вы. Теперь я хочу одного: да или нет?— А куда спешить, ей-богу! — воскликнул Том Харли. — У нас впереди еще целый час!— Достаточно, чтобы всхрапнуть, — сказал, вставая, Стен Деверс. — Я иду, Паркер! — Он повернулся к своему соседу, Дэну Викце: — А ты, Дэн?Викца не хотел, чтобы его торопили. Он, нахмурившись, взглянул на Деверса, потом на Паркера. Ему, откровенно говоря, хотелось отправить всех к черту! С досадой он резко пожал плечами:— Проклятье! Время от времени я люблю небольшую корриду.— Паркер! — воскликнул Харли. — Естественно, я с тобой! Ты это прекрасно знаешь!— Черт побери! Мы все идем! — сказал Мак-Кей. — Я хорошо знаю Алана Грофилда, он славный парень. Нельзя позволить разрезать его на кусочки.Майкл Карлоу до сих пор еще не открывал рта. Но тут он заговорил:— Этого Грофилда я не знаю, — заявил он, — и фактически всех присутствующих здесь вижу впервые. Но я хорошо знаю Паркера, поэтому я иду!Все одиннадцать согласились идти с Паркером. А тот еще раз поочередно посмотрел на их решительные лица. Никто не собирался отступать. Это была сила!Паркер, довольный, позволил себе немного расслабиться.— Отлично! — воскликнул он. — Скоро приступаем к операции. Глава 16 В дверь постучали. Калезиан посмотрел на Датча Буанаделла и увидел, что тот колеблется, подняв брови, словно дожидаясь, чтобы ему подсказали, разрешить ли стучавшему войти. Он сидел в собственном рабочем кабинете своего собственного дома, но разрешил Кале-зиану решать и распоряжаться самому, кого можно впускать, кого нет... Все это ясно показывало, какое место здесь занял Калезиан.С трудом сдерживая довольную улыбку, Калезиан молча кивнул, словно говоря: «Да, ты можешь разрешить войти!»— Входите! — крикнул Буанаделла.Вошел доктор Бенни. Он выглядел мрачным и сонным. Впрочем, это было его обычное выражение, за исключением особых случаев, когда он бывал испуган или возбужден.— Как он? — спросил Калезиан.— Дышит, — ответил врач. — Это все, что можно сказать...— А палец?Врач еще больше помрачнел.— Какой палец? — спросил он.— Вы должны были отрезать у него палец!Врач повернулся к Луису Буанаделла, и тот сказал:— Я просил его не делать этого.— Почему? — мрачно спросил Калезиан.— Врач уверяет, что это опасно. Он может умереть от шока во время ампутации. А мы даже не знаем, где Паркер, чтобы послать ему это.Умоляющий тон, которым говорил Буанаделла, заверил Калезиана, что это не бунт. В словах же его была правда: они не знали, ни где Паркер, ни как с ним связаться. И тогда Калезиан благосклонно позволил:— Ладно, согласен, оставим пока его в покое. Но, доктор, если у меня будут новости о Паркере, я хочу знать, где вас можно найти. Тогда вы галопом примчитесь сюда... вместе с вашей пилой!— К вашим услугам! — все так же мрачно ответил врач.— Но если это его убьет? — запротестовал Буанаделла.— Послезавтра он нам живым уже не нужен!— Я не желаю слушать подобные разговоры, — сказал доктор Бенни, сразу же заторопившись. — Я иду домой. Если понадоблюсь, позвоните, и я приду.Калезиан насмешливо улыбнулся:— Это так любезно с вашей стороны, доктор, посещать больных на дому.Бенни поклонился и закрыл за собой дверь.— Ты собираешься его убить, не так ли? — спросил Буанаделла.Думая, что тот говорит о враче, Калезиан нахмурил лоб:— Что? Зачем?— Ты все время повторяешь, что послезавтра живым он нам больше не нужен.— А, Грин! Но он и так почти мертв, верно? Без нашего лекаря он уже давно был бы на том свете.— Но он жив!