научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/rakoviny/nakladnye/na-stoleshnicu/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И уже в темноте, сделав изрядный крюк по автотрассе, выехали на берег Ингури.
На КПП пришлось проторчать полтора часа. Очередь не была длинной, однако проверка документов в обнесенных бетонными блоками будках производилась с тщательной неторопливостью. И с той, и с другой стороны границы.
Пока стояли в очереди, Осишвили изучал границу между двумя некогда дружными народами…
Мост через реку походил на элемент укрепрайона: несколько рядов колючей проволоки, наполненные песком и уложенные друг на друга мешки, и повсюду те же бетонные блоки… Десяток ярких прожекторов, освещавших унылую картину многолетней вражды; всюду мрачные и молчаливые полицейские с висящими на плечах автоматами…
Пеший народ пропускали через узкие проходы в проволоке; для проезда повозок или автомобилей на короткое время открывали тяжелые шлагбаумы, сваренные из металлических труб. Контрольные пункты функционировали до десяти вечера, после чего наглухо перекрывались до шести утра. Потому желающие пройти или проехать на соседний берег волновались, беспокойно поглядывали на часы…
Настоящий паспорт Шалвы и добротная подделка новоявленного Георгия Гурчиани подозрений и вопросов не вызвали – контроль был пройден без сучка и задоринки.
– Ну, и кому нужна такая демократия? – ворчал Шалва, выворачивая руль и лавируя между последних блоков, – перессорились со всеми соседями!…
"Нива" аккуратно объехала препятствия и набрала скорость.
– Зато появились новые друзья, – съехидничал Сашка.
– Американцы просто дружить не умеют – они всегда дружат против кого-то и ради собственной выгоды. Вот примут они нас в НАТО, построят здесь военную базу под носом у России и успокоятся, забудут о Грузии. А дальше что? Нам-то как дальше жить?! Русские считают нас предателями; осетин и абхазов наша власть сделала врагами… С кем торговать? С кем говорить тосты и пить грузинское вино? Раньше столько народу отдыхало на побережье, а теперь в страну, где такое сложное положение, не рискнет приехать ни один нормальный турист. А-а!… чего там говорить?! Дружно жить с соседями – удел мудрых правителей, а у нас в Грузии таких уже сто лет не видели…
Обо всех этих доводах, обезоруживающих простотой и понятной даже детям логикой, Сашке было известно. Как известно и то, что нынешним грузинским политикам глубоко безразличны любые доводы с любой неопровержимой логикой. Чего нельзя было сказать о людях, высказывавших свое несогласие – к ним власти испытывали пристрастное неравнодушие, сажая за решетку, а то и вовсе устраивая "несчастные случаи"…
В десять вечера "Нива" проскочила городок Гали и помчалась по шоссе, ведущему к черноморскому побережью. Скоро впереди показались огоньки Очамчиры; воздух стал влажноватым и наполнился запахами моря. Спустя минут сорок они миновали сухумский аэропорт, расположенный слева от трассы – на самом берегу.
А после Шалва кивнул направо:
– Вот дорога на Кодори.
– Нам придется возвращаться? – рассматривая поворот, осведомился Сашка.
– Да, немного. Брат живет километрах в семи отсюда. Мы почти приехали…


* * *

– Знакомьтесь, это мой друг Георгий, – обнявшись с родней, представил Сашку приятель.
Поздоровавшись, мужчина лет сорока и его жена пригласили гостей в дом; с лиц радушных хозяев не сходили приветливые улыбки. Женщина и старшая дочь закружились, накрывая стол на открытой веранде…
– Мы ненадолго, Анвар, – предупредил Шалва двоюродного брата.
– Что значит ненадолго?! – воскликнул тот. – Скоро выходные – куда торопишься?
– Понимаешь ли, дело у нас. Очень срочное дело и к тебе мы заехали с небольшой просьбой.
– Да? Ну что ж, сейчас сядем за стол и обсудим ваше дело. Как вы на это смотрите, а? Ты же знаешь – у меня в погребе отличное вино из позапрошлого урожая Изабеллы. Жена как раз приготовила акурму, и пахлава в нашем доме всегда свежая.
