https://wodolei.ru/catalog/installation/compl/Geberit/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– А Найл?
– Что Найл?
Остальные члены семьи еще карабкались по ступеням.
– У него действительно роман с Зои Голдсмит? – спросила Александра без обиняков, и Генриетта, усевшаяся рядом с Беном, ахнула. – София в этом уверена.
Сама София, которой досталось место с краю, почти легла на колени отца и мачехи, пытаясь услышать, каков будет ответ.
– Да. Они любят друг друга, – ответила Таш. – Помолчи минуточку, я хочу услышать, как там Хьюго.
Комментатор задыхался от восторга, вещая, что Хьюго мастерски преодолел целый ряд барьеров. Похоже, его слушала только Таш, остальных больше занимали слова Александры.
– Ты не шутишь? Найл действительно влюблен в другую? – Генриетта в изумлении уставилась на падчерицу.
– Но вы же помолвлены? – поддержал ее Джеймс. Таш проигнорировала эти замечания.
– Похоже, ты совершенно спокойна, Таш! – Александра пыталась перекричать толпу.
– Да, я спокойна. Пожалуйста, тише. Я хочу послушать.
– Должна сказать, Таш, – голос Генриетты задрожал, – мы ожидали от тебя совсем другой реакции.
– Правда? – Она повернула к мачехе сияющее лицо.
– Да, мы думали, ты будешь в отчаянии.
– Я невероятно счастлива. – Таш услышала, как комментатор объявил, что Сноб приближается к озеру.
Перед озером стояла высокая стена. Предполагалось, что лошадь и наездник должны, перепрыгнув его, сразу оказаться в воде и взобраться на перевернутую лодку.
Таш приподнялась на трибуне, теперь она сама видела приближающегося всадника. Все ее мысли были о мужчине, которого она любила, и о коне, которого она обожала.
Таш никогда бы не смогла справиться со Снобом, как это сейчас делал Хьюго. А Сноб летел стрелой, будто боялся, что преграда исчезнет до того, как он ее достигнет. Но чем ближе была трибуна, тем взволнованней Сноб становился: коня пугали пестрая людская масса, шум толпы, яростный лай собак. Внезапно он остановился, понес в сторону и встал на дыбы. Потеряв равновесие, Хьюго еле смог удержаться в седле. Потом конь развернулся и на огромной скорости понес наездника к озеру. Таш закричала.
Хьюго натянул поводья. Невероятными усилиями он заставил Сноба выбраться на сушу.
Таш и Бен крепко схватились за руки и закричали от восторга.
Первым опомнился Бен.
– Молодец! Уф, ну и выступление!.. Прости, что так схватил тебя, Таш. – Он покраснел.
София повернулась к Таш и почти закричала:
– Так ты выходишь замуж за Найла или нет?!
– Я давно его не видела, так что сама не знаю. – Таш со счастливой улыбкой поднялась. – Извините, я спущусь вниз и встречу Хьюго на финише.
Оставив родных в полном недоумении, Таш легко сбежала по ступенькам. Она успела увидеть, каким красивым прыжком Сноб преодолел последнее препятствие. Пенни, Индия и Дженни уже ждали у финишной черты. Затаив дыхание, они слушали, как комментатор объявил, что Хьюго проходит маршрут быстрее всех выступавших сегодня наездников.
– У него есть шансы на победу? – спросила Индия.
– Не знаю, в любом случае он был великолепен. – Таш сияла.
Ее сердце переполнялось гордостью при взгляде на коня и всадника. Копыта Сноба с силой ударялись о землю, его грудь вздымалась, Хьюго не отрывал глаз от секундомера.
Как всегда, Сноб едва не сшиб стартера, который еле успел унести ноги.
– Я уложился? – Хьюго успокоил коня и подъехал к друзьям.
– Думаю, да. – Пенни посмотрела на часы. – Если и опоздал, то всего на несколько секунд.
Хьюго поискал глазами Таш – она трясущимися руками гладила голову Сноба.
– Это, – он нежно взглянул на нее, – были самые прекрасные пятнадцать минут в моей жизни. Три минуты до старта тоже считаются.
