научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/rakoviny/vstraivaemye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она не сделала ни того, ни другого.
– Я ищу Лейна, потому что люблю его, мисс Симмонс. И у меня есть основания полагать, что он тоже любит меня.
Если Присцилла Симмонс и была шокирована или рассержена этим признанием, она и виду не подала. Она только улыбнулась неторопливой понимающей улыбкой и проговорила:
– Если он вас любит, миссис Маккенна, значит, вы необыкновенная женщина. Поздравляю вас, – Присцилла одарила ее улыбкой и добавила: – Буду рада сделать все, что смогу, чтобы помочь вам найти его.
Рейчел с облегчением поднялась и приготовилась уходить.
– Я не знаю, сколько может стоить подобный заказ, мистер Джонсон, но…
– Поскольку это особый случай, прошу вас не беспокоиться о гонораре, миссис Маккенна. Мы не возьмем с вас ни гроша, пока не выследим Лейна. Если выследим. Единственное, что мне нужно знать – как с вами связаться.
– Пока я снимаю номер в отеле «Виндзор».
– Чудесно. – Взяв молодую женщину за руку, Бойд подвел ее к двери. – Ни о чем не беспокойтесь. Как только выйдем на след, мы с вами свяжемся.
Рейчел простилась с Присциллой и уже у самых дверей на секунду остановилась.
– Благодарю вас, мистер Джонсон. Лейн очень высоко о вас отзывался. Я считаю, что вы спасли ему жизнь, когда взяли его в «Агентство». И я совершенно уверена, что вы его найдете.
Бойд нахмурился.
– Надеюсь, мы оправдаем ваши ожидания.
Стояло бабье лето, и солнце отбрасывало длинные тени поперек главной улицы невзрачного городишки – животноводческого центра в штате Айдахо. Этот городишко ничем не отличался от любого другого такого же пятнышка на карте западных штатов и территорий. Лейн вздохнул от скуки, вызванной одиночеством и однообразием дней, и терпеливо продолжал ждать, стоя в тени между лавкой мясника и шляпным магазином. Он вытащил из кобуры свой «Смит и Вессон», проверил, в каждом ли гнезде барабана есть патрон, и опять спрятал его в кобуру.
– Выходи, Кэссиди, – раздался знакомый вызов, но голос был незнакомый.
Лейн опять вздохнул и вышел из тени. На улице не было ни души, хотя несколько отчаянных горожан приклеились к прилавкам и окнам, побуждаемые любопытством и страстью к кровавым зрелищам.
Давайте покончим с этим.
Он попытался избавиться от всех мыслей, попытался не думать о той, чей образ преследовал его днем и ночью. Он попытался изгнать из головы Рейчел – такую, какой он видел ее в последний раз, с синими глазами, измученными болью и предательством. Он попытался не думать о том, как вырос Тай за эти два месяца, и сколько раз спрашивал он у матери о нем, Лейне.
Думать о них сейчас он никак не мог себе позволить. Он не мог себе позволить сосредоточиться ни на чем – кроме незнакомого человека в дальнем конце улицы, не имеющего имени, но пославшего ему вызов, на бездушной особи, у которой не было ни малейшего повода убивать Лейна, кроме возможности прославиться этим поступком.
Выходя на середину улицы, Лейн опустил на глаза поля шляпы.
– Я скажу маме, что хочу черную шляпу, точно такую же.
Лейн не был уверен, что он в точности запомнил эти слова, но знал, что никогда не забудет, что он при этом чувствовал. Он закрыл глаза, чтобы отогнать опасные воспоминания, потом быстро открыл их. Если он не будет осмотрителен, сказал он самому себе, ганфайтер в дальнем конце улицы наверняка закроет их навсегда.
– Вы – мой лучший друг, Лейн.
Лейн, стоявший подбоченясь, опустил руки и пошел навстречу незнакомцу.
– А разве это возможно?
Он увидел Рейчел, прижатую к тюремной стене, почувствовал, как ее нога обвивает его бедро, почти ощутил вкус ее губ.