— Если кто-нибудь будет ухаживать за ним. К тому же нам вовсе незачем его убивать. Достаточно вывезти его в машине за город и оставить на краю дороги, как поступили они с бедным Абаданди. Ведь Майкл Абаданди мертв, правда?— Многие умирают, — мрачно проговорил Датч Буанаделла. — А где может быть сейчас Фрэнк Фаран, давненько я его не видел.— Фрэнки, видимо, спрятался где-нибудь с бутылкой и бабой. Не беспокойся о нем.— Он должен был предупредить, — заперечил Буанаделла, разбирая бумаги на столе. — Он не мог скрыться, ничего не сказав.— Спокойнее! Ситуация в наших руках. Завтра пройдут выборы, и все закончится!— Мне хочется, чтобы уже была среда!Калезиан рассмеялся. Ему тоже очень хотелось, чтобы выборы уже прошли, и прошли успешно, но он не признавался в этом не только Буанаделла, но даже и себе!..Гаролд Калезиан с очень уверенным видом подошел к окну-двери, взглянул на освещенную лужайку, затем посмотрел на небо.В ярком свете прожекторов небо казалось темной, громадной пропастью.«Что таит в себе эта темнота?» — внезапно с тревогой подумал Калезиан. Глава 17 Было новолуние, но небо оставалось темным.Шоссе «Национальное, 210» было таким же невидимым, как и сосновые леса, которые оно пересекало.Без четверти одиннадцать по ней проехал Майкл Карлоу за рулем недавно украденного «меркурия-монтего». Рядом с ним сидел Стен Деверс, а Дэн Викца развалился на заднем сиденье.Десять минут спустя за ними последовал Ник Далесиа. Рядом с ним, на переднем сиденье «плимута», тоже угнанного недавно, сидели Том Харли и Генди Мак-Кей.Время от времени им навстречу, на юг проскальзывали машины, но обогнать не пришлось ни одной.В десяти километрах севернее Тэйлора в сиянии красного и желтого неонового света располагалось длинное строение бывшей фермы, переоборудованной под дансинг и ресторан. На краю дороги стоял столб с красочным плакатом, извещающим:«КЛУБ „РИВЬЕРА“ у Тони Флорио Посетите наш клуб!»Дела у Тони Флорио шли неплохо не только в понедельник вечером, но и, по существу, каждый вечер.Асфальтированная стоянка за зданием была заполнена более чем наполовину, когда в одиннадцать двадцать туда въехал «плимут» и остановился рядом с такой же машиной.В клубе Тони Флорио с неизменной улыбкой на губах встречал завсегдатаев, обмениваясь любезностями с постоянными клиентами.Бывший боксер-тяжеловес. Тони совершенно расплылся с тех пор, как покинул ринг, но сохранил по-прежнему ясный взгляд, энергичный кулак, веселый нрав и большую уверенность в себе. Большинство его посетителей знало, что коробка принадлежит ему, что построил он ее на деньги, заработанные на ринге.Лишь немногие знали, что Тони Флорио, как и большинство профессиональных боксеров, даже в зените славы был инструментом в руках различных групп и лиц, и что доходы делились между определенными людьми.Когда Далесиа, Харли и Мак-Кей вошли в клуб, Тони Флорио, со скучающим видом стоящий рядом с метрдотелем, быстро оглядел их. Эти незнакомцы пришли в клуб впервые. Они не были похожи на местных жителей, скорее это были путешествующие коммерсанты, решившие вечером немного поразвлечься.Когда Флорио подошел к ним, они протянули ему карточку, которую Тони, к своему изумлению, узнал. Он увидел знакомое имя, написанное знакомым почерком, на знакомой ему карточке!— Вот как! — воскликнул Тони Флорио, и поднял глаза, еще раз с любопытством осмотрев всех троих. — Значит, вы знакомы с Фрэнком Фараном?— Со времен синдиката, — ответил Эд Мак-Кей и холодно улыбнулся Тони.