https://wodolei.ru/catalog/mebel/rakoviny_s_tumboy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Поэтому сегодня в «Оливковой ветви» соберутся журналисты чуть ли не из всех бульварных газет. Однако она не обмолвилась никому о том, что свадьбы не будет. Должен сказать, ты самозабвенная лгунья, Таш, даже Лисетт ни в чем не уверена.
– Спасибо, – вяло ответила Таш.
– И она, – продолжал Хьюго, ласково поглаживая ее по бедру, – даже состряпала для журналистов сплетню, которую в случае расторжения помолвки напечатает одна желтая газетенка. Там подробно описано пристрастие Найла к спиртному и его роман с Зои Голдсмит. Это может разрушить карьеру твоего несостоявшегося мужа. Как только Найл объявит о вашем разрыве, она даст ход этой статье. В воскресенье ее подхватят все лондонские бульварные газеты. По сравнению с этим розыгрыш «Ура!» – детская забава.
– Боже! – Таш отшатнулась. – Как ты узнал?
– Ты, наверное, обратила внимание на мои длительные отлучки? Так вот, все это время я не выпускал из рук мобильный телефон.
– Но зачем тебе все это было нужно? Лисетт и о тебе собиралась написать?
– Я поставил цель все разузнать. – Хьюго широко улыбнулся. – Я уже два года слежу, чтобы с тобой не произошло ничего дурного, Таш. И должен сказать, ты доставляла мне немало хлопот.
Таш прикусила губу. Было еще кое-что, что Хьюго собирался сделать для нее. Еще недавно она посмела в этом сомневаться и теперь сгорала от стыда.
– Ты хотел выкупить Сноба у Лисетт? Хьюго выглядел смущенным.
– Здесь, боюсь, возникнут трудности. Видишь ли, я не смог соблюсти условия сделки. Просто не сдержался, когда ты заявила, что свадьба состоится.
– И каковы были условия? – спросила Таш. Он притянул ее к себе и поцеловал:
– Мне не разрешалось делать вот это. – Он умоляюще заглянул ей в глаза. – Неужели тебе так надо увидеться с Найлом? Я не хочу с тобой расставаться. Можно я отвезу тебя в Маккоумб?
– Я должна, пойми, я обещала Найлу. – Таш с трудом поборола желание упасть в его объятья и забыть о Найле и всей этой свадьбе.
Возвращение домой затянулось еще на несколько часов, влюбленные то и дело съезжали с шоссе и целовались, позабыв обо всем.
– У меня есть одна мечта, которую ты бы мог осуществить, – восторженно выпалила Таш после последнего поцелуя. – Я только что вспомнила: нужно было предложить тебе это раньше…
– Я заинтригован. – Хьюго склонился над ней.
До них уже долетали звуки музыки из «Оливковой ветви». Какое-то мгновение Таш вслушивалась в них, а потом, набравшись смелости, снова заговорила:
– Это, конечно, бредовая фантазия. И, пожалуйста, откажись, если сочтешь это чепухой. Но не мог бы ты в следующую субботу, во время церемонии, встать и на вопрос, знает ли кто причину, по которой брак не может быть заключен, заявить: «Я знаю!»
– Но с какой стати я должен это сказать? – Хьюго растерянно посмотрел на Таш.
– Ну, я думала, если ты меня любишь, то захочешь остановить свадьбу. Раз уж мы зашли так далеко, то не мешает придать спектаклю хоть какую-то подлинность.
Внезапно Хьюго начал хохотать:
– О, Таш, ты так до сих пор ничего не знаешь о сути свадебного розыгрыша? Теперь я понимаю, почему ты так напугана. Послушай, прежде чем мы с тобой пойдем к Найлу, я должен все тебе объяснить…
Глава тридцать седьмая
Вечеринка Лисетт шла полным ходом.
Салли в своих прекрасных атласных брюках помогала Лисетт руководить приемом. Вернее, полагала, что будет помогать, а фактически ей пришлось стоять у дверей, встречать гостей и проверять у них приглашения.
