научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya-akrilovoj-vanny/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– И имя у нее будет такое же. Она будет Марой Тэйт Второй.
Дрю и Гвен украдкой бросали взгляды на Гордона, стоявшего чуть в стороне. Его губы кривились в иронической улыбке.
– Ты хочешь сказать, Марой Юинг, – поправила Гвен.
– Она сказала, что хотела сказать, – Мара Тэйт, – бесцветным голосом проговорил Гордон. – Простите меня. Мне надо в контору. У меня там срочная встреча. – Он подошел к кровати, наклонился и поцеловал Мару в лоб. Потом погладил малышку по головке. – Увидимся позже.
– Ты скажешь няне, что Мару пора купать? – крикнула ему вдогонку жена.
Дрю посмотрел на свои карманные часы.
– Мне тоже пора. У меня обед с Джимом Дугласом.
Он попрощался с женой и дочерью.
Когда женщины остались вдвоем, Гвен сказала Маре:
– Что это за глупая прихоть – назвать ребенка Марой Тэйт Второй? Да еще говорить это при Гордоне. Представляю, что он чувствует. Ведь это и его ребенок тоже.
Глаза Мары затуманились и стали похожи на глубокие бездонные озера.
– Ты не права, мама. Пусть Гордон – ее отец, но она – моя дочь. Ты сама сказала, что она похожа на меня как две капли воды.
– Да, но ты – его жена. Ты носишь его имя, и ребенок тоже должен его носить.
– Мама, мы с Гордоном говорили об этом и обсудили все еще до того, как поженились. И почему женщина обязана принимать имя своего мужа? Почему бы мужчине не взять имя жены? – Она улыбнулась. – Ну, как, например, принято у апачей. В этом племени на первом месте всегда семья жены.
– Чепуха! Да сохранят нас святые угодники! У тебя всегда были странные идеи, Мара.
– Не вижу в этом ничего странного. Я – из семьи Тэйтов, поэтому считаю, что моя дочь должна навсегда остаться Марой Тэйт Второй.
– Какое тщеславие! Господь накажет тебя за твои дерзкие и странные мысли.
– Естественно, что каждый человек должен иметь свободу выбора. Когда девочка вырастет, она сама сделает выбор и решит, какое имя ей подходит лучше. Возможно, она предпочтет быть Марой Юинг, а возможно, сохранит имя Тэйт, которым я так горжусь.
– Им и следует гордиться. Тэйты – люди особого склада, и, должна признать, они более достойные люди, чем мои предки.
– Да, потомки друидских жрецов, потомки великих философов и воинов. Они поднимали восстания против римлян. Они знали много, творили волшебство, и это была настоящая магия, а не те трюки, которые проделывают шарлатаны и обманщики на потеху публике в мюзик-холлах. Ты знаешь, мама, что их религия была основана на вере в бессмертие души?
Гвен смутилась:
– Я не люблю такие разговоры, Мара. Магия… волшебство и так далее…
Мара рассмеялась:
– Я привыкла к мысли о том, что я ведьма.
– Мара, замолчи немедленно!
Молодая женщина качала младенца на руках и ворковала с ним по-валлийски. Дитя гукало и улыбалось ей.
Гвен была изумлена.
– Никогда не видела, чтобы такой крошечный ребенок был столь понятливым и так на все отзывался.
Глаза Мары блеснули лукавством.
– Может быть, она тоже ведьма.
К облегчению Гвен, в комнату вошла няня, и этому странному разговору был положен конец.
– Пора купать младенца, мэм?
– Да, возьмите ее.
Она передала девочку няне, местной повитухе, и та унесла ее.
– Что не ладится между тобой и Гордоном? – спросила Гвен, которой материнское чутье внушало тревогу.
Мара не подняла глаза, не посмотрела на мать.
– Ничего, мама. Все в порядке.
Но Гвен видела: выражение лица дочери не соответствует ее словам.
