научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 душевая кабина 80 на 80 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Кендрик прикрыл глаза. В таком виде его лицо смахивало на рыло дельфина.
– Может быть, но по-моему они больше заинтересуются вами.
Он сдвинул парик, не открывая глаз.
– Не будем говорить о полиции, это всегда неприятно. Это ваше дело решать, с нами вы или против. Поговорите с Берни и потом вы всегда можете отказаться. Вы всегда можете улететь обратно в свой городишко и прозябать там, как прежде. Вы можете выбирать: остаться там или пойти вместе с нами и разбогатеть.
Я закурил.
– Мне надо поговорить с Берни.
Мы замолчали. Машина подъехала к ресторану, где Пэм и Марке уже ждали нас.
Когда я вылез из машины, Кендрик сказал:
– Я надеюсь, что мы все же будем работать вместе. Я надеюсь на вас.
Я помедлил с ответом.
– Особенно не рассчитывайте на меня, – и я двинулся вместе с Пэм к ее автомобилю.
– Вы тоже замешаны в этом? – спросил я, когда мы сели в машину.
– Клод рассказал вам?
– Вы и сами это отлично знаете, ведь вы сами его навели на меня, вот я и спрашиваю: вы тоже в этом деле?
Она включила зажигание и медленно повела машину назад к аэродрому.
– Вы лучше поговорите с Берни.
– Это не ответ. Она пожала плечами.
– Ну ладно, да, я вместе с ними. Берни вам все объяснит.
– Если он собирается руководить этой операцией так же, как сейчас, я не буду с вами связываться. Она мельком взглянула на меня.
– Что вы имеете в виду?
– Все это глупо. Глупо было вмешивать меня сюда, сталкивать меня с вами, напускать на меня этого толстяка. Это что, идея Берни?
– Но вы все же заинтересовались, не правда ли?
– Да, деньги меня интересуют, но необходимо сначала убедиться в возможности добыть их, а уж потом решаться на что-либо.
– Вы должны договориться с Берни.
– Что вы бубните одно и то же!
Остаток пути мы проехали молча, а когда я вылез из машины около своего домика, она опять состроила соблазнительную улыбку и сказала:
– Может проведем остаток ночи вместе, Джек, – и начала вылезать из машины, но я остановил ее.
– Нет. – Я в упор взглянул на нее. – Вы девушка Берни, помните это!
Ее взгляд, казалось, ударил меня, но я продолжал смотреть на нее, пока она не отвела глаза в сторону. А я медленно двинулся к своему домику.
Я уже поднялся и сидел на крыльце, потягивая кофе, когда Тим О'Брайен вышел от себя. Было еще только шесть сорок пять, и он удивленно глянул в мою сторону.
– Что это вы так рано?
– Я подумал, что надо идти на работу, – сказал я, допивая кофе. – Если вы найдете для меня какую-нибудь работу, я буду рад.
– Вы что-нибудь понимаете во взрывных работах?
– Понятия не имею. Он улыбнулся.
– А в устройстве бульдозеров?
– Конечно…
– Хорошо.., тогда вы будете следить за бульдозерами, а я займусь взрывными работами. Мы направились к джипу.
– Так вы решили поработать?
– Когда мне платят, я должен что-то давать взамен. Но давайте договоримся заранее, вы всем распоряжаетесь. Говорите, что надо делать, и я постараюсь помочь, чем могу. Итак, я провел весь день на жаре, в пыли и грохоте. Четыре раза мне приходилось устранять неисправности в бульдозерах. Мне было легко разбираться в двигателях. Я хорошо сработался с группой негров, хорошо работающих, но ни черта не понимающих в двигателях.
С О'Брайеном я не виделся до обеда. По звукам взрывов можно было понять, что у него работа идет вовсю. Пообедали мы вместе под деревьями: просто котлеты и кофе. Он спросил меня, как мне нравится работа и я ответил, что доволен ею. Он лукаво взглянул на меня, но ничего не сказал.
Перед сном я опять задумался обо всем происшедшем со мной. Наверно, Олсон планировал какое-то ограбление и хотел, чтобы я помог ему, но не был уверен в моем согласии. Он повел себя совершенно не так, как я мог бы предполагать. Он должен был сам все объяснить мне. Мне нужно чем-то заниматься здесь, а то кто-нибудь заподозрит что-то неладное.
