научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/accessories/polka/iz-nerzhavejki/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Казалось, все было предусмотрено, и никто не смог бы выбраться из этой ловушки. Стоя на палубе корабля, Диего с нетерпением поджидал врага. На сей раз он покажет этим грязным пиратам! Он вернется в Санто-Доминго, и на рее его корабля будет болтаться сам Гарри Морган. Диего зловеще улыбнулся. А что касается Ланкастера… Ланкастера он изрубит на куски и выкинет на съедение акулам прямо на глазах у Марии.
Нельзя сказать, что Мария чувствовала себя спокойно на борту “Санто Кристо”. Конечно, теперь она не боялась, что в любой момент ее могут изнасиловать и убить пьяные головорезы дю Буа, но чувство тревоги не покидало ее. Она никак не могла допустить, чтобы ее ребенок стал заложником, и от степени ее покорности и послушания зависела его жизнь. Наблюдая за приготовлениями к предстоящему сражению, она чувствовала, как в ней поднимается волна страха. Мария цеплялась за слабую надежду, что если Ланкастер жив, то он найдет способ выручить ее из беды. Но события могли принять и совершенно другой оборот: не зная, что Мария находится на борту “Санто Кристо, Габриэль мог отдать приказ расстрелять галеон, а это грозило верной гибелью и ей, и ребенку.
Разведчики ежедневно доставляли Диего сведения о положении дел у Моргана. Захватив кубинское торговое судно и сделав его флагманом своего флота, морские разбойники принялись готовить его к сражению: устанавливали дополнительные пушки, укрепляли корпус корабля. Диего получил сообщение, что из одного шлюпа пираты делают брандер. Эта новость заставила адмирала принять срочные меры.
Брандеры были грозным оружием в морских сражениях, особенную опасность они представляли для стоящих на якоре кораблей, которые не имели возможности быстро уйти от противника. Напичканный взрывчатыми и горючими веществами, такой корабль почти вплотную подплывал к своей жертве и загорался. Пламя быстро перекидывалось на другое судно, моментально выводя его из строя. Так что Диего был прав, когда приказал выставить вдоль бортов бочки с водой и приготовить длинные шесты, чтобы не допустить подобной беды.
Утром пятнадцатого апреля Марию разбудил громкий топот ног на верхней палубе. Она торопливо оделась и вышла взглянуть, в чем дело. На почтительном расстоянии от испанских галеонов в проливе появились незнакомые корабли. Это суда Моргана, став на якорь, ждали прилива и попутного ветра. Кровь ударила Марии в голову, когда среди незнакомых силуэтов она различила “Черного ангела”. От радости она чуть не разрыдалась и, положив руку на живот, тихо сказала:
— Маленький мой! Я знаю, он там! Он обязательно спасет нас!
К огорчению обеих сторон, суда смогли тронуться вперед только через два дня, когда подул ветер и поднялся уровень воды. Диего был бы рад начать сражение раньше, но на мелководье, где таилось множество скрытых от глаз мелей, он не решился маневрировать и вынужден был ждать.
Семнадцатого апреля в девять часов утра пиратский флот Моргана во главе с кубинским кораблем, на котором развевался адмиральский флаг, тронулся вперед. С одной стороны его сопровождал фрегат “Лилли”, с другой — “Черный ангел”.
Глаза Диего загорелись дьявольским огнем, когда он узнал корабль Габриэля. Наконец-то! Теперь уж он постарается избавиться от этого проклятого англичанина!
Ни один из трех кораблей, казалось, не представлял угрозы для могучего галеона с тремя сотнями солдат и шестьюдесятью пушками на борту. “Санто Кристо” мог бы справиться со всеми тремя в одиночку.
Как только корабли Моргана подошли на расстояние пушечного выстрела, испанцы открыли по ним ураганный огонь, смяв ряды небольших судов, идущих следом за тремя основными. Но шквал огня не остановил пиратов, и они неумолимо продолжали двигаться вперед, рассчитывая, вероятно, на удачу в рукопашном бою.
Идущие впереди корабли неожиданно разделились:
"Черный ангел” зашел с кормы галеона и стал недосягаем для испанских снарядов, фрегат “Лилли” подошел к носу испанского корабля, а кубинское судно с развевающимся адмиральским флагом, не меняя курса, ударило в борт “Санто Кристо”. С помощью крюков и цепей пираты моментально намертво сцепили оба корабля.
