дозатор жидкого мыла 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Может быть, мы просто прогуляемся? – с надеждой спросила Таш.
– По такой погоде? – Найл засмеялся. – Таш, ты иногда бываешь такой легкомысленной! Давай переодевайся и в бар! Я хочу поближе познакомить тебя со всеми, солнышко. Они очень милые, ты же сама сказала!
– Найл, – Таш закусила губу, – ты говорил им, что мы помолвлены?
– Конечно. – Он притянул ее к себе и поцеловал. Поцелуй получился неестественный, как будто по киносценарию.
Таш не могла отделаться от ощущения, что Найл прикасается к ней точно так же, как только что прикасался к Минти. Его поцелуй был страстным и театральным, но никак не нежным. Она ответила на него, но в сердце у нее ничего не дрогнуло. Девушке стало страшно.
Найл торопился, и Таш поплелась в ванную комнату и включила воду. Она слышала, как Найл говорит или напевает что-то, а может быть, отвечает на телефонный звонок. Вода шумела и заглушала его слова. Через пять минут вдруг стало тихо.
Удивившись, Таш вышла из ванной с зубной щеткой во рту. Сердце часто стучало от прорвы выпитого за день кофе.
Найл уже ушел, оставив на кровати одежду, которую он сам для нее выбрал.
Таш печально вздохнула. Найл такой романтичный, а женские наряды ему нравятся просто вульгарные. Он достал нейлоновую нижнюю юбку, полагая, что это сексуальный вечерний наряд, и черный жакет, который Таш машинально засунула в чемодан после выступления на соревновании. Жакет был весь в пыли и пропах лошадьми. Кроме того, Найл выудил из чемодана чулки, которые постоянно спадали, и высокие сапоги, купленные ею на крестины Генри.
Таш предпочла бы надеть свитер и джинсы, но подумала, что это может огорчить Найла.
Она посмотрелась в зеркало и ахнула. Наряд был, безусловно, вызывающим, но в то же время очень эротичным. Чулки делали ее идеальные ноги еще длиннее и стройнее, юбка красиво подчеркивала округлости бедер, а печальный взгляд казался томным. Накрасившись и почистив жакет, девушка направилась в бар.
Первой, кого она там увидела, оказалась Минти. Она полулежала на диване в потертых джинсах и свободном свитере. На ней не было макияжа, а распущенные волосы свободно ниспадали на плечи. Таш почувствовала себя проституткой, зашедшей в отель в поисках клиента.
– Таш, милая! – Минти помахала ей. – Ты выглядишь великолепно! Ну скажите, правда же она просто прелесть?
Одна рука Минти покоилась на подлокотнике дивана, а вторую она по-хозяйски пристроила на коленях у Найла. На нем тоже были простые джинсы, он пил виски и болтал с мужчинами. Без грима и кельтских костюмов актеры стали для Таш неузнаваемы. Отметив, что Найл и не подумал подвинуться, она уселась в свободное кресло.
Найл не обращал на Таш никакого внимания. Он весело смеялся над чем-то, что говорила Минти. Улыбка Макгиннена не сходила с его лица, и он пожирал глазами нежное розовое личико партнерши, ее пухлые щечки, кошачьи глаза и бледные веснушки.
У Таш сжалось сердце. Ревность так и грызла ей душу. Она чувствовала себя чужой в этой маленькой и закрытой компании. Все болтали о фильме и съемках, а она ничего не знала об этом.
Следующие два часа Таш просидела на краешке стула, приговаривая бокал за бокалом. Все ее попытки с кем-либо пообщаться сводились на нет.
В столовой ее усадили между двумя актерами, которые, позабыв ее имя, продолжали начатый прежде разговор прямо через ее голову, словно девушка была бездушной стенкой. Таш хотела сесть рядом с Найлом, но тот настаивал, чтобы она побыла среди его друзей и лучше их узнала.
Минти сидела между Найлом и самым красивым из «кельтов» и выглядела восхитительно. С кокетливой улыбкой она что-то шептала Найлу на ухо, и тот покатывался со смеху.
