научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya-vannoj-komnaty/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они здорово смахивали на бандитов из старых вестернов: злые типы, настороженно следящие за мной и носящие на поясах кольты 45 калибра.
– Хотите пройтись вдоль полосы, мистер Крейн, или мистер О'Кассиди убедил вас в ее надежности? – спросил Олестрия.
– Мне не надо осматривать ее.
– Тогда полетим обратно?
– Да.
Он проводил меня в небольшой домик с кондиционером.
– Нам надо поговорить, – он опустился за стол, махнув мне рукой на кресло. – Вы удовлетворены?
– Да. Мы сможем посадить здесь лайнер.
– Хорошо. – Он продолжал смотреть на меня из-под темных очков. – Теперь чисто практический вопрос, мистер Крейн. Этот самолет не серийный. У нас есть три пилота. Естественно, они должны научиться летать на этом самолете и ваши пилоты должны помочь им в этом.
– Ну, это уже им решать.
– Какой нам смысл от самолета, если никто не умеет управлять им.
У меня создалось впечатление, что эта встреча организована для уточнения этого вопроса.
– Нам ничего не говорили насчет этого.
– Давайте договоримся, мистер Крейн. Или ваши пилоты обучат наших, или сделки не будет.
– Мне надо знать, какие у вас пилоты.
– Замечательные. Один из них летал даже на «Боинге 747».
– Тогда особых возражений я не вижу.
– Хорошо. – Он поднялся на ноги. – Когда поступит новый самолет?
– Может быть через два месяца, может и раньше.
– Тогда пошлите мне просто телеграмму: дату и время прибытия, этого вполне достаточно.
– Договорились.
Подходя к двери, он задержался.
– Мистер Крейн, вы ни разу не спросили, зачем нам самолет и это мне нравится. Возможно О'Кассиди высказал вам свои предположения. Выбросьте это из головы. Здесь нечего болтать, вы поняли?
Стараясь сдержаться, я ответил:
– Все будет о'кей.
– Я надеюсь на это, мистер Крейн, – и он повел меня сквозь дождь к вертолету.

***

Из-за каких-то технических причин мой рейс в Парадиз-Сити отложили на 2 часа и я оказался в городе только в 20.25. Моя машина все еще стояла на стоянке у аэропорта. Сев в нее, я отправился к побережью. Этой ночью я решил не Возвращаться в свой домик. Еще налетишь на Пэм, пока нет Берни. Я остановился у отеля и снял там номер.
Приняв душ, я решил перекусить и Выбрал для этого небольшой, но приятный ресторанчик. Заказав порцию креветок, я стал ждать и читать газету. Я уже съел креветки и ждал кофе, когда миссис Виктория Эссекс в сопровождении Вис Джексона появилась в дверях.
Она сразу же заметила меня и заулыбалась. Джексон тоже скривил лицо, что означало у него, наверно, приятную улыбку. Она направилась ко мне, а я поднялся ей навстречу.
Она превосходно выглядела в простеньком белом костюме, стоившем, наверно, уйму денег, и взгляд ее синих глаз опять потряс меня.
– О, мистер Крейн, я думала, что вы уехали, – сказала она. – Где вы были?
– Да тут, неподалеку, – увильнул я от ответа. – Рад вас видеть здоровой после падения.
– Я уже и забыла об этом. – Она смотрела на меня, а затем повернулась к Джексону. Щелкнув пальцами, она заявила:
– Хорошо, Джексон, не ждите меня.
– Хорошо, миссис Эссекс, – и он заковылял из ресторанчика.
– Могу я присоединиться к вам? – поинтересовалась она.
Я отодвинул другое кресло от стола, и она присела, а я сел в свое. Появился официант и она заказала кофе.
– Я хотела покататься на лошадях с вами сегодня утром, но мне сказали, что вы уехали. – Ее синие глаза пристально следили за мной-. – Это правда?
– Верно. Последние два дня я был в Мексике. Одна фирма предложила мне работу и мне надо было посмотреть, что это за работа.
– В Мексике? Уж не хотите ли вы жить в такой глуши?
– Наверно нет.
– Зачем же вы тогда ездили?
– Прогуляться. Мне так надоело здесь. Ей принесли кофе.
