https://wodolei.ru/brands/Jacob_Delafon/escale/ 

 

Печенеги, которых было множество на берегу, бросились на русских, как только увидели их, и гордый, бесстрашный Святослав был убит в этом сражении. Один Свенельд и несколько воинов спаслись и рассказали киевлянам о смерти их государя.
Куря, князь печенегов, отрубил голову Святославу и из черепа сделал чашу, в которой подавали вино на его праздниках.

Таблица III
Семейство великого князя Святослава I Игоревича

Супруги:
1. Гречанка, пленная монахиня
2. Малуша, ключница великой княгини Ольги

Сыновья:
1. Ярополк
2. Олег
3. Владимир

Сыновья Святослава
972-980 годы

Святослав, уезжая в последний раз в Болгарию, разделил все государство свое на три части: старшему сыну - Ярополку - отдал он Киев; второму - Олегу - землю Древлянскую, младшему - Владимиру - Новгород. От этого разделения предки наши сделались очень несчастливы: вместо одного государя были у них три в одно время. Там, где распоряжается не один, а несколько начальников, дела идут всегда дурно. Я объясню вам, отчего это бывает. Несколько начальников не могут иметь одинаковый нрав, и часто что нравится одному, то сердит другого, а где ссорятся старшие, там и младшие не могут жить в дружбе. Хотя Святослав и приказал двум меньшим сыновьям уважать и слушаться старшего брата - Ярополка и оттого назвал его великим князем киевским , а тех - удельными князьями , но они худо исполняли приказание отца.
Прежде всего поссорились Ярополк и Олег. В этом виноват был старый воевода Свенельд, который ненавидел Олега за то, что он однажды на охоте убил - может быть, и ненарочно - сына его Люта. С тех пор он беспрестанно наговаривал Ярополку на Олега и наконец убедил его пойти войной в землю Древлянскую.
Олег, услышав, что брат идет на него, собрал своих воинов, но Ярополк победил их и заставил бежать. В этой суматохе они так тесно столпились на мосту у города Овруча, где жил Олег, что столкнули нечаянно князя своего в глубокий ров. За ним упало туда множество людей и лошадей. Несчастного раздавили насмерть. Ярополк, который хотя был легковерен и ветрен, но совсем не имел злого сердца, хотел непременно видеть брата, и ему показали тело его, покрытое ранами и кровью. Тогда бедный князь забыл, что он победитель: не слышал радостных кликов своих воинов, не чувствовал ничего, кроме ужасных мучений совести, плакал и рвал на себе волосы, но всей своей горестью и слезами не мог воскресить брата.
Владимир, князь новгородский, узнав, что Ярополк завоевал Древлянскую область, испугался и убежал из своей столицы к варягам, в ту землю, откуда приехал прадед его Рюрик. Ярополк скоро забыл убежавшего брата, а в Новгород послал посадников , или наместников своих, - таких людей, которые вместо него управляли этой областью.
Но Владимир недаром жил у варягов. Через два года он собрал там сильное войско и пришел в свой Новгород, выгнал оттуда посадников Ярополковых и послал их сказать брату, что он идет наказать его за смерть Олега. Между тем он знал, что у Ярополка была невеста, дочь князя полоцкого Рогнеда. Она была так хороша, мила и умна, что Владимир никак не хотел уступить ее брату и стал свататься за нее. Но Рогнеда уже обещала выйти за Ярополка. Как же ей можно было сделаться невестой Владимира? Она отказала. Владимир так недоволен был этим отказом, что пришел с войском в Полоцк, лишил жизни отца ее, двух братьев и женился на бедной Рогнеде. Каково же было ей выйти за такого человека, который был причиной смерти ее отца и братьев? Несчастная столько плакала и была всегда так печальна, что ее прозвали Гориславою.
Вскоре после свадьбы Владимир пошел к Киеву. Ярополк не посмел выйти с войском своим навстречу брату и затворился в городе. Здесь Ярополк опять потерпел от того, что слушался чужих советов и, не рассуждая, верил своим любимцам. Так, один из них, прельщенный дарами Владимира, посоветовал Ярополку уйти из Киева в маленький город Родню, лежавший близ Киева. Только он сделал это, Владимир вошел в Киев и окружил войском Родню. Тот же изменник начал уговаривать тогда Ярополка помириться с братом и отправиться к нему в киевский дворец. Ярополк послушался и в этом: поехал вместе с ним в Киев и потом во дворец брата. Только они вошли в сени, как два варяга бросились на Ярополка и умертвили его. Ужасно слышать, что брат погиб в доме брата своего! Но так часто случалось у народов, еще не знавших Бога истинного, у жалких идолопоклонников. Они считали долгом мстить за обиды, - и Владимир, наказывая одного брата за смерть другого, верно, думал, что исполняет дело, приятное его деревянным богам!