И это случилось на следующий день, часов в шестнадцать, когда я прочищал топливную магистраль у бульдозера и чертыхался при этом. Внезапно я заметил, что трое негров, стоявших вокруг меня, внезапно застыли, выкатив глаза. Я огляделся вокруг.
В нескольких ярдах, изучая меня взглядом, стояла женщина. Великолепный образец женщины! И я сразу понял, что это может быть только миссис Виктория Эссекс.
Рыжеватые волосы мягкими волнами ниспадали ей на плечи, обрамляя высокий лоб, темно-синие глаза, тонкий носик и упрямо сжатый рот. Но это описание было совершенно недостаточно. Она выглядела так восхитительно, что Пэм Осборн была перед ней просто мелкой шлюхой. Ее телу могли завидовать даже святые: изящное, с длинными ногами и высокой грудью. Белая в полоску блузка была заправлена в галифе, а ноги украшали высокие черные блестящие сапожки. За ее спиной негр в белой одежде дергал под уздцы двух лошадей.
Она слегка ударила хлыстом по сапогу, продолжая осматривать меня так, как покупатель осматривает быка, выставленного на продажу.
Я вытер грязные руки куском промаслянной ветоши, в то время, как трое моих негров медленно отошли в сторону, стараясь не привлекать ее внимания. Мы остались с ней с глазу на глаз.
– Кто вы? – Резкость ее тона заставила меня вспомнить, как Пэм отзывалась о ней: копия величайшей суки в мире. Я решил сыграть роль скромника.
– Джек Крейн.., мадам, – ответил я. – Могу я чем-нибудь помочь вам?
Это не понравилось ей. Можно было заметить, как она нахмурилась и дернула ножкой.
– Мне кажется, я не видела вас прежде.
– Совершенно верно, мадам. – Я продолжал сохранять свою неотесанность. – Я только что прибыл. Я работаю на мистера О'Брайена.
– О… – она замолчала, изучая меня. – А где О'Брайен?
И в этот момент раздался взрыв. Лошади шарахнулись и негр, державший их, повис на поводьях, стараясь не дать им вырваться. Я понял, что он не сможет удержать их обоих и, подскочив к нему, схватил поводья одной из лошадей. Негр справился с другой.
– Здесь не место для лошадей, – закричал я. – Здесь взрывают грунт.
Она подошла ко мне, перехватила поводья и легко вскочила в седло. Лошадь попыталась встать на дыбы, но легкий удар хлыста заставил ее успокоиться.
Негр тем временем влез на другую лошадь.
– Поезжай отсюда, Сэм, – приказала она ему, – прежде чем будут новые взрывы.
Негр не заставил себя долго упрашивать и помчался прочь.
– Вы разбираетесь в лошадях? – спросила она, обращаясь ко мне.
– Нет, мадам. Но даже машина нуждается в тормозах. Она улыбнулась.
– Вы легко сладили с Борджией. Спасибо.
И в этот момент грохнул мощнейший взрыв, как будто полутонная бомба упала рядом с нами.
Она все еще воображала, что контролирует свою лошадь и сидела немного расслабившись. Взрыв потряс и ее, и меня, а о лошади и говорить нечего. Она поднялась на дыбы и миссис Эссекс полетела вниз. Я рванулся, пытаясь подхватить ее, но опоздал, и она грохнулась на асфальт и осталась лежать безжизненно.
Я склонился над ней, негры окружили меня. Я боялся тронуть ее, но еще больше боялся, что она сломала себе шею.
– Позовите О'Брайена! – закричал я. – Мне нужна машина. Звук моего голоса, казалось, оживил их. Четверо из них побежали к месту взрывов, двое оставшихся тоже отошли в сторону.
Я осторожно прикоснулся к ней, и она открыла глаза.
– Вы ранены?
Она снова закрыла глаза.
– Миссис Эссекс! Могу я вас перенести? И опять открыв глаза, она покачала головой. Взгляд был лишен всякого смысла, но глаза были прекрасны.
– Со мной все в порядке. – Она пошевелила руками и ногами. – Боже! Моя голова!
– Не двигайтесь, – сказал я и оглянулся.
Сзади остановился джип, за рулем сидел испуганный негр.
– Я перевезу вас в госпиталь.