– Нет, Анвар, за сэ-столом не получится, – вступил в разговор Осишвили. – Ты куришь?
– Бывает.
– Давай отойдем на крыльцо. Там все и объясню.
– Георгий, в Сухуми у меня есть хороший знакомый. Он имеет выходы на пару влиятельных людей из нашего правительства, – заметно помрачнел Анвар после услышанного рассказа. – Хочешь, сейчас ему позвоним – он обязательно поможет.
– Не сомневаюсь, – похлопал его по плечу Сашка. – Но тут пэ-проблема в другом. Ночь уж на дворе, и пока твой приятель, а потом и те влиятельные знакомцы отыщут соответствующих людей; пока информация дойдет до тех, кто реально пэ-принимает решения – окончательно упустим время. Окажись я здесь сутками раньше или хотя бы утром – конечно, воспользовался бы твоим предложением. А заодно продублировал бы информацию в Москву.
– Да-а… – покачал головой брат Шалвы, – очень нехорошая история. Надо же, какую дрянь придумали!…
– Так как, у тебя с оружием?
– Лежит в гараже охотничье ружьишко. Отец занимался охотой, приучил и меня к этому делу. Правда, давненько я не ходил в горы…
– А что-нибудь посерьезней сумеем найти?
Немного подумав и затушив сигарету о ступеньку крыльца, тот кивнул:
– Сумеем. Ну, пошли к столу, а то баранина на воздухе быстро стынет.
– Да, Анвар и последняя пэ-просьба, – придержал его за локоть капитан, – пожалуйста, никому не говори о нашем разговоре. По крайней мере, до середины завтрашнего дня. Идет?
– Обижаешь, Георгий.
– Нет, что ты, – заверил Оська, – просто напоминаю о необходимой осторожности…
Ровно через сорок минут гости спустились с веранды во двор и прощались с гостеприимными хозяевами. Тамара – жена Анвара, никак не могла взять в толк, чем вызван столь скорый отъезд.
– Разве так сидят за столом? – умоляюще смотрела она на мужчин, – поели кое-как, вина выпили мало, не спели ни одной песни!…
Однако после строгого взгляда мужа, ей пришлось-таки смириться: кто их знает этих мужчин – чего они там задумали, пошептавшись на крыльце?…
Сам же Анвар накинул легкую куртку, взял в доме ключи и направился в гараж. Вернувшись из пристройки, положил на заднее сиденье "Нивы" зачехленное охотничье ружье.
– Вертикалка. Двенадцатый калибр, – пояснил он. Подав же Осишвили набитый боеприпасами патронташ, уточнил важную деталь: – Красные гильзы с пулями Майера, остальные обычные – с крупной дробью. Так… Теперь поехали к одному человеку. Он настоящий охотник – есть в его арсенале одна мощная штука…
Вскоре из гаража выкатился темно-зеленый "уазик"; Анвар махнул рукой, предлагая следовать за ним…
Ехали минут десять. На восточной окраине Сухуми, петляли кривыми переулками еще с четверть часа; на одном из угловых домов мелькнула табличка с названием "Батумская улица".
Наконец, тормознули возле частного дома со сплошным забором, красиво сложенным из природного камня.
– Ждите здесь, – оборонил брат Шалвы и исчез за калиткой.
Сашка нервно посматривал на часы. Стрелки показывали начало первого…
– Успеем, – успокаивал друг, – вся ночь впереди.
– Сколько отсюда до села?
– Километров семьдесят. Дорога туда плохенькая, но часа за два доберемся.
– И еще столько же понадобиться, чтобы облазить окрестности – найти вертолетную пэ-площадку и подобрать удобную позицию.
– Как все сложно, – уважительно глянул Шалва на сосредоточенное лицо друга – бывшего спецназовца.
– На КПП в Кодори проверяют строго?
– Как и на мосту через Ингури: листают документы, смотрят багажник, заглядывают в салон… Но серьезно не шмонают.
– Придется подстраховаться, – озадаченно оглянулся Оська назад – на охотничье ружье, – спрячем его хотя бы под сиденья.
