научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_dveri/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Конечно. Знаешь, Джек, я ужасно устал сегодня. Пойди лучше поговори с Берни. Он у себя в домике.
– Хорошо, – сказал я и двинулся к домику номер девятнадцать.
Эрскин оказался прав. Увидев Берни, открывшего дверь, я сразу заметил перемену в нем. Наконец-то тучи прошли и небо стало чистым. Он уже не казался подавленным и на губах его играла улыбка.
– Привет, Джек. Входи. Выпьешь с нами?
Войдя в домик, я заметил Пэм, которая была здесь.
– Я не хотел бы мешать. – Я поглядел на нее, она на меня и улыбнулась.
– Входите, входите, нечего хитрить. – Она откинулась в кресле. – Мы хотим быть вместе.., не так ли, Берни?
– Да, – сказал он и стал смешивать выпивку. – Пэм рассказала мне о прошлом вечере. Вы правы, Джек, ей надо было объяснить.
– О'кей… Давайте забудем об этом и поговорим о деле.
– Подождите. – Берни протянул мне виски со льдом. – Я хочу поблагодарить вас, и Пэм тоже вам благодарна.
Я с трудом поверил в это, но, взглянув на Пэм, заметил, что она улыбается совершенно безмятежно.
– Не надо, все это в прошлом. Мы же мужчины! Давайте лучше выпьем за вас, – и я поднял бокал.
Мы все выпили. Потом немного помолчали, а затем она сказала:
– Вы пришли вовремя, Джек. Я присел и повернулся к Берни.
– Кендрик разрешил, мне обследовать взлетную полосу. Поеду третьего числа.
– Да, вы правильно взялись за дело, – заметил он. – Вы знаете, мне даже в голову не пришло проверить посадочную полосу.
– Я уверен, что она в порядке, но это даст мне шанс установить, кто покупатель.
– Это так важно?
– Наверно. Мне не нравится Кендрик. Он может надуть нас. Если мы узнаем, кто его клиент, тогда мы уже сможем обойти его.
– Кендрик не будет обманывать нас.
– Будем надеяться, что нет, но я буду чувствовать себя спокойнее, зная, кто его клиент.
– Хорошо. У вас есть деньги, Джек?
– Мне нужно триста долларов. Я буду отсутствовать не более двух дней, это, в основном, плата за перелет в Мериду.
Он подошел к письменному столу и вынул из ящика пятьсот долларов. Кладя деньги в карман, я спросил:
– И еще одно. У вас есть пистолет, Берни?
– Зачем вам пистолет? – удивился он.
– Мы играем в опасную игру с динамитом. Кендрик ненавидит меня. Мало ли какой несчастный случай может произойти со мной при осмотре полосы. Без меня он почувствует себя намного лучше.
– Вы шутите, Джек?
– Если у вас есть пистолет, дайте его мне.
Он помешкал немного, а потом прошел в спальню и вернулся с пистолетом 38 калибра и коробкой патронов. Осторожно он протянул их мне.
– Спасибо, – поблагодарил я.
– Завтра я полечу с Эссексом в Лос-Анджелес. Мы вернемся назад в субботу вечером.
Я невольно взглянул на Пэм, а затем перевел взгляд на него.
– Давайте встретимся тогда в воскресенье в кафе-баре в 18.00, – предложил я. – Я как раз вернусь из Мериды и сообщу, как дела.
Он согласно кивнул.
– Я передам Гарри.
– Кендрику ничего не говорите. И он снова кивнул.
– И еще одно, Берни. Если я не вернусь до воскресенья, забудьте про все это дело. Не ввязывайтесь в него, это будет опасно. – И пошел к себе.
После душа и бритья оказалось, что еще только 20.22. Из домика Тима слышался звук телевизора. Я постучался к нему.
– Может истратим немножко денег вечерком? – предложил я ему, когда он появился на пороге.
– Конечно. Куда направимся?
– В город.
По дороге в город я как бы невзначай спросил:
– Ну, как дела на площадке?
– Хорошо, – ответил О'Брайен. – Никаких проблем, будет готова недели через три.
– Я слышал, что подобная посадочная полоса была построена около Мериды. Вы слышали про нее?