– Боже! Верно! Я отлично понимаю это, здесь такая тоска. – Она отпила кофе. – Да и муж так ревнив. Когда он улетает, мне надо или оставаться дома, а если я выхожу, то Джексон все время болтается рядом. Он мой чичероне и одновременно шпион.
– Неужели?
Она улыбнулась, попивая кофе, и продолжала:
– Он еще больше беспокоится за меня, чем муж. Я тоже допил кофе.
– Вы заняты сегодня вечером? – спросила она.
– Нет.
– Машина у вас с собой?
– Да, на стоянке.
– Поедемте в одно место и развлечемся.
– Но машина двухместная и нам некуда будет посадить Джексона.
Она только засмеялась.
– Не беспокойтесь о нем, он доедет.
– Вы не хотите немного перекусить?
– Я ем только тогда, когда мне скучно. – Она в упор взглянула на меня, и в ее глазах я опять увидел призыв. – А мне сейчас не скучно.
– Подождите, как я понял, мистер Эссекс возвращается сегодня вечером?
– Вы боитесь его?
– Я никого не боюсь. Просто я вспомнил об этом.
– Я получила телеграмму после полудня. Он остается в Лос-Анджелесе и вернется только завтра. Я заплатил по счету и улыбнулся ей.
– Так чего же мы ждем?
Мы вышли на улицу, освещенную луной. Рядом с рестораном стоял «мерседес» с Висом Джексоном за рулем. Она подошла к нему, сказала несколько слов и, кивнув, он отъехал.
Мы вместе подошли к моей машине, и она села за руль.
– Я поведу сама.
Я сел рядом с ней, и она поехала. Вела она превосходно, быстро, с полным самообладанием, а я сидел рядом и наслаждался ездой. Мы проехали три или четыре мили среди холмов, затем она свернула на проселочную дорогу и наконец подкатила к маленькому деревянному домику.
– Это мое логово, – объяснила она, вылезая из машины, – где я занимаюсь своим любимым занятием.
Когда она открыла дверь, я вспомнил слова Верни о Гарри Эрскине: миссис Эссекс сама вешалась на него и, когда он влюбился в нее, она сразу все порвала. Это ее особенность, сначала она дает понять, что готова переспать с вами, а потом только смеется на вашими надеждами.
Уголок был приятный, но я решил проявить холодность, чтобы она сама заигрывала со мной. Ей придется расплатиться полностью. Я прошел за ней в большую, хорошо обставленную комнату и заметил громадный диван напротив открытого окна.
– Здесь приятно, – согласился я. – А какое у вас хобби?
– Я рисую и, говорят, неплохо, – она подошла к бару. – Виски будете?
– Спасибо.
Она смешала две порции, одну протянула мне, а сама уселась в удобное кресло. На ручке кресла было множество кнопок. Она нажала на одну и тихая музыка зазвучала из спрятанных динамиков.
– Как удобно, – заметил я, присаживаясь в другое кресло. – Наверно дорого стоит.
– Вы бы хотели быть богатым?
– А кто этого не хочет?
– В этом есть свои неудобства.
– Неужели?
Она только пожала плечами.
– А приличия? Если имеешь все, надо соблюдать правила приличия.
– Вам, может быть, но не мне, – заметил я. Она поставила свой бокал и встала.
– Давайте потанцуем?
Она выглядела такой желанной, слишком желанной. Я продолжал сидеть, глядя на нее.
– Миссис Эссекс, – тихо сказал я. – Мне сообщили кое-что про вас и мне не хочется иметь преимущество перед вами. Вам же надо побольше знать обо мне.
Улыбка сошла с ее губ и глаза недобро заблестели.
– Что вы имеете в виду?
– Мне сообщили, что вы были уличной сукой. Если вы не знаете, то я тоже уличный негодяй. Вам только лучше будет, если, вы будете знать это. Вот видите, миссис Эссекс. Хотя я думаю, что вы самая желанная женщина, каких я видел, но меня не надо дразнить. Или вы сами все скинете с себя, или я уйду Я думаю, я достаточно ясно вам все объяснил?
Она в негодовании уставилась на меня.
– Как вы смеете так говорить со мной!
