научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 На этом сайте магазин Водолей ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

в-третьих, рухнувшие надежды на прорыв в моей художественной карьере. Ничего странного, что я сбита с толку. Добавьте к этому то, что я практически не знаю этих людей – все равно, что выпихнуть себя на сцену и заставить играть в незнакомом спектакле, где фарс то и дело переходит в трагедию и наоборот. Такое напряжение оказалось тяжким испытанием для моих в общем-то очень крепких нервов. Мне ничего оставалось – либо предаться самопоеданию, либо разразится пронзительным смехом безумицы, сбежавшей из ближайшего дурдома.Кэрол с профессиональным гостеприимством попросила меня посидеть с Барбарой и Джоном в ее кабинете, пока нас не допросит полиция. Но я предпочла жевать кулак в одиночестве. И мне не улыбалась перспектива остаться наедине с Барбарой и Джоном. Вряд ли воспоминания о днях минувших доставят удовольствие, если Барбара станет метать в меня ненавидящие взгляды.Детективы Тербер и Фрэнк оккупировали кабинет Стэнли и поочередно допрашивали всех, кто находился в галерее. Полицейские, вызванные по поводу вандализма, все-таки появились, но мадам Тербер тут же отправила их восвояси. Теперь этим делом занимался отдел убийств.Сейчас детективы беседовали с Кэрол, естественно, пригласив ее первой. Остальные разбрелись по кабинетам в разной степени потрясения. Лоренс очень тяжело перенес известие о смерти Кейт. Мне показалось, что он грохнется в обморок. Будь я получше с ним знакома, непременно отхлестала бы по щекам. А так пришлось волочить Лоренса в кабинет и надеяться, что он возьмет себя в руки, когда Тербер и Фрэнк его вызовут. Лоренс дрожал, как деревце на ветру, и я сомневалась, что две таблетки валиума, которые он проглотил (вот тебе и уменьшение дозы), помогут прояснить рассудок.Едва я добилась, чтобы зубы впивались в кулак в такт шагам, как по лестнице поспешно спустился Джон Толбой. Плотные хлопчатобумажные брюки свободно болтались вокруг длинных, тощих ног. Вельветовый пиджак и клетчатая рубашка завершали образ рассеянного профессора. Только трубки недоставало.– Я за пальто и обратно, – крикнул он через плечо. – По-моему, оставил его где-то здесь.Я неохотно вытащила изо рта кулак и обтерла о свитер.– Сэм! – торопливо прошептал Джон Толбой. – Я лишь хотел перекинуться с тобой словом… – Он бросил через плечо затравленный взгляд. – Вот.Он достал из пиджака бумажник, вынул визитку и быстро что-то написал.– Номер Ким, – объяснил он. – Здесь же наши с Барбарой координаты.– Спасибо. – Я взяла карточку. – Но почему такая секретность?Ха-ха, забавные же я вопросики задаю. Надо побыстрее запихнуть кулак обратно, не то я точно зайдусь в безумном хохоте.– Барбара – замечательная женщина, – искренне сказал Джон Толбой. – Но она немного ревнива. Возможно, это слишком сильно сказано…По-моему, в самый раз.– Просто она… ты, конечно, знаешь, что я оставил мать Ким ради Барбары… Именно поэтому и переехал в Штаты. А Барбара… я бы не хотел, чтобы у тебя сложилось неверное впечатление… просто, когда Кимми приехала навестить меня, Барбара решила, что я хочу вернуться в прошлое. Кимми очень любит мать, а потому… В общем, она и так расстроена случившимся, я имею в виду Барбару… А Ким очень тебе обрадуется. Ты должна ей позвонить. А может, мы встретимся все вместе. В смысле, ты, я и Барбара. Она обожает знакомиться с молодыми художниками, помогать им. Она такая щедрая! – закончил он без тени иронии.– Это верно, – осторожно промычала я, подумав, что из Джона Толбоя вышел бы превосходный Шалтай-Болтай – слова, которые он использовал, означали только то, что они означали, не больше.