https://wodolei.ru/catalog/vanni/gzhakuzi/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

До сегодняшнего дня я даже не знала, что за бредни ты рассказываешь про нас людям. Я думала, ты пытаешься все разрешить, а ты, наоборот, все раздуваешь напоказ!
– Я пытаюсь, солнышко, честно. – Он сжал ее руку – Но Лисетт что-то подозревает, потому что ты не приходишь навестить меня. Вот я и начал нести всякую чепуху про свадьбу, чтобы ни у кого не возникало сомнений. Ты не волнуйся.
– Не волноваться? – Таш горько рассмеялась. – Боже, Найл! – Она высвободила руку. – Неужели ты не видишь, что мы по уши погрязли в обмане? Сколько это еще будет продолжаться?
Ей хотелось закричать. Сколько еще пройдет времени, прежде чем Найл поймет, что единственный выход – продать Сноба? Но сказать это означало смириться с фактом продажи, а на это у Таш просто не хватало смелости. Она все еще держалась за мысль, что может произойти какое-то чудо.
– Через неделю мы заканчиваем съемки в Маккоумбе. – Найл потер лоб и прибавил шагу, словно пытаясь убежать от нее. – Если мы подождем еще чуть-чуть, может найтись выход.
– Через неделю начнется Бадминтон! – выдохнула она и ужаснулась своей догадке.
Таш все поняла: Найл решил пощадить ее! Решил дать ей возможность выступить на самых крупных соревнованиях за всю ее карьеру, прежде чем сообщить о продаже Сноба. Но если Сноб будет выступать так же, как сегодня на тренировке, это – провал. Таш была совершенно подавлена.
– Я говорил сегодня с Бобом Хадсоном. – Найл шел все быстрее. – Он сейчас рассматривает варианты моих следующих съемок в Голливуде, но до конца недели я ничего не узнаю. Боб пытается договориться о предоплате и повысить мой гонорар. Возможно, мне удастся откупиться от Лисетт.
– А если нет? – Таш уже почти бежала, чтобы поспеть за ним.
Найл еще ускорил шаг.
– Тогда придется подождать до вечеринки у Лисетт. Ты как раз к тому времени вернешься из Глостершира. И если даже тогда я нигде не раздобуду денег, я скажу ей все как есть. Клянусь тебе.
– Но тогда останется всего неделя, и мы не успеем отменить свадьбу!
– У нас нет другого выхода, Таш.
– А пока мне придется смотреть, как ты целую неделю будешь пытаться утопить горе в бутылке? И все только ради того, чтобы я выступила на Бадминтоне! – Она покачала головой, понимая, что было бы эгоистично принять его предложение. – Но к этому времени ты же заработаешь белую горячку. И как только ты додумался сказать им, что ходишь в этот клуб анонимных алкоголиков?
– Я действительно хожу туда, – тихо ответил Найл.
– Что? – Таш остановилась.
Он подошел к ней, засунув руки в карманы. Было уже очень темно и невыносимо душно, видимо, собиралась гроза. Найл вздохнул и заговорил:
– Знаю, солнышко, я много пью. Но я хочу завязать. Правда.
– Но когда? Точнее, как? – Она все еще не верила своим ушам.
– Зои ходит вместе со мной, – сказал Найл, помедлив. – По вторникам. Это в Малбери, в протестантской церкви…
– Я знаю, где это. Но почему ты мне не сказал?
– Я думал, ты будешь сердиться. – Найл избегал ее взгляда.
– Сердиться? – У Таш на глазах выступили слезы. – Боже, да я так горжусь тобой! Ты не представляешь, как я хотела, чтобы ты сделал что-то подобное!
– Ты никогда этого мне не говорила, – вздохнул Найл и снова пошел вперед. – Я думал, ты не видишь, что происходит.
Таш прикусила губу, вспомнив, как она страдала, боясь заговорить об этом и расстроить Найла.
– А Зои все поняла? Он кивнул:
– И сумела меня убедить, что так дальше продолжаться не может, заставила посещать собрания. Она иногда напоминает мне Мэтти. Забавно!..