– Таш и Найл еще не дали о себе знать? – Лисетт подошла к дверям. Ее волосы были собраны в пучок, как у балерины, и это подчеркивало выразительные черты лица.
– Нет. – Салли поморщилась. – Таш, вполне возможно, еще не вернулась с Бадминтона, а Найл должен быть где-то неподалеку. Он собирался только ненадолго заскочить в отель.
– Надеюсь, они не задержатся. У меня для них сюрприз.
– Какой? – поинтересовалась Салли, но Лисетт уже удалилась.
Салли, вздохнув, повернулась к вновь прибывшим. Это были Пенни и Гас, оба еще не переоделись после соревнований.
– Где Таш? – накинулась на них Салли.
– Наверное, повезла домой свой приз, – усмехнулась Пенни, подмигивая Гасу.
– Приз? А я думала, Хьюго победил, – Салли выглядела озадаченной. – Мы смотрели трансляцию. Найл забегал в гостиную во время всех перерывов, а Лисетт в конце даже аплодировала.
– Хьюго и победил, – Пенни развеселилась не на шутку. – И очень гордится этой победой! Да и Бадминтон выиграть – тоже неплохо!
Салли растерянно глядела на них.
– Гас занял третье место, – с гордостью заявила Пенни, обняв мужа. – Найл и Зои уже здесь?
Салли не заметила, как естественно Пенни связала эти два имени.
– Еще нет. – Она пробежала глазами свой список: против большинства фамилий уже стояли галочки. – Разве Зои не на ферме?
– Нет, там только Руфус с бандой друзей и пустыми банками из-под пива, – рявкнул Гас. – Кстати, ему сегодня сюда вход запрещен, несмотря на то что парень обещал все убрать. Дай мне знать, если он попробует незаконно проникнуть в ресторан.
– Все-таки, мне кажется, многовато здесь репортеров! – Пенни почесала затылок.
– Интересно, что это значит? – Гас протянул жене еще один бокал. – Неужели Лисетт в курсе того, что произойдет в следующую субботу? Я думал, это секрет. – Он даже вскрикнул, так стремительно просигналила Пенни «стоп», толкнув его локтем в бок.
– Вы о чем? – удивилась Салли.
– Смотри-ка, Готфрид Пелгам здесь! Мы должны рассказать ему про соревнования! – И Пенни потащила мужа к Готфриду, мило беседующему в углу с каким-то молодым человеком.
В этот момент в дверях появились новые гости, и Салли пришлось выкинуть из головы возникшие сомнения.
Лисетт собрала на вечеринке весь бомонд журналистики. Фотограф из «Ура!» хищно рыскал среди гостей, снимая их для своего журнала, заставляя еще раз переговаривать сказанное прежде.
Тем не менее на часах было уже полдесятого, а два самых главных гостя еще не прибыли. Хозяйка сбилась с ног, разыскивая их.
– Где этот ирландский негодяй? – приблизившись сзади, Дэвид хлопнул Лисетт по попке. – Мне казалось, ты хочешь сделать ему и невесте какой-то подарок!
Она убрала его руку на случай, если кто-то из журналистов с фотоаппаратом окажется поблизости.
– Если они не придут, их ждет совершенно другой сюрприз, – кисло произнесла она. – Где же его носит?
В десять вечера обстановка еще больше накалилась. Некоторое оживление внесла высокая, стройная женщина, влетевшая в ресторан. Лисетт сразу узнала в ней Александру и отметила, что та очень обеспокоена.
– Вы не видели Таш Френч? – прямо с порога стала она забрасывать вопросами гостей, обращаясь ко всем, кто оказывался поблизости.
– Невесту Найла? Девушку по имени Таш? – кто-то засмеялся. – Похоже, ее не существует в природе.
– Никто никогда ее не видел, дорогуша. – Один из актеров уставился в глубокий вырез на блузке Александры. – Ты журналистка? Хочешь, дам тебе интервью.
Лисетт заскрежетала зубами, когда Салли, услышав звонкий голос свекрови, вышла из кухни, где последние десять минут пила бренди с Дениз. Лисетт раздраженно заметила, что глаза у нее красные от слез.