– В Мериде? Конечно, – откашлялся Тим. – Чертовски тяжелая была работа, но сейчас уже закончена. Мой приятель Билл О'Кассиди вроде доделал ее. Мне пришлось связаться с ним по телефону прошлым вечером, хотел посоветоваться насчет взрывов скальной породы. Билл один из лучших строителей в этой области. Он сказал, что не собирается задерживаться на Юкатане, так как сыт этими мексиканскими джунглями по горло.
– Но полоса-то уже построена?
– Конечно.
– О'Кассиди? Я знал Френка О'Кассиди. Может это его родственник?
– Возможно. У него был брат, служил во Вьетнаме, но его имя Син, служил в шестом десантном батальоне, получил орден, но все же погиб.
– Ну, это не тот человек. Я притормозил у казино.
– Пойдемте перекусим.
Позже, уже насытившись, я опять невзначай спросил:
– Ваш приятель О'Кассиди остановился в отеле «Континенталь»?
О'Брайен уже здорово набрался и подумал, что я просто веду болтовню для поддержания разговора.
– Он в «Шалко».
И как раз теперь к нам подкатились две тачки и спросили, не хотим ли мы немного развлечься.
Я спровадил их, пообещав развлечься с ними в другое время. Они, недовольно покачивая бедрами, удалились, а я подозвал официанта, рассчитался и встал.
– Пойдем баиньки, Тим, у вас завтра тяжелый день.
– Какая приятная пища! – Отдуваясь, встал. – Ну и повезло тебе, парень!
По дороге домой я решил вылететь в Мериду следующим утром. Оставив Тима в домике, я позвонил в аэропорт и заказал себе билет до Мериды на рейс 10.25 из Парадиз-Сити.
Я собирался на день опередить Кендрика, так как понимал, что лучше самому выяснить все на месте.

Глава 5

С аэродрома Мериды в помятом грязном «шевроле» меня доставили к отелю «Шалко». Водитель вообще был похож на школьника: длинные иссиня-черные волосы свисали у него до плеч, обтянутых бывшей белой рубашкой. Он постоянно высовывал голову из окна машины, приветствуя всех встречных шоферов.
Жара была неописуемая, и лило как из ведра. Сидя на продавленном сиденье машины, весь мокрый, я поминутно закрывал глаза в ожидании столкновений, но водитель легко увертывался от всех и гнал машину еще быстрее, и, в общем, благополучно довез меня.
Заплатив водителю мексиканскими деньгами, обмененными в аэропорту, я промчался сквозь дождь к дверям отеля. Он располагался на узкой окраинной улочке, был выкрашен в белый цвет, как и большинство домов в городе. Холл, уставленный кактусами, был довольно чистый, по углам стояли бамбуковые кресла и крошечный фонтанчик тихо шумел в центре, создавая видимость прохлады. За столиком администратора сидел толстый мексиканец, ковыряя в зубах спичкой.
– Комнату на сутки с душем, – попросил я.
Он пихнул ко мне засаленную книгу регистрации и бланк для полиции.
Покончив с формальностями, я двинулся внутрь. Тощий грязный бой подхватил мой чемодан.
– Мистер О'Кассиди здесь? – спросил я администратора, уходя.
Старик немного оживился и сказал что-то по-испански.
– Мистер О'Кассиди, – повторил я немного громче.
– Он в баре, – сказал бой и показал, где это. Его грязный палец указал на дверь справа. Дав парнишке полдоллара, я приказал ему доставить чемодан в номер. Мальчишка удивленно вытаращил глаза, так же, как и толстый старик, увидев такие деньги в его грязной ладони. Наверно, старик отберет их у мальчишки.
Покинув их, я вошел в крошечный бар. Тихо играла музыка, полная девушка с длинной косой сидела за стойкой, а в дальнем конце устроился мужчина, читающий «Геральд Трибюн».
– Виски со льдом, – заказал я, присаживаясь в середине стойки.
Услышав мой голос, мужчина сложил газету и взглянул на меня. Подождав, пока девушка подаст стакан, я повернулся в его сторону. Это был мужчина лет сорока – сорока пяти, крупный, с коротко подстриженными рыжими волосами, с плоским грубоватым лицом, где загар контрастировал с зеленью глаз. Это был тот же самый тип мужчины, что и О'Брайен, человек, на которого можно было положиться.
Подняв бокал, я сказал:
– Привет.