– Дерьмо.
Еще три больших шага. Солнечный луч блеснул в темной воде сточного желоба. Лейн прищурился, чтобы лучше видеть ганфайтера.
Он почувствовал, как пальцы Рейчел перебирают его волосы.
– Волосы у тебя отросли уже до воротника.
– Подстрижешь меня, когда я выйду отсюда.
Он так и не постригся, теперь это не имеет значения.
Еще два больших шага, и он остановился. Согнув правую руку, он скрючил пальцы, а потом расслабил их.
Он мог ждать хоть весь день, пока человек в дальнем конце улицы не пошевелится. Идти Лейну было некуда.
– Пока ты не вернулся, я жила только наполовину.
– А теперь, милая моя Рейчел, я вообще никак не живу.
Теплый ветер взметнул уличную пыль и закрутил ее маленькими смерчами возле угла того дома, где размещалась тюрьма. Высокий, худой бродяга, вознамерившийся покончить с Лейном, был одет в длинный брезентовый пыльник. Ветер играл полами пыльника, вздувая их, и от этого Лейну было трудно следить за движениями ганфайтера.
Тот сделал едва уловимый жест. Просто вздохнул и взмахнул запястьем.
– Я умру счастливым человеком, потому что я любил тебя.
Он был счастлив. Когда-то. Очень недолго. Движением, которое было быстрее мысли, пальцы Лейна коснулись кобуры и погладили рукоятку «Смита и Вессона». Сжав ее и выхватив револьвер из кобуры, Лейн положил указательный палец на спусковой крючок. И тут же прицелился и выстрелил.
Оба револьвера рявкнули одновременно.
Пуля просвистела у его головы и срикошетила от полосатого столба, рядом с которым стоял Лейн. Незнакомец медленно согнулся и упал в пыль. Лейну не нужно было видеть рану. Он знал, что попал в самое сердце этого незнакомого человека.
Он сунул револьвер в кобуру и повернулся спиной к толпе, которая уже собиралась вокруг тела, распростертого в пыли. Отдавшись на волю судьбы, Лейн пошел по направлению к тюрьме.
19
– Мне очень жаль, миссис Маккенна, но мы не нашли никаких следов. – Бойд Джонсон сунул руки в карманы.
От этого машинального движения распахнулся его клетчатый пиджак, и стал виден жилет, вышитый золотой и серебряной нитью.
Рейчел смотрела, как он стоит, покачиваясь с пятки на носок, и смотрит на все, что есть в гостиничном номере, – на все, кроме нее. С тех пор, как она пришла в его контору и обратилась за помощью, прошло три недели. Раз в неделю Джонсон сообщал ей о результатах поисков. Лейн Кэссиди исчез бесследно.
– Вы обдумали, что будете делать дальше?
Вопрос Бойда соответствовал ее собственным мыслям. Когда выяснилось, что ей, Дельфи и Таю придется пробыть в Денвере какое-то время она пошла искать место, и ей самым чудесным образом повезло: ее попросили заменить учительницу, сломавшую ногу. И все же жить в «Виндзоре» было очень дорого. Если они останутся в Денвере, нужно подыскать постоянное жилье.
– Мы не можем до бесконечности жить здесь, – сказала молодая женщина. – Таю нравится школа и городская суета, но ему нужен дом, ему нужно где-то играть.
Рейчел откинулась на блестящую ярко-зеленую обивку изящного диванчика и вздохнула. Бойд подошел к камину, где развели небольшой огонь, чтобы согреть комнату. Над городом собиралась снежная туча, небеса стали такими же мрачными, как настроение у Рейчел. Когда установится зима, переезжать будет труднее.
– Надежда еще есть, потому что я не связался еще со своими людьми в Айдахо и Вайоминге, – продолжал Бойд.
– Могу я попросить вас кое о чем, мистер Бойд?
– Конечно, – он обеспокоенно пошевелился, одернул полы пиджака, прикрывая объемистый живот, и приготовился слушать.