Забавным было и то, что первыми, кого Таш и Найл увидели на ферме, когда нагруженные вином и ранней клубникой вошли на кухню, оказались Зои и Мэтти.
– Как мило! – Зои взяла у них подарки. – Мэтти как раз рассказывал, что его новый проект посвящен коррупции на скачках. Ты сможешь помочь ему, Таш.
– Да, это мысль. – Мэтти слегка улыбнулся.
Таш не представляла, чем она сможет помочь брату. Она смотрела на них, и ее вдруг осенило, что мужчина, поцеловавший Зои два года назад на вечеринке, был Мэтти. Она поймала себя на том, что улыбается. Раньше она предполагала, что это был Хьюго, но один взгляд на виноватое лицо брата расставил все на свои места.
Смущенные новой встречей, Зои и Мэтти вели себя подчеркнуто вежливо. Зои в светло-сером платье, которое сшила сама к школьному спектаклю Индии, была похожа на статую греческой богини. Она была очень красива и страшно нервничала.
– Я нарядилась, потому что уже переделала все дела и мне стало скучно, – улыбнулась она в ответ на комплимент Таш. – Ты сама сегодня просто красавица!
Таш, пытаясь взять реванш за неудачный день, потратила немало усилий на подготовку к этому вечеру. Она понимала, что соревноваться с Лисетт бессмысленно, но хотела хотя бы не ударить в грязь лицом! Раз уж Хьюго пришлась по вкусу соблазнительная фурия, Таш решила принять вызов. Она даже потратила целый час на поиски сережек в виде хомута, которые Хьюго когда-то похвалил.
На ней были кожаные брюки, которые Найл привез невесте из Штатов. Прежде Таш их не надевала, хотя они были чрезвычайно сексуальны и делали ее ноги еще стройней и длинней. Однако душным летним вечером в этих брюках было не очень удобно. Шелковая голубая рубашка уже прилипла к груди, а лицу было жарко от обилия косметики. Спасало то, что Таш собрала волосы в высокий хвост. Загар, приобретенный во Франции, придавал лицу свежесть. Определенно выглядела она лучше, чем себя чувствовала.
– Она очаровательна, правда, Найл? – заметил Мэтти.
– Просто красавица, – ответил тот, глядя не на Таш, а на Зои.
– Налейте себе вина. – Зои заметно нервничала. – Ты тоже мог бы одеться понаряднее, Найл.
На Найле был старый, пропахший табачным дымом свитер, весь в собачьей шерсти. Он был небрит и явно очень хотел выпить. Дрожащими руками Найл налил вина Таш, а себе – лимонад, облив Уэлли, вертевшегося у него под ногами.
Таш заметила, что брат поправился, и это показалось ей странным, так как в последнее время на него свалилась масса проблем. А Мэтти, если верить Салли, набирал вес, только если был всем доволен, а поскольку это случалось крайне редко, он оставался тощим, как артист балета. Однако сейчас брат окреп, на щеках выступил здоровый румянец, и Таш впервые заметила, что он похож на отца.
– Как дела? – осторожно спросила Таш. – Ты отлично выглядишь.
– Вполне возможно. – Мэтти нервно улыбнулся. – Я заключил на этой неделе две выгодные сделки. Продюсер предоставил мне полную свободу, так что теперь у меня есть хорошая работа.
– Боже, до чего же здорово! – Найл бросился к другу, в очередной раз облив Уэлли. – И кто твой начальник?
– Джон Мерчант, – улыбнулся Мэтти, немного смущенный столь бурным проявлением восторга. – У него прекрасная репутация, я давно пытался подобраться к нему, и вот!..
– Ты целую вечность ждал подобного случая! – Таш радостно улыбнулась. – Я так рада за тебя. В последнее время вам пришлось несладко. Салли будет на седьмом небе!
Но Мэтти не был настроен столь оптимистично.
– Она еще не знает, – скривился он, – все никак не удавалось ей сказать. Надеюсь сделать это сегодня.
– Она придет в восторг, – заверила его Таш в полной уверенности, что Салли только и ждет, чтобы черная полоса в карьере Мэтти закончилась.
Зои выглянула в окно.
