Оригинальные цвета, всячески советую 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Маргарет Уэйс, Трэйси Хикмэн: «Колодец тьмы»

Маргарет Уэйс, Трэйси Хикмэн
Колодец тьмы


Камень владычества – 1



Библиотека Старого Чародея, Распознавание и вычитка — Dara, доп. вычитка — Михаил
«Уэйс М. Колодец тьмы»: Эксмо; М.; 2003

ISBN 5-699-04472-8Оригинал: Margaret Weis,
“Well of Darkness”, 2000

Перевод: И. Иванов
Аннотация Виннингэль — сильное королевство, но король Тамарос, желая сделать его еще более могущественным, заключает союз с обитателями соседних земель — эльфами, орками и дворфами. Боги даруют ему Камень Владычества, и Тамарос делит его на четыре части, каждая из которых достается одной из рас. Однако младший сын короля, принц Дагнарус, мечтает захватить власть над Виннингэлем и обращается за помощью к Гарету, который когда-то состоял при нем мальчиком для битья, но со временем благодаря волшебной книге познал секреты магии Пустоты и стал могучим магом. Гарет позволяет принцу прикоснуться к магическим тайнам, а после обряда Конфигурации Дагнарус обретает титул Владыки Пустоты. Ему удается разгромить защитников столицы Виннингэля, разрушить Храм Магов и захватить принадлежащую людям часть Камня Владычества, но вместе со своей добычей сам он оказывается погребенным под развалинами Портала Богов... Маргарет Уэйс, Трейси ХикменКолодец Тьмы Благодарность авторов С самого начала нашей совместной работы над проектом «Копье дракона» (Dragonlance) мы в течение нескольких лет рассказывали разные истории художнику Ларри Элмору, работающему в жанре фэнтези. И вот в один прекрасный день Ларри рассказал нам свою историю. То было повествование об удивительном мире, где рыцари добра, облаченные в магические серебряные доспехи, вели битвы с рыцарями-вампирами, чьи зловещие доспехи были черны, словно глубины бездонного темного колодца. В мире, придуманном Ларри, драконы сражались с огромными существами, называемыми бааками. Там жили эльфы, вся жизнь которых была посвящена защите чести своих кланов и войнам. По морям на пиратских кораблях плавали орки. По равнинам мчались на коренастых пони дворфы. Люди возводили радужные замки. Чародеи черпали магическую силу из воздуха и земли, огня и воды, а также — из темной бездны Пустоты.Нас очаровал мир Ларри Элмора. Нам захотелось встретиться с жившими там людьми и поведать об их жизни и приключениях тем, кто, подобно нам, наслаждается путешествиями в странные и таинственные просторы страны Фэнтези. И мы с большим удовольствием представляем мир фантазий Ларри Элмора в первой книге трилогии «Камень владычества».Тем из вас, кому захочется пережить собственные приключения в созданном Элмором мире, мы предлагаем ролевую игру «Камень Владычества» (Sovereign Stone), созданную Лестером Смитом и Доном Перрином.В заключении все мы, участники проекта, хотим поблагодарить тебя, Ларри, за создание этого мира и за то, что ты позвал нас насладиться его приключениями.Маргарет Уейс и Трейси Хикман Часть I Глава 1Мальчик для битья Мальчик во все глаза глядел на замок. Его белые мраморные стены, влажные от брызг семи водопадов, сверкали в лучах раннего утреннего солнца. Водопады располагались по обеим сторонам замка: четыре с северной стороны и три — с южной. На стенах вспыхивали и плясали радуги. Простые люди верили, будто радуги сделаны из тонкой материи, сотканной феями. Немало глупых мальчишек нашли свою погибель в бушующих водах, пытаясь добраться до радужных полос.Мальчик не верил в подобные сказки. Он знал, что радуги неосязаемы и состоят лишь из солнечного света и воды. Они — не настоящие. Настоящим было только то, что одновременно существовало и при свете, и во тьме. Мальчика приучили верить лишь в настоящее и осязаемое.Он смотрел на замок, не испытывая никаких особых чувств, ни радости и ни страха. В нем жила лишь некая неизъяснимая покорность судьбе, какую нередко встретишь у забитых псов. Нельзя сказать, чтобы в жизни с этим мальчиком особо дурно обращались, если не считать проявлением дурного обращения его заброшенность. Теперь ему предстояло покинуть родителей, родной дом и вступить в новую жизнь. Казалось, от всего этого он должен был бы грустить, испытывать тоску по дому, дрожать и сжиматься от страха. Однако мальчика не терзало ни одно из перечисленных чувств. Он ощущал только усталость от долгой ходьбы. Вдобавок, от новых шерстяных чулок у него горели и чесались ноги.