научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Качество, вернусь за покупкой еще 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Машин было достаточно, людей тоже, взрывчатки вдоволь – одним словом через шесть недель все будет готово.
Я повернул вдоль склона к ручью, присел на камень, закурил и задумался.
Единственное, что я уже понял, что мне нечего здесь делать вместе с О'Брайеном на строительстве взлетной полосы. Но зачем Олсон вызвал меня, зачем платит мне из собственного кармана 3 750 долларов, если он знает, что О'Брайен отлично справится со своей работой? Что кроется за всем этим? Сейчас он улетел в Нью-Йорк и вернется дня через три. Чем мне заниматься все это время? Может быть плюнуть на все и уехать домой, оставив ему записку, но я быстро вспомнил маленький городишко, скуку – нет, надо дождаться Олсона. А пока я решил написать отчет о ходе работ на строительстве, чтобы казалось, что я не зря получаю деньги.
Вернувшись на площадку, я увидел О'Брайена, возившегося с заглохшим двигателем бульдозера. Он выпрямился, увидев меня.
– Знаешь, Тим, – начал я, пытаясь перекричать шум машин, – взлетную полосу ты, конечно, закончишь за пять недель? Он согласно кивнул.
– Но мне-то надо как-то заработать свои деньги, может и посмотрю, как ты работаешь, и составлю отчет Олсону? Ты не возражаешь?
– Конечно, Джек. Идите в мой домик и там в верхнем левом ящике стола вы найдете все бумаги. Мне сейчас самому некогда, надо починить двигатель.
– Может быть из-за этого отчета я потеряю свою работу, но по-моему я здесь ничего не могу сделать лучше, чем ты.
Он взглянул на меня, улыбаясь, и хлопнул меня по плечу.
– Верно. Я строю уже взлетные полосы двадцать лет. Увидимся завтра, – сказал он и снова полез в двигатель бульдозера.
А я уселся в джип и поехал назад к домикам. Жара была ужасная, и я уже предвкушал приятную прохладу внутри жилища О'Брайена. Подойдя к домику, я распахнул дверь и обомлел.
Хорошенькая блондиночка в красных брючках и распахнутой на груди блузке покачивалась в одном из кресел. Золотистый поток волос покрывал ее плечи, ей было лет двадцать пять, продолговатое лицо украшали огромные зеленые глаза. Распахнутая блузка позволяла видеть округлость ее бюста. Это была самая соблазнительная женщина, какую я встречал в жизни.
Она окинула меня долгим взглядом и усмехнулась, обнажив великолепные зубы в обрамлении пунцовых губок.
– Привет, – сказала она. – Ищите Тима? Я вошел в комнату и закрыл дверь.
– Он сейчас на стройплощадке.
– Ах! – она разочарованно шевельнулась в кресле. – А я надеялась его застать. Как много он работает!
Глядя на нее, я понял, что девушки, с которыми я встречался дома, ей в подметки не годились.
– Кто вы такой? – спросила она, улыбаясь.
– Джек Крейн. Я буду следить за строительством взлетной полосы. А вы?
– Пэм Осборн.
Мы смотрели друг на друга.
– Может быть, вы чего-нибудь хотите, мисс Осборн? – спросил я, присаживаясь за стол.
– Может быть.., здесь так одиноко на аэродроме. – Она слегка шевельнулась в кресле, и при этом одна грудь почти полностью оказалась на виду. Она поспешно застегнула блузку. – Мне хотелось поболтать с Тимом.
Я не поверил ей. В это время, было четыре часа дня, Тим всегда был на площадке. И мне стало казаться, что она ждала именно меня, но зачем?
– Вам не повезло, – заметил я, доставая из верхнего ящика стола черную папку. – Мне тоже надо поработать. Она засмеялась.
– А может быть не стоит, Джек?
– Ну, тогда…
Мы опять обменялись взглядами.
– Тогда.., что?
Я колебался, но все же решился.
– Мой домик рядом.
– Пойдемте к вам.
И снова я колебался, но, наконец, решившись, бросил папку назад в ящик.
– Почему бы и нет?..
Она соскользнула с кресла, а я двинулся к ней, обходя стол.
– Что-то в вас такое…
– Я не знаю, вы мне тоже…
Я обнял ее и яростно прижал к себе. Наши губы встретились в жарком поцелуе.