– Приехал Стефан на этом огромном мотоцикле Хьюго. А за ним Салли, на машине. Какая она хорошенькая! А кто это с ней?
Найл, наблюдавший за происходящим из-за ее спины, вскрикнул.
– Боже мой! – Он вытаращил глаза. – Это моя мама. Таш почувствовала, как от лица у нее отхлынула кровь.
Со двора донесся громкий веселый голос старшей О'Шонесси, сопровождаемый хриплым кашлем.
– Нет, Салли, детка, не надо помогать мне выходить из машины. Я не какая-нибудь старая развалина! У меня самые сильные ноги во всем Дублине и самая большая задница, на которую, в случае чего, я могу мягко приземлиться. Ну, где же мой сын?
Найлу наконец удалось вырваться и вернуть себе равновесие:
– Как ты нас нашла?
– Ты слишком худой. – Мать придирчиво оглядела его и стала шарить глазами по комнате в поисках Таш. – Я остановилась в Ливерпуле у твоей тетушки Марии и решила заехать к вам на пару деньков, проверить, как идет подготовка к свадьбе. Ах, вот ты где, деточка! – Она притянула к себе Таш. – Я не доверяю этим двум несмышленым девчонкам, которые организовывают ваш праздник. Одна из них твоя мать, да, Таш? Ты тоже слишком худая. Нежничать с тобой – все равно что обнимать бутылку!
Матушка Найла весила девяносто пять кило, однако это был не жир, а удивительно развитая мускулатура. Несмотря на могучую комплекцию, неопрятную прическу и красный нос, она была довольно привлекательной женщиной. Так же как у сына, у нее были огромные темные глаза, малиновый румянец на щеках и удивительно нежная кожа, белая как китайский фарфор. От ее хохота дрожали стекла, и она считалась лучшим поваром в Ирландии. Таш поправилась на шесть килограммов, когда они в прошлом году гостили в отчем доме Найла, и узнала разнообразнейшие способы приготовления обычной картошки.
Таш занервничала и попыталась поймать взгляд Найла, но тот смотрел на Зои и сам теперь еле сдерживал смех.
– Пожалуй, я тоже выпью. – Он потянулся к бутылке. – Всего один бокал.
Лицо Зои напряглось, но она ничего не сказала.
Наконец все разместились за столом. Найл сидел рядом с расстроенным Мэтти. Зои, ругая задерживающегося где-то Хьюго, резала салат.
– Ну где они могут быть? Я же сказала: крайний срок – в восемь, – простонала она.
– Зная Лисетт и Хьюго, могу предположить, что они сейчас в постели, – ехидно заметил Мэтти. От его хорошего настроения не осталось и следа.
Таш, собиравшаяся достать еще бутылку вина, так и застыла, засунув голову в холодильник.
– Чепуха! – отмахнулся Найл. – Они с Лисетт вообще не любовники. Я бы знал.
– Неужели? Ты что, за ними следишь? – Мэтти потихоньку закипал. – Лисетт хвастала Салли, что каждую ночь вонзает ему в спину свои коготки.
– Значит, она лжет, – весело ответил Найл. – Лисетт уже месяц живет с Дэвидом Уитоном. Не думаю, что она тайком бегает к Хьюго.
– С нее станется, – резко сказал Мэтти и мрачно посмотрел на сестру. – Ты что, охлаждаешь лицо, Таш, или примерзла к полке?
Захлопнув дверцу, девушка повернулась к ним, сжимая в руке бутылку вина. Ее лицо пылало.
– Все в порядке, солнышко?
Таш облокотилась на стол и кивнула. Она была так рада узнать, что Хьюго и Лисетт не любовники, что ей захотелось расцеловать всех подряд. Но если Зои и Найл были способны благосклонно принять такой порыв, то Мэтти бы это добило. Однако к ее радости примешивалось смущение. Теперь ей действительно было нужно уговорить Найла рассказать о расторжении их помолвки. Он уже достаточно напился, а притворяться больше не имело смысла.
– Только черта помянешь, он уже тут как тут… – Зои выглянула в окно. – Вот и они! Боже, Хьюго несется как чумовой.