Мальчик и его отец стояли перед воротами, расположенными в высокой внешней стене замка. За стеной находился внутренний двор, откуда многочисленные ступени вели наверх, в замок, построенный у скалы. Замок был обращен на запад, возвышаясь над озером Илдурель, а с востока он упирался в скалу. Самые высокие из его башен находились на одном уровне с рекой Хаммеркло. Она текла с востока на запад, и ее быстрые воды, низвергавшиеся со скалы, порождали танцующие радуги.Мальчик уже знал, что стены замка сложены из белого мрамора. Однажды на празднике он видел маленькую копию этого замка, сделанную из сахара, и знал, что в нем — несколько этажей. Сколько именно — ему все равно было не сосчитать. Замок занимал собой целую скалу. Повсюду высились башни. Многочисленные зубцы стен и башен разбегались в разные стороны, а многочисленные окна из свинцового стекла вспыхивали в лучах солнца. Все это зрелище вконец запутало его. Мальчик вспомнил, как тогда ему хотелось поиграть с сахарным замком и мать сказала, что он сможет это сделать, однако за ночь мыши сгрызли весь сахар.Теперь мальчик завороженно глядел на настоящий замок, который не смогут съесть не только мыши, но даже дракон. Одно крыло замка особенно привлекло его внимание. То было восточное крыло, выходившее к четырем водопадам. Его венчала башня, куда более внушительная, чем все остальные. Башню окаймлял балкон. Как объяснил мальчику отец, этот балкон назывался Королевской тропой. Король Тамарос, благословленный богами, был единственным человеком, которому было позволено ходить по нему.Мальчик подумал, что король непременно видит оттуда весь мир. А если и не весь мир, то наверняка весь большой город Виннингэль. Стоя на ступенях дворца, мальчик и сам видел его почти целиком.Виннингэль располагался на трех ярусах, и самый нижний ярус находился на одном уровне с озером, тянувшимся до горизонта, до далекого берега, едва видимого с Королевской тропы. Средний ярус стоял на скале, возвышавшейся над нижним. Третий, верхний ярус, занимал вершину другой скалы, поднимавшейся над первой. На этом ярусе и построили королевский дворец. Напротив дворца, в данном случае — позади мальчика и позади обширного, выложенного мрамором внутреннего двора, — стоял Храм Магов.Храм и дворец — сердце королевства и его голова — были двумя крупнейшими строениями верхнего яруса. К северу от дворца, примыкая к нему, стояли солдатские казармы. К югу, там, где скала образовала сводчатое возвышение, находились нарядные дома иностранных послов.Стража у внешних ворот бросила скучающий взгляд на отца мальчика. Мальчик задрал голову, чтобы рассмотреть массивную опускную решетку с рядами грозных металлических зубьев. Он был бы не прочь задержаться, надеясь увидеть на них следы крови. Мальчик прекрасно знал сказание о Натане Нейшабурском — одном из виннингэльских героев. Натан приказал опустить решетку, а сам продолжал отбивать нападение врагов королевства. Острые зубья решетки пронзили героя насквозь, однако он не отступил и не пропустил захватчиков во дворец. Натан Нейшабурский жил несколько столетий назад, когда город и замок (но не радуги) были совсем новыми. Кровь героя давным-давно уже не капала с прутьев опускной решетки, и это несколько раздосадовало мальчика.Отец дернул мальчика за полу плаща и потребовал, чтобы тот следил за своим поведением и не глазел по сторонам, словно какой-нибудь орк на празднике. Потом он повел сына дальше.Они пересекли просторный внутренний двор и наконец очутились в замке, где мальчику показалось, что они вот-вот заблудятся. Но отец мальчика, будучи королевским придворным, знал дорогу. Он повел сына вверх по мраморным лестницам, через мраморные залы, мимо мраморных статуй и величественных мраморных колонн, пока они не добрались наконец до приемной. Там он усадил мальчика на резной деревянный стул и позвал слугу.