– Я так и думал. Хорошо, я пошел. До встречи, – и я двинулся к двери.
Она резко прыгнула за мной, повернула меня к себе и влепила пощечину.
– Вы негодяй!
Я схватил ее, сильно шлепнул рукой по ягодицам и бросил на диван.
– Снимайте одежду, – сказал я, стоя над ней, – или вы хотите, чтобы я сорвал ее? – Вы делаете мне больно!
– О'кей, я разорву ее на клочья.
– Нет! Мне не в чем будет возвращаться домой! Я только захохотал.
– Ну тогда снимайте ее сами.
С блестящими глазами и волнующейся грудью она сбросила с себя одежду.

***

Я пришел в кафе-бар за двадцать минут до назначенного времени, заказал кока-колу и сел в тени веранды, ожидая их.
Я думал о миссис Виктории Эссекс. Я и раньше предполагал, что она хороша в постели, а теперь убедился в этом. Чувствовалось, что она соскучилась по мужчине, но зачем вдаваться в подробности? Отдохнув, она встала с дивана и пошла в ванную, чтобы принять душ, пока я лежал в полном изнеможении.
Она уже оделась, а я все еще лежал.
– Закройте сами, – заявила она. – У меня есть машина, а ключ положите под коврик, – и она исчезла.
Я подождал, пока не услышал звуки отъезжающей машины, затем встал, оделся, закрыл домик, положил ключ под коврик, и поехал в свой отель.
«Вот так, – подумал я. – Я переспал с одной из богатейших женщин в мире, ну и что дальше? Скажет она Джексону избавиться от меня или захочет еще раз встретиться?»
– Оставалось только ждать.
«Бьюик» Олсона подъехал по песчаной дороге и затормозил у кафе. Он, Пэм и Эрскин вылезли из машины и присоединились ко мне.
– Ну, как долетели? – спросил я, когда официантка подала напитки.
– Как обычно, – пожал плечами Верни. – Босс немного задержался, и мы с трудом успели на встречу.
Я не сказал ему, что знаю это. Когда официантка отошла, я сказал:
– Кажется, все в порядке. Полосу я Проверил, все нормально. Правда, там льет как из ведра и это может помешать посадке. Я детально рассказал о своей поездке, как я встретился с О'Кассиди и что тот рассказал мне.
– Я думаю, он прав. Это политическое дело, – заключил я. – Но нам это неважно. Единственное, что важно, чтобы Кендрик заплатил нам. Мы не вылетим до тех пор, пока не получим сведений из банка.
– Ну, а как насчет встречи нас, когда мы приземлимся? – спросил Эрскин.
– Я думаю, что если мы выполним свои условия, то они выполнят свои. Я много думал об этом. К тому же, вы оба должны будете обучить их пилотов водить этот самолет. Может быть, придется остаться на их аэродроме до тех пор, пока их пилоты не потренируются. Так что здесь у них нет причин избавиться от нас. Вернуть свои деньги они не смогут, так как они будут находиться в банке на имя Верни, так что нет смысла нас убивать.
Эрскин выслушал это и согласно кивнул.
– Но… – Я в упор взглянул на Верни, – Пэм не должна лететь вместе с нами.
Он застыл, но прежде чем успел что-то сказать, Пэм выкрикнула:
– Вам не удастся оставить меня здесь!
Я не обратил на нее внимания и смотрел на Верни.
– Аэродром забит бандитами, Верни, ни одной женщины там нет. Когда вы будете тренировать пилотов, Пэм может нарваться на неприятности. Вам некогда будет присматривать за ней. Мне хотелось бы избежать ненужных сложностей, поэтому она не должна лететь вместе с нами. Ей надо лететь прямо в Мериду, остановиться в отеле и ждать нас. Вы понимаете это?
– Верни! – голос Пэм охрип. – Вы не будете слушать этого типа, я полечу вместе с вами!
– Мне надо это обдумать, Джек, – с трудом произнес Верни.
– Здесь нечего думать. Она не должна лететь с нами. Я видел эти бандитские рожи.., а вы нет. Как только они увидят ее, то сразу как кобели закружат вокруг, и тогда мы действительно можем погибнуть.
– Звучит разумно, – согласился Эрскин. – Зачем нарываться на неприятности?