Таш спрятала счастливую улыбку.
Глава тридцать пятая
Вечером ожидался бал по случаю окончания тяжелого дня соревнований. Тем, кто выступил успешно, следовало отметить свою победу, а те, кто потерпел неудачу, имели полное право утопить свое горе в бутылке. И поскольку, по словам Александры, нет ничего более интимного, чем большая вечеринка, Таш намеревалась признаться Хьюго в своих чувствах на этом балу.
Когда все сбились в кучу, возбужденно обсуждая результаты сегодняшнего дня и предстоящую вечеринку, неожиданно позвонил Найл. Худшего времени для объяснения нельзя было и придумать – вокруг Таш толпились ее родственники, которые, казалось, ловили каждое слово их разговора.
– Слушай, мы должны встретиться завтра, – твердо заявил Найл. – До начала вечеринки. Дома. Я хочу попросить тебя об одолжении. Я пойму, если ты откажешься. Но от этого зависит все мое будущее счастье. – Найл говорил взволнованно и, как показалось Таш, радостно.
– Да? – Таш оглядела собравшихся, замерших в ожидании.
Наступила долгая пауза, и она уже подумала, что связь окончательно прервалась, но Найл снова заговорил. Его голос был мягким и ласковым:
– Солнышко, я не хочу отменять свадьбу.
– Что? – вскрикнула Таш.
– Это была идея Зои, – признался он.
– Зои?
Генриетта так сильно подтолкнула локтем Александру, что та чуть не упала на колени Джеймсу.
Снова наступила пауза, свидетельствующая о том, что у Гаса в мобильнике садится батарейка. Наконец бархатный голос Найла снова достиг ее слуха:
– Я люблю Зои, Таш. Прости меня, солнышко, но я должен быть честен. Она помогла мне встать на ноги. Зои такая сильная, добрая, умная, и она считает, что можно рискнуть. Похоже, я самый удачливый парень, хоть и не заслуживаю этого.
Таш услышала его переливчатый смех.
– Чем рискнуть?
Связь снова стала барахлить.
– Зои счит… что мы смо… обвести «Ура!» вокруг пальца в следующую субботу.
Таш подумала, не начала ли Зои пить вместе с ним.
– Нужно отдать д…ное Бобу Хадсону, – голос Найла дрожал от возбуждения. – Это он предложил устроить спе…ль со сбежав… невестой. Но мы придумали по-другому. Пока нельзя об этом ни…у рассказывать.
– Найл? – Таш потрясла трубку. – Найл? Телефон загудел.
– Найл, заряд заканчивается. – Таш была в отчаянье.
– Поговорим обо всем завтра, солнышко, – сказал он. – Я все объясню тебе в деталях. Обещай, что не скажешь никому ни слова.
– Хорошо. – Таш украдкой посмотрела на Хьюго. На его лице отразились гнев и боль.
– Спасибо, солнышко! – Найл был похож на маленького восторженного мальчика. – Если ты согласишься, мы, возможно, даже сумеем помешать Хьюго заполучить Сноба.
– Что? – Таш бросила на Хьюго еще один взгляд. Может, ей показалось, что он так страдает?
– Я слышал, как Лисетт разговаривала с ним о Снобе. Она хочет продать его, если свадьба сорвется.
Раздался еще один гудок. Таш испугалась, что мобильник сейчас отключится.
– Что именно Лисетт сказала?
Она удивилась, когда Найл снова рассмеялся.
– Таш, это неважно. Подожди до завтра. Зои уверена, что от тебя требуется только одно: сказать Хьюго…
Связь оборвалась.
За столом раздалось шушуканье.
– Это был Найл, – сказала Таш дрожащим голосом.
– Мы так и поняли, – фыркнул ее отец.
– Значит, свадьба состоится? – спросила Генриетта. Таш кивнула, она была не в состоянии выдавить ни звука.
Невольно ее взгляд обратился к Хьюго. Тот дрожащими руками зажег сигарету. Его голубые глаза ответили на ее взгляд с такой скорбью, что девушка чуть не разрыдалась.