– Я должен идти, – поспешно сказал Джон. – Мне не хочется, чтобы Барбара сидела там одна. Так мы еще свяжемся?Он улыбнулся мне теплой, дружеской улыбкой, правда, глаза его упорно не желали задерживаться на моем лице, непрерывно кося в сторону лестницы. В прежние времена он не был такой тряпкой. В следующее мгновение Джон схватил пальто со стола Явы и кинулся вверх, яростно шлепая резиновыми подошвами по металлическим ступенькам в стремлении поскорее воссоединиться с благоверной.Я посмотрела на визитку. Джон работал критиком в журнале «АртВью». Название показалось мне смутно знакомым. Один из тех ослепительно глянцевых журналов, которые тяжелее подарочных альбомов по искусству – только американские деньги и американская реклама способна разродиться такими. В Британии Джон был учителем рисования в обычной средней школе. Женитьба на Барбаре определенно позволила ему повысить социальный статус. Возможно, он решил, что свобода воли – не слишком большая цена.Я сунула визитку в карман и принялась размышлять, что делать дальше. С одной стороны, надо побеседовать с полицейскими, но когда еще до меня очередь дойдет. Я наверняка значусь в самом конце списка. Кроме того, как говорят в здешних краях, я подыхаю от голода. Я посмотрела на часы. Два часа. Не удивительно. Утром сжевала какую-то невзрачную булочку, но с тех пор прошла вечность. И только я осознала, что голодна, как мой желудок заурчал комбайном, готовым вонзить зубы в пшеницу.Наверняка где-то поблизости можно перехватить сандвич. Желудок перешел на повышенные обороты. Если я его не накормлю, он примется за мои внутренности. В мгновение ока рука оказалась на дверной ручке. Я повернула ее, почти ожидая, что сработает сигнализация, и толкнула дверь.Снаружи было все так же ясно и солнечно, как и несколько часов назад. Я и прежде замечала, что когда случается убийство, остальной мир не переворачивается: люди по-прежнему занимаются своими обыденными делами, небеса не разверзаются хлябями вселенскими, а прохожие не спешат облачиться в траур.С минуту я постояла на тротуаре, пытаясь сориентироваться. Облегчение от того, что я хоть ненадолго вырвалась на свободу, кружило голову. Нью-йоркский Сохо напоминал более шикарную версию лондонской Бонд-стрит: галереи размерами с товарные склады перемежались с дорогими бутиками, в которые Я-Не-Должна-Заходить-Ни-Под-Каким-Видом. В доме напротив, судя по его угрюмой наружности, располагалась еще одна галерея. Неожиданно дверь на мрачном фасаде отворилась, и на улицу вышли два человека в черном. В руках они крепко держали большие пенопластовые чашки, а над чашками вился парок. Черная одежда служила отличным фоном для едва заметных клубов пара. Очень приятное зрелище. Я перебежала улицу и поднялась по ступеням.Интерьер напоминал какое-нибудь кафе в Ковент-гарден, только увеличенное до невероятных размеров. Те же черные столы; те же неумелые картины на стенах; такая же приятная глазу, но неловкая обслуга; та же черная доска, на которой причудливым почерком перечислялись «вкусные, но полезные для здоровья» блюда; те же объявления о семинарах, посвященных вегетарианству в учении Юнга. Имелся даже мраморный прилавок, где высились блюда с аппетитной выпечкой. Вот только в Ковент-Гарден не навешивают на все тарелки бумажки с надписями «без жира», «без молока» и «без яиц». Да и нет там семнадцати видов кофе – некоторые небось быстрее выпиваются, чем готовятся.