Чувствуя, как на глазах выступают слезы, девушка пробормотала, что ей нужно в туалет, и пулей вылетела из бара.
Она проплакала двадцать минут в номере, ожидая, что сейчас в дверь войдет обеспокоенный ее отсутствием Найл. Но он не появлялся. Девушка закрыла глаза, отказываясь понимать, что происходит с ее женихом.
Раздался телефонный звонок.
Таш метнулась к телефону, злясь, что Найл решил позвонить из бара, вместо того чтобы преодолеть несколько разделяющих их метров.
– Мисс Френч, вас спрашивают, – сказал администратор.
– Таш? – раздался запыхавшийся голос.
– Это ты, Пенни? – Таш подавила разочарование.
– Да, ты только не волнуйся. Не хотела звонить, но нет выхода. У Сноба приступ колик.
Таш обмерла:
– Как он?
Было слышно, как Пенни ругнулась сквозь зубы:
– Джек Фортескью думает, что все обойдется, но мы все на нервах. Гас обнаружил это в восемь утра. Бедняга не мог встать.
Таш схватилась за спинку кровати в поисках опоры, одеяло упало на пол. Пенни всегда говорила без обиняков. Обычно Таш была ей за это благодарна, но сейчас она не знала, что и думать, чувствуя себя беспомощной. Колики в лучшем случае были проявлением боли в животе, а в худшем грозили смертельным исходом. Лошади плохо переносят боль и часто отвергают лекарства. Существует угроза, что от спазмов кишечник животного может сжаться, лопнет кровеносный сосуд и начнется внутреннее кровоизлияние. Таш понимала: раз уж Пенни решилась на звонок, дела обстоят именно так.
Понимая, что это значит, Таш еле удержалась на ногах.
– Я возвращаюсь.
– Боже, нет! – воскликнула Пенни. – Оставайся с Найлом. Я позвоню, когда все прояснится.
– Я возвращаюсь, – всхлипнула Таш и повесила трубку.
Не переодевшись, она кое-как упаковала чемодан и поспешила к Найлу, чтобы обо всем рассказать. У бара девушка замедлила шаг. Она не могла видеть лиц, но слова звучали отчетливо, а голос Минти перекрывал все остальные. Прислонившись к колонне, Таш прислушалась, и ей хватило минуты, чтобы понять, кого здесь обсуждают.
– Вы видели ее чулки? Они болтались на коленях, как старые гольфы! Я думал, она бросится на меня.
– Ну что ты, она сбежала, шмыгая носом!
– Бедняжка, – хихикнула Минти. – У нее суп тек прямо по подбородку.
Закусив губу, Таш ринулась прочь. Ей казалось, что невидимая рука выжгла на ее щеках клеймо «неудачница». Она знала, что вела себя как робкая овечка. Но ведь Найл был там! Почему же он не встал на ее защиту? Давясь слезами, девушка влетела в номер и набросала ему прощальную записку. Она мстительно вывела ее прямо на первой странице сценария.
Таш стартовала в направлении Беркшира, не заметив в глубине сада мужчину с сигаретой. Стряхнув пепел, Найл молча проводил взглядом автомобиль с характером, на приличной скорости уносившийся прочь от отеля.
Глава четырнадцатая
Обвешанные пакетами модных магазинов, счастливые Салли и Лисетт расположились за столиком престижного кафе в самом центре Лондона.
– Значит, свадьба будет в первую субботу июня? – Лисетт, потягивая джин-тоник, лукаво взглянула на подругу. – Осталось только связаться с «Ура!» и договориться о съемках. Они хотят сделать сотни снимков подружек невесты и гостей.
Салли кивнула:
– Все будет происходить в Фосбурне. Найл и Таш еще не разослали приглашения, и списка гостей тоже еще нет. Представь, за неделю до свадьбы у Таш соревнования в Бадминтоне!..
– И Найл тем временем окажется в моей кровати! – Лисетт озорно подмигнула.
– Что?! – Салли поперхнулась.