Флорио знал подобную улыбку и таких людей. Опасные, всегда готовые к отпору, но достаточно сговорчивые, если уметь с ними ладить, они готовы, если представится случай, истратить последний доллар.«Ну что ж, — подумал Тони, — они получат такую возможность!»— Друзья Фарана, знаете... — сказал Флорио. — Не хотите ли выпить немного перед обедом, ребята?Увидев, что они посмотрели налево, в сторону бара, Тони широко улыбнулся и сказал:— Нет-нет, не сюда! — и он жестом подозвал служащего. — Проведи господ в мой кабинет, Анжи! Проходите, ребята, я сейчас приду.— Вы очень любезны, мистер Флорио, — сказал Ник Далесиа.Оба других согласно кивнули, слегка улыбаясь. В ресторане Майкл Карлоу, Стен Деверс и Дэн Викца уплетали поздний обед. Карлоу расположился таким образом, чтобы можно было наблюдать за главным входом, где Тони Флорио встретил их товарищей.— Все в порядке, они вошли! — сказал Карлоу. Все промолчали, занятые своим обедом, Майкл присоединился к ним. * * * Ральф Висс и Фрэнк Элкин оставили свой «понтиак» на боковой улице и прошли на Лондон-авеню мимо темных витрин магазинов. Интересующий их кинотеатр «Арт Адюлт» находился полукварталом дальше. Было одиннадцать сорок, Лондон-авеню была пуста и безлюдна.Висс нес в руках небольшой черный чемодан с медным замком. Элкин же шел налегке, держа руки в карманах и внимательно посматривая по сторонам. Они разминулись лишь с двумя рабочими, спешившими, видимо, в ночную смену. Дойдя до кинотеатра, они остановились у афиши.Четыре стеклянные двери вели в фойе. На трех из них были нарисованы красные стрелки, указывающие на четвертую.Директор Датч Буанаделла не продавал билетов, что позволяло ему скрывать подлинное количество платных клиентов, смотревших картину. Для Буанаделла это означало тридцать пять долларов прибыли каждый день, кроме того, что попадало прямо в карманы Эрни Дюлара и Фрэнка Шродера.Фрэнк Фаран не знал, что Буанаделла каждый вечер брал свою долю, которую прятал в сейф в своем рабочем кабинете. Но Фаран точно знал, что часть прибыли регулярно исчезала. Теперь знали это и Висс с Элкиным.Косясь на левую дверь, Висс прошептал:— Дверь только пальцем ткни!— Не раньше полуночи, — напомнил Элкин, посмотрев на часы. — Собственно, через две минуты. * * * Контора «Ночных» — ночных сторожей Общества защиты в Тэйлоре — располагалась на Лондон-авеню. В это одноэтажное здание были проведены все провода системы защиты в городе.Каждый вечер, перед закрытием, абонент включал рубильник. Этого было достаточно, чтобы сработала сигнализация в случае взлома.Вечер понедельника у «Ночных» был обычно спокойным. Но по разным причинам в эту ночь все же произошло несколько незначительных неприятностей.В четверть седьмого ребенок — это был по всей вероятности, ребенок! — пытался влезть в окно одного из магазинов игрушек. Потом, в половине одиннадцатого, кто-то (ему удалось убежать) взломал дверь ателье ремонта. Затем в другом квартале города была ограблена небольшая станция обслуживания. Преступнику тоже удалось скрыться.В четверть двенадцатого система защиты сработала с четвертый раз. На этот раз «Ночным» сигнализировал ювелирный магазин. Там, на Ривер-стрит, что-то произошло.Один из дежурных немедленно вызвал комиссариат Ривер-стрита, в то время как другой разыгрывал партию пинокля в комнате отдыха. Им сообщили название и адрес ювелирного магазина, и они, бросив карты, немедленно оседлали свой «додж». По темной боковой улице они свернули вправо и помчались к Ривер-стрит, так и не заметив двух людей в черном, присевших у входа в гараж. Когда дверь поднялась, они проскользнули внутрь.