Таблица IV
Семейство великого князя Ярополка I Святославича

Супруга:
гречанка, ставшая потом супругой брата его Владимира

Крещение русского народа
980-988 годы

Можно ли было ожидать, чтобы этот князь Владимир, причинивший столько зла брату своему и бедной красавице Рогнеде, стал потом добрейшим государем и первым благодетелем своего народа? Вот какие чудеса может Бог делать с теми людьми, которые искренно раскаиваются и сожалеют о худых делах своих! С самого начала своего княжения Владимир старался победами и славою заставить народ свой забыть его прежнюю жизнь. Он завоевал у польского короля Галицию [ Поляки так же как и русские происходят от народа славянского. Племя их поселилось около реки Вислы и основало Польское королевство. Галиция была прежде польской областью.

], или города Червенские; победил болгар - народ, живший на берегах Волги; к северу увеличил Россию до самого Балтийского моря. Кроме этих завоеваний он старался прославиться и хорошими качествами: сердце его сделалось добрее, нрав спокойнее. Он очень любил народ свой, заботился о его счастье, мог уже не наказывать того, кто обижал его, мог даже прощать самых жестоких врагов своих, в числе которых была супруга его Рогнеда-Горислава. Эта несчастная государыня так много печалилась, что сделалась почти безумною от слез. Однажды она вздумала отомстить Владимиру за все горести, какие терпела от него, и уже вошла с ножом в руке в ту комнату, где спал он крепким сном. К счастью, Владимир вдруг проснулся и в первую минуту гнева хотел наказать смертью такое злодейство, но, увидев слезы маленького сына своего Изяслава и услышав трогательные слова [ Вот подлинные слова Изяслава переданные нам летописцами: «Отче! Егда един жити хощеши, приими меч сей, вонзи прежде в утробу мою, да не вижу аз смерти матери моея».

], которыми малютка просил помиловать мать, простил ее и по совету бояр построил на родине ее, в нынешней Минской губернии, новый город, назвал его по имени сына Изяславлем и отправил туда их обоих.
Чтобы успокоить совесть свою, которая все еще напоминала ему об убитом брате, Владимир приносил часто жертвы своим богам и даже сделал нового идола с серебряной головой. Но могли ли утешить его боги бесчувственные, как бы усердно он ни молился им? Нет, он начинал понимать, как и бабушка его Ольга, что такие боги не могут быть богами истинными, но не знал, какая вера лучше всех: в Киеве были и магометане, и иудеи, и римские католики, и греки. Каждый из них хвалил свою веру. Владимир, не зная, кого слушать, решил отправить десять человек в разные земли, чтобы узнать, какой народ лучше всех других понимает Бога истинного. Послы его объездили почти все государства европейские, и более всего понравилось им благочестие греков и святое служение в церквах их. С восхищением рассказывали они великому князю о вере греческой. Владимир радовался, что наконец может молиться Богу истинному, и предпочел принять христианскую веру от греков.
Но гордому князю русскому, привыкшему всегда повелевать, казалось унизительно просить крещения у греков, прежних врагов его отечества, и для того, отправляя послов в Константинополь к императорам Василию и Константину, он просил у них не одной веры христианской, но вместе с нею и руки сестры их, царевны Анны. Умный Владимир знал, что, сделавшись братом императоров, он мог уже не стыдясь называть их своими просветителями в вере истинной.
Греки еще со времен Олега начали бояться храбрых князей русских; Владимир же завоевал уже богатый город их Херсон [ Правильно - Херсонес.