Широкая ирландская улыбка смягчила его лицо.
– Привет. Только что приехали?
Я передвинулся вдоль стойки поближе к нему.
– Меня зовут Джек Крейн. Выпьем вместе?
– Спасибо, – поблагодарил он за приглашение и кивнул девушке, заказав принести виски с содовой. – Билл О'Кассиди. Мы обменялись рукопожатием.
– Очень удачно. Тим О'Брайен просил заглянуть к вам. Он немного удивился.
– Вы знаете Тима?
– Знаю ли я его? Мы вместе провели вчерашний вечер. О'Кассиди взял бокал и кивнул головой на столик в углу. Мы перешли от стойки и уселись за столик.
– Эта барменша подслушивает, – заметил он, усаживаясь. – Ну, как Тим?
– Ничего, только вкалывает на строительстве этой посадочной полосы. Вы знаете об этом?
– Да. У него были неприятности, когда пошел скальный грунт. – О'Кассиди улыбнулся. – Ему еще повезло. Мне пришлось работать в болотах.
– Тим говорил мне.
– Хорошо, что это уже кончилось, и завтра я уезжаю. Черт возьми, не могу я быть больше в этой Богом забытой стране!
– Да, ужасная жара и дожди!
– Это только начало сезона дождей. Этот проклятый дождь будет лить теперь без перерыва два месяца. Хорошо, что работа уже закончена.
– О'Кассиди? – переспросил я. – Вы не родственник Сину О'Кассиди, награжденному орденом. Он выпрямился.
– Это мой младший брат. Вы знали его?
– Я сам был там. Встретил его однажды, кажется, в шестом десантном, правильно?
– Боже мой! – Он нагнулся, схватил меня за руку и яростно пожал ее. – Как тесен мир! Вы встречались с Сином?
– Было дело. Я не думал, что его наградят. Мы просто выпили вместе.
Он откинулся назад и нахмурился.
– Он был маленький, но отважный парень.
– Верно.
– Как вы сказали вас зовут?
– Джек Крейн.
– О'кей, Джек, давайте поедем за город. Это мой последний вечер здесь. Напьемся, закусим, хотя в такой жаре и пить не хочется. Прихватим парочку девочек… Как, вы согласны?
Я улыбнулся в ответ.
– Неплохо.
– Этот городок спит до 22 часов, жара. – Он взглянул на часы. – Сейчас 20.18. Пойду приму душ и давайте встретимся здесь в 21.45, о'кей?
– О'кей.
Мы взяли ключи от комнат. Старый мексиканец безучастно смотрел на нас. Моя комната была пятой после комнаты О'Кассиди. Мы разошлись. Мой чемодан лежал на кровати. Несмотря на открытое окно, в комнате было душно. Из окна было видно, как дождь хлестал на улице. Открыв чемодан, я взял свежую рубашку, брюки и прилег на кровать. Шум улицы и звон колоколов в церкви разрушил все мечты об отдыхе, а я так хотел вздремнуть. Я лежал и размышлял.
Позже я тоже принял душ и сменил одежду, но это мало помогло. В Мериде жили все, как в парной.
Спустившись в бар, я заказал виски со льдом. По крайней мере хоть здесь был вентилятор. Я уже просмотрел всю газету, когда О'Кассиди присоединился ко мне.
– Это последняя порция, которую вы оплачиваете себе сами, – заявил он. – Пойдемте, у меня машина у входа.
Пока мы бежала до машины, дождь успел промочить нас до нитки, но жара так же быстро высушила нашу одежду, пока мы доехали до ресторана. Также бегом мы проскочили до входа в ресторан.
Толстый добродушный мексиканец в белой форме обменялся рукопожатием с О'Кассиди и проводил нас в полутемную комнату, к счастью, с кондиционированным воздухом, к дальнему столику. В зале было около тридцати столиков, занятых изящными мексиканцами и тоненькими мексиканочками.
– Уже девять месяцев, как я в этом городе, и всегда ужинаю здесь, – сказал О'Кассиди, присаживаясь. Он помахал жгучему красавцу за стойкой бара, который в ответ только поднял руки, занятые миксером. Он покачал головой и повернулся ко мне.
– Девочки здесь какие угодно, но сначала давайте поедим. Вам нравится мексиканская кухня?
– Ну, если только не очень горячая.