– В «Двуспальной кровати», – Лисетт щелкнула зажигалкой, – я про фильм, милая. Если уж ты теперь работаешь у меня, то постарайся запомнить название чертовой картины.
– Прости. – Салли улыбнулась. – Значит, ты все еще не сдаешься и надеешься, что Хьюго изменит свое решение?
– А это, ты думаешь, для чего? – Лисетт кивнула на один из пакетов, где лежало самое облегающее платье из всех, какие только могла представить Салли. Лисетт приобрела его как раз для дня рождения Хьюго: она рассчитывала, что именно там убедит его сдать свой дом на две недели для съемок. Она уже просила Хьюго об этом дважды, и дважды он ей отказал. Но Лисетт была не из тех, кто легко сдается.
– У него красивый дом! – Салли вздохнула.
– Это у его дома красивый хозяин! – В глазах Лисетт плясали чертики.
– Моя свекровь считает его самым сексуальным мужчиной в мире, – хихикнула Салли. – Она однажды потратила целое лето, пытаясь свести его с Таш.
– Что? Мать Мэтти пыталась свести Хьюго с Таш?
– Да, но Таш влюбилась в Найла, и все решилось само собой. – Салли осеклась.
Лисетт пожала плечами:
– Для меня это – прошлое, не беспокойся, милая. Я ведь никогда и не собиралась становиться домохозяйкой у Найла. Ему нужна другая женщина, и Таш будет для него идеальной женой. Ну, теперь расскажи мне еще про свадьбу. Тор будет подружкой невесты? Она чертовски хорошенькая.
Еще немного посплетничав, Салли набралась смелости и сказала:
– Послушай, раз уж я работаю на тебя, у меня появилась пара идей.
– Да что ты говоришь? – Лисетт вскинула брови. – Милая, но мы уже проработали все нюансы, так что…
– Я могу подсказать, как уговорить Хьюго.
– Правда? – Лисетт заинтересовалась. – И как дорого это обойдется?
– Не думаю, что дорого. Это будет что-то вроде свадебного подарка Найлу и Таш. Я как раз собиралась с тобой посоветоваться…
Наступил рассвет. На дорогах стали появляться первые машины, и Таш сбавила скорость. Перекусила в придорожном кафе и снова села за руль. Она была так вымотана и так плохо вела машину, что сама удивилась, когда без происшествий добралась наконец до Беркшира. Ее ретромобиль хрипел, сипел и грозил развалиться. Магнитола не работала, и Таш, чтобы не заснуть за рулем, во все горло распевала хиты группы «АББА» – единственные песни, которые помнила наизусть.
Добравшись до фермы, она припарковалась рядом со старым «мерседесом» Зои. Свекла и Уэлли радостно выбежали ей на встречу, а Энид забилась под «лэнд-ровер» и, поджав хвост, смотрела на Таш испуганными янтарными глазами.
Заметив, что вагончика для лошадей нет на месте, Таш практически выпала из автомобиля и на негнущихся ногах пошла к конюшне. Свекла радостно вертелась возле хозяйки. Двери в стойло были закрыты, Таш дрожащими пальцами потянула щеколду.
Сноб высунул морду и с тихим ржанием уткнулся ей в лицо. Темные глаза его горели от голода и нетерпения. Очевидно, он хотел успокоить больной и пустой желудок.
– Ужасный пациент, – раздался голос у нее за спиной. – Он уже два раза укусил меня за руку.
Таш обернулась и увидела Теда.
– С ним все в порядке? – взволнованно спросила она, глядя на Сноба, который жевал ее воротник. Чулки уже сползли до самых сапог.
– Не на все сто, конечно, – ответил Тед. – Джек говорит, ему еще пару дней будет не по себе. Но Сноб не пойдет на корм кошкам, если ты об этом беспокоишься. Кстати, Таш, ты ужасно выглядишь!
Таш засияла и обняла парня, чем привела его в крайнее недоумение.