] и угрожал идти с войском к Константинополю, если ему откажут в руке царевны. Итак, императоры должны были умолять сестру свою выйти за государя русского. Царевна горько плакала, желая лучше умереть, нежели расстаться с родными и отечеством, но Бог призывал ее просветить идолопоклонников, - могла ли она не повиноваться ему? Добрая царевна со слезами простилась с братьями и отправилась на корабле в Херсон, где ждал ее жених. Кроме придворных особ с нею поехало много священников для крещения Владимира.
Народ в Херсоне с радостью спешил на берег встретить прекрасную невесту, называл ее своею спасительницей, дивился ее красоте и приветливости. Но великий князь, с нетерпением ожидавший ее, не был так счастлив, как народ его: в то время у него болели глаза и он ничего не видел. Он мог только плакать о своем несчастье и благодарить царевну за жертву, которую она принесла.
Анна, как ангел-хранитель, посланный Богом Владимиру, просила его тотчас креститься. Великий князь послушал совета благочестивой невесты своей и за то щедро награжден был Богом. Как только епископ херсонский и священники константинопольские приступили к совершению обряда крещения Владимира и епископ возложил руку на новокрещаемого, больные глаза его открылись и он увидел храм Божий, где раздавалось святое пение, увидел прелестную невесту свою и вместе с нею упал на колени, благодаря Бога милосердного и всемогущего.
Бояре и дружина [ Так называли предки наши воинов и телохранителей княжеских.

] его, удивляясь такому чуду, также крестились в веру христианскую и потом весело праздновали свадьбу государя с царевной. Прекрасная Анна уже не плакала, как в то время, когда уезжала из Константинополя: она как усердная христианка радовалась, что избавила знаменитого супруга своего и народ его от ужасного несчастья быть идолопоклонниками, потому что с тех пор все русские начали креститься в веру христианскую.
Вот было чего посмотреть, когда великий князь возвратился с молодой супругой и со всем двором своим в Киев! Прежде всего он велел рубить и жечь всех идолов, а главного из них - Перуна с серебряной головой - бросить в реку. Потом приказал всем киевлянам явиться на другой день на берег Днепра. Священники освятили Днепр и начали крещение народа. Взрослые люди вошли в воду, маленькие дети были на руках отцов и матерей, между тем как на берегу стояли великий князь, супруга его, бояре и воины, окрещенные еще в Херсоне. Они стояли в тихом благоговении и усердно молились за новых христиан. В эту торжественную минуту Владимир поднял руки к небу и сказал: «Творец неба и земли, благослови сих новых детей твоих, дай им познать тебя, Бога истинного, и утверди веру их!»
Так крестились предки наши, и такое усердие к Богу видно было не в одном Киеве, но и во всем государстве Русском. Везде народ оставлял идолов и с радостью принимал веру христианскую.

Смерть Владимира Святого
988-1014 годы

Владимир после крещения еще более прославился добрыми делами. Он уже не думал о завоевании чужих государств, но всего более старался о просвещении своих подданных, заводил для них училища, строил церкви, заботился как отец обо всех бедных: на княжеском дворе его они могли во всякое время получать пищу и деньги; больным же, которые не могли выходить из домов своих, великий князь приказывал развозить съестные припасы - хлеб, рыбу, мед и даже квас в бочках. Он сделался наконец так милостив, что самых ужасных злодеев боялся наказывать смертью и позволял им откупаться от наказания деньгами. Такое денежное наказание называлось вира [ Однако Владимир скоро отменил эту виру, потому что священники объяснили ему, что Бог не только позволяет, но даже велит наказывать дурных людей, чтобы они не обижали добрых.