Однако с возвращением Анвара планы неожиданно поменялись. В правой руку тот нес пятизарядное ружье, в левой – охотничий карабин с оптикой. На одном плече болталась брезентовая сумка с боеприпасами, на другом – бинокль.
– Вот что, ребята… – отдав оружие, в волнении почесал он небритую щеку, – а как вы отнесетесь к моему предложению поехать с вами?
– Правильно! – обрадовался Шалва. – А, посмотрев на товарища и словно извиняясь, добавил: – Помощь охотника не помешает. Верно, Георгий?
Капитан молчал – варианта с участием в грядущих событиях еще одного человека он еще не рассматривал. Приняв карабин и осмотрев его, щелкнул предохранителем, отсоединил магазин емкостью десять патронов, проверил ход затвора…
Это было неплохое оружие – охотничий карабин "Тигр-9". Почти точная копия снайперской винтовки Драгунова с чуть менее длинным стволом, без пламегасителя и упрощенной формой приклада.
Анвар с благоговением провел ладонью по длинному цевью из светлого ореха, приговаривая:
– Чем не знаменитая СВД, а? Прицельная дальность – тысячу двести; четырехкратная оптика… Хорошая штука для крупного и среднего зверя – сам не раз опробовал в горах.
Тонкие Сашкины губы тронула чуть заметная улыбка – о своем знакомстве с подобными и с более мощными образцами он рассказывать не торопился.
Охотник переминался с ноги на ногу рядом. Понимая, что организатором предстоящей операции является знакомый брата, он ждал его окончательного решения…
– И еще самый важный момент, – пустил Анвар в ход последний аргумент, – крайнее село в Кодори, контролируемое абхазами – Лата. Его мы проедем спокойно – меня и мою машину там знают. Но дальше – на грузинских КПП, с таким арсеналом вас задержат. Поэтому, миновав Лату, надо ехать другой дорогой – в объезд – мимо кордонов. Мы когда-то с отцом в Верхней Абхазии все тропы излазили.
– Чего же ждем? – улыбнулся Осишвили, – поехали!…
До прибытия к месту предстоящей операции, ни разу не бывавший в Кодори Сашка, охотно уступил инициативу местному любителю охоты – Анвару. Потому обратно к повороту в ущелье "Нива" пристроилась за УАЗом.
"По заверению Шалвы до села Чхалта не более семидесяти километров, – посматривая вперед, размышлял капитан, – но по таким убогим дорогам поездка займет не менее двух часов. Потом, где-то внизу – на приличном расстоянии до села, машины придется оставить и еще с полтора-два часа плутать по горным тропам. Как бы нам не опоздать! Появись мы тут вдвоем с Арчи – другое дело, а с упитанным Шалвой по горам шустро не побегаешь…"
"Нивой" управлял Осишвили, приятель же скучал рядом. Шедшее вдоль морского побережья Кодорское шоссе, радовало новеньким покрытием и, пока не свернули с него, навстречу попадались грузовики и легковушки. Теперь же дорога была пустынной, а тучный мужчина держался за расположенную над дверкой ручку и частенько подпрыгивал на сиденье.
Вначале ехали по берегу неширокой речушки, названия которой не знали ни Сашка, ни его друг. Позже машины круто повернули вправо – на восток и закружили по серпантину, огибая гору. "Уазик" уверенно пыхтел впереди, резво проносясь по мостам и мимо крохотных спящих селений…
– А вот это, кажется, река Кодори, – указал Шалва на блеснувший в лучах фар водный поток.
"Тем лучше, – подумал Оська, – дольше часа уже от Сухуми едем. Значит, осталось минут сорок…" Но он слегка ошибся. Упомянутое Анваром село Лата, где путь преграждал абхазский пограничный пост, вынырнуло из темноты неожиданно и раньше, чем ожидалось.
Остановив УАЗ возле шлагбаума, брат Шалвы покинул салон лишь на минуту: обменялся рукопожатием с подошедшими вооруженными абхазами, о чем-то коротко переговорил с ними, и, оглянувшись, махнул рукой. Автомобили поехали дальше…
Следующая заминка случилась минут через десять – "уазик" прижался к левой обочине и встал.