Вся осторожность и нерешительность были забыты. Я на руках отнес ее к себе в домик.

***

– О, вы настоящий мужчина, – сказала она в истоме. Страсть прошла, если можно было назвать это страстью, и она, как великолепная ленивая кошка, лежала теперь в постели рядом со мной.
Такой любовницы я не встречал давно, только во Вьетнаме.
В Сайгоне была похожая, даже более пылкая и страстная.
Я потянулся за сигаретой и закурил. Мысли опять были тревожные.
– Немного неожиданно, не правда ли? – заметил я, не глядя на нее.
Она только засмеялась.
– Предположим, я слышала о вашем приезде и подумала, что вам захочется немного развлечься. Я надеялась, что вы придете в домик к себе или к Тиму. Здесь такая скука, а мужчины здесь все мразь, да еще шарахаются от собственной тени. Они так боятся потерять свою работу, что скорее согласятся перерезать себе глотку, чем утешить меня.
– Так вы нарочно говорили, что пришли поболтать с Тимом?
– Не хватало еще, чтобы такая девушка, как я, связывалась с пропотевшим типом, как Тим. Мне такие совсем не нравятся. – Она подняла руки и аккуратно поправила прическу. – Мне хотелось новенького.., и я, кажется, нашла.
Повернув голову, я посмотрел на нее. Она была прекрасна в своем бесстыдстве, и это очаровало меня.
– Вы и с Одеоном переспали?
– С Верни? – Она покачала головой, покраснев. – Разве вы не знаете? Он ранен в такое место, что потерял все свои мужские способности. Бедный Берни сейчас совсем импотент.
Эти слова потрясли меня. Я знал, что Олсон ранен в пах, но такие последствия этого – это было ужасно. Да, у Олсона, кроме страха потерять работу, были и другие неприятности. Я представил себя на его месте и содрогнулся.
– Я не знал этого.
– Он такой замечательный человек, – сказала Пэм. – Он рассказывал мне о вас. Он считает вас тоже хорошим человеком и восхищается вами.
– Неужели?
– Вы нужны ему, Джек, он так одинок. Ему трудно работать с этими типами. Он говорил мне о вас, боялся, что вы не возьметесь за эту работу, чтобы помочь ему.
– Я всегда согласен работать с Берни. Она вытянула стройную ножку и погладила ее.
– Да.., и раз вы здесь, то все будет в порядке, – она улыбнулась мне.
– Но сколько времени мне оставаться, мне здесь нечего делать, крошка. Тим отлично справится с постройкой взлетной полосы.
– Берни хотел, чтобы вы присматривали за ним.
– Я знаю, он мне это говорил, но за Тимом не надо следить. – Я отбросил сигарету. – Что еще он говорил вам?
Она непонимающе взглянула на меня, или притворилась непонимающей.
– Просто он хотел работать вместе с вами.
– Кажется, он вам полностью доверяет?
– Конечно, он же не всегда летает. Берни и я живем вместе, ведь он так одинок.
– Не хотите ли вы сказать, что он платит деньги из своего кармана ради удовольствия видеть меня рядом?
– Похоже, Джек. Он хочет и дальше работать вместе с вами.
– Мне бы хотелось сначала узнать все у него.
– Узнаете, когда он вернется.
– Почему он так боится потерять работу?
– Все боятся. Эссекс так придирается ко всему, да еще миссис Эссекс.
– И жена Эссекса здесь? Пэм поморщила носик.
– Вам повезло, так как вас нанял Берни. Да, жена Эссекса здесь.., дорогая Виктория. Я надеюсь, вы не нарветесь на нее. Она самая отъявленная сука в мире. Лучше держаться в стороне от нее.
– Почему?
– Если вы сделаете что-нибудь против ее желания, то вылетите за ворота. Она и мужа держит в кулаке. Конечно, Эссекс сам самодовольный болван, но ему есть чем гордиться. А Виктория просто пустышка: красивенькое личико и тело, но мерзкая изнеженная сука, любящая тиранить людей, зависящих от Эссекса.
– Она вроде красавица?
– Одни слова, – засмеялась Пэм. – Не связывайтесь с ней.