] и было тяжко для преступников, потому что деньги в то время были очень редки. Одним словом, все добродетели, которыми великий князь старался загладить прежние дурные поступки свои, были так велики и угодны Богу, что церковь наша назвала его Святым и Равноапостольным. Он заслужил это название, потому что с таким же усердием, как и Святые Апостолы, старался просвещать верою в Иисуса Христа своих подданных-идолопоклонников.
В старости добрый Владимир имел большое огорчение. Но прежде, нежели вы узнаете, какое было это огорчение, надо рассказать вам о семействе великого князя. Оно было очень велико, потому что до греческой царевны Анны, последней супруги его были у него еще жены. Вы помните, что одной была прекрасная и несчастная Рогнеда. От нее имел он четырех сыновей - Изяслава, Мстислава, Ярослава и Всеволода. От трех других - Вышеслава, Святослава, Мстислава, Бориса и Глеба. Кроме того, он еще усыновил Святополка, сына убитого брата своего Ярополка. Владимир называл этого племянника старшим сыном своим, потому что все родные дети его были моложе Святополка.
Все эти князья были еще маленькие, когда Владимир сделал их наместниками своими в разных областях государства и послал их туда с умными воспитателями, которых называли тогда пестунами . Им приказал Владимир управлять областями, пока вырастут сыновья его. Прошло много лет, все юные дети Владимира сделались храбрыми князьями. Один из них, Ярослав, управлял Новгородом. Новгородцы еще во время малолетства Святослава почитались народом беспокойным, и только умная княгиня Ольга могла усмирять их гордость. При Владимире они забыли опять долг свой к государю и захотели быть вольными. Ярослав, вместо того чтобы удержать непослушных подданных своего отца и государя от такого дурного поступка, взял их сторону и послал сказать Владимиру, что Новгород не намерен более платить ему обычную дань и не хочет быть под его властью.
Вы можете представить себе, каково было Владимиру услышать известие, что один из старших сыновей его осмелился не повиноваться ему! Тогда-то он понял, что не нужно было разделять Россию на многие уделы, тогда-то он почувствовал, какие ссоры и несогласия начнутся после смерти его. Эти размышления о несчастье отечества, без сомнения, были очень горестны для Владимира: он занемог и вскоре скончался в загородном дворце своем Берестове. Народ неутешно плакал о добром государе, бедные - о благодетеле. Долго рассказывали и в России, и в чужих землях о славном княжении Владимира I, много говорили о богатых пирах его и славных богатырях, которые отличились под его начальством. О приключениях их сочиняли много сказок, и теперь еще добрые крестьяне наши с удовольствием читают эти сказки и дивятся силе Ильи Муромца, Добрыни Новгородского, Рогдая и других богатырей Владимира. Сказки, при всех несообразностях своих, помогают истории, потому что в них виден нрав и обычаи того времени. В одном из «Посланий» [ К Воейкову.

] Жуковского есть описание, прекрасно изображающее время Владимира со всеми особенностями, отличавшими это славное княжение. Здесь вы услышите, милые читатели мои, и о богатырях его, и о многих чудах и чудесах, которым верили наши добродушные предки, услышите и песню, которую пела одна из княгинь русских, проводившая супруга своего на войну и горько плакавшая о нем. Поэт видит перед собою давно минувшие времена:

…Я вижу древни чудеса:
Вот наше солнышко-краса
Владимир-князь с богатырями;
Вот Днепр кипит между скалами;
Вот златоверхий Киев-град;
И бусурманов тьмы, как пруги,
Вокруг зубчатых стен кипят;
Сверкают шлемы и кольчуги,
От кликов, топота коней,
От стука палиц, свиста пращей
Далеко слышен гул дрожащий;
Вот, дивной облечен броней,
Добрыня, богатырь могучий,
И конь его Златокопыт;
Чрез степи и леса дремучи
Не скачет витязь, а летит,
Громя Зилантов и Полканов,
И ведьм, и чуд, и великанов;
И втайне девица-краса
За дальни степи и леса
Вослед ему летит душою;
Склоняся на руку главою,
На путь из терема глядит
И так в раздумье говорит.
«О ветер, ветер! что ты вьешься?
Ты не от милого несешься,
Ты не принес веселья мне;
Играй с касаткой в вышине
По поднебесью с облаками,
По синю морю с кораблями -
Стрелу пернатую отвей
От друга - радости моей» [
].
Краса-девица ноет, плачет;
А друг по долам, холмам скачет,
Летя за тридевять земель;
Ему сыра земля постель;
Возглавье щит; ночлег дубрава;
Там бьется с бабою-ягой;
Там из ручья с живой водой,
Под стражей змея шестиглава,
Кувшином черпает златым;
Там машет дубом перед ним
Косматый людоед Дубыня;
Там заслоняет путь Горыня;
И вот внезапно занесен
В жилище чародеев он;
Пред ним чернеет лес ужасный;
Сияет блеск вдали прекрасный;
Чем ближе он - тем дале свет;
То тяжкий филина полет,
То вранов раздается рокот;
То слышится русалки хохот;
То вдруг из-за седого пня
Выходит леший козлоногий;
И вдруг стоят пред ним чертоги,
Как будто слиты из огня, -
Дворец волшебный царь-девицы…