– Все, парни, сейчас сворачиваем с дороги и карабкаемся в горы вдоль маленькой речушки, – подбежал к "Ниве" Анвар. – Проехать сможем километра полтора – не больше. Там и оставим машины.
– Годится, – кивнул Сашка.
– Будут проблемы – сигнальте! Зацеплю тросом…

Глава четвертая

Турция – Болгария. 24-25 мая
Отдалившись на пару кварталов от места расправы над пассажирами "BMW", Дорохов сбросил скорость и аккуратно, без нарушения правил дорожного движения поколесил по улочкам огромного турецкого города. Затем, оставив машину, они с Ириной наткнулись на какую-то широкую магистраль и, запрыгнув в переполненный автобус, проехали с четверть часа в неизвестном направлении.
– Куда теперь? – поинтересовалась девушка, выбравшись из духоты общественного транспорта.
– Есть один план, – отвечал майор, озабоченно изучая местность, – не уверен в его надежности, но другого выхода все одно не вижу.
– Они наверняка уже на всех вокзалах и в портах. Так просто из Стамбула нам не выбраться.
– В том-то и дело. Пошли…
Впервые Арбатова убедилась в надежности партнера почти год назад – в сентябре. Тогда в Париже их едва не сцапала контрразведка. Барахтаясь в холодной Сене – напротив плавучего ресторана "Le Batofar", она поняла: этот человек никогда не предаст; всегда отыщет способ выбраться из тупикового положения, и будет бороться до конца. Потому сейчас с легкостью отдавала инициативу и подчинялась любым решениям бывшего спецназовца.
Артур остановил старенький частный автомобиль, за рулем которого сидел столь же престарелый водитель.
– Скажи ему, что мы хотели бы попасть на западный берег Босфора, – подсказал он напарнице.
Та наклонилась к открытому окну и перевела просьбу. Услышав ответ, распахнула заднюю дверцу:
– Едем! Он согласен.
Оказалось, что до побережья было не так уж и далеко – всего через несколько минут пожилой мужчина высадил парочку на трассе, шедшей вдоль пирсов и причалов.
– Ты задумал прогулку по Босфору? – старалась Ира не отстать от быстро идущего Дорохова.
– Да, только не по каналу, – присматривался он к владельцам катеров и лодок.
По каким-то, известным только ему, критериям, майор выбирал очередное суденышко и просил девушку перевести одну и ту же просьбу. Она подходила к владельцу и милым голоском спрашивала по-английски:
– Нельзя ли на час-полтора арендовать ваш катер? Мы оставим в залог документы и хорошо заплатим…
Однако те, словно сговорившись, мотали головами и отворачивались. То ли не доверяя иностранцам, то ли опасаясь каких-то запретов местных властей, то ли уповая на позднее время.
– Черт бы побрал этих жмотов! – проворчал молодой человек после десятка полученных отказов. – Поехали в другое место…
– Артур, тебе надо бы избавиться от него, – кивнула Арбатова на обернутый журналами револьвер.
– Позже. Он, возможно, еще пригодиться.
От услуг таксистов они намерено отказались. Стамбульские таксомоторы были оборудованы рациями, и информация о нападении на таксиста, а так же описание личности "опасного преступника", скорее всего переданы водителям. По этой причине майор снова взмахнул рукой и остановил обычную машину. И уже сам, попросту указав на север – вдоль побережья Босфора, а заодно и выудив из кармана купюру приличного достоинства, добился согласного кивка…
Теперь они оказались далеко от центра.
Трасса все так же огибала каждый мыс и залив, лишь изредка ныряя в глубину кварталов, сплошь застроенных невысокими домишками. Стамбул остался позади; здесь чаще встречались островки зеленых насаждений и уютные гавани с рыбацкими лодками…
– Стоп. Приехали, – хлопнул по плечу хозяина машины Дорохов.