– Если кто-то из ваших агентов отыщет Лейна, а он не захочет иметь со мной дела, вы мне скажете об этом, хорошо?
– Миссис Маккенна, я, наверное, неисправимый романтик, но если бы дело обстояло таким образом, я был бы с вами совершенно откровенен. Однако пока что никто не смог обнаружить следов Лейна. Но это еще не значит, что дело проиграно.
– Мне нужно устраивать свою жизнь, мистер Джонсон. Моя служба временна, она окончится после каникул. Нам очень понравился город, особенно опера. Тай в восторге от зоопарка. Отели великолепны – боюсь, слишком великолепны для моего кошелька.
– Я так понимаю, что в недалеком будущем вы должны принять какое-то решение. На самом деле, я удивлен тем, что мы до сих пор не нашли Лейна. По правде говоря, я рад, что он не попал в конце концов в нашу картотеку преступников.
– Но если… если что-нибудь случится с ним, вы будете знать об этом?
– Скорее всего.
Рейчел улыбнулась.
– Тогда я думаю, что нам ничего не остается, как подождать еще немного.
Котелок Джонсона стоял на боковом столике. Когда сыщик протянул за ним руку, Рейчел встала, чтобы проводить его до дверей.
– С вами ничего не случится? – спросил он, стоя на пороге.
В его глазах кофейного цвета была тревога, и Рейчел почувствовала к нему признательность.
– Ничего, конечно. Например, я только что говорила Дельфи, что нам нужно одеться и пообедать для разнообразия внизу, в ресторане. Когда находишься среди накрахмаленных скатертей, прекрасного фарфора и хрусталя, не говоря уже о тонких блюдах, это очень поднимает настроение.
– Я рад, что неудача вас не обескуражила, – проговорил Бойд.
– Я уже пережила достаточное количество трудных периодов, мистер Джонсон, чтобы понимать, что я могу пережить и этот.
Неделями она размышляла о своем положении. У нее были деньги за проданный дом и унаследованная от родителей некоторая сумма про черный день. Должность учительницы вернула ей чувство независимости, которого она не знала с тех пор, как вышла за Стюарта. Она, Дельфи и Тай быстро привыкли к новой жизни. Она очень отличалась от жизни в Ласт Чансе, и легкость, с которой они к ней приспособились, доказывала Рейчел, что они могут устроиться где угодно.
Ее измученное сердце больше не ныло при виде человека, которого можно было принять за Лейна, оно больше не чувствовало острой боли, когда ее охватывали мучительные воспоминания о том времени, что они были вместе. Но если бы она могла сама сочинить свою судьбу, она хотела бы, чтобы Лейн был с ней как можно дольше.
– Я всегда к вашим услугам, – пообещал Бойд.
– Я буду ждать, – сказала она.
Услышав, как за Бойдом захлопнулась дверь его конторы, Лейн отвернулся от замерзшего окна, молча бросил взгляд на Джонсона и не поздоровался.
– Ну, долго же вы заставили себя ждать, – сказал Лейн, рассматривая три верхние пуговицы своего черного пыльника и не садясь на стул, предложенный Бойдом.
Бойд долго стоял и рассматривал Лейна с величайшим вниманием. Сунув руку в карманы, он покачался на каблуках.
– Черт побери, Кэссиди! Если б я знал, что ты заявишься без предупреждения, я бы сидел здесь безвылазно. Из-под какой лавины ты выбрался на этот раз?
– Долгая история.
– У меня есть время.
– А у меня нет. Что вы хотите от меня? Ваш агент сказал, что это жутко срочно. Я добирался сюда три дня.
Лейн с удовольствием стряхнул бы с себя это угрюмое, язвительное настроение, но с тех пор, как он уехал из Ласт Чанса, он совершенно утратил всякое добродушие.
Бойд уселся за стол с таким видом, словно к его услугам вечность, – чем вызвал страшное раздражение Лейна, – и протянул руку за сигарой. На губах его играла улыбка.