Она застонала, когда я поднял ее на руки и перенес в джип, сел на сиденье рядом с водителем, держа ее на своих руках.
– Давай поезжай в госпиталь, но только не быстро, осторожно.
Джип медленно покатился к домикам аэродрома. Он ехал минут десять. Кто-то уже позвонил в госпиталь и ее встречали два врача и сестра. Они окружили машину, и через несколько минут она уже была в постели.
Я немного посидел, опасаясь, правильно ли я сделал, что растряс ее после падения. Может быть, было безопаснее оставить ее лежать спокойно.
Снова подъехал джип и из него выскочил О'Брайен. Я рассказал ему о всем происшедшем.
– Какого черта! – Он вытер ладонью вспотевшее лицо. – Чего ее занесло сюда? Всегда она сует свой проклятый нос, куда ее не просят. Этак можно и работу потерять, если Эссекс все узнает.
Оттолкнув его в сторону, я зашел в госпиталь. В прохладной приемной сидела за столом сестра.
– Ну, как она? – спросил я.
– Сейчас ее осматривает доктор Винтере. Увидев одного из врачей, я подошел к нему.
– Как она? Я правильно сделал, что привез ее сразу?
– Все нормально, – ответил он, улыбаясь. – Переломов нет, только ушибы. Она спрашивала насчет лошади.
– О'кей. Пускай она не беспокоится. Я найду лошадь. Уже выходя из дверей, я услышал, как доктор сказал сестре:
– Скажите мистеру Эссексу, только осторожнее. Усевшись в джип, я поехал в ту сторону, куда умчалась лошадь. О'Брайен пропал куда-то. Мне целых два часа пришлось мотаться по округе, разыскивая лошадь. Она оказалась в кустарнике в самом дальнем конце аэродроме, и я с трудом заметил ее в чаще. Она уже достаточно успокоилась, и мне не составило труда привязать ее к джипу и потом мы медленно поехали назад.
Слуга миссис Эссекс возник ниоткуда, когда мы подъехали к госпиталю. Он улыбнулся мне и принял поводья лошади. Я опять пошел в регистратуру госпиталя. Сестра вопросительно посмотрела на меня.
– Что вы хотите?
– Передайте, пожалуйста, миссис Эссекс, что я нашел ее лошадь. Она цела и невредима. Эта новость обрадует ее. Она наклонила голову.
– Как сказать, кто вы?
– Джек Крейн. Она знает меня.
Внезапно в ее глазах появилось сомнение. Возможно, этот потный, грязный и оборванный мужчина является важным человеком в семействе Эссексов.
– Я все скажу доктору Винтерсу, мистер Крейн. Спасибо вам за хорошую новость.
Посмотрев на нее еще раз, я откланялся, вышел, уселся в джип и поехал на строительство.
И как только я стал вылезать из машины, раздался новый взрыв. Итак, О'Брайен не остановил работу. Он не обратил никакого внимания на миссис Эссекс, что нельзя было сказать обо мне.
Я все еще чувствовал тепло ее тела на моих руках, помнил взгляд темно-синих глаз и прикосновения каштановых волос к моему лицу, когда я поднял ее.
Я двинулся к заглохшему бульдозеру и продолжил его ремонт, и все это время я думал о ней и даже не заметил, как окончился рабочий день.

***

Вернувшись к себе в домик, я сразу пошел в душ. Я уже одевался, когда раздался стук в дверь. Я подумал, что это Тим и закричал ему входить. Дверь раскрылась, и внутрь скользнула Пэм Осборн. Она осторожно прикрыла за собой дверь. Лицо ее было бледно, а глаза сверкали бешенством.
– Что вы хотите? – Я не хотел ее сейчас видеть. – Уходи отсюда, малышка. – Я застегнул рубашку. – Я ошибся в тебе.
По выражению ее лица я понял, что она не слышала, что я говорю.
– Какого черта вы поступаете, как болван? – спросила она. – Сейчас вы оказались в центре внимания, а этого Верни как раз не хотел.
Я прошел и сел в кресло.
– О чем вы болтаете?
– Теперь все пытаются узнать, кто такой Джек Крейн. Любой тип из местных дал бы отрубить себе руку, чтобы сделать такое для жены Эссекса. Я только что оттуда. Вы разговаривали с этой сукой, спасли ее и нашли ее лошадь.