Пока все гости толпой вывалились встречать Хьюго и Лисетт, Таш неуверенно взглянула на подругу и призналась:
– Найл рассказал мне про клуб анонимных алкоголиков.
– Я рада. – Зои не поднимала на нее глаз. – Я просила его открыть тебе правду, но он стеснялся.
Таш слышала, как на шум мотора из дома с лаем выскочили собаки.
– Ты так добра к нему. – У Таш вдруг стало очень сухо во рту.
– Не преувеличивай. – Зои еще больше стушевалась. – Я просто оказалась рядом, когда Найлу был нужен друг. Я бы сделала то же самое для тебя, дорогая.
Таш покачала головой:
– Не думаю.
– Напрасно сомневаешься. – Зои подняла на подругу обеспокоенные голубые глаза. – Я люблю тебя, Таш. Ты мне как сестра.
Собаки теперь лаяли, не замолкая. Хьюго парковал машину во дворе.
Таш глубоко вздохнула. У нее еще оставалось немного времени до того, как Хьюго и Лисетт войдут в дом. Хорошо бы обсудить хотя бы часть своих проблем, прежде чем она его увидит.
– Возможно, тебе это покажется странным, Зои, но вы с Найлом выглядите как влюбленная пара.
– Что? – Зои отшатнулась и посмотрела в окно. «Рэндж-ровер» сделал крутой поворот и остановился, подняв фонтан грязи.
– Представь себе, – подтвердила Таш. – Я заметила это недавно. Вы с Найлом похожи на супружескую пару, много лет живущую в счастливом браке.
Зои отбросила со лба золотистую прядь:
– Ты так думаешь?
Таш кивнула. Шум мотора во дворе заглох. Было слышно, как миссис О'Шонесси вскрикнула при виде Хьюго.
– Ты знаешь, что мы с ним передумали жениться? Зои кивнула, ее умные голубые глаза смягчились.
– Как… как давно? – спросила Таш. Зои потупилась:
– Найл сказал мне несколько дней назад, но я догадалась, как только вы вернулись из Франции.
– Он звонил со съемок на ферму, чтобы поговорить с тобой, да? – Таш услышала, как хлопнули дверцы автомобиля и включилась сигнализация. – То есть сначала он искал меня, а потом стал звонить, чтобы поговорить с тобой. Не отпирайся.
– Не буду.
– И вы… между вами… Зои пылко возразила:
– Нет! Что ты! Мы просто друзья, Таш, ничего больше. Клянусь, единственное, что мы делали втайне от всех, это сходили пару раз пообедать и посещали клуб анонимных алкоголиков. Но это нельзя назвать любовными свиданиями.
За окном мелькнуло два силуэта. Было слышно, как ругается Лисетт, напуганная быстрой ездой Хьюго. Таш хотелось высунуться в окно и попросить их подождать снаружи, пока она не поговорит обо всем с Зои.
– Найл запрещает мне рассказывать про наш разрыв, – всхлипнула она. – Я хотела объявить обо всем сегодня, но он против. Найл считает, что мы должны потерпеть до следующей недели.
Зои отвернулась, ее голос дрожал:
– Я уже пыталась его переубедить, Таш. Это ведь все равно как с пьянством. Его нужно взять за руку и держать, чтобы он постоянно чувствовал поддержку.
– Моя поддержка ему не нужна, – прошептала Таш. Поставив со стуком салатницу на стол, Зои рванулась вперед и крепко обняла ее. Таш всхлипнула и прижалась к подруге, вдыхая свежий аромат ее духов. Спокойная уверенность и внутренняя сила Зои передались и ей.
– Найл обожает тебя, Зои, – улыбнулась Таш сквозь слезы. – Он тебя очень любит.
Зои застыла, но через секунду выдавила:
– Не говори глупости!
– О, я знаю Найла, – воскликнула Таш. – И я знаю, что в самом начале отношений он очень боится открыться и сказать о любви. Я сама такая же. Вот почему мы так долго были вместе. Сделай это для него, Зои. Если любишь, возьми его снова за руку. Потому что иначе он не отпустит мою.