– Не хочешь ли сигару?
– Вы знаете, что я не особенно люблю вкус грязных носков во рту.
Лейн подошел к окну и уставился на вереницу экипажей, двигавшихся по шумной улице. Оттуда, где он стоял, он мог любоваться только шляпами многочисленных прохожих. Горожане, спешащие по делам, казались Лейну еще более безликими, чем обычно, теперь, когда они кутались от сильного холода.
Бойд зажег спичку, попыхтел, раскуривая сигару, и откинулся в кресле. Потом сказал, глядя на сигару:
– Не знаю, чего тебе не хватает.
– Давайте ближе к делу.
Лейн только что приехал в Денвер и страшно хотел отсюда уехать. В последнее время нетерпеливость стала ведущим началом в его жизни.
Бойд положил ноги на край стола, глубоко затянулся и выпустил облачко ароматного дыма Потом самодовольно улыбнулся.
– У меня есть для тебя работа. Не постоянная. Так, на один заход.
Лейну очень хотелось направиться к двери. Бойд куда-то клонит, это ясно.
– Наймите кого-нибудь другого.
– Никто не сделает это лучше, чем ты.
– Да разве нельзя найти кого-то достаточно импульсивного и недисциплинированного, кто бы взялся за это?
– Скажем так: именно для этого дела и требуется присущие тебе качества. – Джонсон окинул молодого человека оценивающим взглядом с ног до головы, включая волосы и одежду. И продолжал, указывая сигарой: – Волосы можно было бы и подстричь. Ты похож на метиса с этими патлами до самых плеч.
Подняв руку, Лейн обхватил ею волосы, завязанные в толстый хвост у самой шеи. Бойд может придираться сколько угодно. Длинные волосы стали для Лейна неким символом, напоминающим о том, что он утратил. Он не собирается их стричь.
– Да и бритвой можно было бы воспользоваться. От этой щетины вид у тебя еще более мрачный, чем всегда. Но может, ты именно этого и добиваешься.
Лейн пожал плечами.
– Меня это ни в коем смысле не волнует.
– А тебя вообще что-нибудь волнует?
– Не особенно. Что вы хотите, чтобы я сделал?
Лейн надеялся, что ему поручат опасное дело. Опасность – вот чего он искал в последнее время. Холодная угроза смерти – это единственное, что напоминало ему, что он еще жив.
Бойд сбросил ноги со стола и порылся в стопке бумаг. Вытащив парочку, он просмотрел их, затем еще порылся и, больше никуда не заглядывая, сообщил Лейну подробности.
– Мне бы хотелось, чтобы ты пошел сегодня вечером около восьми часов в отель «Виндзор». Ты встретишься с клиентом в ресторане.
– Я не одет для ресторана.
– Это не имеет особого значения. Когда ты войдешь в контакт…
– С кем именно я должен войти в контакт?
– С одним человеком. Ты уже имел с ним дело.
– Тогда к чему эта таинственность?
– Скажем так: это дело требует особого подхода с твоей стороны. Ты должен завершить его. – И Бойд добавил, словно почувствовав, что Лейн вот-вот заартачится: – Ну, побалуй старика, ладно?
– Хорошо, положим, я встречусь с этим таинственным клиентом. Что тогда?
– Инстинкт тебе подскажет.
– Здешнее начальство считает, что мои инстинкты не очень-то хорошо мне подсказывают. Неужели вы не боитесь, что я начну пальбу прямо в ресторане «Виндзора»?
– Ты поймешь, что нужно делать, я уверен.
– Сегодня в восемь вечера?
– Ровно в восемь.
Улыбка Бойда навела Лейна на мысль, что он только что сунул ногу в хорошо замаскированную ловушку.
– Если я не захочу за это браться, я уйду…
– Это твое дело, но клиент просил, чтобы пришел именно ты. Я только хочу пойти ему навстречу. – Рассеянно отложив сигару, Бойд внимательно посмотрел на молодого человека. – Если не считать этих волос и глаз, которыми можно расплавить железо, если ты будешь особенно долго на него смотреть, надеюсь, у тебя все в порядке?