Не правда ли, много чудес было в княжение Красного Солнышка (так народ называл Владимира)? Эти чудеса, увеличиваясь в рассказах, переходивших от одного поколения к другому, проливают какой-то поэтический свет на все приключения того отдаленного времени. Не только важнейшие из них, которыми было так богато княжение Владимира I, но даже и обыкновенные, как, например, пиры и праздники при дворе его, имели в себе что-то особенное. На этих праздниках великий князь и семейство его угощали от души гостей своих и не сердились, даже если гости от больших кружек вина и меда делались очень веселы и говорили смело все, что думали. Так, однажды они сказали, что стыдно славному государю русскому подавать за столом деревянные ложки. Владимир, услышав это, приказал сделать для них серебряные и сказал при этом: «Серебром и золотом не достанешь верной дружины, а с нею я достану много серебра и золота».

Таблица V
Семейство великого князя Владимира I Святославича

Супруги:
1. Чехиня
2. Рогнеда, княжна полоцкая
3. Гречанка, вдова Ярополка
4. Чехиня вторая
5. Болгарка
6. Анна, греческая царевна

Сыновья:
1. Святополк
2. Вышеслав
3. Изяслав
4. Ярослав
5. Всеволод
6. Святослав
7. Станислав
8. Позвизд
9. Борис
10. Глеб
11. Мстислав
12. Судислав

Неблагодарность
1015-1019 годы

То, что предчувствовал Владимир перед смертью, исполнилось: несчастья детей его и России начались прежде, нежели его похоронили. Племянник его Святополк, которого он называл старшим сыном своим, был во время кончины его в Киеве. Этот гордый, злой и хитрый князь не мог простить Владимиру убийства отца своего Ярополка, и, несмотря на все благодеяния, которыми великий князь осыпал его и которыми старался загладить преступление своей молодости, Святополк оставался непримиримым врагом дяди. Как только он узнал о смерти его, тотчас объявил народу, что он государь киевский, и отправил четырех злодеев убить Бориса - любимого сына Владимира, которого отец незадолго перед кончиной послал с войском усмирять печенегов.
Борис был молодой человек, прекрасный душой и телом, кроткий, благочестивый, умный и храбрый. Он уже усмирил печенегов и стоял с войском в лагере при реке Альте, когда получено было известие о смерти Владимира и о новом государе киевском - Святополке. Огорченный Борис плакал о нежно любимом отце, молился о душе его и не думал обижаться, что двоюродный брат его завладел престолом; напротив, он даже молился за него в ту самую минуту, когда убийцы были уже в лагере и подошли к его палатке. Они услышали нежный голос Бориса, читавшего молитвы, и задрожали так, что должны были остановиться. Но голос вскоре замолк: Борис кончил молитву и лег в постель. Тогда злодеи осмелели, вбежали в палатку и убили доброго князя и верного отрока [ Отроками назывались телохранители князей.

] его Георгия. Святополк наградил четырех убийц, которые так удачно исполнили его поручение, и, может быть, их же отправил к другому сыну Владимира, князю муромскому Глебу. И этот князь, во всем похожий на брата своего Бориса и искреннейший друг его, был так же убит подкупленным злодеем, который назывался Торчин. Тело его положено было вместе с телом Бориса, и оба брата признаны церковью нашей Святыми. Но для жестокого Святополка казалось мало погубить двух братьев: он приказал убить и третьего - Святослава, князя древлянского.
Такие злодейства не могли оставаться долго без наказания. Ярослав, князь новгородский, отомстил убийце трех братьев своих. Он нанял варягов, вместе с ними и новгородцами пришел к Киеву и на полях Альты, на том самом месте, где погиб Святой Борис, победил неблагодарного брата своего.
Святополк убежал далеко от отечества, в густые леса Богемии, но и там совершенные им преступления беспрестанно представлялись ему. Мысль о них так мучила совесть его, что наконец он лишился рассудка и умер на чужой стороне, без родных и друзей. Никто не плакал и даже не сожалел об этом несчастном князе, и все называли его Окаянным.