Ощущение дежа-вю усилилось, когда простенький заказ – мокко и большой кусок морковного пирога – мне пришлось трижды повторить бармену. Он мотал косичками и мечтательно рассматривал свою очаровательную морду в большом зеркале на дальней стене. Кретины, возомнившие себя будущими супермоделями или актерами, во всем мире одинаковы.Наконец юнец неловко повозился с кофейным агрегатом и выдал мне мокко, послав своему отражению скромную улыбку триумфатора. Отрезая кусок пирога, он от сосредоточенности высунул кончик языка. Ну вот, справился, старательный ты наш. Я поискала глазами свободный столик. Из дальнего угла кто-то помахал рукой. Неужто мне? Я неуверенно направилась в ту сторону. Если звали кого-то другого, то буду выглядеть идиоткой, но в незнакомом городе подобные мелочи меня не волновали.За столиком сидели Сюзанна и Дон. Я глазам своим не поверила, увидев этот невероятный дуэт. А еще думала, что моего бегства из галереи никто не заметит. Сюзанна смотрела на тусклую пленку, затянувшую ее капуччино, у которого давным-давно осела пена. К кофе она даже не притронулась. Сюзанна выглядела так, будто не способна проглотить и глотка. Насколько я знала, известие о смерти Кейт не ввергло ее в слезы. Вместо этого Сюзанна, похоже, ушла в себя. Движения как у марионетки, которую дергают за веревочки, взгляд далекий-далекий – глаза все замечают, но ни на что не реагируют.Рукой мне махал Дон. Перед ним стояли две пустые тарелки, вложенные одна в другую. Тем не менее, Дон уставился на мой морковный пирог с прямодушием обезьяны, алчущей последнего куска на чаепитии для шимпанзе.– Привет, – сказала я, присаживаясь. А что еще можно сказать людям, пребывавшим в столь разном состоянии. – Я думала, вы еще в галерее.– В смысле, в морге, – с сарказмом уточнил Дон. – Чего мне там делать-то? Дерьмо, что ли, со стен соскребать? Так нельзя, ищейки долбаные улики свои вынюхивают.– Ты уже поговорил с полицией?Дон покачал головой.– Успеется. Подожду, пока они мое досье откопают.– А ты, Сюзанна?Я изо всех сил пыталась завязать дружескую беседу. Неверный шаг. Сюзанна оторвалась от созерцания кофейной поверхности и уперлась в меня взглядом. Этот взгляд можно было бы назвать полным ужаса, если б Сюзанна не пребывала в полном ступоре.– А у них на тебя что-то есть? – спросила я, снова переключаясь на Дона.– Да так, вырубил однажды парочку шерифов и проторчал несколько ночей в обезьяннике. Плохо себя вел… – Дон закурил. Наверняка его признание – лишь верхушка айсберга, который будет побольше того, что потопил «Титаник». – В общем, хрень всякая. А у тебя как с этим?– Судимостей нет. Приводов тоже. – Я пожала плечами, жалея, что завела этот разговор. – Угадайте, что сейчас было?Я рассказала им о своем разговоре с Джоном Толбоем. С какой стати мне покрывать его трусливое поведение.– Че-ерт, да этот паренек – подкаблучник! – протянул Дон, хлопнув рукой по столу.Сюзанна гневно зыркнула на него.– Эй, выбирай выражения! Или хочешь, чтоб тебя обозвали сексистом?Казалось, ее голос доносится откуда-то издалека – его безжизненность не вязалась со словами, и все же эта машинальная реакция показала, что прежняя Сюзанна никуда не делась. Я порадовалась, что она приходит в себя. Дон пожал плечами.– Лады! Да хоть грабли за спиной мне свяжи и ноги спутай, я этому слабаку все равно жопу надрал бы. Так сойдет? Тупой жополиз при Барбаре, вот кто он такой!Дон хищно улыбнулся Сюзанне, но та проигнорировала его выходку. Я с неодобрением смотрела на него. Зачем он заводит Сюзанну? Она и так не в себе. Нет, Дон мне определенно не нравился.– Мужику и словечка теперь не скажи, так что ли? – пробормотал он себе под нос. – Достали эти бабы.Дон опустил голову, но я успела заметить, как сверкнули его голубые глаза, проверяя, сработала ли очередная провокация. Пожалуй, Лоренс прав: Дон лишь разыгрывает из себя туповатую деревенщину, проверяя, доколе ему все будет сходить с рук.