Зои молча смотрела на подругу, и Таш на мгновение испугалась, что допустила ошибку.
– Ты его любишь? Ответь?
– Думаю, что начинаю, – кивнула Зои и нежно обняла Таш. – Мне кажется, однажды я проснусь и пойму, что люблю Найла так же сильно, как ты любишь Хьюго.
Таш замерла.
– Дорогая, это же так очевидно, – рассмеялась Зои. – Ты всегда обожала его.
Дверь распахнулась, они отстранились друг от друга. Зои быстро вытерла слезы кухонным полотенцем. Таш тоже хотелось привести себя в порядок, но она не успела. Хьюго и Лисетт уже входили в кухню, в руках у них были бутылки шампанского. За ними выступал Дэвид Уитон. На режиссере были простые брюки и рубашка точь-в-точь как у Гаса.
– Прости, мы опоздали, дорогая! – Хьюго поцеловал Зои. – Знакомься, это Дэвид. Мы сказали ему, что вы не будете против еще одного гостя. Ты же не готовила порционные блюда?
– Нет, у нас на ужин лосось, – слабо улыбнулась Зои.
– Привет, Таш. Опять рыдаешь? – Хьюго усмехнулся.
Не ответив, Таш пошла к буфету и стала доставать столовые приборы. Почему он так жесток с ней? Она вспомнила слова Зои о том, что ее любовь к нему очевидна. Она-то сама была уверена, что не давала повода для таких предположений, но впредь решила быть осторожней.
Таш не знала, как переживет эту ночь, не говоря уже о следующей неделе. Хьюго неотрывно смотрел на нее и был явно чем-то раздосадован, а ей больше всего хотелось, чтобы он немедленно увез ее отсюда в свой старый красивый дом, чтобы он своей любовью защитил ее от всех проблем. Таш понимала, что ее мечта противоречит всем канонам феминизма, но было невыносимо сложно самой нести тяжелое бремя обмана.
Найл же, порядочно выпив, снова перевоплотился в своего героя и соловьем разливался о свадьбе. Зои то и дело вытаскивала его в кухню и просила угомониться, но Найла уже было невозможно остановить.
Чтобы хоть чем-то заняться, Таш снова вызвалась разливать напитки по бокалам. Она была так удручена, что часто наливала не то вино, которое просили. К счастью, все были уже слишком пьяны, чтобы заметить это. Руфус, опустошивший уже три банки пива, настойчиво приставал к Лисетт.
Лисетт сегодня была очень красива. Кремовая кожа и блестящие волосы притягивали взгляды сидящих за столом мужчин. Она постоянно что-то шептала на ухо Дэвиду Уитону, поедая его глазами.
Весь вечер Лисетт была непривычно любезна с Таш, спрашивала ее о лошадях, извинялась за то, что задерживает Найла на работе, и весело щебетала о предстоящей вечеринке.
– Думаю, Найл уже проболтался о моем свадебном подарке, – нагло улыбнулась Лисетт. – Я думала сделать сюрприз. Но разве это возможно, когда Найл и Салли такие болтуны!
Таш вздрогнула, не понимая, что имеет в виду Лисетт. Задумавшись, она добавила белого вина в бокал Дэвида с красным вином. Напиток приобрел невероятный цвет.
– Я, конечно, ничего не понимаю в конных соревнованиях!.. Хотя Хьюго утверждает, что это почти как секс: столь же страстно и грязно… – Вскинув брови, Лисетт оглядывала стены гостиной Монкрифов, увешанные фотографиями заездов. – Но думаю, Таш, тебе понравится, что я перепишу свою половину Сноба на тебя в качестве свадебного подарка.
– Твою половину? – Вино полилось на пол, и миссис О'Шонесси, крякнув, подставила свой бокал.
Лисетт засмеялась:
– Я и не думала, что имею права на свою долю. Правда, забавно? Я уже поговорила с юристом, все бумаги готовы.
– Как это мило, – прошептала Таш.
– Да, чертовски мило! – Дэвид рассмеялся. – Ты, наверное, даже не догадываешься, сколько стоит такая лошадь, Лисетт?