Генди Мак-Кей и Фред Дюкасс выпрямились, достали свои пистолеты и осторожно подошли к открытой двери комнаты охраны. У них не было времени, чтобы осмотреться и узнать, сколько здесь человек.Это Филли Уэбб и Фред Дюкасс напали на станцию обслуживания, пока Генди наблюдал за главным входом в контору «Ночных».Можно было предположить, что в службе охраны осталось немного людей, но никто не знал, сколько их вообще дежурило в эту ночь. Поэтому Генди и Фред действовали крайне осторожно, пока не убедились, что в комнате отдыха и в двух других никого не было. Тогда они тихонько направились к лестнице.«Додж» с четырьмя охранниками мчался к Ривер-стрит, синяя фара вращалась на крыше. Они разминулись с «бьюиком», который ехал с дозволенной скоростью, даже не обратив на него внимания. Филли Уэбб посмотрел в зеркальце на удаляющуюся синюю фару охранников и, улыбнувшись, прибавил газу. * * * Двое дежурных в зале охраны беседовали об актрисах, которых они видели недавно в телепередаче, и рассуждали, с которой бы им хотелось переспать. Внезапно дверь со стороны лестницы распахнулась, и двое мужчин в черном, с чулками на лицах, ворвались в зал. Они быстро захлопнули за собой дверь, направив на дежурных пистолеты.Один из них грохнул кулаком по столу, а другой громко крикнул:— Не двигаться, черт возьми! Или я сейчас же разможжу вам головы!У обоих охранников было оружие, но оно спокойно лежало в закрытой кобуре: никому не приходила мысль о нападении.Затем тот, что кричал, быстро прошел за их спинами вдоль стены. Второй стал орудовать дулом пистолета, разбив маленький шкафчик, а ногой подфутболив металлическую корзину для бумаг в другой угол комнаты.Тот, который обежал их сзади, вновь угрожающе заорал:— Черт возьми! Малейшее движение, малейший жест, и с вами все кончено! Ну, дайте же мне такую возможность, дьявол вам в бороду! Одно неосторожное движение — и я с превеликим удовольствием отправлю вас к праотцам!Охранники, ошеломленные внезапным появлением незнакомцев, застыли, не шевелясь. Испуганные, безвольные, они так и сидели в прежних позах с раскрытыми ртами, парализованные от ужаса, крика и угроз этого налетчика, считая себя кандидатами на тот свет.— Встать, мерзавцы! — заорал все тот же парень. — Руки за голову! Ну, быстро! Встать и не делать лишних движений, если хотите еще пожить. Встать и не двигаться, или считайте себя покойниками!Охранники беспрекословно подчинились. Они делали все, что им говорили, совершенно обалдевшие от шума и угроз. Кричавший носился по комнате, швыряя в стены справочниками и пепельницами, не забывая, однако, все время держать охранников на прицеле.Второй не кричал и не бесновался, но от него тем не менее исходила какая-то молчаливая угроза, а это было еще страшнее, чем яростные вопли первого. Подойдя к дежурным вплотную, он снял их автоматическое оружие, в одном из ящиков стола нашел и, заломив им руки назад, защелкнул наручники. Затем, дрожащих, немых, заставил сесть на пол, спиной друг к другу.Охранники с ужасом ожидали неминуемого конца...Потом вдруг наступила тишина. Тот, что изрыгал угрозы, остановился, небрежно держа пистолет в опущенной руке, и неожиданно расхохотался. В его смехе не было ничего безумного или жуткого — просто веселый смех. Оба охранника, еще более изумленные, подняли головы и услышали, как этот неистовый заявил своему товарищу:— Фред, это просто фантастика!Второй тоже весело рассмеялся. Вся злость мгновенно улетучилась.