– Где ты была? – прошипела она, когда Салли прошла мимо.
– Звонила Мэтти и просила забрать меня отсюда, – Салли оскорбленно посмотрела на нее и прошествовала дальше. – Все в порядке, Александра?
Глаза свекрови хитро прищурились:
– Мне срочно нужно найти Таш. Не могу поверить в то, что они задумали. Это так романтично!
– А что они задумали? – спросила Салли. Александра открыла было рот и тут же его захлопнула, так как фотограф из «Ура!» устремился к ней с радостными возгласами и требованием, чтобы она встала рядом с Лисетт.
– Пару дней! Я предложила будущим молодоженам пожить в нашем загородном доме, пока мы будем в Париже, сейчас там прекрасная погода, а им так нужен отдых, – мечтательно протянула Александра. – Таш решила сбежать ото всех.
– Сбежать? – повторила Салли. – Найл и Таш собрались сбежать?
Вокруг воцарилась тишина.
– Что? – Лисетт быстрым шагом подошла к ним. – Но свадьба на следующей неделе!
– Вот именно, и они вполне успеют вернуться, – торопливо прощебетала Александра. – Не могу дождаться субботы, я так рада за них. А ты?
– Тоже. Прошу прощения. Я неправильно поняла. – Лисетт просияла театральной улыбкой и бросила взволнованный взгляд в сторону устроившейся в углу группы популярных журналистов, которых она всеми правдами и неправдами уговорила прийти на сегодняшнюю вечеринку.
– Это точно, дорогая. – Александра озорно рассмеялась. – Все ошибались с самого начала, и во всем виновата Этти.
– При чем здесь Этти? – растерянно спросила Салли. Но Лисетт перебила ее. До нее только сейчас дошел смысл слов, сказанных Александрой, и она спросила как можно тише:
– Значит, они сегодня уезжают во Францию?
– Ну, вообще-то я еще не спрашивала, согласны ли они. Дело очень щекотливое, а Таш не посвящает свою болтливую мать во все детали.
– И правильно делает, – раздался сухой голос. – Здравствуй, Александра.
– Хьюго, ну наконец-то! – Александра расцеловала его в обе щеки. – А я повсюду вас ищу. Куда подевалась…
– …моя галантность? – Поцеловав ее в ответ, Хьюго еле слышно прошептал: – Тихо! Зои задерживается из-за детей, ей нужно с ними о чем-то поговорить. Пойдем?
Виновато улыбнувшись ему, Александра рассмеялась. Хьюго повернулся к Лисетт.
– Я вернусь через пять минут.
– Где Таш и Найл? – крикнула она ему вслед.
– Возможно, они вообще не придут, – Салли искусала губы в кровь.
– Я наняла Найла! Он должен сняться еще в двух сценах на следующей неделе. Он просто не может уехать во Францию, – рявкнула Лисетт. – Кстати, тебя я тоже наняла, и ты сейчас должна стоять у дверей.
– Нет. – Салли посмотрела ей прямо в глаза. – Я увольняюсь. Полгода назад я по глупости решила, что ты хочешь вернуть нашу дружбу, а ты всего лишь надеялась использовать меня в своих грязных целях. Нужно было послушаться Мэтти и послать тебя ко всем чертям.
– Что ты несешь? – Лисетт облизала сухие губы и тревожно огляделась по сторонам: их ссора уже начала привлекать внимание.
– Ты обманула меня, Лисетт. – Глаза Салли были полны слез, но голос звучал ровно. – Ты просто желала поближе подобраться к Таш, а я, как дура, исполняла мелкие поручения. Ты вовсе не хотела помочь мне самореализоваться! Ты знала, какая я болтушка, и подумала, что это может быть полезным. Так оно и получилось, не правда ли?
– Ты ошибаешься, Салли. – Лисетт пыталась угомонить разбушевавшуюся подругу и оттащить ее в сторону от любопытных глаз. – Давай не будем обсуждать это здесь.
– Нет! – Салли вырвалась. – Я никогда тебя не прощу, из-за тебя я сломала карьеру Таш и разбила ей сердце.