– Да нет. Очень хорошо представляю, – она подмигнула Таш. – Вся съемочная группа приедет в Бадминтон, чтобы поддержать тебя. «Ура!» уже жаждет сфотографировать твоего зверя, Салли не рассказывала? Особенно теперь, когда уже решено, что он повезет вашу свадебную карету.
– Это ловушка, – пробормотала Таш. Лисетт не расслышала.
Только теперь Таш поняла, в чем дело. Лисетт имеет право на половину Сноба! И если свадьбы не будет, она отсудит две его ноги и хвост.
Таш посмотрела на Найла. Тот весело рассказывал матери, какие у них будут чудесные дети. Улыбка была накрепко приклеена к его лицу.
Наконец-то Таш стало ясно, почему он так отчаянно оттягивает время и много пьет. Найл просто не может сказать ей, что она потеряет Сноба. Он не может признаться, что половина ее строптивого чемпиона принадлежала Лисетт задолго до того, как он согласился сниматься в «Двуспальной кровати». Имея равные с ним права, Лисетт может запретить Таш участвовать в соревнованиях. Даже если произойдет чудо и Найл откупится от «Ура!», Таш все равно окажется в западне. Бадминтон будет для них со Снобом последним совместным соревнованием.
Таш опустилась на диван, стиснув пустую бутылку, как неопытный лыжник сжимает палочки, летя с крутой горы.
Кто-то сел рядом и осторожно разжал ее руки. Таш бессознательно смотрела в никуда. Ей было безразлично, что подумают о ней окружающие. Кто-то о чем-то ее спрашивал. Она не отвечала.
Только знакомый запах мужского лосьона заставил девушку прийти в себя.
Она смотрела на старый ковер под ногами и старалась не заплакать. Оставалось девять дней до того, как ее мир разлетится вдребезги.
– Все боятся первый раз выступать в Бадминтоне, – тихо сказал Хьюго.
– Почему ты решил, что я боюсь? – Таш старалась говорить равнодушно.
– Я думал, ты из-за этого так нервничаешь. – Он заглянул ей в глаза.
– Да, – пробормотала она. Крошка слетела с ее губ и упала в его бокал. Таш разозлилась. Это нарушило всю трагичность момента.
Притворившись, что ничего не заметил, Хьюго понизил голос, чтобы никто, кроме нее, не мог услышать:
– Таш, что с тобой происходит?
Она посмотрела на него и тут же отвернулась, боясь заблудиться в его глазах. В том, что ей нечего больше терять, тоже были свои плюсы.
– Если в этом году я выиграю Бадминтон, ты сделаешь для меня кое-что?
– Конечно, – тихо ответил Хьюго. Убедившись, что никто не слушает, Таш прошептала:
– Ты меня поцелуешь?
И, не дождавшись его ответа, она встала и ринулась прочь, стараясь уйти как можно быстрее и достойнее.
Глава тридцатая
Когда они сели к столу, было уже очень поздно. Собралось столько народу, что ужин напоминал вечер в переполненном бистро.
Свечи, которые Руфус в начале вечера поставил на стол, уже догорали, а наглая кошка пробежала по скатерти, оставив следы грязных лап. Все, кроме матери Найла, тактично промолчали.
– О, да здесь прямо как у меня дома! – засмеялась миссис О'Шонесси. – Надеюсь, ты хорошо готовишь, Зои. Со мной, конечно, никто не сравнится, но попытаться потягаться можно.
Угощение Зои, как всегда, превзошло все ожидания. Салат из анчоусов был превосходен, но в нем оказалось столько чеснока, что у Салли из глаз брызнули слезы.
А Дэвид, который, не глядя, положил в рот сразу три зубчика, срочно ретировался в кухню.
Когда Зои подала рыбу в пряном соусе, в соседней комнате раздался телефонный звонок.
Гости, уже наевшиеся до отвала, наперебой предлагали свои услуги, но Гас их остановил:
– Сидите, я сам отвечу! – и поспешил из гостиной.
– Опять кто-нибудь из ухажеров Индии, – вздохнула Зои. – Они вечно названивают по ночам.