Наутро Таш проснулась в состоянии жуткого похмелья.
Несмотря на то что дожди остались позади, погода по-прежнему была сырой и промозглой. Таш пряталась в вагончике, играя в покер с Индией и Тедом. У нее так болела голова, что она с трудом могла собрать воедино свои мысли.
Девушка пыталась вспомнить вчерашний вечер, но последнее, что вставало в памяти, было крем-брюле, в которое она упала носом.
– Таш, ты что, заснула? – проворчал Тед. – Твой ход.
– Извини.
– С тобой сегодня бесполезно играть! – засмеялась Индия. – Посмотри лучше телевизор. Я думала, ты повеселеешь после вчерашнего вечера.
– Почему? – Таш захотелось, чтобы ей снова стало четырнадцать. Она и в те годы не была так хороша, как Индия, зато любить Хьюго тогда было намного проще.
– Мама сказала, Найл собирается тебе позвонить. – Индия весело ей подмигнула. – И рассказать новости о свадьбе. – Она посмотрела на Теда, но тот не слушал.
Таш вытаращила глаза:
– Хочешь сказать, что ты все знаешь?
– Мама рассказала мне в прошлые выходные. Она не хотела всерьез предлагать это Найлу. Но мы с Руфусом настояли.
– На чем?
– Мама всю неделю посылала сообщения, и я решила, что Найл согласился. Я звонила ей в гостиницу.
– В какую гостиницу?
– О, Таш, ты витаешь в облаках! Кстати, ты должна меня поблагодарить.
– За что?
– Это я заставила тебя тогда послать валентинку! Таш с раздражением посмотрела на Теда: если бы он куда-нибудь вышел, Индия сумела бы все объяснить по-человечески.
Тед ответил ей не менее сердитым взглядом: если бы Таш куда-нибудь делась, они с Индией преспокойно продолжили бы играть в карты на раздевание.
– По-моему, ты собиралась в конюшню, Таш. – Он неодобрительно посмотрел на нее.
Таш вышла во двор. Слова, сказанные Найлом, вернули ее в состояние полной неопределенности. Еще вчера она была убеждена, что Хьюго отвечает ей взаимностью, но теперь появились основания считать, что он просто хотел заполучить ее лошадь. Таш вспомнила, что он не обращал на нее никакого внимания всю неделю, вплоть до вчерашнего дня. Если они с Лисетт действительно заключили в пятницу договор, то все вставало на свои места. Хьюго просто пытался соблазнить Таш и заставить отменить свадьбу. В этом случае он получал Сноба не на одно выступление в Бадминтоне, а навсегда.
Таш отступила назад, заметив, как один из представителей «Мого» помахал ей с VIP-трибуны. После того как Хьюго со Снобом выбились в лидеры, спонсоры стали с ней очень любезны, но Таш чувствовала, что стоит ситуации измениться в худшую сторону, как их доброжелательность тут же улетучится, как дым. Но сегодня на ней хотя бы надет фирменный костюм с эмблемой «Мого», так что есть все основания дружески улыбнуться в ответ.
Глазами она стала искать в толпе Хьюго, который страшно опаздывал. Таш знала, как он мечтал о выигрыше, и не могла найти оправдания такой безответственности. Волнуясь, она пробиралась к уже выступившим Гасу и Стефану мимо группы телевизионщиков и вдруг услышала выразительный комментарий ведущей новостей Джулии:
– Итак, последние новости. Хьюго Бошомп до сих пор не появился, и если через несколько минут он не выйдет на старт, звание чемпиона автоматически перейдет к спортсмену из Новой Зеландии. Вы можете представить, что творится на трибунах!..
Таш заткнула уши, чтобы не слышать пугающих слов телеведущей.
Подбежала Дженни, раскрасневшаяся и встревоженная.
– Нигде не нашла! – она остановилась между Гасом и Стефаном. – Его никто не видел!
Сноб приуныл, всеобщее напряжение передалось и ему, Индия едва сдерживала жеребца.