Рассчитавшись, он помог спутнице выбраться на пышущую нагретым за день асфальтом обочину. Взяв под руку, повел Ирину в небольшой придорожный магазинчик. Там парочка прикупила бутылку шампанского, огромный спелый ананас и направилась к бесконечной веренице причалов.
– Что ты затеял? – недоумевала она по пути к берегу.
– Планы не меняются – нам позарез нужен катер. Ты должна подыграть: сделай вид, будто немного перебрала спиртного.
– Постараюсь.
– Полагаю, здешний народец не столь избалован туристами и деньгами, как жители центра, – проворчал Артур.
Первые два судовладельца отказали наотрез – оба тыкали пальцами в наручные часы и кивали на клонившееся к горизонту солнце. Зато третий – пожилой толстяк с пышными усами, почти не понимая английского, оказался сговорчивей. Слушая заплетавшийся язык симпатичной девицы, он косил то на ее аппетитную грудь, едва прикрытую легкой блузкой с расстегнутыми верхними пуговками; то на молодого мужчину с пухлым бумажником в правой руке…
– Он согласен, – с пьяной улыбочкой поведала девушка, – только, если я правильно поняла, править катером усатый капитан хочет сам.
– Хрен с ним. Сколько он просит?
– Двести евро.
– Грабитель, – отсчитал Дорохов нужную сумму. – Скажи: мы хотели бы доплыть до северных ворот Босфора и полюбоваться заходом солнца. И если нам понравится на борту его катера – получит премию.
Арбатова сбивчиво перевела турку фразы на смеси европейских языков, завихляла задом по пирсу, а, перешагивая на борт "лайнера", чуть не оступилась безо всякой театральной игры…


* * *

Небольшой катер проплыл километров десять на север, и перед пассажирами в красном мареве заката открылось бескрайнее Черное море.
На корме гудел мощный подвесной мотор; хозяин сидел за штурвалом справа от входа в крохотную носовую каюту. Артур с Ириной расположились сзади – на жестком диванчике, установленном поперек судна. Оба по очереди потягивали из горлышка бутылки шампанское, кромсали одолженным ножом ананас и над чем-то смеялись…
Бог его знает, чем промышлял владелец этого судна. На полу валялись женские резиновые сланцы, каталась забытая кем-то губная помада. И в то же время невыносимо воняло рыбой, а сбоку – вдоль левого борта лежали весла и рыболовные снасти.
Углубившись в открытое море с километр, турок замыслил повернуть обратно. Майор поднялся с диванчика, засунул в карман его футболки три сотенные купюры и махнул рукой на запад – вдоль турецкого берега. Толстяк кивнул и включил навигационные огни – сумерки в южных широтах пролетали быстро.
– Спроси-ка его, Ирочка, как далеко он плавал в этом направлении, – прикурив сигарету, поинтересовался майор.
Перекинувшись с пожилым мужчиной парочкой фраз, девушка доложила:
– Он говорит, туда далеко не уплывешь – в ста двадцати километрах Болгария. А вот в другую сторону на этом катере доходил до Синопа.
– Повезло нам с морячком. На Синоп сходим в другой раз, а вот Болгария… – он достал очередную порцию банкнот и протянул Арбатовой: – Теперь вот что, отдай ему тысячу евро и предложи повторить круиз до соседней страны. На болгарском берегу, если все будет нормально, получит еще столько же.
– Думаешь, согласится? – засомневалась девушка.
– Заупрямится – предложу еще тысячу. Ну а если уж совсем упрется рогом в борт – применю более весомый аргумент, – Дорохов недвусмысленно бросил пачку сигарет на диванчик – рядом с лежащим под журналом револьвером.
Но до угроз дело не дошло. Выслушав сбивчивые объяснения милой пассажирки, турок поерзал толстым задом на сиденье, оглянулся на молодого человека и, разгладив свои роскошные усы, сунул предложенные деньги в карман. Даже в сгустившихся сумерках в глазах его нетрудно было заметить не на шутку взыгравший азарт…
Море было спокойным и безветренным.
В темноте катер сбавил скорость; рыбак вел его на приличном удалении от берега, ориентируясь по огням населенных пунктов.