– Я хочу мобильник на восемнадцатилетие, – откликнулся Руфус. – Потому что Гас не просто зовет меня к телефону, а орет прямо в трубку: «Тебя Джейн! Это она плохо целуется?» Он ломает всю мою сексуальную жизнь.
– Какую, какую жизнь? – засмеялась Пенни, тщательно пережевывая петрушку, чтобы перебить запах чеснока. Руфус всех развеселил.
Таш еще была в кухне и раздумывала, что лучше сначала подавать: пюре из одуванчиков или спаржу с виноградом. Она слышала, как ругается Гас, откапывая продолжающий звонить телефон из-под бумаг. Подняв над головой поднос, Таш услышала, как он наконец взял трубку и весело поприветствовал кого-то (очевидно, хорошего знакомого). Однако скоро его голос стал не на шутку взволнованным и резким.
Когда Таш медленно, чтобы не уронить поднос, направлялась в гостиную, Гас обогнал ее, чуть не сбив с ног, и окликнул Хьюго.
Не уловив в его голосе тревогу, тот вышел в коридор и остановился, чтобы посмотреть, как Таш вынимает из-за пазухи просыпавшуюся туда с подноса спаржу. Хьюго был уже порядком пьян.
– Ты похожа на хорошенькую служанку. – В его глазах заплясали огоньки. – Будь внимательней с подносом!
– Совсем по Тому Джонсу, – пошутила она, пытаясь удержать равновесие.
– Ты про певца? – Хьюго смутился.
– Вообще-то я имела в виду книгу. – Таш опустила глаза.
Хьюго молча посмотрел на нее, а потом улыбнулся.
– Пожалуй, в этом году не я выиграю Бадминтон, – пробормотал он и пошел к телефону.
Таш старалась освободить место на столе, чтобы поставить поднос, когда в гостиную вернулся обеспокоенный Гас.
– Что случилось? – взволнованно спросила Пенни.
– Конь Хьюго, Бодибилдер, поранился в стойле. Дженни боится, что он сломал ногу.
Таш застыла, улыбка мгновенно сбежала с ее лица.
– Да ты что! – Стефан побледнел и выбежал из комнаты.
– Хьюго сейчас разговаривает с Джеком Фортескью, но действовать надо быстро. Он слишком пьян, чтобы садиться за руль. – Гас отчеканивал каждое слово. – Кто может отвезти его в Маккоумб?
– Я, – с надеждой вызвался Руфус. – Всегда мечтал поводить машину Хьюго!
– У тебя нет прав, – отрезал Гас. – Я тоже выпил лишнего. Кто из вас вел автомобиль? – Он смотрел на Дэвида и Лисетт.
– Хьюго, – ответила она. – Я думала, он не будет пить.
– Придется вызывать такси. – Гас в отчаянии посмотрел на часы.
– Нет времени, – возразила Зои. – Сколько ты выпила, Таш?
Таш прикусила губу, пытаясь вспомнить. Она была так занята, ухаживая за другими, что сама почти не пила.
– Где-то бокал, – ответила она. – Не больше.
– Отлично! Возьми «лэнд-ровер», – приказал Гас. – Стефан, возможно, тоже захочет поехать.
– Ты тоже с ними? – Пенни была обеспокоена.
– Конечно, черт возьми! – Гас уставился на жену. – Конь серьезно ранен. Возможно, он больше никогда не выйдет на манеж. Хьюго в ужасном состоянии.
Онемев от испуга, Таш прошла по коридору мимо кабинета, из которого слышался взволнованный голос Хьюго: он просил ветеринара дождаться его приезда. Ей казалось, что время остановилось: сердце сжималось от страха за Хьюго. Бодибилдер был большим и сильным конем, такой при хорошем уходе способен оправиться от травмы. К тому же он вряд ли мог серьезно пораниться в стойле. Тем не менее шансы Хьюго одержать победу в Бадминтоне сошли на нет.
Наконец он выбежал из дома и залез в кабину.
– Поехали!
– А Стефан и Гас? – Она обернулась. – Я думала…
– Я сказал, чтобы они оставались.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
загрузка...


А-П

П-Я