– Теперь, когда ты здесь, может, подстрижешь меня? – Тед погладил Микки Рурка, который ревниво смотрел, как Таш, не обращая на него внимания, наглаживает Сноба.
– Сначала зайду на ферму.
– Гас и Пенни в Гемпшире, – сообщил Тед. – Вот Зои дома, колдует у плиты. Если поторопишься, она и на тебя приготовит. Кристи пригласила сегодня на ужин Хьюго. Он язык проглотит, такая ожидается вкуснятина.
– Ну, если такая беда с ним случится, Кристи не растеряется. – Таш поцеловала Сноба и заперла дверь в стойло.
В кухне Зои и Индия резали зелень и краем глаза смотрели сериал.
– А мы тебя ждем. – Зои смерила Таш хмурым взглядом.
– Да? – Таш сунула в рот морковку и взяла на руки Свеклу. Щенок так вырос, что Таш застонала под его тяжестью: спина сильно затекла за время езды.
– Звонил Найл, рассказал про твой побег. – Зои взяла другой нож. – Он очень переживает.
Таш молча грызла морковку, щенок пытался устроиться поудобней у нее на коленях. По дороге домой Таш старалась не думать о Найле, сосредоточив все мысли на Снобе. Теперь одно напоминание о женихе наполняло ее сердце чувством вины и беспокойства.
– Тед говорит, Снобу стало лучше, – заметила она. – Я так волновалась, думала…
– Мы долго говорили с Найлом. – Зои отложила нож и многозначительно посмотрела на Индию.
– Э… пойду проведаю Руфуса: у него новая техника – зашибись! – Индия с сожалением посмотрела на телевизор.
Зои села напротив Таш, поправила челку и стряхнула со стола несуществующие крошки. Было видно, что подруга собирается с духом для нелегкого разговора.
– Найл сказал, у вас все было непросто там, в Шотландии, – вздохнула она.
– Да, он вел себя немного странно. Он…
– Найл говорит, ты была холодная и далекая. Сторонилась всех.
Таш вытаращила глаза.
Зои прижала пальцы к губам и помолчала с минуту, прежде чем продолжить.
– У меня сложилось впечатление, что Найл не на шутку встревожен. Таш, он считает, что ты очень изменилась в последнее время. – Голубые глаза Зои смотрели ласково, но тон ее был жестким и укоризненным. – Он очень обижен, что ты уехала, не сказав ему ни слова. Пенни ни за что бы не позвонила тебе, если бы знала, что ты примчишься как угорелая. Думаю, Найла очень задело, что ты ставишь лошадь выше него.
– Он был непохож на себя, – страстно возразила Таш, не желая делиться с подругой подозрениями насчет Минти. – Он был весь в съемках, ни на минуту не разлучался с остальными актерами.
– Таш, это его работа, – вздохнула Зои, не понимая причин ее волнения.
– Он был пьян, когда я приехала.
– Ты спросила почему?
– Я хотела, но мы почти не оставались наедине. Я собиралась поговорить, но он уходил от разговора и был занят только собой.
– Боже мой, Таш… – Зои расстроенно потерла лоб. – Ты ведешь себя, как подросток на первом свидании. Представляю, как все произошло. Уверена, Найл был несчастен, скучал по тебе как безумный, жаждал твоей поддержки, понимания. А вместо этого получил школьницу, боящуюся его как огня.
Таш прежде никогда не слышала, чтобы Зои была так резка, это выбивало ее из колеи. Уставшая с дороги, измученная переживаниями, Таш не знала, как реагировать.
– Понятно. – Девушка встала, все еще прижимая к себе Свеклу. Ее голос стал хриплым от волнения. – Вижу, вы с Найлом чудесно поговорили. – Она направилась прочь из кухни.
– Это все, что ты можешь сказать? – Зои выглядела удивленной.
– Да. – Таш покраснела, чувствуя себя униженной.
Ей не нравилось, что Найл с такой готовностью выложил их личные проблемы Зои. Причем так однобоко! Конечно, он знал, что рассказывает обо всем ближайшей подруге и советчице. Возможно, Найл хотел, чтобы Зои стала посредником, арбитром между ними, но Таш была слишком горда и сердита, чтобы простить этот сговор.