Подали фрикассе по-турецки с острым томатным соусом. Соус поразил меня гаммой ощущений. Он был превосходен. Затем последовало мясо под еще более острой приправой. Во время еды мы разговаривали о Вьетнаме, о брате О'Кассиди. Я понял, что он уже достаточно расслабился, чтобы перейти, наконец, к делу.
– Могу я поинтересоваться посадочной полосой, которую вы построили, Билл? – осторожно спросил я.
– Конечно. Вы интересуетесь такими вещами?
– Я инженер-авиамеханик и все, что связано с самолетами, мне интересно.
– Неужели? Да, эта полоса была самая паскудная и тяжелая для строительства. Я никогда на строил в такой глуши. Прямо среди джунглей: лес, скалы, болота, змеи, да что там говорить.
– И все же вы построили ее? Он улыбнулся.
– Если мне платят за работу, то я ее выполняю. Но сколько раз мне хотелось плюнуть на все и смыться. Люди, работавшие вместе со мной, сводили меня с ума. Любой первоклассник умнее их в десять раз. Работало около тысячи человек, но за день они делали столько, сколько 20 трудолюбивых ирландцев запросто сделают. Шесть человек умудрились погибнуть при строительстве, всего-то за девять месяцев: одних укусили змеи, другие погибли при взрывах, а один угодил под падающее дерево.
– Но все же вы построили ее.
Он утвердительно кивнул и с гордым видом откинулся на спинку кресла.
– Да, я сделал это.
– Я помню во Вьетнаме строили нам посадочную полосу местные жители, – соврал я. – Первый же бомбардировщик разрушил ее и самолет разбился.
– Этого не может произойти с моей, я гарантирую, что «Боинг 747» может приземлиться на ней, а если я даю такую гарантию, то точно.
Необходимо было задать главный вопрос и я осторожно спросил:
– Какой же это дурак захотел построить взлетно-посадочную полосу в джунглях?
– А зачем вам это знать? – пожал плечами О'Кассиди. – В моем деле я научился не задавать лишних вопросов. Мое правило: закончил работу, получил деньги и сматывайся. Сейчас меня приглашают в Рио-де-Жанейро, удлинить полосу для летного клуба. Поеду завтра, работа легкая и простая. Выпьем бренди с кофе?
– Почему бы и нет?
Мы сделали заказ и закурили.
После некоторого колебания я продолжил:
– Это важно для меня, Билл, знать, кто финансировал строительство.
Он в упор посмотрел на меня.
– Важно? Почему?
– Я впутался в одно дело, о котором не могу говорить, – проговорил я. – Это связано с вашей полосой. Меня страшат неприятности и мне надо знать об этом как можно больше.
Принесли кофе и бренди.
Он бросил сахар в кофе, помешал ложечкой и задумался. Я не торопил его. Внезапно, как бы решившись, он пожал плечами.
– О'кей, Джек, только из-за того, что вы друг Тима и встречались с моим братом, да и я уезжаю отсюда, я сообщу вам кое-что о дорожке, но это не факты.., понимаете?
Я кивнул.
Он помолчал, осматриваясь вокруг, чтобы убедиться, что никто не обращает на нас внимания, склонился ко мне и, понизив голос, продолжал:
– Кажется, где-то собираются совершить переворот. По разговорам этих типов, работающих со мной, можно было понять, что что-то затевается. Это мое предположение, может быть, я ошибаюсь, но думаю все же что-то есть. Я чертовски рад, что сматываюсь отсюда завтра. – Он отпил бренди и продолжал:
– Строительство оплачивал какой-то Бониро Орсоко, крупный босс здесь. Он лидер левых экстремистов и страшно богат. Он может купить все, что угодно. С этого скрытого в джунглях аэродрома при наличии хорошего самолета он может держать наготове людей и оружие, чтобы ударить в нужный момент. – Он медленно выпил кофе. – Знаете, Джек, я, конечно, не знаю, но думаю, что полоса построена для этого.
– Спасибо. Вы сами встречались с Орсоко?
– Да. Каждый месяц он появлялся для проверки работы. – Лицо О'Кассиди скривилось. – Надоел он мне до чертиков.
– Может быть, вы мне посоветуете что-нибудь? О'Кассиди только свистнул.