— Неплохо, а? — спросил он.— Я еще никогда не пробовал этот метод, — продолжал первый. — Знаешь, я ведь обычно бываю очень вежлив. Я уговариваю, клянусь, что они ничем не рискуют, что им не следует беспокоиться, что мы вовсе не хотим проливать их кровь, и тому подобное. Я даже интересовался их изменами, болтал с ними, как лучший приятель, и все только для того, чтобы успокоить и утихомирить их!— Э, да, — согласился второй. — Я тоже работал так же. Но иногда этот метод бывает очень уж никудышним. А тут влетаешь, как тигр, вопишь, и это срабатывает, кажется, получше! Тогда они думают лишь об одном: «Сколько осталось жить?..»Оба парня вновь рассмеялись. А охранники, так и сидящие спиной к спине, повернулись друг к другу и обменялись недоуменными взглядами. * * * С ювелирным магазином на Ривер-стрит оказалось очень просто. Кто-то — то ли сумасшедший, то ли какой-то пьяный буян, — просто бросил камень в витрину, вызвав весь этот переполох. Ничего не было украдено, никого не было поблизости. Две полицейские машины были уже там, когда приехали «Ночные».Владелец магазина уже был извещен и ехал к месту происшествия. «Ночные», как предписывал устав Общества, ждали его появления: он должен был убедиться в том, как надежно они работают. * * * Филли Уэбб поставил «бьюик» за квартал от конторы «Ночных», дошел до здания пешком и постучал, как условились, в дверь гаража в боковой стене. Дверь тут же поднялась, и Генди Мак-Кей, уже снявший чулок с лица, Улыбнулся ему и пригласил войти.— Здесь только два охранника, — сказал он Филли. — Они безопасны. Фред с ними наверху.— Этот трюк мне очень нравится! — заявил Уэбб. — Нужно признать, что Паркер просто гениален!— Это его я ждал, чтобы вернуться в дело! — сказал Генди Мак-Кей. — Пошли, там в комнате есть карты. Они помогут нам скоротать время. * * * В ювелирном магазине парни из службы «Ночных» сняли фуражки, приветствуя одного из своих многочисленных клиентов, потом попрощались, сели в «додж» и отправились обратно. Их шофер не торопился. Синяя фара на машине была выключена, и он выбирал более освещенные улицы, не считаясь с расстоянием.Это была темная, безлунная, тихая ночь. Лондон-авеню была пустынна, если не считать двух парней, стоящих перед афишами порнографического кинотеатра.Проезжая мимо них, один из «Ночных» пошутил:— Ребята поспешили пораньше встать в очередь! — и громко расхохотался. Остальные тоже рассмеялись. * * * Когда проехала машина «Ночных», стоявшие у кинотеатра оживились.— Полночь, — сказал Элкин, — пора! В главном здании «Ночных» Филли Уэбб и Генди Мак-Кей играли в покер.Наверху послышался звонок. Уэбб поднял голову.— Это... это кинотеатр!В комнате наверху Дюкасс, нахмурившись, рассматривал контрольный щиток с красным сигналом, зажегшимся одновременно со звонком.Он обратился к стражникам, сидящим на полу:— Как погасить это?— Пошел к черту, — отозвался один из них. Они были злы и обескуражены, понимая, что двое в черном, напугавшие их до смерти, вовсе не были злобными налетчиками.Фред Дюкасс медленно подошел к невежливо ответившему охраннику и ударил его ногой в бок.— Не груби! Так как погасить эту штуку? Охранник, сморщившись от боли, старался не встречаться взглядом с противником. Когда Дюкасс, отступив немного, вновь занес ногу для удара, тот поспешил ответить:— На столе есть рукоятка, нужно ее поднять, а затем вернуть в обратное положение.— О’кей! Понял.