Все внимание было сосредоточено на кубинском судне, и никто не заметил, как с “Черного ангела” тихо спустили на воду каноэ, и высокий человек, легко спрыгнув в лодку, начал быстро грести в сторону галеона. Нельзя было терять ни минуты, испанцев ждал грандиозный сюрприз.
На судне, протаранившем борт испанца, было всего двенадцать человек; его палубы были покрыты толстым слоем смолы и дегтя, а трюмы были забиты легко воспламеняющимися материалами, которые пираты нашли в Маракайбо. Как только пиратский корабль сцепится с испанским галеоном, головорезы Моргана должны поджечь его и спрыгнуть в воду.
Зная, что у него в запасе считанные минуты, Габриэль дождался, пока внимание испанцев полностью переключилось на врезавшееся в галеон судно, и закинул дрек, который удачно зацепился за палубу полуюта. Ему нужно было незамеченным подняться на палубу, а там уж он найдет дорогу к Марии. Но ему не пришлось подниматься так далеко: неожиданно одно из окон растворилось и нежный голосок окликнул его:
— Габриэль! — удивленно воскликнула Мария. — Сюда! Быстрее!
Лицо Ланкастера озарилось радостной улыбкой, и уже через секунду он стоял в капитанской каюте, обнимая Марию, — в этот момент для них ничего не существовало, кроме их любви.
— Мы должны выбраться отсюда как можно скорее, — первым опомнился Габриэль. — Таран — это просто военная хитрость, в любой момент корабль может взорваться, и тогда пламя быстро перекинется на “Санто Кристо”.
— Ну что ж, пошли, — сказала Мария. — Думаю, я без сожаления покину эти стены.
— Как малыш? Все в порядке? — спросил Габриэль, посмотрев на ее большой живот. Мария загадочно улыбнулась.
— Надеюсь. Мы многое пережили вместе с ним, но он вел себя очень достойно. Габриэль нежно обнял жену.
— Как ты думаешь, с моей помощью ты сможешь спуститься по веревке вниз?
— С твоей помощью я смогу все что угодно, — ответила Мария и подошла к окну. Габриэль выглянул наружу.
— Оказывается, дорогая, нашего полку прибыло, — услышала Мария его удивленный голос.
Не успел он произнести эти слова, как в окне показалась голова Джаспера ле Клера, глаза его горели, в зубах был зажат нож. Он бесшумно спрыгнул на пол.
— Мой друг, ты решил, что справишься с этим один? Ведь мы договаривались, что отобьем Марию, когда Дельгато будет увозить ее с горящего галеона? Я должен был догадаться, что ты совершишь какой-нибудь безрассудный поступок.
— А разве не безрассудство, что ты пошел за мной? Ведь, в отличие от меня, ты был согласен с планом? Я просто не хотел рисковать ею, когда все кругом загорится. А это случится с минуты на минуту.
И как будто в подтверждение его слов раздался оглушительный взрыв, и корабль содрогнулся. Послышались крики людей, зловещее потрескивание огня, запахло дымом.
— Раз уж ты здесь, — сказал Габриэль, обращаясь к Джасперу, — помоги нам; надо побыстрее забрать Марию отсюда.
Прошло всего несколько минут с тех пор, как Габриэль проник в каюту, а вокруг уже кипел настоящий бой; гремели пушечные выстрелы, отовсюду слышались грозные крики сражающихся и жалобные стоны умирающих и раненых. Он с тревогой подумал о том, какой опасности подвергает Марию, но выхода не было. Он взялся за веревку.., конец остался висеть в его руке. Их обнаружили! Возбужденные крики на полуюте подтвердили его мрачные предположения, и Габриэль нисколько не удивился, когда сверху раздались выстрелы. Посмотрев за борт, он увидел то, чего подсознательно опасался больше всего: изрешеченное пулями каноэ медленно погружалось в воду.
Одной рукой обняв Марию, в другой сжимая рукоять сабли, он посмотрел на Джаспера.
— Если мы попробуем покинуть корабль тем же путем, каким пришли сюда, нас всех просто перестреляют. Здесь оставаться я тоже не намерен — можно сгореть. Кажется, нам придется с помощью оружия прокладывать себе путь наверх.
Они выломали запертую дверь, и каюта сразу же наполнилась клубами черного едкого дыма. Нагнув головы и прикрывая лица, они пошли по проходу в поисках выхода на верхнюю палубу. Беспрепятственно миновав коридор, беглецы наткнулись у главного трапа на четверых солдат, которых Диего послал за Марией. Троих они уложили быстро, а четвертый успел ускользнуть и с громкими криками выскочил на верхнюю палубу.