Лейн стряхнул ниточку со шляпы, провел пальцем по переливчатой ярко-зеленой ленте.
– Угу. У меня все в порядке. – И счел себя обязанным добавить: – Я не держу на вас зла, Бойд. Вы это знаете. Просто у меня в голове засела парочка мыслей, одолеть которые может только время. Я ценю ваше предложение, но если я не смогу работать с этим клиентом, я уеду завтра же утром.
– Понимаю. Если мы больше не увидимся, смотри в оба.
Лейн надел шляпу и взялся за дверную ручку. Он бросил через всю комнату взгляд на Бойда. Он многим обязан этому человеку. Когда-то он жил совершенно бесцельно, а Бойд указал ему цель в жизни. Бойд достоин большего, чем простого «до свиданья».
Вздохнув, Лейн подошел к столу.
– Дайте мне перо и чернила, я напишу, где меня можно найти, если я вам опять понадоблюсь, – сказал он.
Джонсон пододвинул к нему стеклянную чернильницу и ручку, порылся в пачке бумаг и извлек оттуда чистый лист. Склонившись над столом, Лейн написал, что хотел, и отдал листок Бойду. Потом пошел к двери.
– Берегите себя, Бойд.
Когда дверь закрылась, Бойд посмотрел на адрес, написанный Лейном, и улыбнулся.
Поскольку из-за плохой погоды большинство постояльцев решили провести вечер в стенах отеля «Виндзор», ресторан отеля был переполнен. На каждом столике лежала белая скатерть из Дамаска, превосходно отглаженная, с длинной складкой посередине. В центре каждого стола стояла многоярусная серебряная ваза, наполненная тепличными цветами. По обеим сторонам вазы стояли красивые свечи.
Рейчел подняла свой стакан с водой, отпила глоточек и поставила его на место, решив понаблюдать за обедающими, пока им с Дельфи и Таем подадут главное блюдо. Ресторан, как уже отмечалось, был переполнен – он славился своей кухней. Наших героев окружали нарядные посетители – леди в атласах и шелках, сопровождаемые хорошо одетыми мужчинами, некоторые из которых были в приталенных фраках и белых накрахмаленных рубашках с бриллиантовыми запонками.
Дельфи наклонилась к Рейчел.
– Ни одна из этих леди не достойна держать для вас свечу. Это ваше платье винного цвета так чудесно подчеркивает цвет лица! Я все равно думаю, что вы немного худенькая, но этого не было, когда… ну, тогда, в августе.
Рейчел почувствовала, что краснеет от комплиментов Дельфи. Портниха убедила ее, что муар глубокого винного цвета, отделанный черными кружевами, пойдет к ее темным волосам и подчеркнет контраст волос и синих глаз. Молодая женщина купила это платье и теперь часто представляла себе, что когда-нибудь наденет его для Лейна. Она по-прежнему жила своей мечтой.
Взглянув на свое маленькое семейство, Рейчел почувствовала, как ее сердце наполнилось гордостью. Волосы у Тая приглажены, хотя вихор и не поддался воздействию масла для волос. Дельфи разодета в шелковое платье цвета морской волны, почти такое же великолепное, как у самой Рейчел. Дельфи уже превратилась скорее в компаньонку, чем в экономку.
– Мама!
Плечи Тая едва возвышались над столом. Зажав в руке вилку, он нетерпеливо дожидался, когда подадут ростбиф и йоркширский пудинг.
– Что, дорогой?
– Как ты думаешь, завтра снег будет лежать на земле, когда я утром встану? С тех пор как мы приехали сюда, мне хочется прокатиться в кебе.
– Если будет снег, мы обязательно возьмем кеб.
Он поднял в восторге вверх обе руки и вилку.