– Знаешь, не помню, чтобы я приглашала тебя за свой столик! – рявкнула Сюзанна, постепенно приходя в себя.– Потише на поворотах, – дружески посоветовал Дон, отодвигаясь вместе со стулом. Он вскинул руки, словно защищаясь. – Давай не будем ссориться, хорошо? Мне нужно в заведение для мальчиков. Девочки могут пока пошушукаться.– С тобой все в порядке? – спросил я, когда Дон ушаркал прочь.Сюзанна ответила долгим, отстраненным взглядом. Я перевела дух, когда глаза ее переместились на сигаретную пачку, лежавшую на столе.– Иногда Дон меня доводит, – сказала она, закуривая. – С той минуты, как он заявился, я все сидела и ждала, что он хоть словом обмолвится о Кейт. И что же? Ни словечка. Только жрал, как свинья, и рыгал.– Что же произошло с Кейт? – спросила я.Как только Сюзанна заговорила нормальным голосом, я посчитала себя вправе приняться за морковный пирог. Калорий в нем, конечно, кот наплакал, но тем лучше. Мне казалось дурным тоном обжираться в такой момент, но голод давал о себе знать, вгрызаясь в мои внутренности. Почему-то легкая закуска представлялась мне не такой оскорбительной, как настоящая, полновесная еда.– Понятия не имею, – просто сказала Сюзанна. – Я думала, что вчера вечером Кейт отправилась на свидание с Лео. Она ведь не стала открещиваться. Ведь если бы она встречалась с кем-то еще, то почему бы так и не сказать? Кейт знала, как неприятна мне сама мысль, что она снова видится с этим типом. Значит, она хотела скрыть, куда направляется, раз позволила мне думать, что ее ждет Лео. – Она глубоко затянулась. – Утром я пыталась дозвониться до Лео… Сразу, как узнала про Кейт. Но его не было дома. Или еще дрых, – с отвращением добавила она. – Я оставила сообщение. Но копам я расскажу все как есть. У меня нет причин выгораживать этого придурка.Я медленно кивнула.– А что у него за проблемы?Сюзанна вздохнула.– Насколько я понимаю, тебя таким не шокируешь… Он торчок. Закидывается всем, что удается раздобыть. Кристаллический метадон, особо чистый кокс, но в первую очередь, конечно, гарик. Правда, Кейт он уверял, что знает меру и все такое.– Гарик? Ты имеешь в виду героин?Она кивнула.– В Нью-Йорке достать эту дрянь раз плюнуть. Не знаю, слышала ты или нет, но в последние несколько лет героин снова вошел в моду. Пройдись к парку у Томпкинс-сквер, там сотни торговцев готовы сунуть тебе пакетик за десять центов.– За десять центов?– Это они так десять долларов называют. Одного пакетика хватит, чтобы улететь до небес.– Я смотрю, ты неплохо осведомлена.Сюзанна устало улыбнулась.– Когда Кейт начала встречаться с Лео, я навела справки. Он ходил в приятелях одной моей подруги. Получается, что это я свела его с Кейт. Увы, я выяснила больше, чем хотела. Впрочем, с той подругой я больше не вижусь, – добавила она. – Это тебе Нью-Йорк. Здесь людей и работу меняют как перчатки.– Какой цинизм.– Так Нью-Йорк же… – отмела обвинение Сюзанна. – Здесь надо заматереть. Понимаешь, каждого в этом городе волнуют только собственные дела.Я выдержала небольшую паузу.– Можно кое о чем тебя спросить? Почему ты сказала Кэрол, что Кейт звонила утром?К тому времени, когда Кейт, по словам Сюзанны, позвонила в галерею, она была уже несколько часов как мертва.– А, это… – Сюзанна не выглядела обескураженной. – Просто подумала, что она опаздывает. Я частенько ее прикрываю. Пунктуальности среди достоинств Кейт не числится.Она даже не обратила внимания, что заговорила в настоящем времени. Но прежде чем Сюзанна успела исправиться, на стол перед нами грохнулась чашка кофе. Я не заметила, как вернулся Дон. Он уселся, что-то невнятно бормоча. Сюзанна демонстративно уткнулась в свою чашку.