– А что в этом плохого? Что же я должен был оставить ее лежать там?
– Да это из-за лошади! – Она сжала в отчаянии кулачки. – Эта сука больше думает о своей лошади, чем о людях, о своем муже и даже о деньгах! Как вы не сообразили этого, вместо того, чтобы часами искать эту лошадь. Ее нашли бы и без вас.
– А откуда мне было знать?
– И еще одно.., зачем вы начали работать с О'Брайеном? Разве Берни не сказал вам, что вы должны следить за ним и его людьми и не связываться с этой шайкой? А вы пошли и начали работать, как простой механик! Когда Берни об этом услышит, его хватит удар!
Я начал понемногу злиться.
– Проваливайте отсюда! – начал я. – Я не собираюсь это обсуждать с вами! Я буду говорить с Берни, а сейчас убирайтесь отсюда!
– Я пришла вас предупредить, выскочка! Они начнут вами интересоваться. Администрация у Эссекса дотошная. Советую придумать заранее правдоподобную историю вашей работы. Этот сукин сын Вис Джексон может раскусить вас. Он менеджер Эссекса. Будьте осторожны с ним. Он очень хитрый тип. Он хочет о всех все знать. Кто вы и что здесь делаете, почему Берни не оформил вас на работу. Подготовьте заранее историю, а то можете завраться где-нибудь. Вы поняли?
– Нет, – ответил я. – Я не понял и мне не нравится все это. Если вы…
Раздавшийся звук подъехавшего автомобиля заставил нас обоих поглядеть в окно.
– Это он… Вис Джексон! – Лицо Пэм стало совсем бледным. – Он не должен видеть меня здесь!
Она окинула взглядом комнату и, подбежав к двери ванной, скрылась за ней.
Я остался один.

Глава 3

Вис Джексон появился на пороге моего дома, подобно громадной обезьяне, но, правда, не настолько больших размеров. Он был около шести футов пяти дюймов ростом, крупного телосложения, ему было года тридцать два. Вытянутая голова сидела на его плечах без всякого напоминания на шею. Маленькие глазки, маленький нос и узкий рот украшали полное рыхлое лицо. Волосы были тщательно прилизаны на голове. Большие темные очки немного скрадывали неприятные черты в его облике. Одежда его была безукоризненной: голубой пиджак со значком на кармане, светлые полосатые брюки и галстук с украшавшей его золотой булавкой.
– Мистер Крейн? – Его маленький рот слегка открылся, пытаясь изобразить улыбку, а холодные льдинки глаз, казалось, прошили меня насквозь.
Мне сразу стало понятно, каким негодяем может быть этот человек, и что мне надо суметь поладить с ним.
– Точно, – ответил я.
Он вошел в домик и закрыл, за собой дверь.
– Я – Висли Джексон, управляющий делами мистера Эссекса.
Наверно мне надо было выразить свое почтение, но вместо этого я ляпнул:
– Неужели?
– Действительно, мистер Крейн. Миссис Эссекс просила меня прийти сюда и поблагодарить вас за найденную лошадь.
– А как она сама?
Он прошел дальше в комнату и осторожно уселся в кресло, застонавшее под его весом.
– Она удачно упала, но вы знаете это, – он покачал головой и сделал скорбное лицо. – Могло быть хуже. Просто легкий обморок, а так ничего серьезного.
– Это хорошо. Когда она стала падать, я подумал, что она сломает себе шею.
Он моргнул.
– К счастью, этого не случилось. Он закинул громадную ногу одна на другую, устраиваясь поудобнее. Я тоже опустился в кресло.
– Это было очень умно, найти ее лошадь, мистер Крейн, – продолжал он.
– Никто не вспомнил о ней, а она так ее любит.
Я поерзал немного в кресле и промолчал.
Он внимательно осмотрел маникюр на руках и затем, резко вскинув голову, глянул на меня.
– Вы работаете здесь, мистер Крейн? «Ну вот, начинается, – подумал я. – Этот толстяк принимается за меня».
– Можно считать, что так. Он кивнул.
– Да… – Он помолчал. – Если вы работаете на нас, то почему вы не оформлены официально? Какую должность вы занимаете?
Я изобразил недоумение.
– Я так не говорил, мистер Джексон. Я работаю на полковника Олсона.
– Полковник Олсон нанял вас?