Мальчик рассматривал высокие потолки, закопченные сажей каминов, беспрестанно топившихся зимой. Потом он перевел взгляд на противоположную стену, где висела шпалера, изображавшая странных собак с длинными туловищами, длинномордых и длинноухих, не похожих ни на одну современную породу. Собаки гнались за стэгом, которому, судя по выражению его морды, вся эта погоня чрезвычайно нравилась, хотя в его теле уже торчало шесть стрел.В приемной появился моложавый, но раздражительный человек с угрюмым лицом. Он был одет в застегнутую на все пуговицы блузу затейливого покроя, со стоячим воротником и длинными ниспадающими рукавами. Ноги вельможи, до икр прикрытые блузой, выглядели толстыми и неуклюжими, лодыжки почти равнялись по толщине икрам. Одна солпа его облегающих панталон была синей, другая — красной, что сочеталось с сине-красной блузой. Начинавшие седеть волосы были по нынешней моде зачесаны назад и обвиты вокруг шеи. Вошедший был чисто выбрит.Одежда отца по виду и покрою ничем не отличалась от одежды этого человека, если не считать мантии, наброшенный поверх блузы, и того, что его цвета были зеленый и синий. Точно так же был одет и сам мальчик, только его блузу скрывал плащ с капюшоном, поскольку на дворе стояла поздняя холодная осень. Человек перебросился несколькими фразами с отцом мальчика, затем перевел глаза на ребенка.— Как, вы сказали, его зовут?— Гарет, господин королевский камергер.Камергер презрительно хмыкнул.— Не знаю, доводилось ли мне видеть более уродливого ребенка.— В сравнении с его высочеством любой ребенок покажется уродливым, — ответил отец мальчика.— Это верно, — согласился камергер. — Но, похоже, что над вашим сыном природа потрудилась особо.— Его высочество и мой сын родились в одну ночь. Ее величество пожелала...— Да, конечно. Я знаком с пожеланиями ее величества, — перебил камергер.Он закатил глаза к потолку и засунул большие пальцы рук за широкий кожаный пояс, пытаясь всем своим видом показать, что желания ее величества — полнейший вздор. Потом камергер хмуро глянул на мальчика.— Впрочем, как я полагаю, тут уже ничего не поделаешь. Как будто мне и без этого мало хлопот. А где вся остальная одежда мальчишки? Надеюсь, вы не думаете, что мы сами станем заниматься гардеробом вашего сына?— Мой слуга подвезет одежду к черному ходу, — ледяным тоном ответил отец Гарета. — Надеюсь, вы не ожидали, что мы с сыном привезем его одежду с собой на тележке?Двое взрослых обменялись холодными взглядами, затем камергер поставил одну ногу, обутую в остроносую туфлю, впереди другой и отвесил неглубокий поклон.— К вашим услугам, господин придворный.Отец мальчика тоже поклонился, придержав руками мантию, чтобы она не упала на пол и не испачкалась в пыли. В просторечии это называлось «шаркнуть ножкой».— К вашим услугам, господин королевский камергер.Гарет стоял в наглухо застегнутом плаще с поднятым капюшоном, отчего ему было душно и у него зудели ноги. Он смотрел на стэга, пронзенного шестью стрелами. Зверь проворно несся по пространству шпалеры и выглядел очень веселым.— Пойдем со мной, Гарет, — произнес камергер, примиряясь с неизбежным. — Попрощайся со своим отцом, — равнодушным тоном добавил он.Гарет учтиво поклонился отцу, как его учили с детства. Отец торопливо благословил сына и покинул приемную, торопясь к его величеству. Ни для отца, ни для сына расставание не было грустным. В последний раз Гарет видел отца полгода назад. Теперь, войдя в состав придворных, мальчик мог рассчитывать, что ему удастся видеть своих благородных родителей чаще, чем в раннем детстве. Камергер опустил на плечо мальчику тяжелую руку и повел его через дворцовые покои.— Мы находимся в личных покоях королевской семьи, — звучным голосом пояснил он. — Начиная с этого дня, они будут служить и твоим домом. Быть избранным в качестве мальчика для битья вместо принца — высокая честь. Уверен, что ты это ощущаешь.В данный момент Гарет ничего подобного не ощущал; он чувствовал лишь тяжесть руки камергера, которая буквально вдавливала его в мраморный пол и вызывала нестерпимую боль в плече.— Эта должность — предмет весьма серьезных домогательств, — продолжал камергер, вдавливая слова в уши Гарета точно так же, как рукой давил на его плечо. — Многие достойные мальчишки мечтали ее занять. Некоторым из них было по шестнадцать лет и даже больше. Весьма желанная должность, — повторил он.