Прижимая к груди Свеклу, она выбежала во двор и обнаружила, что «рейндж-ровер» только что приехавшего Хьюго загородил ей проезд.
– Ублюдок! – Девушка ударила джип ногой. Сработала сигнализация, испуганная Свекла прижалась к хозяйке всем телом.
– Таш! – Зои выбежала следом без пальто, на ходу натягивая ботинки. – Пожалуйста, останься на ужин. Прости меня, я была на взводе, когда ты приехала. Я хочу помочь. Я так беспокоюсь за тебя!
Не обращая на подругу внимания, Таш открыла дверцу автомобиля с характером, вытащила свой чемодан и всю дорогу до дома бежала не останавливаясь.
Отношения между Таш и обитателями фермы оставались натянутыми. Ей было невыносимо говорить с Зои, которая делала робкие попытки к примирению. Таш понимала, что ведет себя как ребенок, но не могла побороть обиду и чувство одиночества. Гас и Пенни волновались за нее, но тактично избегали щекотливых тем. Ни один из них не хотел лезть в личную жизнь Таш, к тому же у них и без того было много проблем, по большей части – денежных.
Им пришлось продать трех самых многообещающих жеребцов плюс одного из лучших коней Гаса, чемпиона международных соревнований. Это означало, что теперь остались только две стоящие лошади, пригодные для выступлений в этом сезоне. Во-первых, Секс-символ – конь, к которому Гас относился с особым почтением за то, что тот принес Пенни последнюю золотую медаль как раз перед тем, как она покинула большой спорт. Но коню исполнилось уже пятнадцать лет, а значит, это был его последний сезон перед заслуженным отдыхом: уже в следующем году Секс-символу суждено праздно шататься по ферме и иногда, потехи ради, участвовать в охоте. Вторым был Жертва Моды – ленивый и непредсказуемый жеребец, которого Гас уже год тщетно пытался сбыть с рук. Ни один из фаворитов Гаса не привлекал спонсоров, никто не собирался вкладывать в них деньги. Гас стал очень раздражительным и придирчивым, в особенности к Таш.
А она с головой погрузилась в работу, сражаясь с окрепшим Снобом и тренируя неуклюжего Микки Рурка; тот был тоже выставлен на продажу, но никто не спешил его купить, хотя Хьюго и имел наглость назначить ничтожную даже для Гаса цену.
Горбунок оправился от болезни, к нему возвращались силы. Таш теперь часто выводила ласкового, умного и веселого коня на манеж, выезжала с ним на длительные, неспешные прогулки в поля, поверяя ему свои беды и не сомневаясь, что он, в отличие от Сноба, не станет вредничать, если прогулка затянется. Таш обнаружила, что может заставить себя думать только о работе. Поздним вечером она буквально падала в постель от усталости, и ей было совершенно не до того, чтобы терзать себя мыслями о Найле, свадьбе или глупой ссоре с Зои.
В таком состоянии ее и нашел Найл, когда спустя две недели после размолвки в Шотландии вернулся домой. В комнате было холодно, газеты лежали перед дверью, Свекла с рычанием набросилась на его ботинки.
Таш спала на диване. На ногах у нее были старые носки, голова съехала с подушки, волосы падали в стоящую на полу кружку с недопитым чаем.
Их воссоединение в этот вечер было несколько неловким, но не таким напряженным, как ожидала Таш. Оба вели себя просто идеально, отчаянно стараясь угодить друг другу. Найл почти не пил, а Таш подала на ужин вкуснейшие котлеты быстрого приготовления, самые дорогие во всем супермаркете. Найл съел их с улыбкой на лице, несмотря на то что Таш забыла снять с полуфабрикатов целлофан, перед тем как положить их на сковородку.
Найл хотел завершить вечер медленным и нежным сексом, но когда он, быстро почистив зубы, вышел из ванной, Таш уже спала, повернувшись к нему спиной.