Внизу Филипп Уэбб и Генди Мак-Кей тотчас же бросили карты, услышав, как поднимается дверь гаража. Они снова натянули на лица маски с отверстиями для глаз и рта и мгновенно вскочили, замерев по обе стороны двери и держа наготове пистолеты.Шумно переговариваясь и перешучиваясь, вошли охранники. «Ночные» делились впечатлениями, и незнакомцев заметили лишь, когда все четверо уже вошли в комнату. Они опешили от неожиданности. Повисла тягостная пауза.Генди Мак-Кей, используя недавно испробованный метод, закричал им:— Ну-ка, ребята, спокойно! Не заставляйте пускать в ход пушки...Охранники еще больше растерялись. Похоже, им как-то даже не пришло в голову оказать отпор незнакомцам... * * * Далесиа с Харли, сохраняя спокойствие, проследовали за служащим на первый этаж клуба и через вход, задрапированный тяжелым бархатным занавесом, вошли в главный игровой зал. Ткань и толстый ковер заглушали все шумы в помещении.— Господа, кассир справа от вас, — с улыбкой сказал служащий, слегка поклонившись. — Желаю удачи!— Вам тоже, — отозвался Харли.Служащий удалился, а вошедшие стали осматриваться. Здесь было шесть столов английских ставок, Два с рулеткой, оба работали.В другом конце зала, покрытые зеленым сукном, стояли столы для игры в карты. В зале было довольно многолюдно.— Неплохо для понедельника, — заметил Ник Далесиа.— Может, сделаешь ставку? — предложил Том Харли.Далесиа улыбнулся:— Не стоит. Это не самое лучшее помещение денег. Они направились к кассиру, сидящему в стеклянной будке. Каждый взял по двадцать пятидолларовых фишек, и металлический голос кассира раздался над их головой:— Желаю удачи, господа!— Взаимно! — любезно ответил Харли. Несколько минут они бродили по залу, внимательно присматриваясь к окружающему.Столы с английскими ставками и рулеткой обслуживали только мужчины, а карточные — женщины, демонстрирующие не только свои красивые наряди, но и почти полностью обнаженный бюст и искусственно-приветливые улыбки.— Вот это класс! — негромко воскликнул Ник Далесиа. — Думаю, этих девиц нелегко раскусить!— Ну, если мне суждено побыстрее спустить все, — сказал Том Харли, — то я не вижу ничего более подходящего, чем рулетка. Пока! — И он отправился туда, а Деверс и Далесиа ненадолго задержались у одного из карточных столов. Девица, раздававшая карты, профессионально улыбнулась им, ожидая, что они примут участие в игре. Через несколько минут Деверс сел на освободившийся стул, заявив:— Я полагаю, что устроюсь здесь до весны!Далесиа продолжал бродить по залу. Какое-то время он наблюдал за столом, который обслуживала темноволосая стройная девица. Было интересно наблюдать за игроками со стороны. Вот один дует на красную игральную кость, прежде чем ее сбросить. Далесиа взглянул на часы и решил, что у него есть еще двадцать минут, чтобы проиграть свои сто долларов.За одним из рулеточных столов стоял Том Харли, нахмурив брови и что-то помечая в своей записной книжке. Он раз за разом проигрывал, не меняя глубокомысленного выражения на лице. Он был похож на болвана, который упрямо пытается добиться своего, хотя он и не перестает проигрывать, и все служащие и игроки, следящие за ним, сразу же это поняли.За столом «блэк джек», пока другие игроки внимательно смотрели кто в свои карты, кто на грудь крупьерши, Далесиа понемногу начал выигрывать. Но это ему не очень понравилось: слишком медленно.Том Харли просадил свои сто долларов за восемь-десять минут. По-прежнему нахмурившись и занося какие-то цифры в записную книжку, он вернулся к кассе и небрежно вынул из кармана бумажник.