– Страсти разгораются! – вещала Джулия.
Пол, ворчливый продюсер, вышел из комментаторской будки и быстрым шагом приблизился к Таш.
– Когда вернется твой ненаглядный? Прямой эфир скоро кончится, и пойдет сюжет про регби! – завопил он.
– В таком случае мне придется поспешить, – раздался спокойный голос. – Я собирался записать свой заезд на видео.
– Хьюго! – вытаращив глаза, Таш наблюдала, как он приближается ленивой походкой, на ходу застегивая куртку. – Где ты был? Все только тебя и ждут!
– Звонил кое-кому. Мне был нужен хороший совет. Затаив дыхание, Таш смотрела, как он вскочил в седло и проверил стремена.
– Пожелай мне удачи, – прошептал он.
– Удачи! – улыбнулась Таш.
– Нет, не так.
На какой-то миг их глаза встретились, и Хьюго улыбнулся такой искренней, такой сердечной улыбкой, что у Таш пошла кругом голова. Сноб вытянул шею и стащил с нее капюшон, к полному восторгу зрителей.
Таш нахмурилась: Хьюго заслуживал порицания за такую беспечность. Как можно быть таким легкомысленным? Сноб не сумеет выступить хорошо без основательной подготовки.
Как она и предполагала, конь был вне себя: он танцевал на месте сумасшедшее танго, крепко зажав капюшон в зубах. В таком состоянии нельзя было рассчитывать на успешный заезд. Заставив всех развеселиться, Хьюго поприветствовал судей очень своеобразно: он вытащил желтый капюшон Таш у Сноба изо рта и помахал им в воздухе.
Таш казалось, что она не дышала в течение всего заезда. Она закрывала глаза, как только Сноб приближался к новому барьеру. Хьюго демонстрировал максимальную собранность, каждый мускул его лица был напряжен, конь летел вперед, как птица. Через какое-то мгновение раздался шквал криков и аплодисментов. Таш открыла глаза.
– Он победил, Таш! – Пенни широко улыбалась. – Он выиграл чемпионат. А теперь отпусти мою руку, а то переломаешь мне все пальцы.
Как только Хьюго финишировал, Таш очутилась в чьих-то объятьях – ее целовали, поздравляли, как будто она сама только что одержала победу. Но она знала, что никогда не смогла бы выступить, как Хьюго.
– Это и твоя заслуга, Таш! – Гас крепко ее обнял. – Ты трудилась, обучая коня, не покладая рук, и вот результат! – Впервые за все время он поцеловал ее прямо в губы. – Я так тобой горжусь! – Эти слова Таш тоже слышала от него в первый раз. Она едва сдержала слезы.
Таш пыталась прорваться к Хьюго, но это было то же самое, что пробиться к сцене во время концерта рок-звезды.
Как только он спешился, его атаковала Джулия Диттон, отчаянно пытавшаяся взять у него интервью до начала сюжета о регби. Но Хьюго, не обращая ни на кого внимания, отдал поводья подоспевшей Дженни и направился прямо к Таш. Он снял шлем, тряхнул волосами, и его лицо засияло улыбкой.
– Этот конь – само совершенство, – присвистнув, заявил он, остановившись рядом. – И это твоя заслуга, дорогая!
Таш, улыбаясь, смотрела на него. Ей хотелось придать лицу серьезное выражение, но прогнать улыбку с губ оказалось невозможным.
– Поздравляю, – рассмеялась она, – ты был превосходен. – Ей хотелось добавить: «И я люблю тебя». Но на них смотрели телекамеры, и сказать так означало положить конец карьере бедняги Найла. Таш не могла дождаться, когда они с Хьюго останутся наедине, ей хотелось, чтобы это произошло немедленно.
Через двадцать минут началась церемония награждения. Таш хлопала в ладоши так, что они заболели. Пенни плакала в три ручья. Таш прежде никогда не видела ее слез. Подруга утверждала, что у нее просто болят пальцы, но Таш знала: все дело в долгожданной победе Гаса, которая должна положить конец финансовому кризису Монкрифов.