– Салли, – предостерегающе прошипела Лисетт, озираясь по сторонам.
– Ловушка захлопнулась, – горестно вздохнула Салли. – И я сыграла в этом весьма неблаговидную роль. Ты теперь продашь ее коня Хьюго?
– Что за чепуха!
– Если бы я не предложила тебе эту идиотскую идею по раскрутке, ты бы даже не знала о Снобе, – заплакала Салли. – Ты продашь его этому негодяю Бошомпу, хотя знаешь, что они с Таш ненавидят друг друга.
– Нет!
Салли вспыхнула:
– Да, Лисетт, да! Когда я была на кухне, то видела бумаги. После этого я номинирую тебя на звание худшей подруги тысячелетия! Смотри не откуси свой мерзкий язык, змея!
Она развернулась и быстро вышла из ресторана, оставив разочарованных журналистов в недоумении.
Хьюго, как и обещал, вернулся через пять минут. Протиснувшись сквозь толпу опьяневших гостей, он отыскал Лисетт. Она пробовала свои чары на приглашенных банкирах, надеясь получить финансовую поддержку для «Двуспальной кровати», но в тот момент, когда хозяйка повернулась к ним спиной, чтобы удалиться в кухню, улыбка исчезла с ее губ, как стертая ластиком.
– Что происходит, Хьюго? Куда они подевались?
– Таш принимает ванну, – Хьюго зажег сигарету, не обращая внимания на снующих по кухне официантов и судомоек.
– Значит, они не придут?
– Найл придет, – Хьюго смотрел на нее, как ястреб на голубку. – Он хочет сделать заявление.
Лисетт побледнела.
– Черт! Александра сказала…
– Она маленько сгустила краски, – перебил ее Хьюго. – Но тебе понравится его речь, хотя и не стоило приглашать сюда столько прессы.
– Ты все знаешь?
– Конечно, – Хьюго лукаво подмигнул Лисетт.
– Если Найл решит объявить о расторжении помолвки, журналисты все услышат! Не могу же я их выгнать.
– А собранный тобой компромат?
– Я вовсе не собиралась причинять Найлу вред, – пискнула Лисетт. – Я просто думала, что он женится на Таш. Мне нужна эта свадьба, Хьюго! – У нее выступили слезы, она жадно ловила губами воздух.
– Ты ее получишь, – Хьюго приблизился к Лисетт. – Но на двух условиях. – Он внезапно улыбнулся.
Слишком расстроенная, чтобы ощутить иронию момента, она прошептала:
– На каких условиях?
– Во-первых, ты должна обещать, что твоя мерзкая сплетня никогда не попадет на страницы газет. – В его глазах появились льдинки. – Если это произойдет, твоему фильму придет конец, ты лишишься главного героя: после такого Найл ни за что не выйдет на съемочную площадку.
– Он подписал контракт, – сквозь зубы процедила Лисетт.
– Да ну? – Хьюго отодвинулся от нее. – Тебе еще повезло, что он не допился до смерти. Если бы не Зои Голдсмит, так и случилось бы, у него были на это все шансы.
– Но Найл же не собирался с собой покончить? – спросила Лисетт внезапно охрипшим голосом.
Хьюго усмехнулся:
– И лишить тебя дохода? Нет, он слишком добрый. А сейчас на его стороне Таш и Александра. В следующую субботу свадьба состоится, конечно, если ты выполнишь второе условие.
– Какое? – Женщина подняла на него глаза.
– В субботу ты передашь Сноба его полноправному хозяину.
– И кто же это? – Лисетт заносчиво подняла голову и посмотрела на кухонную полку.
– Тебе решать. – Хьюго проследил за ее взглядом и вытащил из-под банки с кетчупом конверт. – Ты будешь подружкой невесты, мисс Нортон. Ты же хочешь, чтобы Найл был счастлив во втором браке, как ты обрела счастье, выйдя замуж за свою карьеру?
– А ты? – Она вскинула брови. – В чем твоя выгода? Ты же любишь Таш?
– Я это переживу, – Хьюго повертел конверт в руках. – Любовь любовью, а бизнес бизнесом.