Начиная с третьего месяца беременности между Марой и Гордоном возникла какая-то отчужденность, и эта отчужденность все усугублялась, хотя Мара не слишком беспокоилась на этот счет. Беременность вызывает определенное напряжение между супругами, особенно на поздней стадии, когда сексуальные отношения начинают доставлять женщине неудобство, а перед родами становятся просто-напросто невозможными.
Теперь, когда ребенок родился, все наладится, говорила себе Мара, как сейчас сказала и матери, но в глубине ее сердца таилось сомнение. Правда заключалась в том, что теперь, когда предметом ее главной заботы стала маленькая Мара, Гордон утратил свое прежнее положение – тогда все внимание супруги было обращено на него.
Осознав это, Мара почувствовала себя виноватой перед мужем; ночь она беспокойно металась в постели, пока не услышала бой напольных часов в холле. Часы пробили три. Внезапно приняв решение, она встала с постели и босиком прошла в соседнюю комнату, где в течение нескольких последних месяцев ее беременности Гордон спал один.
В полной темноте Мара остановилась у постели, прислушиваясь к ровному дыханию Гордона. Потом осторожно приподняла одеяло и положила руку на обнаженную грудь мужа. Он шевельнулся и что-то пробормотал во сне; она же нежно гладила его могучий торс. Ее пальцы скользили по обнаженному мужскому телу все ниже, к животу, где валиками выступали крепкие мышцы и не было ни грамма жира. Затем пальцы ее сомкнулись вокруг его плоти, сейчас вялой и расслабленной. Реакция была мгновенной. Плоть Гордона тотчас же словно взорвалась в ее руке, разбухая и твердея. Гордон проснулся в изумлении и вытаращил глаза.
– Что за черт?
– Это я, дорогой, – прошептала Мара и прильнула поцелуем к его губам.
– Мара?
– Кто же еще? А ты ожидал другую даму?
Он покачал головой и приподнялся.
– Я еще… как в тумане. Зажги свечу. Она на ночном столике. Спички вон там…
Она нашла спички и зажгла свечу. В ее желтоватом ровном свете Гордон наконец-то рассмотрел свою жену. Он с изумлением взглянул на ее руку, ласкавшую его.
– Боже, Мара, надеюсь, ты понимаешь, что делаешь?
– Разумеется. А тебе не нравится?
– Я думал, что этого никогда больше не будет. Не нравится?.. Мне это очень, очень нравится! – Потом с усилием добавил: – Тебе не кажется, Мара, что нам еще рано к этому возвращаться? Нашему ребенку всего неделя.
– Не волнуйся, любовь моя. Мы и не будем этого делать. Просто я поняла, что в последнее время уделяла тебе слишком мало внимания. Теперь расслабься и ничего не делай, слушайся меня.
Она толкнула его на подушку.
Все еще полусонный, Гордон подчинился. Овладев его уже совершенно отвердевшим мужским естеством, Мара потянулась к нему губами.
– О Боже!.. Моя дорогая!
Гордон откинулся назад, потом рванулся вперед; его пальцы вцепились в густые спутанные волосы Мары. Он привлек ее к себе, неистово вращая бедрами, словно в каком-то огненном экзотическом танце.
Потом, откинувшись на подушку, он лежал умиротворенный и усталый. Мара подошла к умывальнику в углу. Когда она вернулась к кровати, Гордон взял ее за руку и привлек к себе.
– Я хочу доставить тебе столько же радости, сколько ты только что доставила мне, – сказал он.
Она поцеловала его в щеку.
– Через несколько недель я буду здорова, и тогда настанет мой черед. Я ведь тоже скучала по тебе. Ты знаешь это?
Его брови сошлись над переносицей.
– Это правда? В последние два месяца ты, казалось, думала только о нашем ребенке.
– Материнский инстинкт, – улыбнулась Мара.
Он обнял ее и стал целовать ее глаза, уши, губы.
– Я должен кое-что сказать тебе, любовь моя. Твой отец хочет, чтобы я сопровождал Джима Дугласа в Европу.