– Я так горжусь им, – всхлипывала Пенни. – Я редко говорю мужу о любви, но сегодня клянусь, что скажу, как сильно его люблю.
– Я тоже. – Таш мечтала, как скормит Снобу целое ведро лакомств.
– Давно пора, – Пенни повернула к соседке лукавое лицо. – Ты одна до сих пор не сказала Хьюго, что без ума от него. Остальные поклонницы сделали это еще вчера.
Глава тридцать шестая
Они уже почти подъехали к Малбери, когда Таш наконец набралась храбрости. Хьюго пил шампанское прямо из бутылки и играл с кондиционером нового «мицубиси», направляя потоки горячего и холодного воздуха прямо в лицо Таш. Этот автомобиль был одной из наград чемпиона Бадминтона. Хьюго был в прекрасном настроении, но почти не разговаривал, только вежливо предложил переключить скорость, так как Таш уже долгое время выдерживала тридцать километров в час. Ей было сложно вести такую большую машину, тем более после автомобиля с характером, и особенно сейчас, когда ее нервы были на пределе.
Девушка выключила магнитолу, орущую на полную мощность, послушала воцарившуюся тишину и наконец решилась:
– Хьюго, я люблю тебя, – произнесла она так быстро, что сразу же засомневалась, расслышал ли он эту фразу.
С минуту Хьюго разглядывал бутылку из-под шампанского, а затем выбросил ее в окно и повернулся к Таш.
Его глаза блестели, пока он изучал ее лицо, зрачки расширились, и глаза из голубых сделались почти черными.
– Хорошо сказано, – наконец отреагировал он. «Мицубиси» проехал большую лужу, брызги полетели на стекло и сползли вниз, как змеиные хвосты. Таш нервно облизала губы:
– Ты хоть понял, что я тебе сейчас сказала?
– Да, спасибо.
Снова наступила тишина, Таш нажала на газ. Она никогда не испытывала большего разочарования.
– Отлично. Я отвезу тебя прямо на вечеринку к Лисетт. Думаю, вы прекрасно проведете время.
Хьюго не спеша перегнулся через нее, выключил зажигание и убрал ключи в карман.
– Это все, чего я заслужил?
От его прикосновения кровь бросилась Таш в лицо. Она почувствовала, что сердце забилось в груди, как бейсбольный мячик, пойманный рукой вратаря.
– А чего еще ты ожидал?
Мимо пронеслась машина. Хьюго зажег сигарету.
– Если ты говоришь о свидании, я хотел бы провести в твоем обществе больше пятнадцати минут, – вздохнул он и захлопнул зажигалку. Его руки дрожали. – Хотя, думаю, даже пятнадцать минут – это роскошь, ты ведь будешь очень занята всю следующую неделю. Не забыла, что в следующую субботу выходишь замуж за Найла О'Шонесси?
– Да. Это просто какое-то сумасшествие.
– Это точно. – Он втянул дым и повернулся к ней.
– Но я выхожу за него понарошку, – Таш старалась говорить весело.
– Как оригинально! – Казалось, Хьюго ничуть не удивился. Он не отводил от Таш глаз. – Полагаю, ты дождешься полного затмения медового месяца, прежде чем сказать об этом своим родственникам.
– Боже, я так запуталась, – простонала она, откинувшись на сиденье.
– Знаю, – ответил Хьюго, не вынимая сигарету изо рта.
– Знаешь? – Таш совсем не нравилась его реакция на ее любовное признание.
– Объясни, только честно, – Хьюго смотрел на лобовое стекло, сощурившись от слепящих лучей заходящего солнца, – ты сказала, что любишь меня потому, что это действительно так, или потому, что Найл бросил тебя и ушел к Зои Голдсмит?
– Найл не бросал меня! – Гордость Таш была уязвлена. – Это наше общее решение. С самого начала свадьба была ошибкой. А последние месяцы похожи на дурной сон. Наши отношения никогда не были настолько крепки, чтобы пожениться. Мы даже не способны просто жить вместе. Это было безнадежно, ведь все это время я была влюблена в тебя.