– А тебе не пришло в голову поинтересоваться, не хотим ли мы кофе? – спросила она.Дон гадко осклабился. Он походил на мальчишку, который намеренно изводит мать своими выходками.– Так и знал, что ты накинешься на меня, – сказал он, словно признавая свою вину.– Ладно, хватит. Мне пора на работу. – Сюзанна отодвинула стул и встала. – И тебе, между прочим, тоже. Знаешь такое слово? Работать?– Да чего мне там делать-то?– Ага, совсем нечего. Разве что рассказать копам, сколько раз тебя осудили за убийство, – едко ответила Сюзанна.Я поморщилась. Она повернулась ко мне.– Ты идешь, Сэм?Я оказалась между молотом и наковальней. Мои симпатии принадлежали Сюзанне, но и ссориться с Доном тоже не хотелось – никогда не зли парня, который будет развешивать твои работы. Я выдержала паузу.Дон по-прежнему улыбался.– Из-за меня оставаться не надо, – учтиво сказал он наконец. – Я не обижусь.– Ладно. – Поганец повернул все так, словно мне нужно его разрешение, чтобы уйти. Сюзанна права, Дон способен довести кого угодно. Я поднялась с безразличным видом. – Увидимся позже.– Это точно, – самодовольно отозвался Дон и принялся оглушительно, словно свинья из корыта, втягивать в себя кофе, явно рассчитывая довести нас до белого каления.– Жаль, что это не он, – злобно сказала Сюзанна, когда мы переходили улицу.– То есть? – Но я поняла, что она имеет в виду.– Если кто-то обязательно должен был умереть, то я бы предпочла, чтобы им оказался Дон. Или Барбара – не люблю эту бабу, а ее картины омерзительны. Так нет, надо было Кейти. Где же Бог?Мы подошли к дверям галереи. Сюзанна выпустила пар на улице, где нас никто не мог слышать, и оказавшись внутри, снова умолкла. Избегая смотреть на меня, она направилась наверх. Я неторопливо последовала за ней, обдумывая услышанное.
– С вами все довольно просто, мисс Джонс, – сказал детектив Фрэнк. – Разумеется, мы попросим швейцара, чтобы он подтвердил ваш рассказ.– Господи. – Почему-то эта возможность не пришла мне в голову. – А это обязательно? Я ведь только вчера приехала и очень надеялась, что о моей дурной славе узнают постепенно, а не вот так сразу.Фрэнк откинулся на спинку стула и обменялся взглядами с мадам Тербер.– Что ж, мы можем сказать, что у вас в такси украли фотоаппарат, и вы обратились в полицию, – предложил он.– Лучше чем ничего, – согласилась я. – Может даже сработать, если швейцар окажется непроходимым тупицей.Фрэнк понимающе улыбнулся и заверил:– Мы постараемся! В нашу задачу не входит доставлять неприятности гостям Нью-Йорка.Я с подозрением улыбнулась. Эта парочка вела себя слишком уж любезно – почему-то не верилось в их искренность. Пришлось сделать вид, будто я приняла их слова за чистую монету.– Это радует. Значит, если швейцар подтвердит мои слова, я окажусь вне подозрений?– Да, если он подтвердит, что вы не выходили из дома. Кейт Джейкобсон была убита около полуночи. Если вы вернулись в одиннадцать и все время находились в квартире, то вам не о чем беспокоиться. А поскольку вы прилетели лишь вчера днем, то думаю, просто не успели изучить здание и отыскать какой-нибудь тайный выход, верно?– Пожалуй, такие поиски не значились в моем списке неотложных дел, – согласилась я, размышляя, с какой стати фараон сообщил мне время смерти. Может, здесь принято раскрывать подобные сведения первому встречному. А может, он пытается меня на чем-нибудь поймать.– Хотя убили ее неподалеку от квартала, где вы остановились, – вставила мадам Тербер. Ее бесцветный, как у робота, голос каждый раз заставлял меня вздрагивать.– И где же?Они дружно уставились на меня.– Как где? – удивился Франк. – На Земляничной Поляне. Я думал, раз вы англичанка и все такое, то знаете это место.Только теперь я вспомнила, что Кейт нашли на Земляничной Поляне. Но в ту минуту не обратила внимание на странность этой фразы – слишком велико было потрясение.– Простите, но я не знаю, о чем вы говорите. Это, случаем, не в районе Эбби-роуд? Или неподалеку от Люси в алмазах? Названия песен и пластинки «Битлз»