– Он еще тот тип. Он крепкий, здоровый парень, глаза как у змеи. Очень опасный тип.
– Хорошенький человек, – искренне заметил я. О'Кассиди сделал еще глоток.
– Я не знаю, какое у вас дело, Джек, да и не хочу знать, но остерегайтесь его.
Две девицы присоединились к нам и мы начали пить по-настоящему, позже мы вроде бы были у них. В отель мы вернулись в 3.40 ночи.
– Ну и ночка! – простонал О'Кассиди, когда мы прощались. – Пока, Джек, я уезжаю рано.
– Спокойной ночи.
И больше я его не видел. Пройдя в номер, я упал на кровать и мгновенно заснул.

***

Около полудня я рассчитался в этом отеле и, взяв такси, переехал сквозь непрекращающийся дождь в отель «Континенталь». Это был один из лучших отелей в Мериде и холл был заполнен американскими туристами, закутанными в пластиковые плащи и галдящими, как на птичьем базаре.
Я приблизился к администратору и подождал, пока чета американцев ругалась с ним насчет чека. Наконец, исчерпав все аргументы, он повернулся ко мне.
– Заказ для мистера Крейна, – сказал я. Он застыл со вниманием.
– Счастлив приветствовать вас, мистер Крейн. Ваша комната номер 500, на верхнем этаже. Если вам что-нибудь будет нужно, позвоните. Мы всегда к вашим услугам, мистер Крейн.
Появился мальчишка в униформе, подхватил мой чемодан и прошел к лифту. Я последовал за ним и мы поднялись на пятый этаж. Открыв дверь напротив лифта, он ввел меня в большую гостиную, провел в спальню с королевской кроватью, где оставил чемодан, показал, где ванная, получил чаевые и удалился.
Я осмотрелся, предполагая, сколько же стоит плата за такой номер. Пройдя через гостиную, я через стеклянную дверь вышел на крытую террасу. И опять жара бросила меня в пот.
Человек склонился через перила, глядя вниз на слабое движение на улице. Когда я вышел, он повернулся ко мне.
Он был высок, строен, с густыми черными волосами, около сорока лет. Глаза его были прикрыты черными очками, из которых высовывался тонкий нос, нависая над узким ртом. Белая сорочка сверкала чистотой, также безупречными были кремовые брюки и ярко-красный галстук.
– Мистер Крейн? – спросил он, улыбаясь.
– Верно, – я пожал протянутую руку, твердую и сухую.
– Разрешите вам представиться. Я – Хуан Олестрия, зовите меня просто Хуан.., это легче. Я ждал, что будет дальше.
– Добро пожаловать на Юкатан, мистер Крейн, – продолжал он. – Я надеюсь, вы хорошо устроились здесь и, конечно, не против будете выпить.
Во всем-то этот тип был уверен сильнее меня самого.
– Нет, спасибо. Я уже немного выпил. Кто вы? Это на какое-то время обескуражило его, улыбка исчезла, но быстро опять появилась обратно, все такая же приторная.
– Ах, да. – Он повернулся и уставился на дождливые облака. – Такая жалость. Печальное время для туристов. Если бы вы прилетели пару дней назад, вы бы поняли, как прекрасен этот город. Может быть, присядем? – Он двинулся к удобному креслу и расположился в нем. – Вы спросили, кто я, мистер Крейн. – Он стряхнул невидимую пылинку с рубашки. – Я занимался работами по строительству полосы. Мне сказали, что вы хотите ее проверить.
Я остановился напротив него.
– Вот поэтому я здесь.
Он кивнул, глядя на меня снизу вверх.
– Садитесь. Вы уверены, что не хотите выпить?
– Мне нравится стоять и мне не хочется пить. – Я замолчал, закуривая. – Я представляю людей, поставляющих сюда самолет. Он стоит десять миллионов. Мы хотим доставить его в целости и сохранности, и пока я не убежусь, что полоса в порядке, мы не полетим.
Ему было неудобно сидя разговаривать со мной и он тоже поднялся.
– Мне все это сказали. Конечно, вы более компетентны, но я могу вас заверить, что дорожка замечательная. Но если вы настаиваете, вы можете решить сами.
Вид паука в ванной нравился мне больше, чем этот тип.
– Когда мы поедем?.
– После полудня вас устроит?
– Конечно.