Хьюго молча курил, глядя на дорогу.
– Я любила тебя долгие годы, Хьюго, – призналась Таш. – Я росла с этой любовью, как растут с родимым пятном. И, несмотря на все мои старания, не смогла преодолеть это чувство.
Глядя на профиль Хьюго, профиль, который так часто снился ей по ночам, Таш чувствовала, как напрягаются все ее душевные струны. На лицо Хьюго легла тень сомнения.
– Когда вчера ты объявила, что свадьба состоится, – резко сказал он, – я просто не мог в это поверить. Все в один голос говорили мне, что вы с Найлом расстались. Даже Лисетт уверена, что вы объявите о разрыве на сегодняшней вечеринке. Но по твоему вчерашнему телефонному разговору с ним я решил, что Найл угрожал самоубийством, если ты разорвешь помолвку, – раздраженно бросил Хьюго. – Вообще-то так решила Александра, и она до сих пор в этом убеждена, насколько я знаю.
– Мама думает, что Найл собирается покончить с собой? – Таш потеряла дар речи.
– И я, если честно, был бы только рад, – прорычал Хьюго. – Это он заварил всю кашу. Не могу понять, зачем было устраивать такой спектакль! Все, что ему было нужно, это несколько упаковок алкозельтцера и хороший юрист. Но он предпочел тянуть до последнего и сам усложнил все до невозможности. Если бы не Зои, Лисетт могла бы сделать еще двенадцать фильмов из вашего фиаско.
– Так ты знал? Знал, что Лисетт подаст на Найла в суд, если он не женится на мне? И о том, что за спектакль Найл планирует на субботу?
– Теперь знаю, хотя чуть не пропустил свой заезд, пока пытался это выяснить. Скажи, ради бога, почему ты ничего не объяснила мне, Таш? Я бы мог помочь.
– Я не была уверена, что ты захочешь. Ты затыкал мне рот каждый раз, когда я заговаривала о любви.
– Неправда!
– Ну вот, опять, – вздохнула она. – Я сгорала от любви к тебе, а ты обращался со мной просто ужасно.
Хьюго посмотрел на нее и опустил глаза:
– Я хотел наказать тебя за то, что ты заставила меня так мучиться. За то, что не любила меня так сильно, как тебя любил я.
– Значит, ты меня любишь? – выдохнула Таш с облегчением.
– Разве непонятно? – пробормотал Хьюго.
– Но ты никогда не говорил этого.
– Не был уверен, что ты захочешь слушать.
– Как ты смеешь это говорить? – всхлипнула Таш. – Я влюбилась в тебя с первого взгляда, на вечеринке в честь помолвки Софии и Бена. Ты тогда подавал бокал Беатрис Мередит и был похож на Гамлета.
Хьюго сделал еще одну затяжку и выкинул окурок в окно, его глаза оттаяли ото льда.
– Я любил тебя всем сердцем, – ответил он. – Боже, Таш, ты не представляешь, каких трудов мне стоило держать себя в руках! Я был уверен, что ты хочешь выйти за Найла замуж. Все только и говорили, что об этой чертовой свадьбе, и я сгорал от ревности и ярости. Я даже убедил себя, что ты используешь меня, чтобы разозлить его. И ты знала, что я чувствую к тебе!
Таш улыбнулась, глядя в его красивое честное лицо:
– Ты и правда думал, что я знаю о твоих чувствах?
– Конечно! Это же очевидно. – Хьюго полез в пачку за новой сигаретой. Потом обратил к ней широко распахнутые голубые глаза и пробормотал: – А что, нет?
– О, Хьюго, я так тебя люблю! – Таш рассмеялась, вынула из его губ еще не зажженную сигарету и выкинула.
Их поцелуй показался ей прыжком с тарзанки. У нее кружилась голова от щекочущего душу восторга. Этот прыжок в любовь был самым завораживающим в ее жизни.