Она ласково шикнула на него, прежде чем он успел выразить свою радость громким криком, и они замолчали, потому что появился официант. Рейчел взглянула на кусок запеченного филе форели с соусом «Мадейра», надеясь, что он возбудит аппетит, исчезнувший у нее с тех пор, как Бойд днем сделал ей последнее сообщение.
Рейчел взяла вилку. Дельфи рассуждала о том, как повар приготовил барашка с каперсами, которого она заказала. Рейчел уже было проглотила кусочек, как вдруг увидела, что к ней направляется молодой красивый джентльмен. Лицо у него было круглое, но не пухлое, глаза серо-голубого цвета. Он был хорошо одет, среднего роста, и, внимательнее посмотрев на него, Рейчел решила, что ему, вероятно, не больше двадцати лет.
У Рейчел похолодели руки и свело желудок, и она уже приготовилась оборвать все возможные заигрывания, как молодой человек остановился у ее стула и поклонился с восторженной улыбкой.
– Простите, мэм, что помешал вам.
– Ничего страшного.
С виду он был довольно добродушен. Довольно красив. Довольно искренен. Но слишком уж молод. И он не был Лейном. Рейчел решила сказать ему, что ей льстит его внимание, но она не ищет ничьего общества.
– Моя жена ужасно восхищена вашим веером, – сказал молодой человек, указывая на сложенный веер, который Рейчел положила на угол стола.
Этим веером она гордилась как одной из своих лучших работ – пластинки из отполированной слоновой кости были аккуратно покрыты шафрановой краской, а на шелке были мелким жемчугом вышиты раковины.
– Вашей жене? – у Рейчел гора с плеч свалилась.
Джентльмен указал на хорошенькую молодую женщину в платье цвета зеленой мяты и перчатках до локтя. Казалось, она недавно вышла из классной комнаты, так она была молода.
– Мы только что поженились, – добавил он с робкой улыбкой.
Рейчел так обрадовалась, что у красивого незнакомца есть жена, что тут же схватила веер и протянула ему.
– Пожалуйста, возьмите его, пусть это будет подарок, – просто сказала она.
– Что вы, я не могу, – запротестовал молодой человек. – Если вы скажете, где вы его купили, я куплю жене такой же.
Рейчел еще раз взглянула на молодую блондинку и помахала ей рукой, а потом повернулась к джентльмену.
– Это невозможно, поскольку я сделала его сама, – сказала она. – Мне ничего не стоит сделать другой такой же. Я настаиваю. Пусть он будет у вашей жены.
Наконец, поддавшись на уговоры, молодой человек взял веер и низко поклонился.
– Просто не знаю, что вам сказать…
– Вы должны непременно водить жену по разным интересным местам, где она сможет пользоваться этим веером, – проговорила Рейчел.
Он выразил ей глубокую благодарность, а потом вернулся за свой столик.
– Вы чересчур щедры, Рейчел, – заметила Дельфи.
Рейчел принялась было что-то объяснять, бросив взгляд на вход в ресторан, надеясь, что увидит, как молодой мужчина дарит жене ее веер.
– То, что отдаешь, всегда возвращается к тебе, – начала она, но упустила свою мысль, заметив какую-то мрачную фигуру человека, дерзко игнорирующего все правила приличия.
Человек этот не только не снял шляпу. Он был одет в поношенную одежду – длинный черный пыльник и черные же брюки. Он был похож на хищную птицу, застрявшую между тяжелыми бархатными драпировками. Нетерпением, которое выражалось в его позе, напоминало ей Лейна.
Рейчел не могла отвести от него глаз. Она смотрела, как человек медленно обводит взглядом ресторан, словно ища кого-то. Его движения были крайне скупы. Он почти не поворачивал головы, но при этом было ясно, что он прекрасно видит все, что происходит вокруг.
Нижнюю часть его лица скрывала только что начавшая отрастать бородка, на глаза была надвинута шляпа. Когда эти глаза встретились с ее глазами, они осмотрели ее, узнали и вспыхнули.