– Тогда в три часа за вами заедут. Мы полетим на вертолете, сможете обследовать окрестности, затем мы сядем и вы проверите полосу. Боюсь, вы сильно промокните, но я возьму плащ для вас.
– Спасибо.
– Вам организовали ленч здесь, надеюсь, он вам понравится.
– Спасибо.
Он двинулся в гостиную.
– Может быть, после того, как вы отведаете блюда мексиканской кухни, освежитесь бокалом чилийского джулапа? Совершенно восхитительная вещь. – Он повернулся и опять улыбнулся мне.
– Я предпочитаю быть трезвым, – отказался я.
– Тогда договорились, мистер Крейн.
Мы еще раз обменялись рукопожатием и он исчез из номера тихо и бесследно, как змея.
Я закрыл дверь на веранду и включил кондиционер, затем подошел к холодильнику и налил себе виски с содовой.
Раздался стук в дверь и маленький мексиканец вкатил столик на колесах. Другой маленький мексиканец шел за ним с чемоданчиком в руке. Первый снял накидку со столика с едой, а второй поставил чемоданчик рядом. Они откланялись и удалились.
Мясо было превосходным. Съев его, я выпил бокал манго, а красное вино не стал трогать. Закурив, я открыл чемоданчик. В нем была короткая полиэтиленовая накидка, такие же брюки, капюшон и резиновые сапоги.
Я провалялся на кровати до 14.50, выкурив несколько сигарет, затем встал и достал из чемодана пистолет Берни. Я проверил его, зарядил и сунул в задний карман.
Ровно в три часа я спустился в холл. Администратор выскочил из-за стола и улыбнулся мне.
– Здесь вас ждет автомобиль, мистер Крейн. – Он проводил меня до выхода и передал швейцару с зонтиком в руках, который защищая меня от дождя, проводил до роскошного «кадиллака». За рулем сидел мексиканец в красивой голубоватой униформе с каменным выражением на лице.
Как только я уселся на заднее сиденье, машина рванулась с места. Это был замечательный водитель и, несмотря на оживленное движение, мы доехали до аэропорта за десять минут. Он проехал мимо здания аэровокзала и подкатил к вертолету. Прежде чем я вышел из машины, он уже стоял рядом с зонтиком в руке. Я вылез из машины, неся свое водолазное снаряжение, и оказался в вертолете, не получив почти ни одной капли.
Олестрия занимал одно из сидений за пилотом и опять по-змеиному улыбнулся мне, когда я усаживался.
– Ну, как вам понравился ленч, мистер Крейн?
– Спасибо, ничего.
Лопасти винта уже пришли в движение и через несколько минут мы уже летели над городом.
Олестрия показывал мне местные достопримечательности: дворец правительства, собор, национальный университет. Вылетев за город, мы двинулись на юг, внизу скользили богатые гасиенды и плантации. Гористая местность постепенно перешла в лес, а потом в джунгли.
Через час полета Олестрия объявил:
– Мы приближаемся к аэродрому.
Но глядя вниз, я ничего не видел, кроме моря деревьев.
– Я ничего не вижу.
– Он очень хорошо спрятан, – с гордостью сказал он.
И тут я увидел ее. Это было творение инженерной мысли: сплошная полоса бетона, протянувшаяся на две мили и рассекавшая стену джунглей. Она была выкрашена в грязновато-зеленый цвет и ее было невозможно заметить, если не искать специально.
– Великолепная работа!
Я склонился, смотря вниз, вертолет пролетел вдоль полосы и повернул назад.
– Мы думаем, что вы удовлетворитесь, – заметил Олестрия, – так как она подходит для вас.
– Скажите пилоту, чтобы он удалился на милю, а потом шел на посадку. Мне нужно осмотреть место снижения.
Олестрия сказал что-то пилоту.
На этот раз я был настороже и не прозевал начало полосы. Для такого пилота, как Берни, посадка не составит особенных проблем.
– Хорошо, давайте поглядим на контрольный пункт. Мы приземлились рядом с домиком контрольного пункта и я надел накидку. Все еще шел дождь. Олестрия вывел меня из вертолета и проводил в домик. Около часа я проверял приборы, необходимые для обеспечения посадки больших самолетов. Все было в порядке.
Больше всего меня забеспокоил персонал в контрольном пункте.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я