— Дайте-ка мне... — он замолчал, пощупал билеты в бумажнике и с сожалением вынул пять банкнот, по двадцать долларов каждая. — Только сто! — добавил он.— Спасибо, сэр!Казалось, он медленно начал приходить в себя. Когда девушка-кассир протянула ему совок с двадцатью его жетонами, он тихо промямлил:— Э... мисс...— Да, сэр?— А что, на месте ли директор?— Что случилось, сэр?— Я хочу попробовать в кредит. — Он, казалось, по рассеянности хотел опустить в совок свой бумажник, хотя не забрал еще жетоны. — У меня есть удостоверение личности и другие бумаги...— Да, сэр, — сказала девушка, — вам нужно обратиться к мистеру Флинну.— Я очень благодарен вам, — сказал Том Харли. Ему внезапно пришло в голову, что Флинн была и одна из его фамилий, которой он периодически пользовался. И не только он, но и Паркер, иногда и двое-трое других парней, все они имели удостоверение личности на это имя. — Мисс, простите, вы сказали директора зовут Флинн?— Да, сэр, — она наклонилась, едва не касаясь стекла своей будки, и показала направо: — Вот там вы найдете дверь, сэр.— Меня тоже зовут Флинн, Томас Флинн, — удивленно пояснил Том Харли.Девушка равнодушно улыбнулась:— Ну, что ж, это совпадение!— Это предзнаменование, — многозначительно произнес Харли. — Я предчувствую, что крупно выиграю сегодня!— Желаю вам удачи, сэр! Хотите, я предупрежу мистера Флинна о вашем приходе?Том немного подумал, прежде чем решить, как будет лучше.— Да, пожалуй, лучше предупредить его.— Хорошо, сэр.Она протянула руку к телефону, а Том Харли отошел от окошка.Далесиа, который то проигрывал, то выигрывал, начал понемногу возвращать себе свои сто долларов. Когда наступила его очередь бросать кость, он решил пропустить, и передал ее следующему. В этот момент он заметил, как Том Харли медленно направился к двери в глубине зала.Мужчина в черном костюме, черном галстуке и белой рубашке неподвижно стоял у двери. Он охранял вход, как флик, внимательный, осторожный, предусмотрительный. Он повернулся к подошедшему Тому Харли с безразличной улыбкой:— Могу ли я чем-либо помочь вам, сэр?— Мне нужно увидеть мистера Флинна.— Да, сэр. А как ваша фамилия?Харли неловко и как-то застенчиво улыбнулся:— Флинн.Хотя физиономия стража и не была создана для улыбок, он все же попытался выдавить ее.— Вот как, какое совпадение!— Да, не правда ли?Человек снял трубку стенного телефона.— Может быть, вы родственник?— В сущности, никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Я это сейчас выясню.— Да, сэр, — согласился страж у двери, а в аппарат сказал: — Вас хочет видеть какой-то мистер Флинн. Очень хорошо! — и повесил трубку. — Он вас ждет, сэр.— Благодарю, — отозвался Том Харли, наблюдая, как открывается механическая дверь.Том толкнул ее, жужжание прекратилось, и он вошел в обычную приемную, только без окон. Стены ее украшали множество фотографий, преимущественно Тони Флорио еще тех времен, когда он был боксером.За зеленым столом сидела телефонистка, улыбнувшаяся при появлении Тома.— Мистер Флинн? — спросила она.— Да, это так. Интересное совпадение, не правда ли?— Действительно. Мистер Флинн сейчас разговаривает по внутреннему телефону, но он освободится через несколько минут.— Благодарю вас, — любезно сказал Том. Она протянула ему какие-то бумаги, сказав:— А пока, не трудно ли вам будет заполнить вопросник? Это сэкономит время.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 красное полусладкое вино тетра 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я