– Сколько еще осталось? – шепотом спросила девушка.
– Три часа проплыли. Скорость около тридцати километров… Думаю, через час-полтора сойдем на берег, – произвел несложные расчеты Артур.
Однако он ошибся. Скоро турок выключил все бортовые огни, а двигателю дал самые малые обороты. И тотчас стало казаться, что судно перестало плыть вовсе…
"Ага, значит, приближаемся к границе, – догадался бывший спецназовец. – Грамотный дядя. Не иначе – контрабандист со стажем!"
Предосторожность опытного моряка не стала излишней – спустя полчаса со стороны моря показалась группа близко расположенных друг к другу огоньков. Турок подвернул ближе к берегу, но огни с каждой минутой приближались; один из них периодически вспыхивал яркой звездочкой…
– Что это? – послышался в темноте настороженный шепот Ирины.
– Наверное, пограничники, – как можно спокойнее ответил Дорохов.
Сердце у Ирины ухнуло, на секунду она перестала дышать; потом потерянно спросила:
– А зачем они нам сигналят белым огнем?
– Никому они не сигналят. Шарят прожектором по воде – и только.
– Как бы нам опять не пришлось купаться. Как тогда в Париже.
Он обнял ее, поцеловал в висок и успокоил:
– Даже если и поплаваем – ничего страшного – водичка здесь куда теплее, чем осенью в Сене. Мы где-то рядом с границей; или уже пересекли ее; за час доберемся до берега, а до утра просохнем…
Тем временем турок, беспрестанно оглядываясь на огни, заглушил мотор и развернул судно к берегу. Затем ловко установил на борта весла и, начал потихоньку грести.
"Медленно. Чертовски медленно", – ругался Артур. Стражи границы приближались, но огоньки и мечущийся по водной глади луч прожектора все же плавно смещались назад – вглубь турецких территориальных вод.
– Болгария? – показал майор вперед.
Усатый помотал головой и сделал кивок вперед и вправо – видимо, до болгарского берега предстояло проплыть еще несколько километров.
Молодой человек показал на весла – мол, давай, подменю. Турок уступил место посередине лодки и исчез в каюте; вернувшись с канистрой, полез к двигателю – долить топлива в бак.
– Они не заметили нас. Уходят, – радостно оповестила девушка.
Но мужчины молчали – каждый занимался своим делом…


* * *

– Болгария. Резово, – вполне доходчиво доложил рыбак, когда катер миновал светившийся сотнями разноцветных огней городок.
Затем нос судна повернулся к дальней темневшей окраине. Двигатель работал еле слышно – на минимальных оборотах. И все-таки турок рисковать не стал – заглушил его и снова налег на весла.
Метрах в двухстах от берега майор бросил в воду револьвер и старательно вглядывался в черноту ночи, покуда не качнуло палубу, а под форштевнем не зашуршала галька.
– Приехали, – вздохнул он с облегчением.
С усатым мужиком прощались второпях: сунув в карман причитавшуюся премию, тот ответил на рукопожатие, похлопал парня по плечу и сдобрил все это какими-то фразами – должно быть, желал удачного путешествия.
– И вам столь же удачно добраться домой, – приговаривала Ирина, пробираясь к носу судна.
Спрыгнув на землю, Дорохов помог ей спуститься и, столкнув катер обратно в воду, махнул рукой…
В этих краях ни он, ни Арбатова никогда не бывали; что представлял собой болгарский городок, названный турком "Резово", они не знали. Потому и решили отправиться к нему берегом – так уж точно не заплутаешь.
– Каковы наши планы? – спросил Артур.
– Поскорее добраться до Софии.
– Тогда надо выбираться на дорогу.
– Согласна. Ты Болгарию в Центре изучал?
– Нет.
– Фигово, – оценила она. – Подожди…
Держась за напарника, девушка сняла туфельку и вытряхнула из нее песок. До крайних строений и слабо освещенной улочки оставалось не более ста шагов.
– Я и городов-то болгарских знаю две с половиной штуки, –
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
 https://decanter.ru/wine/rose/france 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я