Они взирали на меня с искренним замешательством. Я наслаждалась моментом. Не всякий можно похвастаться, что ему удалось смутить нью-йоркских копов.– Земляничная поляна, – сказала мадам Тербер компьютерным голосом с альбома «Радиохэд» Популярная английская рок-группа, поначалу игравшая в стиле брит-поп

, – находится напротив здания «Дакота».– Ну и? – с интересом подбодрила я. Но мадам Тербер, похоже, выдохлась.Они вновь уставились на меня – на этот раз далеко не так дружелюбно.– Там же Джона Леннона застрелили, – с недоверием произнес Фрэнк. – Часть Центрального парка напротив того места, где его убили, превратили в нечто вроде места поклонения. Мемориал Джона Леннона. Там днями напролет тусуется молодняк, бренчит на гитарах. Потому место и называется Земляничной поляной.Я содрогнулась и честно призналась:– Жуть какая. Бесконечные «Вообрази» и «Эй, Джуд» фальшивыми ломающимися голосами и толпы в цветастых клешах… Спасибо, что предупредили.Фрэнк не нашел мою реплику забавной. Он смотрел на меня с таким видом, точно ему удалось узнать, что я однажды убила человека. В качестве самообороны. Но при очень подозрительных обстоятельствах.– А мне всегда больше нравились «Манкиз», – невпопад добавила я, решив, что зашла слишком далеко. – Я бы предпочла, если бы молодежь пела «Поверившего в мечту». Да и группа была куда приятнее.– Дэйв Джонс, – неожиданно сказала мадам Тербер, и в ее непроницаемом взгляде блеснуло что-то отдаленно человеческое.– Мики Доленц, – с готовностью ответила я. – Каждому свое.Франк с отвращением фыркнул. Про себя я порадовалась, что нам нравятся разные «Манкиз». Мне совсем не хотелось числиться соперницей мадам Тербер.На том допрос и завершился. Судя по всему, меня не подозревают. Но и своих карт эта парочка не раскрыла. Я спросила, нашли ли при Кейт ключи от галереи. Фрэнк охотно ответил, что ключей не нашли, и мне стало ясно, что по каким-то причинам копы сочли нужным поделиться со мной и этой информацией. Я покинула их с ощущением, что они узнали от меня все, что хотели, а сообщили только то, что хотели сообщить. Вытянули из меня все соки и вышвырнули как банановую кожуру в мусорную кучу. Не самое приятное ощущение. Моя гордость сыщика-любителя была уязвлена, а мои метафоры стали скользкими, как кусок мыла в душе.Но прочь сомнения – время пить коктейли. Глава девятая Мне потребовалось немало времени, чтобы отыскать исправный таксофон. Почти все телефонные трубки в округе болтались у самой земли, живописно опутанные клубками проводов. Наконец удалось найти аппарат, который хотя и выглядел изжеванным донельзя, словно провел десять раундов с Майком Тайсоном (из трубки даже был вырван кусок, хотя следов зубов я не обнаружила), но послушно выдал длинный гудок и даже не выплюнул презрительно монету. Будка представляла собой пару столбов, накрытых сверху крошечным навесом, под который я и вжалась в поисках укрытия. Когда стоишь посреди улицы, на которой толкутся люди, и кричишь о своих личных делах – это все равно что разговаривать по сотовому в общественном транспорте. Одно лишь отличие – сотовый телефон намекает, что у тебя водятся денежки, а таксофон намекает об обратном. Будь проклято современное искусство, с которым я связала свою жизнь!