Поцелуй становился все более страстным и пылким, Хьюго откинул ее на сиденье, и они засмеялись, когда одежда стала цепляться за рычаг коробки передач. Они целовались и целовались, включая и выключая магнитолу, откинув люк и открыв окна и бардачок. Даже когда сиденье поднялось на несколько сантиметров, оба продолжали смеяться и осыпать друг друга поцелуями.
Они вели себя как подростки. В салоне автомобиля было тесно, и они крушили все вокруг. Мимо пронесся еще один вагончик, Таш и Хьюго не обратили на него никакого внимания. Впрочем, никакого внимания они не обратили и на то, что их собственный автомобиль пришел в движение. Две воздушные подушки вылетели в тот момент, когда Хьюго запустил руку Таш под кофточку. Одна подушка угодила ему в колено, вторая ей в лицо.
«Мицубиси» налетел на дорожный знак. Машина оказалась крепкой, и столкновение не оставило на ней ни одной вмятины.
– Что случилось? – Хьюго посмотрел на Таш.
– Или земля ушла из-под ног, или машина тронулась с места. – Таш подняла голову и посмотрела в боковое стекло. Пейзаж за окном изменился. – Да, это машина тронулась.
Весело смеясь, Хьюго стал рыться в карманах сброшенного плаща. Вывалив на сиденье мобильник, бумажник и кредитки, он наконец смог достать нож.
– Может, не надо? Где-то должна быть инструкция, в которой сказано, как засунуть их обратно.
– Где-то наверняка есть, – улыбнулся Хьюго. – Но мне не хочется отпускать тебя ни на минуту. – Не задумываясь, он проткнул обе подушки и снова поцеловал ее. Поцелуй был таким долгим, что Таш пожалела, что они не оставили хоть одну подушку как источник кислорода.
– Поехали к тебе. – Его пальцы снова скользнули под кофточку.
– Нельзя. Там меня ждет Найл.
Хьюго отдернул руку.
– Зачем?
– Он хочет поговорить об этом отвратительном свадебном представлении. – Жесткая реальность проникла в новый светлый мир, обретенный в «мицубиси».
– И что же в нем такого отвратительного? Мне кажется, что это прекрасное решение, учитывая, что Найл непростительно запустил проблему. Лисетт не могла бы засудить его, если бы вы расторгли помолвку хотя бы две недели назад.
– Я тебя не понимаю. – Таш была в ужасе, что Хьюго так спокойно воспринимает идею свадебной мистификации.
– Лисетт не смогла бы выиграть против него дело в суде, – рассмеялся Хьюго. – Только подумай, Найл отдает ей половину своего дохода, несмотря на то что она сама неплохо зарабатывает. Ни один суд в стране не позволил бы ей обвинить бывшего мужа в том, что он разорвал свою помолвку.
Это была здравая мысль. Таш удивилась, как убедителен был в своем заблуждении Найл. Его бурное воображение нарисовало целую трагедию.
– Тогда мы можем официально разорвать помолвку, – догадалась она. – Зачем же весь этот цирк?
– Потому что от этого зависит успех фильма, к тому же нельзя отказаться от подобного развлечения.
– Развлечения? – Таш проглотила комок.
– Прости, дорогая. Я не подумал, тебе, наверное, нелегко обманывать свою семью?
Таш не могла вымолвить ни слова от изумления: человек, который ее любит и которого она любила всю сознательную жизнь, предлагает ей выйти за Найла ради «развлечения»?
– Вся проблема в Лисетт, – Хьюго не замечал ее смятения. – Она стала догадываться, что между тобой и Найлом возник разлад, и запаниковала. Смешно, но она была очень рада вашей свадьбе, потому что это могло принести фильму небывалую прибыль.
– Продолжай.
– Она пыталась повлиять на тебя, предложив подарить вам на свадьбу свою половину на Сноба.
Таш закрыла глаза.
– Не волнуйся, с этим я разберусь, – спокойно сказал Хьюго. – Но вот на что я не в силах повлиять, так это на ее решение заменить одну сенсацию другой. Она уверена, что Найл объявит о вашем разрыве на вечеринке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
загрузка...


А-П

П-Я