— Ты должен дать мне оружие, — уверенно сказала Мария.
Понимая, что их появление на палубе уже не будет неожиданностью для испанцев, мужчины с пониманием посмотрели друг на друга, и, тяжело вздохнув, Габриэль протянул Марии кинжал. Готовые к любым неожиданностям, они стали подниматься наверх.
На палубе галеона стоял кромешный ад. Бочки с водой, заранее приготовленные испанцами, оказались бесполезными против хитрой уловки Моргана, и на “Санто Кристо” разгорался настоящий пожар: огонь пожирал все, что попадалось на его пути. Полуобгоревшие канаты и опоры падали на суетящихся внизу людей, убивая и калеча их. Испанцы в панике прыгали в воду, покидая горящий галеон. Стоя на шканцах, Диего в ярости смотрел на то, что осталось от корабля, бывшего когда-то предметом его особой гордости.
Габриэль, Мария и Джаспер уже выбрались на палубу, когда испанский солдат, оставшийся в живых после стычки с англичанами, подбежал к Диего. Энергично жестикулируя, он показывал вниз. Реакция Диего, увидевшего беглецов, была однозначной — глаза сузились, губы сжались, на скулах заходили желваки. Выхватив саблю и перекинув ноги через поручни, он спрыгнул на палубу. Солдаты, не успевшие покинуть корабль, пришли на помощь своему капитану. Оценив ситуацию, Габриэль оттолкнул Марию к поручням и вместе с Джаспером стал яростно отбиваться от врагов. Но превосходящие числом испанцы понемногу теснили их, пока они не уперлись в поручни. Отступать было некуда — за спиной плескалось море.
Неожиданно Джаспер вскрикнул и схватился за руку. Рукав его белой рубашки обагрился кровью, но, зажав рану другой рукой, он продолжал отбивать атаки испанцев. Видя, как друг слабеет и с каким трудом ему дается каждый удар, Габриэль удвоил свои усилия. Неужели им всем суждено здесь погибнуть?
Вдруг Габриэль заметил, что Дельгато нет среди дерущихся. Видимо, Диего ждал, пока его солдаты измотают Ланкастера, чтобы потом прикончить обессилевшего англичанина.
— Оставьте его, — неожиданно услышал он голос своего врага. — Он мой. Солдаты расступились.
— Я так давно мечтал об этой встрече, Ланкастер!
И в этот раз мне уже ничто не помешает убить тебя.
Габриэль взглянул туда, где стояли Джаспер и Мария. Смертельно бледный, ле Клер опирался на Марию, ее одежда была залита его кровью — видимо, рана была серьезная. Он увидел огромные синие глаза, глядящие на него с любовью и нежностью.
— Я люблю тебя. Что бы ни случилось — я люблю тебя, — прошептала Мария.
Он улыбнулся ей, и поединок начался. Они стояли друг против друга — за спиной Габриэля, опершись о плечо Марии, стоял Джаспер ле Клер, вокруг Диего не осталось никого: даже самые преданные из солдат оставили его, покинув горящий корабль. Мозг Габриэля сверлила только одна мысль — он должен убить Дельгато. Ланкастер не чувствовал ненависти, не мстил за прошлое, он сражался за свое будущее. Поединок был тяжелым; противники ни в чем не уступали друг другу. Не было произнесено ни слова, слышался только звон стали. Мария с ужасом наблюдала за происходящим — сбывались ее самые страшные сны.
Было видно, что Габриэль устал: удары его стали слабее, движения медленнее. Неожиданно он поскользнулся на залитой кровью палубе и, стараясь сохранить равновесие, опустился на одно колено. Диего стремительно бросился на противника, и, пытаясь подняться, Габриэль неловко отвел удар. Он был в очень невыгодном положении, когда Диего предпринял новую атаку. Увидев, что мужу грозит опасность, Мария бросилась вперед и со всей силы всадила кинжал в левое плечо Диего. Взвыв от ярости и боли, он повернулся лицом к новой опасности, и тут Габриэль нанес ему решающий удар, пронзив его черное сердце. Диего зашатался и замертво упал на залитую кровью палубу.
Мария закрыла лицо руками и отвернулась, не в силах смотреть на распростертое тело брата.
— С этим все кончено, родная, — услышала она голос мужа. — Боюсь, нас ждет новое испытание. — Он заглянул ей в глаза. — Корабль объят пламенем, и нам придется прыгать в воду. Я прикрою тебя своим телом, но это все равно опасно.., для тебя и для ребенка.