– Ты ведь знал, что я все равно продам тебе эту лошадь? – Лисетт рассмеялась.
– Да.
– И ты допустишь, чтобы Найл женился в субботу?
– Я всем сердцем этого хочу, – улыбнулся Хьюго. – Его невеста – замечательная женщина, и, если хочешь знать мое мнение, ему крупно повезло. – Он посмотрел на часы. – Итак, ты согласна на эти условия? Найл придет уже через десять минут. Лисетт кивнула.
– Вот и хорошо. – Хьюго взъерошил волосы. – Не будь такой мрачной, дорогая: в следующие выходные – свадьба твоих грез! А мне пора, меня ждет целая свора спаниелей.
Как только Хьюго скрылся из вида, Лисетт поспешила в ванную комнату и долго мыла холодной водой раскрасневшееся лицо.
Когда она снова вышла к гостям, Найл уже сидел в баре и пил минеральную воду. Как всегда, он стал эпицентром вечеринки и душой компании. Встав со стула, актер откашлялся и заговорил.
– Таш просит прощения, что не смогла прийти. – Его глаза странно поблескивали в свете камина. – Но до свадьбы осталось совсем немного времени. Я буду рад видеть вас всех в числе наших гостей, если не на церемонии, то хотя бы на большом приеме. Поверьте, вас ждет незабываемый день!
Затем он подошел к Лисетт и поцеловал ее в щеку:
– Прости, что опоздал, солнышко. Где фотограф из «Ура!»? Я готов позировать ему хоть всю ночь.
Лисетт еле сдержала слезы, когда посмотрела в его лицо – доброе, мягкое, без малейшего намека на обиду и злость.
– Не нужно, – прошептала она. Найл пожал плечами:
– Мне несложно, я же знаю, как это важно для тебя. Лисетт упрямо покачала головой:
– Не надо, Найл. Не женись.
– Но я хочу! – Он жизнерадостно улыбнулся. – На самом деле ты оказала мне огромную услугу, солнышко.
Мы с Таш сможем показать всем, на что способны друг для друга.
Лисетт вытаращила глаза:
– Она знает про твой роман с Зои?
– Конечно, – тихо ответил Найл. – Она знает все. У нас нет друг от друга секретов. Не кривя душой, могу сказать, что она мой лучший друг, и в субботу утром во время церемонии Таш будет стоять рядом со мной.
– Она тебя простила? – Лисетт нахмурилась.
– Да. Она особенная. – Найл широко улыбнулся. – Впрочем, как и тот парень, с которым она хотела бы прожить всю жизнь.
– Хьюго негодяй!
– Тс-с. – Найл озорно подмигнул. – Не говори ей об этом. Видит бог, я сам пытался сделать это много раз, но она слишком привязана к нему.
Глава тридцать восьмая
Ранним утром Таш шагала домой мимо мэрии Фосбурна. Стоял туман, рассвет был цвета спелого мускатного винограда. Свекла носилась вокруг нее по полю, засовывая нос в кротовые норки, ее светлая мордочка была перепачкана в земле.
Старинный особняк, в котором размещалась мэрия, таинственно проступал сквозь туман. Основную часть здания с роскошными залами и маленькими изящными комнатами сейчас занимала электротехническая компания, но весь первый этаж фирма милостиво отдала во владения города. Здесь проводились конференции, торжественные встречи и вечера, а также регистрировались свадьбы. И в «Малбери викли гэзетт» уже появилось объявление о том, что в субботу состоится бракосочетание знаменитого Найла О'Шонесси и что съемки этого торжества будет вести «Ура!».
Таш закрыла глаза и помолилась о том, чтобы все прошло, как задумано.
Она присела на могучие корни одного из дубов и несколько минут молча смотрела на мэрию. В тени деревьев у ее ног раскинулось целое покрывало из клевера. И вдруг среди этого царства трехлистников одна травинка словно бы потянулась к глазам Таш, покачивая зеленой короной из четырех лепестков. Четырехлистник! Этот счастливый знак Таш видела первый раз в жизни. Она поднялась на ноги, свистнула Свекле и, спрятав свою находку в карман, пошла домой.