– Давайте я все объясню.
Я улыбнулся очень дружелюбно. Я, конечно, не собирался очаровывать его, но желательно было оставить у него хорошее впечатление.
– Полковник Олсон и я служили вместе в Сайгоне. Он летал на бомбардировщике, а я был его механиком. Я узнал, что он работает сейчас на мистера Эссекса, а мне надо было чем-то заняться. Нам было хорошо вдвоем, и я написал ему письмо и попросил его найти мне работу. Он ответил, что сейчас ничего нет подходящего, но если я свободен, то могу приехать к нему и помочь ему строить взлетную дорожку. Он сказал мне, что жилье и еда будет, а денег нет. Я могу это рассматривать как отпуск. Потом он обещал поговорить с управляющим, чтобы подыскать мне что-нибудь. Мне так надоело жить дома. У меня еще оставалось немного денег от моего армейского жалованья и мне очень хотелось повидать Парадиз-Сити, ну, конечно, и полковника Берни Олсона.., он такой замечательный человек. Вот так, мистер Джексон, я и оказался здесь.
Он несколько раз кивнул головой, закрыв глаза.
– Я боюсь, полковник Олсон сделал ошибку, пригласив вас сюда. Он не сможет найти вам здесь работу. Я промолчал.
– Это нарушает наши правила, – нахмурился он. – Возможно, вы не знаете этого. Все, кто работает на нас, застрахованы. А если с вами что-то случится на строительстве? Это подорвет репутацию нашей фирмы.
– Правда? – Я недоуменно посмотрел на него. – Наверни, полковник Олсон не подумал об этом, а я не знал.
Кажется, мое глуповатое лицо нравилось ему больше, чем дружеское и правдивое, так как кончики его губ поднялись вверх, пытаясь изобразить улыбку.
– Вот так, я все понял. Полковник Олсон, возможно, отличный пилот, но не деловой человек. Что вы конкретно делаете на стройке?
– Я работаю с О'Брайеном, слежу и ремонтирую двигатели бульдозеров. Негры ведь ничего не понимают в двигателях. Улыбка исчезла с его лица.
– Разве это не работа О'Брайена?
– Он занимается только взрывными работами. Полковник Олсон думает, что это ускорит стройку, если разделить эти обязанности. Я думаю, дорожка будет построена намного быстрее.
– Я тоже знаю о срочности постройки дорожки. Твердость его голоса предупредила меня, что я сказал лишнее.
– Конечно, мистер Джексон. Я просто пытался объяснить.
– Нам надо все уладить. Напишите заявление в контору и вас оформят на работу. Вам будут платить обычную, как всем, плату, и вы будете застрахованы.
– Спасибо за предложение, мистер Джексон, но мне оно не подходит. Я считаю себя в отпуске и не искал этой работы. Может быть, я повожусь немного с бульдозерами, но недолго. Мне просто приятно помочь полковнику Олсону.
Он выпрямился в кресле.
– Так вы не хотите работать с нами?
– Не как рабочий. У меня есть диплом инженера-авиамеханника.
Его брови удивленно приподнялись.
– Инженера-авиамеханика?
– Точно. До Вьетнама я работал в фирме «Локхид». Он начал покусывать ногти.
– Я посмотрю. – Он замолчал, а затем продолжил:
– Миссис Эссекс так благодарна вам, Крейн. Возможно, мы сможем подобрать вам работу по специальности. Это заинтересует вас? Я заметил, что он опустил слово «мистер».
Внезапно мне в голову пришла мысль, что он не стал бы терять на меня свое драгоценное время, если бы не «миссис Эссекс так благодарна вам». Я понял, что он был послан ко мне, чтобы наградить меня за поимку сбежавшей лошади. Это было только предположение, но очень вероятное.
– Это будет зависеть от работы и заработка. Он скинул ногу с ноги, и по выражению его лица можно было понять, что я ему неприятен.
– Вы сможете обслуживать «Кондор X»?
– Я квалифицированный инженер-авиамеханик, а это значит, что я могу разобраться в любом лайнере, имея бригаду помощников.
– Понятно. – Он поднялся на ноги. – Я посмотрю, что можно сделать. Вам хотелось бы работать на нас?
– Как я уже говорил, это зависит от работы и заработка. Он посмотрел на меня.
– Сколько вы получали у Локхида?