Гарет знал, что это действительно так. Родители и даже няня без конца твердили те же слова, пока они не вошли ему в плоть подобно саже, въевшейся в ладони кузнеца. Мальчик для битья был обязан принимать на себя наказания за провинности принца, ибо принца — избранника богов — не могли касаться руки рассерженных смертных. Мальчик для битья являлся также товарищем юного принца по играм и забавам и вместе с ним учился. Поскольку мальчик для битья рос бок о бок с королевским отпрыском, и сам мальчик, и его семья извлекали из этого немало преимуществ.Знал Гарет и о том, что не заслужил такой чести. Его отец хотя и был знатного происхождения, но не имел высокого положения. Но его мать была фрейлиной королевы. Рождение Гарета в одну ночь с принцем — это и только это стало причиной выбора.Ее величество королева происходила из Дункарги — королевства, лежавшего к западу от Виннингэля. Жители Дункарги верили, будто звезды влияют на их жизнь. Из многочисленных отцовских рассказов Гарет знал, что это — полнейшая чепуха. Ну как могут бесконечно далекие, холодные, сверкающие предметы размером не более мошки влиять на судьбы людей? Однако родители Гарета поспешили обратить веру королевы Эмилии в звезды себе на пользу.Узнав о поисках мальчика для битья, мать Гарета намекнула королеве, что только ребенок, родившийся под одними звездами с принцем, может считаться достойным делить судьбу с его высочеством. Королева клюнула на приманку родителей Гарета и позвала королевского астролога, привезенного ею из Дункарги. Астролог поиграл пальцами в мешочке с золотыми, врученном ему отцом Гарета, и торжественно объявил, что так оно и есть. И потому Гарет, будучи единственным ребенком благородного происхождения, родившимся одновременно с принцем (отец для большей уверенности проверил это), оказался избранным.Теперь, в возрасте девяти лет, Гарету предстояло занять свое место при дворе и начать исполнение новых обязанностей, то есть — нести на себе бремя наказаний за провинности принца. Пока камергер вел его по дворцу, Гарет вспомнил историю, часто повторяемую его матерью... Королева, узнав, что одна из ее фрейлин тоже беременна и вот-вот родит, приказала связать ей ноги, дабы ни один ребенок ни в чем не опередил ее собственного. К счастью, у матери Гарета прекратились родовые схватки; вероятно, от испуга. В противном случае Гарет не шел бы сейчас по залам и коридорам дворца. После появления принца на свет схватки возобновились. Через три часа родился Гарет. Его первые крики потонули в залпах салюта по случаю рождения принца.В ту же ночь мать Гарета вручила сына заботам кормилицы, чтобы самой, едва оправившись после родов, вернуться к обязанностям фрейлины. Мальчик рос в загородном поместье отца, где его воспитанием занимались преимущественно слуги. Они по собственной прихоти то баловали его, то начисто забывали о нем.Гарету шел четвертый год, когда родители в один из своих редких приездов в поместье с ужасом обнаружили, что их ребенок избалован и испорчен и вдобавок растет маленьким буяном, грязным и невежественным, как любой его одногодок из крестьянской семьи. Отец Гарета послал за своей бывшей няней, которая давно покинула их дом, чтобы помогать мужу в прядении тканей. К этому времени она овдовела. Женщина была рада передать дело в руки взрослых сыновей и снова вернуться в дом знати.Няня взялась за Гарета и стала учить его чтению и письму. Помимо этого, она учила мальчика хорошим манерам, чтобы потом он смог занять свое место при дворе. В эту минуту Гарет скучал по няне больше, чем по родителям.— Ты умеешь молиться, Гарет? — вдруг спросил камергер.— Да, конечно, мой господин, — тихо ответил Гарет, и это были первые слова, произнесенные им во дворце.— Тогда прочти молитвы сейчас, юный господин. Молись богам, чтобы ты понравился его высочеству, иначе ее величество не посмотрит на предсказания звезд и прогонит тебя из дворца.Высунув лицо из-под капюшона, Гарет вновь посмотрел на почерневший от сажи потолок. Боги находились где-то там, за сажей и мрамором. Богов, как и радугу, невозможно пощупать. Да и вряд ли он особо интересен богам. К тому же, единственная молитва мальчика была бы сейчас о том, чтобы вернуться домой, а это несказанно рассердило бы его родителей. Посему Гарет предпочел вообще не молиться.