– Что вы делаете сегодня вечером? Может быть поужинаем вместе? У меня есть машина, можно съездить в морской ресторанчик в городе. Подходит?
– Хорошо, – согласился я. – А сейчас удалите это великолепное тело отсюда. Мне нужно поработать.
– Ну, не в первый же день, Джек, вы еще наработаетесь, – и она обняла меня обеими руками.

Глава 2

Ресторанчик «Эспадрон», оформленный во французском стиле, находился почти у пирса. Его стены были украшены изображениями меч-рыбы и рыболовными сетями. Столики, освещенные каждый отдельной лампой, располагались достаточно далеко друг от друга, чтобы не мешать разговаривать.
Пэм надела длинное, до пят, платье, схваченное на поясе серебряной лентой с головой змеи. Она выглядела превосходно. Метрдотель поспешил к ней с широкой улыбкой, предназначенной для его любимцев. Она сказала ему несколько слов, и он провел нас к столику, расположенному в дальнем углу зала. Столик был на двоих и от него можно было видеть весь ресторан.
– Пожалуйста, мисс Осборн, – сказал он, отодвигая ей кресло. – Коктейль с шампанским? На меня он даже не посмотрел. Она присела и улыбнулась ему.
– Это было бы великолепно. Генри.
– Могу я узнать, что вы хотите поесть? – он склонился над ней, и в нос мне ударил запах его одеколона.
– Дайте нам меню, – резко сказал я, – и виски со льдом для меня.
Он медленно повернул голову и осмотрел меня, мой дешевый костюм, мои ботинки, и я понял, что в его глазах я был просто никто.
– Давайте положимся в этом на Генри, – твердо сказала Пэм. – Он сам знает, что нам нужно.
Я хотел было настоять на своем, но решил не связываться с этим толстяком.
– Ладно.., положимся на его вкус. Последовала пауза, а Генри удалился, чтобы устроить новую группу посетителей.
– Вы и с ним переспали? – спросил я. Она захихикала.
– Только один раз, но оставила такое длительное впечатление. Это единственный ресторан в городе, где я бываю бесплатно.., включая и мужчин, приходящих со мной.
Мне стало немножко легче. По внешности ресторана я мог представить, какой суммы мог быть счет. У меня наверняка не хватило бы денег. Мое восхищение ею возросло еще больше.
– Всюду вы умеете устраиваться.
– Это только так кажется. – Она доверчиво склонилась ко мне. – Генри побаивается меня. У него очень ревнивая жена, и он воображает, что я буду шантажировать его.
– Здорово.
Принесли выпивку с легкой закуской. Ресторан постепенно заполнялся.
– Неплохое место, – заметил я, оглядываясь вокруг, – только, наверно, дороговато было бы без поддержки Генри.
– Конечно.
Подошел официант с бутылкой шампанского в ведерке со льдам. Он склонился к Пэм, и она ответно улыбнулась ему. Наверно, с ним она тоже успела переспать. Принесли нежные куски мяса в грибном соусе.
– Да, вы знаете, как обделывать свои дела, – заметил я, отведав его.
– Это все мужчины, – покачала головой Пэм. Ее огромные зеленые глаза были полны достоинства. – Они всегда хотят от таких девушек, как я, одного и того же, хотят дать немного, а получить все; они или благодарны, или боязливы, но хорошо платят все.
– Неизвестно из-за чего: из-за благодарности или от страха? Она подцепила вилкой кусочек мяса и ответила:
– Просто, чтобы получить удовольствие…
– Я и сам помню это.
Она искоса посмотрела на меня.
– Великолепное, не так ли?
– Конечно.
Мы немного помолчали, занятые едой, а потом я спросил:
– Верни вернется через пару дней?
– Что вы вспоминаете о нем. Наслаждайтесь сами. Но я был неспокоен. Прежде чем пойти с Пэм в ресторан, я перекинулся парой слов с Тимом. Пэм обещала заехать за мной в восемь часов. У меня было немного времени, чтобы переодеться, принять душ, побриться и немного выпить. В семь двадцать пять в домик заглянул Тим, возвращающийся с работы.
– Ну как, взяли папку? – спросил он. Он был усталый, потный и грязный. Я невольно почувствовал себя неловко.
– У меня была посетительница, и она не дала мне времени заняться делом.
– Наверно, Пэм?
– Да.