– Поторопись, подружка, – прошептала хозяйка собаке. – Тебе нужно выкупаться, а мне – отрепетировать речь.
К восьми утра стали подъезжать фургоны из цветочных салонов. Служащие разгружали их и украшали церемониальный зал, главную аллею и лестницу мэрии нарядными композициями.
В двенадцать двери мэрии торжественно распахнулись, готовые приветствовать гостей. Чисто вымытая Свекла поминутно плюхалась на землю, с остервенением пытаясь сорвать шелковую ленточку, привязанную к ошейнику.
Друзья жениха, Гас, Хьюго и Руфус, с облегчением заметили, что никто из приглашенных еще не прибыл.
– «Ура!» еще нет? – Руфус с любопытством огляделся по сторонам. Из каждого кармана у него торчало по банке пива.
– Нет. – Хьюго пришлось повторить это дважды. Новый, прекрасно сшитый, модный костюм сидел на нем как влитой. Его глаза скользили по ступеням, усыпанным лепестками айвы. Он был очень бледен, на лице, как всегда в минуты душевного напряжения, играла тревожная полуулыбка. Он нервно теребил манжеты рубашки.
– Не нравится мне все это, – пробормотал Гас.
– Черт, а вот и журналисты. – Хьюго кивнул на подъехавший к воротам автомобиль с надписью «Ура!» и скрылся в зале.
Сегодня зал мэрии был похож на церковь. Сквозь высокие, от пола до потолка, окна струились золотые солнечные лучи, они играли в воздухе и отбрасывали на стены причудливые тени.
Погода разгулялась, день обещал быть ясным, солнце выглянуло из-за облаков и осветило незабудковое небо. Радостные гости в солнечных очках постепенно заполняли зал. Становилось жарко. Некоторые женщины, укрывшись в машине, стаскивали колготки.
Фотограф «Ура!» сновал по залу в поисках знаменитостей, готовых послать в объектив ослепительную улыбку. Его выводили из себя папарацци, незаконно проникшие на церемонию и безостановочно щелкающие фотоаппаратами.
– Пошли прочь! – сердито крикнул он. – У меня права на эксклюзивную съемку! Что вы здесь делаете?
– Нужно было повернуть налево! – безнадежно выдохнул Мэтти, отчаявшись отыскать мэрию и вовремя поспеть на торжество.
– Нет, мы туда уже сворачивали, – Салли вертела карту в руках так же нервно, как ее муж крутил руль. – Может, направо?
– Тогда мы опять вернемся на ферму.
– Хотя бы сможем расспросить, как добраться до мэрии! – Салли посмотрела на часы. – Мы ездим кругами. Я говорила, что нужно пристроиться за «вольво»: все женщины в ней были в шляпках, наверняка они тоже ехали на свадьбу.
– Надеюсь, что нет. Они были навеселе, – проворчал Мэтти. – Впрочем, может быть, это ирландские тетушки Найла.
– Ты выдвигаешь слишком циничные для социалиста идеи, – засмеялась Салли.
Внезапно муж ей улыбнулся. Салли радостно отметила про себя, что раньше Мэтти очень резко отреагировал бы на критику. Он действительно изменился.
Она склонила голову ему на плечо:
– Ты знаешь, что Лисетт тоже приглашена?
Мэтти вздрогнул и, замедлив ход, пропустил вперед «лэнд-ровер».
– Ты недоволен?
– А ты? – Он посмотрел на жену.
– Немного, – Салли почесала нос. – Но, знаешь, она даже помогла нам.
– Шутишь?
Салли подняла на него сияющие глаза:
– Если бы она не пыталась убедить меня, что нашему браку конец, я бы не сражалась за него с такой страстью. Я поняла, что стала с тобой единым целым и не могу без тебя жить.
– Но ты легко смогла уехать от меня, – заметил Мэтти. Его голос звучал мягко. Они каждый день теперь разговаривали о своих отношениях и чувствах.