Дворец привел мальчика в сильное замешательство. Гарету показалось, что он уже целую жизнь бродит по здешним покоям, хотя прошло не более часа с того момента, как они с отцом миновали главные ворота. Потом он полюбит дворец. Полюбит его холодную, отрешенную красоту, полюбит загадочные ниши и тайные переходы. Но это произойдет намного позже, когда он излечится от тоски по дому и перестанет бояться спать во дворце и вдобавок — освоится с расположением залов, комнат и иных помещений дворца. Для этого Гарету понадобится почти целый год. Сейчас же дворец казался ему безграничным. Холодные и пустые коридоры вели в никуда. Холодные комнаты были заполнены тяжелой и громоздкой мебелью. И повсюду — запах дыма от пылающих в каминах дров.— Его высочество здесь, в комнате для игр, — сообщил камергер.По обеим сторонам тяжелой деревянной двери стояли стражники — телохранители принца. До сих пор Гарет видел королевских гвардейцев только на парадах, да и то издали. Стражники, облаченные в сверкающие кирасы и кольчуги, казались мальчику огромными и свирепыми существами. Они обыскали мальчика с ног до головы на предмет спрятанного оружия, запустив руки под его бархатный камзол и даже заглянув внутрь его маленьких башмаков.Гарет стоял тихо, смиренно позволяя производить над собой подобное бесчестие. Он знал, что в давние времена один вельможа, претендовавший на трон, послал своего младшего сына, вооруженного кинжалом, чтобы убить наследника престола.— Чист, — объявил один из телохранителей и открыл дверь.Камергер кивнул и, вновь схватив Гарета за плечо, ввел его в комнату для игр. На пороге камергер сурово прошептал мальчику на ухо:— Не смей трогать игрушки его высочества. Не пяль глаза на его книги. Не ерзай, не шмыгай носом и не разевай рот. Не вздумай пукать или высовываться из окна. Не раскрывай рта, пока с тобой не заговорят. Не смей сидеть в присутствии принца и никогда не поворачивайся к нему спиной, ибо это ужасное оскорбление. Если тебе понадобится справить естественную нужду, спроси у его высочества позволения отлучиться. Когда тебя будут наказывать, громко кричи и много плачь, чтобы показать его высочеству, какой вред ему причиняет порка.Оцепенение, которое до сих пор владело Гаретом, сменилось отчаянием. Если бы сейчас боги находились где-нибудь поблизости, Гарет вознес бы им свои молитвы. Он молился бы не о том, чтобы покинуть дворец (он не надеялся когда-либо выбраться отсюда), а о том, чтобы умереть прямо здесь, на этом самом месте.Мальчик не осмеливался взглянуть на чудеса, окружавшие его, — удивительные игрушки, собранные из всех уголков Лёрема. Он не выказывал интереса к полкам, уставленным книгами, хотя любил читать и без конца перечитывал две книги, которые подарили отцу и в которые тот так и не удосужился заглянуть. Гарет даже не увидел его высочество, поскольку глаза мальчика для битья были полны слез. Он был способен лишь ковылять вслед за камергером и стараться не упасть, зацепившись за многочисленные вещи, разбросанные по комнате для игр.Рука камергера толкнула Гарета, заставляя мальчика опуститься на колени.— Его королевское высочество Дагнарус, принц Виннингэльский.Помня поучения отца, Гарет преклонил колено. Он почувствовал, как кто-то подошел и встал над ним, рассматривая его так, как рассматривают свинью на рынке.— Оставь нас, — раздался детский, но властный голос.Гарет решил, что приказание относится к нему. Он был бы только рад повиноваться. Вскочив на ноги, он приготовился броситься прочь. Однако рука — рука принца — крепко схватила его за рукав.— Я сказал: оставь нас, — повторил принц, и Гарет понял, что принц обращается к камергеру.— Но ваше высочество, вы же ничего не знаете об этом мальчике.— Ты заставляешь меня трижды повторять приказание? — повысил голос принц, отчего Гарета прошибла дрожь.— Как прикажете, ваше высочество, — произнес камергер и начал пятиться к двери.Это было не так-то просто, учитывая валявшихся на полу деревянных лошадок, кораблики, а также игрушечные щиты и копья.Дворецкий затворил дверь, и Гарет остался наедине с принцем.Отчаянно моргая, чтобы смахнуть слезы, мальчик наконец рассмотрел принца — и сразу же испугался его.