Он улыбнулся.
– Ну и девка! Я знал, что она захочет заполучить вас, но не так же быстро.
– Я собираюсь встретиться с ней вечером.
Тим увидел стакан виски в моей руке.
– Хотите? – спросил я и смешал ему порцию виски с содовой и льдом. – Кто она такая? – спросил я, подавая ему стакан. – Местная проститутка?
– Она подружка Олсона. Я не понял.
– Вы знаете, Берни не…
– Конечно. Он не беспокоится, что она спит с кем попало в округе. А так они всегда вместе.
– Боже мой! Если бы я знал, я бы не прикоснулся к ней! И не пошел бы с ней вечером, если она девушка Берни. Тим медленно выпил виски и вытер губы ладонью.
– Если это будете не вы, так будет другой. Но не думайте, что это серьезно, Джек. Она девушка Берни. Ну, а того, что он ей не дает, она берет у других. Это не секрет. Весь персонал и половина Парадиз Сити знают это, но не принимают ее всерьез.
Он допил стакан, поставил его на стол и двинулся к двери.
– Пойду вымоюсь и посмотрю телевизор. – Он посмотрел на меня, улыбаясь. – Странная бывает жизнь. Теперь я чувствовал вину перед Берни.
– Знаете, Пэм, – сказал я, дождавшись, когда официант унесет посуду, – Тим сказал мне, что вы девушка Берни, а он мой лучший друг. Мне как-то неловко.
– Ох, какая ерунда. Я же ему говорила, что я без этого не могу. Берни не возражает и хватит болтать об этом, он сам все понимает.
Принесли другое вино и артишоки с обжаренным картофелем. Официант расставил все на столе.
– Выглядит великолепно? – спросила Пэм – Я обожаю ужинать здесь!
– Он не возражает, – заметил я, – но он ведь любит вас, а вы его?
– Ой, замолчите! – яростно вырвалось у нее. – Берите, что дают и меньше думайте!
И я решил больше не связываться с ней, так как это чертовски неприятное положение. Берни., человек, которым я восхищаюсь, и в то же время сплю с его девушкой.
У меня пропал весь аппетит. Если мясо и было превосходным, то я не замечал этого. Ковыряя вилкой в тарелке, я стал оглядывать ресторан Небольшая суматоха возникла у входа, и Генри поспешил туда.
Из тьмы улицы вышел высокий полный мужчина, лет шестидесяти. По тому, как он вошел, можно было понять, что это довольно странный тип. Лицо его было вытянуто вперед, как у дельфина, на голове он носил ужасный оранжевый парик, немного сдвинутый набекрень, так что была видна лысая часть головы. Одет он был в ярко-желтый полосатый костюм и пурпурную сорочку.
– Посмотрите на этого типа, – переменил я тему разговора. – Кто это такой?
Пэм лениво посмотрела в ту сторону.
– Это Клод Кендрик, хозяин самой доходной картинной галереи здесь.
Толстяк прошествовал к столику неподалеку от нас, перед ним поторапливался худой мужчина с длинными волосами, худым лицом, узкими глазами и беззубым ртом – очень смахивающий внешностью на крысу.
– А это Луи де Марке – директор галереи, – объяснила Пэм, отрезая кусок мяса и продолжая сосредоточенно есть.
Суматоха, происшедшая при появлении этих людей, показывала их большую популярность здесь. Действительно, столик был мгновенно уставлен бутылками и закуской. Спутник толстяка отказался пить. Потом последовали переговоры с Генри по поводу заказанной еды, и, наконец, Генри, позвав официанта, удалился.
Клод Кендрик окинул взглядом ресторан подобно королю, осматривающему свой двор. Лениво приветствуя ручкой знакомых, он, наконец, заметил нас. Его заплывшие глазки окинули меня взором, а потом он увидел Пэм. Его глаза сузились, рот раскрылся в усмешке, и он с самым глупым видом снял с себя парик и поклонился ей, сверкнув лысиной. Затем, водрузив парик назад, он откинулся в кресле и начал болтать со своим спутником.
Пэм захихикала.
– Он великолепен, не так ли? Так он здоровается со всеми знакомыми женщинами.
– А вы его знакомая?
– Я рекламировала его драгоценности и знаю его уже несколько лет.
Она доела мясо и встала.