В последующие дни они мало виделись. Львиную долю времени Найл проводил у Зои в теплой, уютной кухне, кляня работу Таш и истощая запасы любимого виски Гаса.
– Так всегда бывает в это время года. Ей нужно готовить Микки Рурка к международным соревнованиям, – объясняла Зои. – И Сноб тоже требует тренировок. У нее с ним сейчас масса проблем, он чуть не сломал себе шею на прошлой неделе…
– Если Таш не остановится и не послушает меня, то я ей самой сломаю шею, – простонал Найл. – Завтра мне снова надо быть в Шотландии, оттуда я сразу еду в Шеппертон на дубляж, а потом – в Йоркшир на репетицию. Я вернусь обратно только в конце марта.
– Как раз ко дню рождения Хьюго, – просияла Зои.
– Да. – Было видно, что это вылетело у Найла из головы. – Надеюсь, будет весело! – Однако его тон был отнюдь не веселым.
Бросив взгляд на его хмурое лицо, Зои отложила бумаги и придвинулась поближе. Она не решалась заговорить, но Найл выглядел таким усталым и потерянным, что она просто не могла делать вид, что ничего не замечает.
– У тебя сейчас не все гладко? – осторожно спросила она.
Черные брови Найла взметнулись вверх.
– Можно и так сказать.
Зои глубоко вздохнула:
– У тебя есть сомнения? Насчет свадьбы?
Какое-то время Найл молча глядел на нее, и Зои пожалела, что задала этот вопрос. Она еще помнила, каким грубым он был в ту ночь, когда вернулся с крестин без Таш.
– Прости, это не мое дело. – Зои хотела встать, но он поймал ее руку.
– Таш что-то говорила тебе?
Зои снова опустилась на стул, ее голос звучал мягко и ласково.
– Мне кажется, она очень обижена. Неважно, что там произошло у вас в Шотландии, ей необходима твоя поддержка. Таш может наговорить много глупостей, но это все оттого, что она сомневается в твоей любви.
– Я ее обожаю!
– Тогда скажи ей это, – предложила Зои самый простой вариант. – Ей сейчас безумно одиноко.
– Хотел бы я, чтобы Таш была со мной так же искренна, как ты, – грустно улыбнулся Найл, отпуская ее руку.
– Я не собираюсь за тебя замуж, Найл, поэтому могу говорить прямо. – Зои улыбнулась. – Устроить свадьбу очень нелегко. Александра и Генриетта постоянно давят на Таш, а ей просто некогда составить список приглашенных, времени осталось не так уж и много, всего три месяца…
– Черт побери! – Лицо Найла потемнело.
Зои прикусила губу. Он уже стоял перед расписанием, висящим на стене, явно намереваясь сорвать его и уничтожить.
– Этот чертов Гас взвалил на нее каторжную нагрузку, – выдохнул Найл. – Бедняга крутится как белка в колесе. Вот откуда ее подавленность!
– Мы все сейчас много работаем. Ферма на грани разорения.
Найл закрыл глаза.
– Я понимаю. Сам не знаю, где взять деньги для уплаты всех налогов. Моя бывшая жена забирает почти все, что я зарабатываю. Смешно, что именно она будет платить мне в мае. Или «Ура!» заплатит. У меня уже давно не было нормального отпуска. Это, кстати, одна из причин, почему я был так зол во время приезда Таш.
Несколько минут Найл молча глядел в потолок. Казалось, он читает про себя молитву.
– Думаю, я совершил ошибку, Зои.
Зои застыла, боясь, что Найл сейчас скажет, что не хочет жениться на Таш. Ей совсем не хотелось услышать от него что-либо подобное.
– И что это за ошибка? – выдавила она.
– Поначалу мне казалось, что Таш примет это спокойно, но теперь я понимаю, что она просто не хотела меня огорчать. Сейчас она такая холодная, неприступная. Думаю, мне надо разорвать контракт.