– И скучала по тебе как сумасшедшая, – вздохнула Салли. – Отношения Лисетт с людьми длятся ровно столько, сколько снимается фильм. Она оставляет мужчину так же легко, как гостиничный номер. А я никогда не смогла бы уйти от тебя, и дело не в детях. Тоска по тебе заставила меня сражаться за наш брак.
Мэтти улыбнулся:
– Думаю, презрительное высокомерие, с каким Лисетт отнеслась ко мне, тоже пошло нам на пользу. До того как она появилась, я отстранялся от проблем и считал это правильным. И ничего не пытался изменить, пока мне не бросили в лицо, что я сопливый неудачник.
Салли повернулась к Линусу, который оповестил о своем пробуждении громким плачем.
– Лисетт ни во что меня не ставила, – виновато сказала она. – Я врала, что принимаю деятельное участие в съемках. На самом деле я занималась всякой ерундой. Но именно по моей вине Таш может сейчас потерять свою лучшую лошадь.
При упоминании о сестре Мэтти насупился:
– Не могу поверить, что свадьба состоится. Не спорю, это будет настоящим триумфом организаторских способностей моей матери и коммерческим успехом Лисетт, но Таш и Найл совершат ужасную ошибку. Они хотят всем угодить, но, думаю, весь кошмар происходящего откроется им во время церемонии.
– Ты так считаешь? – Салли удивленно посмотрела на мужа.
– Мне бы хотелось в это верить. – Мэтти повернул в сторону фермы. – И, пожалуй, не я один скрещу пальцы на удачу, надеясь, что Найл забудет во время церемонии свою клятву. – Он на минуту вспомнил о Зои Голдсмит.
– Нам необходимо заехать за Найлом, чтобы узнать обо всем из первых уст, – решительно сказала Салли.
В мэрии уже собралась большая часть гостей, в основном шумные родственники Найла. Расположившись на половине жениха, они болтали, смеялись, передавали друг другу шоколад и читали газеты.
До начала церемонии оставалось меньше часа, а сторона невесты в зале напоминала ложу полупустого местного театра.
– Думаешь, родные Таш как-то узнали о том, что происходит? – вполголоса спросил Гас у Хьюго. – Александра клянется, что не сказала ни единой душе!
– Ну, кое-кто точно знает. – Хьюго взволнованно огляделся по сторонам. – Джеймсу это стоило сказать, хотя бы ради того, чтобы посмотреть, как перекосится его лицо. Он всю неделю ворчит о потраченных средствах, хотя в конечном итоге ничего не потерял. Родня Таш такая же невыносимая, как моя, за исключением, конечно, очаровательной Александры.
– И кто же теперь оплачивает свадьбу? – прошептал Гас. Хьюго усмехнулся:
– Найл.
– Но у него же нет таких средств.
– Есть, с тех пор как лошадь, наполовину принадлежащая ему, выиграла Бадминтон. – Взгляд Хьюго упал на дверь, и он взвыл: – О, черт! Вот и семья Таш. Нет, только не это! С ними разбирайся ты, старина.
Первое, что Салли и Мэтти услышали от Найла, перешагнув порог дома, был вопрос: не хотят ли они что-нибудь выпить с дороги?
– Выпить? – Мэтти вскинул брови и многозначительно посмотрел на жену. Но Найл, как выяснилось, имел в виду кофе.
– Вам с сахаром? Не знаю, правда, есть ли он у нас. – Стараясь не запачкать манжеты, хозяин разлил коричневую жидкость по кружкам. – Я только что вернулся с фермы. Просил в долг запонки, но Александра так торопилась выставить меня до того, как я увижу невесту, что всучила мне вместо них золотые сережки!
На Найле были только белая рубашка, брюки и подтяжки. Жилет отсутствовал, галстук, впрочем, тоже. На спинке стула висел пиджак, рядом на газете стояли начищенные ботинки. Салли заметила, что даже носков на женихе не было.
– Ни одни не подходят по цвету к ботинкам, – виновато пояснил он, проследив за ее взглядом. – Ты умеешь завязывать галстук?
Салли рассмеялась:
– Ты неисправим!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
загрузка...


А-П

П-Я