Поколебавшись немного, Верни согласился.
– Ладно, она полетит одна.
– И что мне прикажете делать? Сидеть в вонючем отеле и ждать вас? А может вы втроем хотите надуть меня, что, я похожа на дурочку? – яростно проговорила Пэм. – Я буду вместе с вами!
Я отодвинул кресло и встал.
– Пойдемте, я захвачу вас, – сказал я Эрскину.
– Хорошо.
– Верни, это ваша женщина и вы должны сами все уладить, – и вдвоем с Эрскиным мы спустились по ступенькам веранды к моей машине.

Глава 6

В это воскресное утро я тщетно пытался придумать чем заняться, когда зазвонил телефон. Я думал, что это звонит миссис Эссекс, но это оказался Берни.
– Привет, Джек! Меня вызывает мистер Эссекс. Что-то произошло. Вы никуда не уйдете? От Джексона я слышал, что самолет будет готов раньше. Как только я вернусь, я позвоню вам.
– Я буду у себя, – ответил я и повесил трубку.
Было уже 9.47. Я чувствовал себя плохо. Предыдущим вечером мы с Тимом были в кино, а затем прилично выпили. Он мне сказал, что полоса будет готова к концу недели. Он был весел, так как работа будет окончена на пять недель раньше срока. Ему за это будет хорошая премия.
Я заказал завтрак и, включив телевизор, посмотрел старый фильм. Прошло часа два. Затем я побрился, умылся и оделся.
Берни явился в тринадцать часов. Он выглядел, как человек с огромной ношей за плечами. Захлопнув дверь, он плюхнулся в кресло.
Наливая ему виски, я спросил:
– Ну как, вразумили Пэм?
– Да, – ответил он, беря стакан… – Вы правы, Джек, я не подумал об этом. Женщина в джунглях действительно может погубить нас. – Он выпил. – Боже, сколько же мне труда стоило ее уломать.
– А зачем вас вызывал Эссекс? – спросил я, не обращая внимания на его домашние проблемы.
– Мне надо будет лететь с ним в Париж завтра. Новый самолет готов. Я отвезу его в Париж, вернусь назад, продам старый самолет, получу новый и должен ждать его в аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке. Он вернется туда на пассажирском самолете.
– Миссис Эссекс летит вместе с ним?
– Да. – Он с интересом глянул на меня. – А почему это вас интересует?
– Хочется знать, кто где находится. А Пэм?
– Аэродром закрывается на четыре недели. Все, кроме Гарри и меня, получат отпуск. Пэм побудет у своей замужней сестры, пока мы не сообщим ей, что пора лететь в Мериду.
– Значит, у нас есть еще четыре недели?
– Да. Я разговаривал с Джексоном относительно вас. Он заявил, что вы мне необходимы для обслуживания нового самолета. Он уже поговорил с мистером Эссексом и все улажено. С сегодняшнего дня вы будете получать тридцать тысяч в год. Вам надо повидаться с управляющим Маклином, чтобы подписать бумаги. Официально мы начинаем работать через четыре недели, но пока вы и все остальные в отпуске, вам все равно будет оплачено.
– Мне это подходит, – согласился я. – Может, вы сообщите мне и дату вылета нового самолета?
– Третьего октября, если все будет в порядке. Сегодня было четвертое сентября.
– К этому времени нам надо иметь, все-таки, оружие. Я не очень то верю этим головорезам. Каждый из нас должен иметь револьвер и, по крайней мере, один автомат или автоматическую винтовку.
Он опять почувствовал себя неуютно.
– Вы все-таки не исключаете этого?
– Я не знаю, но предосторожность не повредит. Где мы сможем добыть все это?
– Это не составит труда. У нас есть здесь оружие и довольно разнообразное. Нам надо только незаметно перенести его в самолет.
– Замечательно. Теперь еще об одном, Берни. Нам всем надо иметь фальшивые паспорта. Мы все начнем новую жизнь. Как вы думаете, Кендрик сможет это сделать?
– Черт возьми! И об этом я не подумал. Вы, как всегда, правы. – Берни заколебался. – Если он не сможет, то больше некому.
– Я увижу его сегодня. Мне нужны фотографии для паспортов от вас всех.