Оба мальчика были одинакового роста (в дальнейшем, когда принц вырос, он стал выше Гарета). Но принц было ширококостным, а Гарет — щуплым, отчего королевский отпрыск и показался ему выше. Темно-рыжие волосы — такой цвет имеют по осени листья сахарного клена — были длинными, густыми и по современной моде подстрижены так, что обрамляли лицо. Кожа Дагнаруса была бледной. Горсть веснушек, рассыпанных на носу, могла считаться единственным недостатком на его красивом лице.У принца были большие и лучистые зеленые глаза с золотистыми крапинками. Над ними нависали красно-коричневые ресницы, казавшиеся позолоченными. Он был одет в зеленый камзол и облегающие панталоны, сочетавшие в себе красный цвет, родственный его волосам, с глубокой зеленью, схожей с зеленью глаз. Дагнарус отличался правильными пропорциями фигуры, крепким телосложением и значительной для ребенка силой рук.Зеленые глаза пристально, дюйм за дюймом, оглядели мальчика для битья, ощупав его тщательнее, чем стражники у двери. Гарет запомнил все то, чего ему нельзя делать, однако никто не сказал ему, что он должен делать. Несчастный, одинокий, исполненный благоговейного страха и одновременно униженный, Гарет сжался под взглядом спокойного, умеющего владеть собой красавца-принца. Видя в глазах Дагнаруса отражение собственного ничтожества, он вновь захотел умереть.— Как тебя зовут, мальчик? — спросил Дагнарус властным, но достаточно дружелюбным голосом.Слезы, стоявшие в горле Гарета, мешали ему говорить.— Мальчик, ты глух или нем? — строго спросил принц.В его голосе не ощущалось нетерпения или издевки; принц просто хотел знать.Гарет покачал головой и кое-как произнес свое имя. Собрав остатки мужества, он поднял голову и осмелился взглянуть на принца.Дагнарус протянул руку и коснулся лица Гарета, проведя пальцами по его щеке. Потом он отдернул руку, оглядел свои пальцы и вновь взглянул на мальчика для битья.— Оно не оттирается, — сказал принц.— Нет, ваше... ваше высочество, — заикаясь, подтвердил Гарет. — Я с ним родился. Это — следствие проклятия.Дети, с которыми Гарет пытался свести знакомство, либо насмехались над ним, либо сторонились его. Дагнарус не сделал ни того, ни другого. Это было не в его правилах. Он всегда предпочитал смотреть правде в лицо, каким бы уродливым оно ни было.— Проклятия? — повторил Гарет.Зеленые глаза вспыхнули. Принц повел Гарета к двум детским стульям, стоявшим возле такого же детского по высоте стола. Под столом валялось несколько сброшенных с него книг. Стол потребовался принцу для установки маленькой деревянной катапульты, стреляющей горохом по стене, возведенной из деревянных кубиков. Глаза Гарета жадно потянулись к книгам. Глаза Дагнаруса гордо взирали на катапульту.Этот момент ясно показал, каковы жизненные интересы каждого из мальчиков.Дагнарус опустился на стул. Гарет, помня о наставлениях камергера, остался стоять.— Расскажи мне об этом проклятии, — приказал Дагнарус.Он никогда не просил, только приказывал.Робея, Гарет начал:— Да, ваше высочество. Судя по всему, когда моя мать была...— Почему ты не садишься? — перебил его принц.— Мне было не велено сидеть в вашем присутствии, ваше высочество, — сказал Гарет, чувствуя, как краска заливает его некрасивое лицо.— Кто тебе сказал? Этот набитый дурак? — Принц презрительно фыркнул. — Не обращай на него внимания. Я всегда так делаю. Садись на этот стул.— Да, ваше высочество. — Гарет боязливо сел. — Судя по всему, когда моя мать была...— Ты не должен называть меня «ваше высочество», — вновь перебил его принц.Гарет беспомощно взглянул на него.— Ты должен называть меня Дагнарусом, — пояснил принц. Он положил руку на плечо Гарета и добавил: — Ты будешь моим другом.В это мгновение Гарет полюбил принца так, как никогда и никого не любил.— А теперь, — произнес Дагнарус, откидываясь на спинку и скрещивая на груди руки, — давай, рассказывай мне об этом проклятии.— Это случилось, когда я находился во чреве матери, — начал Гарет.История была еще одним из его ранних воспоминаний, и он знал ее наизусть. Поначалу Гарет испытывал неловкость и говорил с трудом. Однако, найдя в принце внимательного слушателя, мальчик почувствовал себя увереннее и стал вполне красноречивым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
загрузка...


А-П

П-Я