Я пихала в аппарат четвертаки, пока он не поперхнулся и не запросил пощады, затем набрала номер Ким. Та сняла трубку после второго звонка и торопливо выдохнула:– Да?Странно было слышать голос Ким, такой знакомый и одновременно чужой – из-за толстого налета американского акцента и приличной порции стресса.– Ким? – спросила я не вполне уверенно.Последовала пауза.– Кто это? – удивилась она.– Напасть из прошлого. Сядь и дыши глубже. Это я, Сэм. Сэм Джонс.– Сэм… Сэм?! Боже мой! Сэм, это в самом деле ты? Где ты, черт побери?– Я в Сохо. В смысле, – добавила я, не уверенная в произношении, – не в лондонском Сохо, а в СОХО! В Нью-Йорке!– Ты в Сохо, – повторила Ким, не вполне осознав. – Невероятно. Боже мой, как давно это было? Нет, не говори…– Мы можем встретиться?– Ну конечно! Хочешь пойти со мной на занятия? Прямо сейчас.– На занятия?– Тренажерный зал! – нетерпеливо объяснила Ким, словно это было настолько очевидно, что только глупец мог не понять. – Кардиохруст. Так идешь?– Кардио.. что? Прямо сейчас?– Ну да! Я уже выхожу.– Но у меня с собой ничего нет. Я оставила вещи дома.– Захвачу для тебя. Мы же раньше всегда менялись одеждой. У тебя какой размер обуви?– Пятый…– Английский пятый… Вот задница! Это же тридцать восьмой… Ладно, захвачу пару носков, запихнешь в кроссовки. Вот задница, до сих пор не могу поверить! Ладно, встречаемся в тренажерном центре. Это на углу Шестой и Двенадцатой. На восточной стороне улицы.Я дернулась от небрежности, с какой Ким назвала адрес.– Ладно, возьму такси.– Да это недалеко, – неодобрительно фыркнула она. – Два шага пешком.– Погоди немного, Ким, я приехала только вчера.– Вчера! Вот задница! Ладно, мне надо бежать. Встречаемся через полчаса у входа.И она отключилась. Я повесила трубку и уставилась на таксофон, который с непристойным урчанием исторг из чрева лишние монеты. Волнение перед встречей с подругой детства и родственной душой моих подростковых лет, столь же необузданной, как я сама, временно уступило место страху. Что это еще за «Кардиохруст»? Что таится за этим словом? Звучит вполне зловеще. Но еще больше беспокоила меня та непринужденность, с какой Ким произнесла это жуткое слово. Вообще-то я находилась в довольно неплохой физической форме: Хьюго так безжалостно следил за собственным телом, что регулярно пробуждал во мне муки совести, заставлявшие сжигать жир. И все же я чуяла, что американское выражение «держать форму» таит в себе нечто более суровое, чем его британский аналог.Я бегло глянула на карту автобусных маршрутов, постаравшись спрятать ее в будке – чтобы прохожие не начали насмехаться над какой-то там туристкой. Ким была права. Угол Шестой и Двенадцатой находился неподалеку. Но все-таки не в двух шагах. И я решила взять такси. Что-то подсказывало: надо поберечь силы.
Я ее не узнала. Вот уж не думала, что не узнаю Ким – мы столько лет провели вместе. Я помнила девчонку-сорванца, высокую, крупную и очень уверенную в себе; помнила тощую девушку, страдавшую от неуверенности – сказалось потрясение от стремительного бегства отца в объятия Барбары Билдер. В последний раз я видела Ким в Хитроу перед посадкой на нью-йоркский самолет – она летела к отцу. Тогда от нее осталась лишь жалкая тень: Ким уже много времени не ела нормально, и джинсы висели на ней мешком, поддерживаемые лишь стареньким ремнем, доставшимся от отца. Свитер на ней тоже был отцовский.Помню ее как сейчас. Волосы свисают сосульками, кожа посерела от недоедания.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
 aerator 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я