– Извините, мне надо поговорить с ним, – сказала, она и направилась к столику Кендрика.
Разговор длился не более трех минут, и она скоро вернулась назад.
– О чем вы говорили? – полюбопытствовал я.
– У него самый быстроходный катер на побережье. Я подумала, как было бы хорошо прокатиться. Здесь в городе все уже наскучили друг другу. Всем хочется чего-нибудь новенького. Вы поедете?
Видя мою нерешительность, она продолжала:
– Он крупная здесь шишка и очень забавный. Вы ему понравились.
Покататься ночью по морю было неплохо.
– Хорошо, я согласен.
Я перевел взгляд на Кендрика. Тот улыбнулся и кивнул мне, пока официант подавал копченую лососину. Я тоже склонил голову в ответ.
После мяса мы еще выпили по чашке кофе. Кендрик и де Марке тоже закончили ужин кофе. Мы собрались уходить, когда они допили кофе.
Пэм встала и подвела меня к их столику.
– Клод.., это Джек Крейн. Он работает на строительстве взлетной полосы. Джек.., это мистер Кендрик.
– Зовите меня просто Клод. – Его пухлая теплая рука схватила мою. – Очень рад. Добро пожаловать в наш город. Надеюсь, вам понравится здесь.
Он с трудом поднялся на ноги.
– Пойдемте отсюда на воздух. Луи, моя радость, позаботься о нашей милой Пэм. Мне хочется поговорить с Джеком. – Он подхватил меня и двинулся к выходу. Дважды по пути к дверям он снимал парик и кланялся знакомым женщинам, улыбавшимся ему в ответ.
Наконец Генри выпустил нас на улицу. Здесь мы остановились и Кендрик сказал:
– Луи, прокати Пэм немного на катере, она так любит это. Джек, не уделите ли вы мне несколько минут? Нам надо кое о чем поговорить.
Прежде чем я успел запротестовать, Луи подхватил Пэм под руку и повел ее к пристани.
– О чем нам надо говорить? – я чувствовал неприязнь к этому толстяку и мне была ненавистна сама мысль разговаривать с ним.
– О Верни. Он один из моих лучших друзей. – Кендрик вытер лицо шелковым платком. – Пойдемте в мой автомобиль, там кондиционированный воздух, а здесь такая угнетающая духота.
Мне пришлось последовать за ним, ведь без Пэм я не мог уехать отсюда. Около пристани стоял желтый с черным «кадиллак». Увидев нас, шофер-японец выскочил из машины и предупредительно распахнул нам дверцу.
– Покатайте нас немного, Юко, – приказал Кендрик, с трудом влезая в машину. Я зашел с другой стороны и сел рядом с ним. От шофера нас отделяла стеклянная перегородка. Внутри машины была приятная прохлада. Машина тронулась. Кендрик предложил мне сигару, но я отказался.
Мы немного проехали вдоль моря, а потом свернули в сторону и по боковой улице выехали за город.
Кендрик уже во всю пыхтел сигарой.
– Я понял, что вы близкий друг Верни?
– Правильно.
– Мне так обидно за него, – заметил Кендрик, затягиваясь. – Эта ужасная рана.
Я просто промолчал, ожидая дальнейшего.
– Он работает на таких ужасных людей. Этот Эссекс, что за чудовище! Да еще его жена! И опять я промолчал.
– Верни чувствует себя неуверенно.
– Так же как и мы все, – ответил я, следя за желтым диском луны, плывущим по небу.
– Вы чувствуете тоже? – он уставился на меня. – Тоже чувствуете неуверенность?
– А кто нет?
– Ну, верно, но у вас есть же гордость, желание стать богатым? Верни, во всяком случае, думает так, мы часто говорим с ним о деньгах. Один раз он мне заявил: «Клод, я должен обрести уверенность в жизни. Если бы мне удалось достать много денег, я бы пошел на что угодно ради этого».
– Так сказал Верни?
– Это точные его слова.
Теперь я уже в упор смотрел на него.
– Знаете, Кендрик, кончайте эту болтовню. Я понимаю, что вы хотите чего-то от меня и пытаетесь выяснить, как я буду реагировать. Но уж больно грубо вы действуете. Выкладывайте, что у вас на уме.