— Но ведь другого выхода все равно нет, — сказала Мария, со страхом глядя на воду и с ужасом прикидывая в уме, сколько футов ей предстоит лететь вниз.
— Если я останусь жив, и мне снова захочется вмешаться в твои дела, напомни мне об этом дне, — слабая улыбка промелькнула на бледном лице ле Клера.
— Мы поговорим об этом потом, а сейчас прыгаем!
Как ни старался Габриэль защитить Марию, она все равно ощутила сильный толчок при соприкосновении с водой и от болезненного ощущения перестала понимать, что происходит. Только когда они стали подниматься к поверхности, Мария поняла, что руки Габриэля крепко держат ее.
Вынырнув, они услышали голос Джаспера. — Корабль! Твой “Черный ангел”! Они пришли к нам на помощь!
Вскоре Мария с благодарностью почувствовала, как сильные руки поднимают ее из воды, а чуть позже на палубе увидела склонившегося над ней Габриэля. Слава Богу, этот кошмар позади! Но неприятное ощущение не проходило. И это очень беспокоило ее.
* * *
Предоставив другим экипажам право разделаться с оставшимися испанскими кораблями, “Черный ангел” отошел на безопасное расстояние от места битвы и бросил якорь. Морские разбойники в этот раз одержали верх над испанской армадой. Все были в приподнятом настроении, огорчало только состояние Джаспера.
Габриэль на руках отнес Марию в свою каюту, а ле Клером занялся корабельный врач.
Через час Мария сидела на кровати Габриэля, держа в руках чашку специально для нее сваренного бульона. Глядя на порозовевшее лицо жены, Габриэль с надеждой думал, что, возможно, приключения, которые они пережили сегодня, пройдут бесследно. Нежно гладя ее по голове, он спросил:
— Ты уверена, что с тобой все в порядке после такого прыжка?
Смутно ощущая, что с ней происходит что-то неладное, но не желая волновать мужа, Мария вяло улыбнулась.
— Думаю, все в порядке, — сказала она, сама не очень веря своим словам. — Как дела у Джаспера?
— Врач сказал, что он потерял много крови, но рана неглубокая, и если он полежит в постели несколько дней, то полностью поправится. Самая большая проблема — заставить его соблюдать постельный режим.
Покинув ненадолго жену, Габриэль сначала отправился проведать Джаспера, которого застал в постели. На руке ле Клера белела тугая повязка.
— Насмотревшись на подвиги влюбленного мужчины, я понял, что женщины очень опасные существа, — съязвил Джаспер. — Постараюсь не попасться на эту удочку.
— Я хотел поблагодарить тебя, друг, — серьезно сказал Габриэль. — Без тебя нам с Марией не удалось бы спастись. Я никогда не забуду того, что ты для нас сделал.
— Перестань, Габриэль! Я не сделал ничего такого, чего бы ты не сделал для меня. Давай больше не будем об этом говорить, иначе я пожалею, что не бросил тебя на произвол судьбы.
Покинув Джаспера, Ланкастер отправился к Моргану обсудить предстоящие дела. Адмирал был в дурном расположении духа, несмотря на то что испанские корабли были разгромлены, а один даже взят пиратами в плен. Оставшиеся в живых и избежавшие плена испанские солдаты нашли убежище в форте, охраняющем выход из пролива, и это сильно волновало Моргана.
— Форт полон озверевших испанцев, которые сегодня избежали своей гибели, и только они отделяют нас от свободы, — говорил он с нескрываемым раздражением. — Попробуем прорваться.
На следующий день пираты предприняли штурм крепости, но, имея выгодную позицию, пушки и много мушкетов, испанцы успешно отбивали атаку за атакой. Понеся большие потери, Морган приказал своим людям отойти. Отведя корабли обратно в Маракайбо, и заново пополнив запасы провианта, которого должно было хватить на обратный путь до Порт-Рояля, Морган решил предложить испанцам мир. Он освобождает из плена испанских солдат, захваченных во время боя, а они беспрепятственно пропускают его корабли. Испанцы с гневом отвергли такое предложение. Нисколько не удивившись, Морган сразу же стал разрабатывать другой план действий.