– В Европу? Зачем?
– Мы приобрели акции одной из немецких горнодобывающих компаний в Сааре. Твой отец хочет, чтобы я понаблюдал за их работой и представил рекомендации. Речь идет о расширении производства.
– Саар – угольный край. Почему папа не хочет послать кого-нибудь из мальчиков? Они прекрасно знают это дело.
Гордон вздохнул:
– И у Эмлина, и у Джилберта жены собираются рожать ранней весной. Что касается Аллана… Как ты знаешь, у них с твоим отцом отношения более чем прохладные. Они едва говорят друг с другом – из-за связи Аллана с девушкой-полукровкой. А Дилан ведет себя так, будто родился в сорочке и все ему нипочем. Его цель в жизни – стать джентльменом, поэтом и философом, ну как этот малый, Торо. Он хочет провести всю жизнь возле какого-нибудь лесного пруда, созерцая тайны Вселенной.
Для Мары не являлось тайной то, что отношения в их семье становились все хуже. Когда-то они были очень близки, теперь же все больше отдалялись друг от друга.
Что касалось Эмлина и Джилберта, то оба состояли в счастливом и благополучном браке. Эмлин взял в жены Миллисент Бакстер, дочь майора. Джилберт женился на Джейн Минтон, дочери богатого воротилы, обитавшего на Холме. Обе женщины отличались невероятным тщеславием и жаждой карабкаться по социальной лестнице все выше и выше. Провинциальная атмосфера штата способствовала тому, что их презрение к нижестоящим росло год от года. Они томились в Аризоне и мечтали перебраться на восток – в Нью-Йорк, в Филадельфию или в Бостон, где надеялись пополнить ряды новоиспеченной американской аристократии.
У Аллана продолжался роман с Марией Бивер, дочерью кузнеца, наполовину мексиканца, наполовину индейца. Естественно, Аллан не мог не сознавать, что бросает вызов семье, но пренебрегал мнением родных. Он грозился продать свою долю акций «Коппер кинг», жениться на Марии и уехать в Сан-Франциско.
Незадолго до рождения ребенка Дрю жаловался Маре:
– Мы все были гораздо более счастливы, пока оставались бедняками и работали вместе на шахтах. Деньги! Деньги – выдумка дьявола. Да, должен признаться, что и я пал их жертвой. Беда в том, что удовлетворение никогда не наступает. Меня так и тянет расширять дело, бросаться в новые авантюры с целью удвоить и утроить наш капитал, хотя сейчас у каждого из нас больше денег, чем мы могли бы истратить за всю жизнь.
– Мне это напоминает одну старую сказку, – ответила Мара. – Царь Мидас молился всем богам, чтобы они одарили его способностью обращать в золото все, к чему бы он ни прикоснулся. Скоро ему пришлось убедиться, насколько обременительным был этот божественный дар. Над ним нависла угроза голодной смерти: вся пища, к которой он прикасался, превращалась в несъедобное золото. В конце концов царь потерял и то, что любил больше всего, – дочь, ибо и она превратилась в золотое изваяние.
– Эта легенда – мудрая притча, – пробормотал Дрю. – У тебя, Мара, самая трезвая и умная голова в нашей семье. Когда я умру, «Коппер кинг», самое ценное из того, чем обладают Тэйты, перейдет в твои руки, в твои и Гордона. Он хороший человек и более надежный, чем любой из моих сыновей.
Именно поэтому Дрю и решил отправить в Европу Гордона.
– Я вернусь к лету, – пообещал Гордон. – А тебе скучать не придется – на тебе останутся малышка и дом.
«Да, дорогой. А если я заскучаю, то, возможно, мне удастся развлечься с помощью Мэрион – внесу кое-какие новшества в ее дело».
В этой безумной идее таилась какая-то странная привлекательность – Маре казалось, что она таким образом сможет выразить свое недовольство, свой протест.