– Двадцать тысяч, но это было четыре года назад. Он кивнул. Я был уверен, что он позвонит туда и сам все узнает, но это совсем не беспокоило меня. Я работал там совсем молодым, и они были мною довольны.
– И, пожалуйста, держитесь в стороне от строительства, – заметил он, подходя к двери. – Отдыхайте дома, а я скажу управляющему аэродромом, чтобы вас не беспокоили. Мне надо поговорить с мистером Эссексом.
– Я не могу околачиваться вокруг без дела очень долго, мистер Джексон.
И опять он уставился на меня, как на змею под стеклом.
– Вы можете взять машину на время и съездить развлечься в город. – По его тону я понял, как он ненавидит свои же слова. – Сходите в контору. Мистер Маклин выделит вам немного денег. Это желание миссис Эссекс, – сказал он и скорчил гримасу.
Я невозмутимо посмотрел на него.
– Я благодарен ей за это.
Он вышел из домика, влез в автомобиль, управляемый шофером-негром в той же зеленоватой эссексовской форме, и они умчались прочь.
Из ванной вышла Пэм. У нее был удивленный вид.
– Никогда бы не поверила в это! – у нее захватило дух. – Не знаю, что подумает Верни? Я закурил и задумался.
– Джек! Верни будет в бешенстве. Опять она надоедала мне.
– Катись отсюда, крошка, мне надо самому подумать.
– Послушайте, – начала она, задрожав от злости, но я прервал ее.
– Ты слышала, катись отсюда, мне надо подумать.
– Верни сделал ошибку, – заметила она дрожащим голосом. – Мы найдем кого-нибудь другого. Уезжайте отсюда. Если вы действительно друг Верни, не подводите его и уезжайте скорее.
– Вряд ли вы найдете другого, – сказал я, – поэтому выметайтесь отсюда и перестаньте раздражать меня своими вопросами и воплями. Я останусь с Верни, раз обещал ему. Мне не надо рассказывать, какое дельце вы хотите обделать, но я отлично понимаю, что здесь много грязи, и Верни уже не тот человек, каким был прежде. Он нуждается в моей помощи.
И потом я рявкнул:
– Убирайся!
Она вышла, хлопнув дверью.
Я продолжал сидеть, покуривая.
И я думал о желанном теле, каштановых волосах и больших темно-синих глазах – о самой желанной, как мне казалось, женщине на земле.

***

Я пошел к мистеру Маклину, управляющему аэродромом, и захватил его как раз в тот момент, когда он собирался идти домой. Было уже семь часов вечера. Он окинул меня такими же холодными глазами, как у Джексона, потом заулыбался и с показной искренностью пожал мне руку.
– Ах, вы – мистер Крейн, – сказал он. – Я получил указание насчет вас от мистера Джексона. – Он слегка понизил голос при этом. Потом подошел к столу и достал большой белый конверт. – Вот вам конверт с благодарностью от фирмы Эссекса. Если вы захотите воспользоваться машиной, обратитесь в транспортный отдел, он открыт двадцать четыре часа в сутки, и вы получите любую машину.
Взяв конверт, я поблагодарил его, затем сказал, что машина мне понадобится, и вышел вместе с ним из конторы.
Он показал мне, где находится транспортный отдел, расположенный в сотне ярдов от нас, еще раз пожал мне руку и мы расстались.
Там тоже были предупреждены. Меня спросили, какую машину я предпочитаю. Долго не раздумывая, я попросил малолитражку. Мы договорились на «альфа ромео», и я уехал на ней к себе.
В конверте было пятьсот долларов и пропуска в три кинотеатра, в казино, в четыре ресторана, в два клуба и в три ночных клуба. На каждом пропуске было написано: «От фирмы Эссекс на два лица».
О'Брайена я застал за телевизором. Мне не пришлось его долго уговаривать использовать один из пропусков.
Мы здорово повеселились, и это ничего мне не стоило.
На обратном пути к аэродрому, около двух часов ночи, О'Брайен, бывший уже навеселе, заметил:
– Теперь я буду все время посматривать за лошадью миссис Эссекс, если она так вознаграждает за это. Вы это проделали здорово.
– Это врожденный талант, – ответил я, вылез из машины, вошел в свой домик и, раздевшись, повалился на кровать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
 красное сухое вино дору 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я