Он снял парик, зачем-то посмотрел внутрь его, наверно надеясь найти там золото, и водрузил его обратно на лысину.
– Верни предупреждал меня, – начал oн, усмехаясь, – он говорил, чтобы я был осторожнее с вами. Он говорил, что однажды выручил вас. Вы пристукнули менялу-вьетнамца и удрали с тремя тысячами долларов. Верни обеспечил вам алиби, не так ли?
– Эти менялы-вьетнамцы ерунда. Мне были нужны деньги, и я достал их. А Верни болтает много лишнего.
– Ну да, Берни заявил, что меняла был убит при взрыве бомбы и все остальные уверены в этом.
Пока «кадиллак» двигался по городу, рассыпавшему свои огоньки справа от нас, мне вспомнился Сайгон.
Моя вьетнамская подружка хотела достать денег, чтобы удрать в Гонконг. Она сходила с ума от страха, так как сбежала с севера и боялась, что вьетконговцы следят за ней. Ничего не могло выбить у нее из головы эту ерунду. Ей надо денег, настаивала она, чтобы уехать в безопасное место. Хотя я понимал, что теряю ее, но решил помочь ей. Однажды вечером с револьвером в руке я зашел в пункт по обмену денег и заставил вьетнамца отдать мне доллары. Наверно, я был ужасно пьян. Я отдал ей деньги, и она исчезла. А потом военная полиция пришла за мной, так как меняла опознал меня. Я думал, что мне пришел конец, но меня выручил Олсон. Он показал, что я с ним работал на аэродроме в то время. Уверен, что полиция не очень поверила в это, но Берни тогда уважали, и мне удалось уйти от ответа.
Кажется, так давно это было. Мне еще здорово повезло – лавочку менялы разнесла одна из бомб, выпущенных вьетконговцами по Сайгону. А он ведь собирался обратиться к командованию, но не успел.
Я все рассказал Берни, и он улыбнулся мне в ответ.
Потом он сказал: «Хорошо, только не делай больше этого, меня может и не быть рядом в другой раз».
Так это случилось в первый раз, но мне всегда не хватало денег. Я связался с другой вьетнамкой из ночного клуба для американских солдат. Она только и думала о деньгах, большинство ихних девок интересуются только деньгами. И поэтому однажды вечером я вошел в другую лавочку менялы. В этот раз был налет вьетконговцев, рвались снаряды и бомбы, и я убил старого вьетнамца без всякого сожаления. Моя добыча составила тысячу долларов. Этого было достаточно для моей девушки и для меня. Я повторил эту операцию еще три раза. И каждый раз мне приходилось убивать этих менял. А потом наступило раскаяние, и они стали сниться мне по ночам. Их глаза, полные смертельного ужаса, начали преследовать меня. Они маячили передо мной даже когда я ремонтировал самолет Берни. И вот сейчас, сидя в «кадиллаке», я вновь увидел их перед собой.
Кендрик сказал:
– Вы понимаете, что я имею в виду? Берни рассказал мне об этом. Это его мнение, но мне хочется спросить вас кое о чем. Берни заявил, что вы можете пойти на что угодно ради большой суммы денег. Вы понимаете, на что угодно? Так ли я его понял?
– Это зависит от суммы, – заметил я. Он кивнул.
– Я так и думал. – Он выпустил струю дыма, которая быстро исчезла из салона автомобиля через систему кондиционирования. – Правильно, сколько? Четверть миллиона заинтересует вас?
Я невольно вздрогнул, но ответил спокойно:
– Это заинтересует кого угодно.
– Вот я и говорю об этом. Как вы относитесь к этому?
– Смотря, что вы предложите.
– Совершенно верно. Согласны вы сделать что угодно за четверть миллиона долларов?
– Мне необходимо поговорить с Берни.
– Вы правы. – Кендрик взял маленький микрофон. – Мы возвращаемся, Юко.
«Кадиллак» остановился, развернулся и поехал обратно в город.
– Чистая операция, – заметил я. – Сначала Берни предлагает мне работу бездельника. Затем Пэм соблазняет меня, а сейчас появляетесь вы на сцене и предлагаете мне четверть миллиона. Так не делают дела, вы слишком спешите. Предположим, я сейчас пойду в полицию и расскажу все им. Они наверняка заинтересуются этим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я