Идея была проста. Цель ее состояла в одном — заставить испанцев повернуть часть пушек в сторону залива. И это удалось. Командующий фортом, дон Алонсо, весь день напряженно следил за тем, как на небольшом расстоянии от форта каноэ одно за другим перевозили и высаживали на берег пиратов. Это беспокоило его. Может быть, пираты планируют ночью атаковать форт с берега? И дон Алонсо распорядился развернуть пушки так, чтобы выстрелами можно было накрыть новую цель.
Но никто и не собирался атаковать форт ночью.
Что бы сказал бедный дон Алонсо, если бы узнал, что одни и те же люди многократно ездили в одном и том же каноэ туда и обратно; туда — сидя у всех на виду, а обратно — лежа на дне лодки. Как только темнота опустилась на землю, корабли Моргана стали на исходные позиции, готовые в любой момент поднять паруса.
Сигнал был дан, и темной ночью, подняв якоря и стараясь не производить лишнего шума, корабли Моргана заскользили в сторону залива. Удастся ли им проскочить? И смогут ли их лоцманы в полной темноте без потерь провести корабли по этим коварным местам?
Весь день Мария ощущала неприятную тяжесть в пояснице, но это не очень волновало ее, пока вечером она не почувствовала приступ острой боли в животе. Он прошел и, казалось, больше не повторится. Она старалась убедить себя, что это случайность, и очень жалела, что Пилар нет рядом с ней в такой момент.
Внезапно разрыв снаряда разорвал тишину ночи, и, вздрогнув от испуга, Мария поняла, что их обнаружили. Пережитые волнения и испуг дали себя знать, и новый приступ боли заставил ее согнуться. Боль была такая сильная, что у нее перехватило дыхание. “Вот оно”, — подумала Мария, и новый приступ чудовищной боли обрушился на нее.
Испанцы обнаружили Моргана слишком поздно, и корабли успели проскочить с минимальными потерями. С выходом в залив многие облегченно вздохнули, освободившись от напряжения последних дней, но только не экипаж “Черного ангела”. Жена капитана рожала. Придя в себя после нового приступа боли, Мария позвала на помощь. Первым пришел Ричард, и к тому времени, как Габриэль примчался в каюту, он уже уложил Марию в постель.
Лицо Марии исказилось от боли.
— Господи! Неужели ей ничем нельзя помочь? — спросил перепуганный Габриэль.
— Все в порядке, не волнуйся, — еле слышно прошептала Мария, — просто малыш решил появиться на свет немного раньше времени.
Пришел корабельный врач. Видя, как Мария корчится от боли, Габриэль вцепился в его камзол и заорал:
— Ну сделайте же что-нибудь!
Врач в недоумении посмотрел на Ланкастера.
— Я? Я корабельный врач, а не повивальная бабка. Я не имею представления о родах. — И с этими словами он покинул каюту.
Невозмутимый и практичный Ричард взял все под свой контроль.
— Я помогу ей. Роды есть роды, и, если вы оставите нас одних, мы прекрасно справимся без вас.
Часы, проведенные за дверью каюты, показались Габриэлю вечностью. Он несколько раз порывался войти, и каждый раз со словами: “Вы будете только мешать”, — Ричард выпроваживал его вон.
Прошло уже семь часов, когда за дверью раздался крик новорожденного. Мария родила здорового сына. Краснолицый, пронзительно кричащий Натаниэль Ричард Джаспер Ланкастер лежал на руках счастливой матери, с удивлением смотревшей на его недовольное личико.
— Ах, малыш, — шептала Мария, — сколько приключений свалилось на наши с тобой головы! Неудивительно, что ты решил появиться пораньше.
Когда Габриэлю было разрешено войти в каюту, он подошел и сел на край кровати, не в силах оторвать глаз от Марии и новорожденного.
Новость о рождении сына у Ланкастера быстро облетела корабли, вызвав новую волну веселья среди пиратов;
Два дня спустя, когда заря еще только начинала окрашивать горизонт на востоке, “Черный ангел” вошел в воды Карибского моря. Теперь они были в безопасности!
Оставив капитанский мостик, Габриэль спустился в каюту. Мария сидела у окна и кормила грудью ребенка. Услышав, как отворилась дверь, она обернулась.
— Пойдем! Встретим вместе зарю! — улыбнулся ей Габриэль.
Осторожно взяв сына на руки, он поднялся на палубу. Глядя на стройный ряд кораблей, на всех парусах шедших к дому, он обнял жену и тихо сказал:
— Вот идут корабли, трюмы которых ломятся от богатств, а у меня в руках величайшее из сокровищ, о котором я когда-либо мог мечтать!

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 игристое вино montefiore 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я