Зои удивленно посмотрела на Найла, не понимая, о чем идет речь. Она не могла оторвать взгляд от его рук. Длинные пальцы сновали по столу, они, казалось, жили своей собственной жизнью. Зои захотелось взять его руки в свои, чтобы хоть ненадолго прекратить эти хаотичные движения.
– Что ты имеешь в виду? – спросила она.
Найл глубоко вздохнул и погладил Энид, которая была готова в любую минуту броситься наутек.
– Я не был с ней честен до конца, – начал Найл. – Я просто не мог все ей рассказать, а потом стало слишком поздно, слишком сложно. – Он замолк, и Зои заметила, что ее собеседник до крови искусал губы.
– Что же ты от нее скрыл?
– То, что за всем стоит Лисетт. – Он снова вздохнул и закрыл глаза. – И что она постоянно будет рядом.
– Кто такая Лисетт? – Имя показалось Зои смутно знакомым.
– Моя бывшая жена, настоящая хищница. – Он скривился. – Я могу ее терпеть, но Таш сходит с ума, когда она поблизости. Я ступил на тонкий лед.
Зои замерла с открытым ртом. Она не могла понять, о чем он толкует. Бывшая жена Найла заставляет его жениться на Таш? Идея показалась ей бредовой.
– Продолжай, – пробормотала она.
– Я не хотел рассказывать об этом Таш до того, как вернусь из Шотландии. А потом случайно проболтался, во время ссоры по телефону, – вспоминал Найл. – Она до сих пор, как побитая собака, прячется от меня. Я был настоящим мерзавцем, стыдился своей трусости, пил, флиртовал с актрисами, изображал из себя сердцееда. Просто сработал защитный механизм, понимаешь? Знаю, это идиотизм, но мне иногда легче отвлечься от проблем, чем решать их.
– С помощью бутылки?
Найл затравленно посмотрел на нее и вздрогнул:
– Да. Знаешь, Лисетт в таких случаях устраивала мне взбучку, а Таш просто делает вид, что ничего не замечает, и я веду себя еще хуже. – Найл выглядел виноватым.
Зои кивнула, не зная, как лучше сформулировать свой следующий вопрос, но понимая, что должна спросить.
– А какие у тебя отношения с бывшей женой? Найл закатил глаза:
– Когда-то Лисетт сбежала от меня с одним американским авантюристом, убедившим ее, что он второй Квентин Тарантино. Потом он прогорел и оставил ее одну выкарабкиваться в Штатах. Сам удивляюсь, как ей удалось пробиться в Голливуде. А теперь Лисетт снова здесь и хочет меня нанять.
– Нанять тебя? – Зои пришла в замешательство, решив на какой-то ужасный миг, что Лисетт хочет заплатить Найлу в случае, если тот женится на Таш.
– Я – главный герой фильма, который она продюсирует, – объяснил актер. – Разве я не сказал? Именно поэтому Таш сейчас так подавлена.
– Лисетт наняла тебя на работу? – внезапно поняла Зои и почувствовала себя крайне неловко оттого, что так далеко зашла в своем воображении. – И ты считаешь, Таш из-за этого так тоскует?
– Ну конечно! – Найл пытался поймать ее взгляд. – Моя нерешительность загнала глупышку в тупик, и я никак не могу пробиться к ней. Я доверяю ей в тысячу раз больше, чем когда-то верил Лисетт. Я готов умереть за нее, но она этого не видит. Таш убеждена, что я вернусь к Лисетт, если та поманит меня пальцем.
Зои видела, как дергается нерв у него на щеке.
– А ты не вернешься? – Она вздрогнула, встретив в ответ оскорбленный взгляд.
Но Найл не успел высказать свое негодование – он заметил на столе поздравительные открытки.
– У тебя, оказывается, сегодня день рождения! А я тут сижу и разглагольствую о своих бедах! Золотко, прими мои поздравления! – Он хотел поцеловать ее в щеку, но Зои в это время как раз поднесла руку к лицу, и поцелуй пришелся на ее пальцы.
– Спасибо, – Зои отпрянула и покраснела.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
загрузка...


А-П

П-Я