Глава 13
Гордон Юинг должен был вернуться домой к Рождеству, но в конце ноября от него пришла телеграмма в офис «Коппер кинг»:
«С сожалением сообщаю вам о том, что обстоятельства требуют задержаться здесь по крайней мере на месяц. Джеймса и меня пригласили принять участие в конференции горных инженеров, она состоится в Вене пятнадцатого января. Пожалуйста, передайте Маре, что я ее нежно люблю, как и свою дочь, маленькую Мару. Я отчаянно скучаю по ним во время этих долгих и скучных праздников, сидя в одиночестве в номере отеля».
– Черт бы всех побрал! – воскликнула Мара, когда отец показал ей телеграмму. – Скучные праздники! Как бы не так! Я готова побиться об заклад: они с Джимом обзавелись шикарными парижскими любовницами, чтобы скрасить свое одиночество.
– Ты к ним несправедлива, Мара, – пытался урезонить ее старик. – Ты должна радоваться преданности Гордона нашей компании. Он упорно пытается овладевать новыми методами, все время стремится узнать что-то новое.
Мара усмехнулась:
– Представляю, каким революционным новшествам может он научиться у французских шлюх!
– Мара! – Дрю был поражен и смыслом речей дочери, и ее манерой выражаться. – Что ты такое говоришь?! Не пристало леди выражаться таким образом!
– А я никогда и не претендовала на то, чтобы считаться леди. Откровенно говоря, мне гораздо проще общаться с Мэрион Мерфи, чем с этими несносными снобками Миллисент и Джейн и их подругами… И теперь, когда я вспомнила о Мэрион, думаю, настало самое время навестить подругу в ее новом жилище в Тумстоне.
– Не годится отправляться туда порядочной женщине, тем более одной. Я слышал ужасные истории об этом городишке. Там каждый человек, особенно мужчина, – сам себе голова и закон.
Глаза Мары потемнели; в них появилось какое-то странное выражение.
– А мне эта поездка кажется очень привлекательной. Ужасно хочется увидеть все собственными глазами.
Крошку Мару оставили в надежных руках ее бабушки и Рут Рейли, няньки, неотлучно находившейся при ребенке круглые сутки. За день до того, как отправиться в Тумстон, Мара побывала на обеде у своего брата Эмлина Тэйта.
Там были и ее братья Аллан и Джилберт, а также жена Джилберта Джейн. Аллан был мрачен и необщителен, потому что его возлюбленной Марии Бивер отказали в праве присутствовать на этом вечере.
– Мне плевать на то, что вы о ней думаете, – говорил Аллан брату, когда они бражничали вдвоем в кабинете Эмлина. – Я люблю Марию и женюсь на ней. И пошлю к чертям семью и компанию! Ты знаешь, что «Фелпс–Додж» предложил мне более миллиона долларов, если я продам ему свои акции «Коппер кинг»?
– Это правда?
Эмлин провел рукой по своим редеющим рыжим волосам и облизал губы.
– Откровенно говоря, я уже прощупывал нескольких возможных и надежных покупателей. Миллион долларов… гм… это славненькое золотое яичко для любого уютного гнездышка в банке. Для любого банковского счета.
– Значит, и ты подумываешь о том, чтобы оставить Бисби? – спросил Аллан.
– Ну… Миллисент все время подзуживает меня и требует, чтобы я предпринял шаги в этом направлении. Сейчас ее отец вышел в отставку и стал председателем совета директоров крупного банковского объединения в Филадельфии. Он предложил мне очень хорошее место. Но куда подашься ты, если решишь покинуть Бисби?
– В Калифорнии есть прекрасная возможность для капиталовложений – земельные угодья, виноградники, фермы. Но прежде мы с Марией должны пожениться.
Эмлин хотел было что-то возразить, но передумал. Бессмысленно говорить мужчине, к тому же собственному брату, что его избранница прослыла у себя в родной деревне самой настоящей потаскухой.
– Давай-ка лучше вернемся к остальным, – предложил Эмлин миролюбиво.