– У нас всегда есть в запасе, я их вам принесу.
– И еще одно. Я все размышляю об оплате, Берни. Сначала я предложил внести деньги на ваше имя в Национальный банк Мехико. Но можно сделать лучше. Давайте организуем компанию в Мексике. Это намного безопаснее. Я слетаю туда и все оформлю. Я думаю назвать компанию «Голубая лента – аэротакси» и потом уже на счет компании, а не отдельного человека, Кендрик переведет деньги. Как вы думаете?
Он заморгал.
– Вы всегда обставляете меня, Джек. Мне это нравится, да и название фирмы тоже. – Он посмотрел на меня, улыбаясь, счастливый, как никогда. – Вам будут нужны еще деньги?
– Я их получу от Кендрика. Передайте мне фото, а остальное я сделаю сам.
– О'кей.
– И еще одно. Как мы разделим три миллиона? И опять он выглядел недоуменным.
– Я совсем забыл об этом.
– Хорошо, тогда так. Так как вы придумали это дело – получите миллион, я руковожу этим – мне миллион с четвертью, а Гарри получит три четверти. Вот так я думаю надо делить.
Он нерешительно шевельнулся.
– Вы забыли Пэм.
– Она ничего не сделала. Она ваша женщина, Берни. Вы позаботитесь о ней. Она не участвует в операции. Он нерешительно пожал плечами.
– Да.
– Значит, договорились?
– Мне надо обсудить это с Гарри.
– Это уже мое дело. Без меня эта операция провалилась бы в самом начале, и вы знаете это. Он тяжело поднялся на ноги.
– О'кей, Джек, я согласен.
Когда он ушел, я позвонил в буфет и попросил их принести мне дежурное блюдо. Метрдотель ответил мне слащавым голосом, что я теперь числюсь на службе и если хочу есть, то должен сам идти в ресторан.
Тогда я пошел к управляющему. Он приветствовал меня чрезвычайно любезно, но тем не менее сразу попросил отдать все пропуска, которые давал мне, и потом заполнил на меня карточку. Как только я расписался, он заявил, что плата будет перечисляться во Флоридский банк и что пользоваться машиной мне больше нельзя. Виса Джексона, конечно, в конторе не было.
Я сходил в ресторан, пообедал и вернулся к себе в домик. Немного спустя появился Берни с фотографиями.
– Вы говорили с Гарри? – спросил я.
– Да. Он полностью согласен с нашим разделом денег. – Он задумчиво посмотрел на меня. – Кажется, вы нашли с ним общий язык.
– Знаете, Берни, я уже ни пользуюсь правами хозяйского гостя и мне нужна машина.
– Возьмите мой «бьюик». Я могу воспользоваться джипом. – Он двинулся к двери и задержался. – Мне сейчас предстоит уйма работы, Джек. Мы завтра улетаем. Чем вы будете заниматься, Джек?
– Увижусь с Кендриком, потом слетаю в Мехико и оформлю документы на компанию и пару недель побуду дома с отцом.
– Вы можете связаться со мной через фирму «Эвон Айр Корпорейшн» в Техасе, начиная с десятого сентября. Мы с Гарри будем работать там.
– О'кей. Во всяком случае, мы встретимся здесь третьего сентября. – Да.
Мы попрощались.
Открывая дверь, он взглянул на меня.
– Вы надеетесь, все будет хорошо? Я улыбнулся ему.
– Должно быть!

***

Луи де Марке, управляющий Кендрика, направился ко мне из глубины галереи, радостно размахивая руками.
– О, как приятно, мистер Крейн! – проговорил он. – Клод только сегодня утром вспоминал о вас. Мы думали, когда же опять увидимся с вами.
Я огляделся. Большой зал был заполнен предметами роскоши.
– Он у себя?
– Конечно. Подождите минутку, я сообщу ему, – и он скользнул вдоль стены и исчез за дверью в конце зала. Через мгновение он появился снова и пригласил меня.
Я прошел через зал и вошел в большую комнату с огромным окном, выходящим на море. Комната была обставлена старинной мебелью, предметами античной культуры и обвешана картинами, которые, наверно, стоили целые состояния.