Рейчел потеряла дар речи. Ее вилка застучала по тарелке, что привлекло к Рейчел внимание всех, кто сидел поблизости.
– Мама!
– Рейчел!
Она не могла ответить ни Таю, ни Дельфи. Она не могла шевельнуться.
Она смотрела, как Лейн направляется через весь зал прямо к ней, не обращая внимания на взгляды посетителей.
Разговоры стихли. Все глаза были устремлены на этого высокого, гибкого человека, медленно идущего по ресторану с таким видом, что никто не рискнул бы его остановить.
Лейн чувствовал на себе любопытные взгляды и слышал тихий гул неодобрительных замечаний, но ему не было до всего этого никакого дела.
Каким-то чудом Рейчел оказалась в Денвере. Его милая Рейчел сидит, подобно видению и ее глаза цвета индиго сияют, глядя на него, и придают ему ту силу, которая необходима, чтобы пройти через весь зал, тогда как на самом деле ему хочется перепрыгнуть через все столы, стоящие у него на пути, раскидать посетителей и расчистить себе самый короткий путь к Рейчел.
Он слишком привык скрывать свои чувства, чтобы теперь их выказать; но когда он добрался до ее стола, он весь дрожал. Это было совершенно новое ощущение. Он не смел прикоснуться к молодой женщине, не смел протянуть руку для приветствия, поэтому он остановился, не дойдя до нее на один шаг, и старался овладеть своим голосом, заметив при этом, что ее глаза как-то подозрительно влажны.
– Лейн! – вскричал Тай, наконец узнав его.
– Привет, Тай. – Лейн оторвал взгляд от Рейчел, улыбнулся мальчику и кивнул Дельфи.
Тай сказал так, словно присутствие Лейна в ресторане было самой естественной вещью в мире:
– У меня есть новая шляпа, как у вас, Лейн, но мама не разрешает надевать ее в ресторан. А почему вы можете надевать свою шляпу в ресторан?
– А у меня не было мамы, как у тебя, которая не разрешила бы мне делать этого, Лейн внимательно всмотрелся в лицо Рейчел. – Что вы здесь делаете?
– Ждем вас.
– Так вы и есть тот самый таинственный клиент Бойда?
Внезапно Лейн понял, что скрывалось за самодовольным и таинственным поведением Бойда, когда они виделись несколькими часами раньше.
– Не такой уж таинственный, – тихо ответила Рейчел. – А вы – тот, кто потерялся.
– Я не потерялся. Я хорошо знал, где я нахожусь.
Рейчел улыбнулась, глаза ее сияли, и в них была вся любовь, которую она готова ему отдать. Ему хотелось протянуть к ней руки, схватить ее в объятия, унести отсюда, запереть ее где-то там, где люди их никогда не найдут – где Маккенна не найдут их никогда.
Рейчел окинула взглядом ресторан. Почти все смотрели на нее и Лейна, разговаривали шепотом и словно чего-то ждали.
– Мне нужно с вами поговорить, – спокойно сказала она, – наедине.
По ее тону он понял, что никаких извинений она не примет. Он глубоко вздохнул, остановил дрожь в руке и приглашающим жестом протянул ее Рейчел.
Она приняла его руку, взяла свой черный ридикюль и стала отодвигать свой стул от стола. Лейн схватился за спинку стула и помог ей подняться, а потом подождал, пока она подберет пышную муаровую юбку и выйдет из-за стола.
Лейн вернулся.
Рейчел опустила подол и оперлась о руку Лейна. Ее и без того сильно бьющееся сердце замерло, а потом забилось так, что в ушах зазвенело. Рейчел взглянула на Дельфи, которая кивнула ей с понимающим видом.
Мы с Таем поднимемся наверх, после того как съедим десерт, – проговорила Дельфи успокаивающе, – может быть, один десерт, а может быть, и два. И хорошенько прогуляемся по всему отелю, – добавила она, улыбаясь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 вино la cacciatora merlot 0.75 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я