Когда они вернулись в гостиную, женщины судачили о Дилане, отказавшемся прийти на обед.
– С каждым днем он становится все более нелюдимым, – поддержал женщин Джилберт. – Я даже не уверен, что у него есть хоть один друг.
– Он пренебрегает и женским обществом, – заметила его жена, бросив лукавый и одновременно снисходительный взгляд на Миллисент. – Мне кажется странным, что мужчина его возраста чуждается общества женщин.
– Дилан всегда отличался застенчивостью, – сказала Мара, как бы защищая брата. – Я убеждена, что Аризона – не самое подходящее для него место.
За обедом Эмлин рассказал о своей беседе с Алланом в кабинете.
Джейн дотронулась до руки мужа и выразительно взглянула на него.
– Мы с Джилом серьезно обсуждали такую возможность… То есть хотели бы уехать отсюда. Отец был бы в восторге, если бы Джил взял на себя руководство лондонским отделением компании.
Мара пришла в ярость:
– Я думаю, вы все поступаете низко, оставляя папу без поддержки и взваливая на него ответственность за управление компанией! И это в его-то возрасте!
– Старик мог бы получить очень неплохие деньги, если бы согласился продать свои акции. Они с мамой порадовались бы жизни, пока в силах. Они могли бы путешествовать, посмотреть мир, может быть, даже съездить в Уэльс и пообщаться с бедными родственниками, покичиться своим богатством или помочь им. – Джилберт рассмеялся, и братья ему вторили.
Мара стала пунцовой от едва сдерживаемого гнева.
– И не стыдно вам после этого называть себя Тэйтами? Тэйты – единая семья, клан. Они не бросают дело, они не сдаются ни при каких обстоятельствах. Я – настоящая Тэйт и горжусь этим.
– Все это чепуха, любезная сестрица, – возразил Аллан. – Тэйты боролись за выживание и работали до кровавых мозолей поколение за поколением только потому, что были бедны. Они ничего собой не представляли… как грязь под ногами. Неужели ты воображаешь, что наш дедушка Тэйт работал на шахте до самой смерти, работал с легкими, почерневшими от угольной пыли, только потому, что ему так нравилось? Да будь у него на счету хоть шиллинг, он бросил бы это дело. Те удивительные качества, ту необычайную несгибаемую волю, которую ты склонна им приписывать, можно назвать гораздо проще – это было борьбой за выживание. Черт возьми! Дед работал на шахте до самой смерти просто потому, что не мог бросить работу.
Мара встала и положила на стол салфетку.
– Прошу вас всех извинить меня, – сказала она. – Право, мне пора… Завтра рано утром я должна быть на станции. Мне нужно в Тумстон… Эмлин, Миллисент, благодарю за приятный вечер.
Но жесткость ее тона противоречила любезным словам.
– Ты просто отчаянная женщина! – проворковала Джейн. – Про эти места ходят такие слухи, ну прямо сущие Содом и Гоморра. Кстати, где ты остановишься, пока будешь там? Уж конечно, не у этой ужасной Мэрион Мерфи?
Мара смерила Джейн взглядом – словно пронзила стальным кинжалом.
– Мэрион Мерфи – моя давняя и добрая подруга. Возможно, лучшая подруга.
Намек был ясен всем: невестки Мары и в подметки не годились Мэрион – Мара и не думала скрывать свое мнение.
Джейн оказалась права: Тумстон и впрямь был современным Содомом, впитавшим все скверное, что только возможно было изыскать на Западе. Посреди пустыни, на утесе, гнездился лагерь горняков, чудесным образом возродившийся к новой жизни, когда рудокоп по имени Эд Шиффелин набрел на богатейшую серебряную жилу. За год население поселка выросло многократно.