Таблица VI
Семейство великого князя Святополка I Владимировича Окаянного

Супруга:
дочь короля польского Болеслава I

Великий князь Ярослав I Владимирович
1019-1054 годы

Ярослав Новгородский, победив Святополка, вошел в Киев и сделался один великим князем почти всей России. Толь- ко два княжества не принадлежали ему - Тмутараканское, лежавшее на берегу Азовского моря, и Полоцкое. В Тмутараканском княжил последний оставшийся в живых брат его Мстислав, прозванный Удалым, а Полоцкою областью владели дети старшего брата - Изяслава, того самого, который, будучи еще ребенком, спас мать свою Рогнеду от гнева государева и смерти.
Мстислава недаром называли Удалым: он был очень храбр, силен и любил войну. Народы, жившие около владений его, скоро испытали это: он победил хозаров и касогов и прослыл таким знаменитым победителем, что ему казалось уже стыдно быть государем одной только Тмутараканской области. Он пошел с покоренными народами к Киеву. Ярослав прибегнул опять к помощи варягов и вместе с ними и со своей собственной дружиной встретил брата у города Листвена, в Черниговской губернии. Началось сражение. Оба войска были храбры, ни одно не хотело уступить другому победы; наконец счастливый Мстислав, никогда не знавший неудач, и в этот раз остался победителем. Но он не поступил так, как поступали в то время все люди храбрые и сильные: он не воспользовался своим счастьем, не присвоил себе всех владений брата, а предложил ему помириться и разделить Россию на две части: Ярославу, как старшему, он отдал Киев, себе взял Чернигов. Днепр был границей между владениями их: все земли, лежавшие по левую сторону этой реки, принадлежали Мстиславу, все на правой стороне - Ярославу.
Настало спокойное время для России: примирившиеся братья уже никогда более не ссорились, но оба заботились о счастье своих подданных. Через десять лет после их мира Мстислав заболел и вскоре скончался. После него не осталось наследников, и Ярослав, получив в свое владение часть брата, сделался один государем России.
В его княжение отечество наше очень прославилось. Это был князь умный, храбрый, богобоязненный, справедливый, который думал не столько о завоеваниях и победах, сколько о счастье своего народа. И так как он знал, что нельзя быть счастливым без веры в Иисуса и просвещения, то старался, чтобы подданные его были истинными христианами: велел переводить священные книги с греческого на славянский язык, даже списывал сам многие из них для народного употребления; заводил училища в городах; уговаривал подданных отдавать туда детей; вызывал из иностранных государств художников для украшения церквей и дворцов киевских; собрал все законы, по которым предки его управляли землей Русской, и приказал написать их - это была первая книга законов, она есть и теперь и называется «Русской Правдой». Одним словом, слава его имени была так велика, что и отдаленные государи уважали знаменитого князя русского и считали за честь быть его союзниками и родственниками: король французский Генрих I женился на одной из дочерей его - княжне Анне, другая была за королем венгерским, а третья - за Гаральдом Смелым, принцем норвежским, ставшим впоследствии королем.
Замужество этой последней княжны особенно любопытно в отношении историческом и доказывает, какое почетное место занимал Ярослав между государями тогдашней Европы. Гаральд в молодости оставил отечество и приехал служить ко двору Ярослава. В это время у великого князя русского расцветали три прелестные дочери - Елизавета, Анна и Анастасия. Молодой принц восхищен был первою, но, едва начав службу свою и не успев еще отличиться подвигами, он не смел думать о руке ее: государь столь могущественный, как Ярослав, мог обещать дочь свою только такому принцу, который был бы известен своею славой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
загрузка...


А-П

П-Я