Кендрик сидел в большом кресле, поставив ноги на скамеечку. Он приподнялся и подал мне руку. Широкое лицо осветило подобие улыбки.
– Я так рад, милый. Садитесь. Немного выпивки? Виски? Шампанского? У нас есть все, только скажите.
– Спасибо, ничего не надо. – Я сел напротив него и закурил. Де Марке отошел в сторону. – Нам нужны фальшивые паспорта. – Я положил фото на стол рядом с ним. – Не сможете это сделать?
– Для кого?
– Для нас всех.
Он внимательно изучал меня, а потом кивнул.
– Вы уже придумали имена?
Я вынул из бумажника лист бумаги и передал ему.
– Это можно организовать, но за это платить надо, милый.
– За все надо платить. Вы финансируете дело, – пояснил я. – Меня не интересует их цена.
– Ладно. – Он взял фото и лист бумаги, нагнулся к де Марке и передал их ему. – Организуйте это, драгоценнейший.
Тот удалился.
Кендрик сдвинул свой ужасный парик и вопросительно взглянул на меня.
– Что еще, милый?
– Мне надо две тысячи долларов. Он скривился.
– Это будет вычтено из вашей доли.
– Нет, не будет. Это издержки, а издержки должны оплачивать вы.
Он улыбнулся, но глаза его окаменели.
– Согласен. – Он тяжело поднялся, открыл ящик и достал деньги. – Вы не сомневаетесь, что благополучно пригоните самолет?
– Берни пригонит его, не я. Спросите его, – сказал я и положил деньги в карман.
– Вас удовлетворила полоса?
– Да.
– Хорошо. Вам нужно еще что-нибудь? Я поднялся.
– Не сейчас. Когда будут готовы паспорта?
– Завтра вечером.
– Я приду за ними.
Когда я двинулся к двери, он спросил:
– Вы не предвидите затруднений?
– От нас – нет. Вы приготовили деньги? Полтора миллиона долларов?
– Деньги будут готовы к концу недели.
– Тогда я сообщу, куда их перевести. Мы немного изменили свои планы насчет оплаты. Мы организуем компанию в Мексике. Я позже подробно объясню.
– Это умно, организовать компанию, – сказал он и сощурился.
– Да. – Я твердо взглянул на него. – Самолет не взлетит, пока не придет сообщение об уплате денег.
– Я понял. – Он помолчал, раздумывая, и продолжал:
– Если вам нужен юрист в Мексике. -.
– Я сам все сделаю, – прервал я его. – До скорого. Я поехал в агентство аэрофлота и взял билет на рейс в Мехико на десять часов шестого сентября. Потом от нечего делать поехал на пляж и провалялся там весь день, болтая с девочкой с хорошей фигурой, а с мозгами, как у курицы. Во всяком случае, она меня развлекла своей глупостью, а когда солнце стало садиться, она заявила, что возвращается домой готовить еду своему мужу. Мы мирно расстались.
Я решил, что должен напоследок выпить с Тимом, но нашел его уже пьяного. Он принес свои извинения мне и объяснил:
– Я улетаю завтра утром. Мне предложили хорошую работу в Родезии.
– Вы, строители аэродромов, ездите по всему свету. Мы напоследок выпили вместе, попрощались, и я ушел. Мне не хотелось ехать в город одному, и я пошел в местный ресторан, немного поел и, вернувшись в домик, включил телевизор.
Около 22 часов раздался телефонный звонок, и женский голос спросил:
– Мистер Крейн?
Я вздрогнул. Мне не надо было вспоминать, кто звонит. Голос миссис Эссекс был особого тембра и не забывался.
– Привет, – ответил я.
– Я буду в своем домике с 24 сентября пять дней, – сказала она. – Вы приглашаетесь туда. – И она повесила трубку.
Я тоже положил трубку, выключил телевизор и, откинувшись в кресле, закурил. С той самой встречи я часто думал о ней, предполагая будет ли продолжение… Теперь я знал, что будет. Я приглашен на пять дней! Пять дней один в укромном домике! Но ждать надо целых восемнадцать дней! В эту ночь мне было не до сна.
На следующий день я получил паспорта. Кендрика не было и де Марке отдал их мне. Паспорта были вполне приличные, меня звали Джек Мортон.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я