Когда почтовый дилижанс «Конкорд Сароубрейс» с грохотом покатил по пыльной Аллен-стрит, Мара почувствовала, что пульс ее участился. Казалось, возбуждение наполняет атмосферу, как статическое электричество. Тумстон действительно был совершенно особенным городом. В разгар дня на улицах было полно народа: седеющие рудокопы в заляпанных глиной сапогах, в грязных рубашках и штанах двигались вдоль стен домов плечом к плечу с ковбоями – те были в шляпах, столь больших, что в них могло поместиться не менее десяти галлонов живительной влаги. Проходили по улицам и франты в вечерних костюмах, направлявшиеся домой после ночи, проведенной за игорным столом. А разного рода дельцы, одетые во все черное, походили на приспешников дьявола. Фланировали здесь и дамы всех возрастов в нарядах на любой вкус. Проходили и пьяные мужчины в лохмотьях, похожие на бродяг; они пошатываясь брели к ночлежкам, нисколько не смущаясь тем обстоятельством, что карманы их прямо-таки лопались от пачек денег.
Посередине главной улицы красовалась огромная яма диаметром не менее пятидесяти футов, обнесенная изгородью, словно неоконченный монумент. Мара обратилась к сидевшему рядом с ней пассажиру, высокому худощавому мужчине с красивыми, но слишком уж резкими чертами лица и синими пронзительными глазами. Незнакомец был в полосатых брюках, в черном плаще и начищенных до блеска сапогах. Его белую шелковую рубашку украшал узкий черный галстук.
– Что это за яма? Зачем она здесь?
Под ухоженными усами незнакомца сверкнули в улыбке белые зубы.
– Видите ли, мэм, – лениво процедил он, – не так давно из этой ямы извлекли металла на добрый миллион долларов. Это своего рода святилище. Потому что золото и серебро – Господь Бог в нашем Тумстоне. А на каждого человека, являющегося сюда искать счастья и денег честным путем, приходится множество таких, кто считает делом чести любым способом отобрать у счастливца его состояние.
Дилижанс миновал несколько «дворцов отдохновения и веселья», как их именовали жители Тумстона. У каждого заведения было свое название: «Восточный», «Хрустальный дворец», «Альгамбра» и «Тадж-Махал».
– Этот дом принадлежит моей подруге, – со смехом сказала Мара. – Не могу поверить, что существуют столь роскошные дома веселья в таком захолустном провинциальном городишке.
– «Тадж-Махал»?
Мужчина бросил на Мару непроницаемый взгляд.
– Вы хотите сказать, что приехали в Тумстон повидать Мэрион Мерфи?
– Да, мы с ней старые друзья еще с тех времен, когда она жила в Бисби. Вы ее знаете?
Спутник Мары смахнул пыль со своих брюк стетсоновской шляпой с широкими полями; он старался не встречаться с собеседницей взглядом.
– Разумеется, знаю. У Мэрион Мерфи много друзей. – Казалось, он испытывал неловкость. – Вы собираетесь работать у нее?
Сообразив, что именно смутило собеседника, Мара рассмеялась:
– Вы хотите спросить, не собираюсь ли я работать в одном из ее заведений? Нет, это просто дружеский визит. Я миссис Мара Юинг Тэйт.
Мара протянула спутнику руку, и тот пожал ее.
– Приятно познакомиться, миссис Тэйт. Меня зовут Уайт Эрп.
– Мне ваше имя кажется знакомым. Вы живете в Тумстоне, мистер Эрп?
– Какое-то время я жил здесь, а сейчас еду повидать друзей. Старых друзей, – добавил он с улыбкой. – Включая и Мэрион. А где вы остановитесь, мадам?
– Мэрион сняла для меня апартаменты в Расс-Хаусе.
Эрп выглянул из окна дилижанса, замедлившего движение перед остановкой.
– Вот мы и приехали.
Он открыл дверцу и вылез.
– Разрешите помочь вам, миссис Тэйт.
Эрп обхватил Мару за талию своими сильными руками, чуть приподнял и легко опустил на землю.
– Благодарю вас, сэр.
Она почувствовала, что краснеет, но надеялась, что Эрп этого не заметил. Он был на редкость привлекательным мужчиной, и Мара неожиданно для себя ощутила, что ее тянет к этому сильному и мужественному человеку.
Эрп же еще в Бисби, стоя на платформе станции дилижансов, обратил на Мару внимание – тогда взгляды их встретились, и ему показалось, что между ними что-то возникло. Впрочем, трудно было бы не обратить внимания на ослепительную брюнетку в изысканно сшитом на заказ костюме из лилового бархата; жакет в обтяжку подчеркивал достоинства ее стройной фигуры – под ним обрисовывалась тонкая талия и великолепная грудь, узкая же юбка с пышными складками сзади отнюдь не скрывала изящные бедра красавицы. А иссиня-черные волосы незнакомки украшал шелковый берет с букетиком свежих фиалок.
Возница спустился с козел и достал багаж, помещавшийся в задней части дилижанса. Эрп надел шляпу и взял оба саквояжа.
– Разрешите помочь вам донести вещи до ваших апартаментов, миссис Тэйт. Я не надеюсь, что вам удастся найти здесь носильщика, как в отелях на востоке.
– Мне никогда не приходилось останавливаться в отелях на востоке страны, – призналась Мара. – Мы были очень бедны, когда проезжали через Нью-Йорк. Во всяком случае, благодарю вас, мистер Эрп.
Отель оказался не шикарным, но вполне приличным, чистым; апартаменты же Мары состояли из нескольких комнат – имелись, конечно, небольшая спальня, гостиная и ванная.
Управляющая отелем, некая миссис Кёрт Шульц, была плотной блондинкой с волосами, заплетенными в косы; она говорила с сильным немецким акцентом.
– Если ви хотель ванна, я велель один из моих девушка принести дер вассер из колодец, – сказала она Маре.
– Благодарю вас, миссис Шульц. Ванна была бы очень кстати после столь долгого путешествия в дилижансе.
Эрп приподнял шляпу:
– В таком случае увидимся позже, миссис Тэйт. По крайней мере я надеюсь на это.
– И я надеюсь, мистер Эрп. – Мара протянула ему руку, и он удерживал ее в своей чуть дольше, чем требовали приличия. – Я собираюсь навестить Мэрион сегодня же, но немного попозже, – продолжала Мара. – Возможно, мы там встретимся.
– Несомненно, встретимся. Я и сам рассчитываю повидать Мэрион. Как вы отнесетесь к предложению поужинать в обществе Мэрион… и моем, разумеется? Не сочтете мое приглашение слишком дерзким?
– Ни в коем случае, мистер… – Она осеклась, затем продолжила: – Думаю, мы уже можем покончить с формальностями, Уайт.
Его веселая и в то же время лукавая улыбка показалась Маре лучом солнца, пробившимся сквозь тучи.
– С огромным удовольствием, Мара.
Он снова пожал ее руку и удалился.
Уже нежась в теплой ванне, Мара думала об Уайте Эрпе. Когда она намыливала живот и бедра, тело ее горело. Мара не знала радости мужских объятий с той ночи, когда Гордон в последний раз ночевал дома перед отъездом в Нью-Йорк, откуда отправился в Европу. А из его телеграммы следовало, что она будет обречена на одиночество в течение неопределенного времени.
При мысли о том, что в этот момент ее муж, возможно, нежится в постели с роскошной парижской кокеткой, утопающей в оборках и кружевах, Мара в бессильном гневе сжимала кулаки.
– Черт бы его побрал! – воскликнула она.
Мара постаралась изгнать этот раздражающий образ из сознания и снова погрузилась в теплую воду. Прикрыв глаза, она попыталась представить своего нового знакомого, Уайта Эрпа, в обнаженном виде. Должно быть, он стройный и гибкий, с мускулистой грудью. Живот у него, вероятно, плоский, а ноги длинные, прямые и крепкие… Мара судорожно вздохнула – ее окатила горячая волна желания.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 водка кизлярка традиционная виноградная 0.5 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я