научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Заказывал тут магазин Водолей ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Боюсь, что я забыла свое место.
— У меня другое мнение. Думаю, что впервые с момента твоего появления в доме ты оказалась на своем месте. Хватит об этом. Надо развлекать гостей, а не путаться у меня под ногами на кухне. Если ты устала, то пойди и отдохни в комнате, которую хозяин велел приготовить для тебя еще вчера.
Не скрывая своего удивления, Мария смотрела на домоправительницу широко раскрытыми глазами.
— Комната? Для меня?
Все мысли миссис Сэттерли были сосредоточены на парадном ужине, ведь в доме были гости, а это случалось так редко.
— Деточка, — сердито сказала она, — разве ты не слышала, что я только что сказала? Беги, мне еще надо приготовить пирог с сыром и сделать к телятине соус с чесноком и зеленью.
Немного опешив от такого обращения, Мария кротко спросила:
— Где же моя комната?
— Комната?.. Ах да, твоя комната, — повторила миссис Сэттерли, оторвавшись от теста, которое месила, — это как раз напротив спальни господина Габриэля. — Она тепло улыбнулась Марии. — Я постаралась обустроить все так, чтобы тебе понравилось. А теперь беги, не мешай мне!
Проходя мимо розовой комнаты, Мария услышала приглушенные голоса и вяло улыбнулась. Как повезло Пилар, что у нее любящий муж. Подумать только, всего три месяца назад в Панама-сити ее дуэнья клялась, что никогда в жизни больше не выйдет замуж.
Открыв дверь предназначавшейся ей комнаты, Мария в изумлении замерла на пороге. Мебели здесь было немного, но то, с каким вкусом и любовью все было обставлено, тронуло Марию. Пол покрывал восточный ковер цвета красного вина с золотистым орнаментом, у стены стоял маленький шкаф с изящной резьбой, рядом красовалась кровать, покрытая сине-зеленым атласным покрывалом. В ногах кровати стоял небольшой, обитый зеленой кожей испанский сундук, и шляпки медных гвоздей блестели в лучах заходящего солнца, проникающих в комнату сквозь узкое, похожее на бойницу окно. На длинном мраморном столе, стоящем вдоль стены около кровати, Мария увидела фарфоровый тазик и кувшин, рядом лежало зеркало на длинной ручке, расчески, щетки, а в центре возвышался массивный подсвечник.
Несмотря на то что добрая половина комнаты оставалась пустой, Мария была довольна. Она почувствовала себя дома. Это была ее комната, и она поняла, что даже после отъезда Зевса и Пилар останется жить здесь. Ей не хотелось возвращаться в розовую комнату с ее утонченной элегантностью.
Она прилегла и уже совсем было задремала, когда раздался громкий стук в дверь. На пороге стоял Габриэль. Ни слова не говоря, он вошел и направился прямо к ней. У Марии сжалось сердце: неужели он опять будет допытываться о Каролине?
— В чем дело? Зачем ты пришел?
— Хотел узнать, как тебе понравилась новая комната. Ты заглядывала в шкаф и в сундук?
Габриэль распахнул дверцы шкафа — там висело несколько платьев; от обилия кружев, шелка и бархата у Марии запестрело в глазах. То, что они предназначались не для прислуги, было очевидно.
— Здесь ты найдешь всякие женские мелочи вроде корсетов, — сказал он, открывая сундук. — Мне пришлось помочь Ричарду подобрать эти вещи, он ведь не так хорошо знает твои размеры, как я, — Габриэль улыбнулся.
— Ричард? Это он подобрал все эти вещи для меня"?
— По моей просьбе, конечно. Если ты собираешься принимать гостей, то должна быть одета соответствующим образом.
— Но.., но ты забываешь, что служанкам, а тем более невольницам не по чину такие платья.
— Положим, ты никогда не была невольницей, моя маленькая колдунья. Тебе просто нравилось делать вид, что ты моя рабыня. Мы же оба прекрасно понимаем, что это не так. Сегодня ты снимешь это ужасное платье, и мы больше не будем притворяться. Я устал от этой игры.
— Игры! — воскликнула Мария. — Для меня это не было игрой, сеньор!
— Тогда притворством, — бросил он на ходу и, подойдя к Марии, притянул ее к себе. — Я действительно взял тебя в плен, и ты была моей пленницей, но никто никогда не считал тебя невольницей. Это ты первая назвала меня хозяином, ты бросила мне в лицо шелка и кружева, в которые я хотел одеть тебя! Это ты настояла, чтобы мы играли эти роли! Мне все это надоело! Если тебе хочется что-нибудь представлять, играй роль моей гостьи поневоле.
Мария почти не слышала его слов. Его лицо было так близко, она ощущала его дыхание, чувствовала его тепло. Странная слабость разлилась по всем членам. О Боже! Как же ей хочется прижаться к нему!
Он что-то говорил, шептал, но Мария не разбирала слов, она видела только его горящие глаза и такие желанные губы…
— Нет, не гостья.., нет.., хозяйка… — И их губы слились в поцелуе.
Застонав, Габриэль прижал ее к себе еще крепче, и его сильные руки нежно обняли Марию. Она обвила руками его шею, и ее тонкие пальчики запутались в его черных волосах. Забыв обо всем, они опустились на кровать. Целуя и лаская ее, он вдруг поднял голову и, посмотрев на Марию затуманившимся от нахлынувшей страсти взором, прошептал:
— Ты как ключевая вода.., а я, уставший путник, никак не могу утолить жажду… — И опять приник к ней.
— Габриэль, друг мой, где ты? — раздался за дверью громкий голос Зевса. — Ты обещал перед ужином показать мне пару чудесных французских пистолетов.
Габриэль замер и, выругавшись про себя, осторожно поднялся. Одернув рубашку, он направился к двери и, отворив ее, крикнул Зевсу:
— Я здесь, мой друг. Чтобы найти меня, не надо орать, как раненый бык. — И, не оборачиваясь, плотно прикрыл за собой дверь.
Мария растерянно смотрела на закрытую дверь, до конца не понимая, были ли те сладкие минуты сном или реальностью, но, заметив свой расстегнутый лиф, покраснела. Нет, ей ничего не привиделось.
Открыв шкаф и выбирая платье, она думала о том, что между ними рушится еще один барьер. Пока у нее была возможность убеждать себя — хотя с каждым днем это становилось все труднее, — что она здесь на положении невольницы, она могла противиться происходящему. Но что же ей делать теперь?
Было очевидно, что Габриэль хочет сделать ее своей любовницей. Она не могла отрицать, что они оба стремились к физической близости, но если ею двигала любовь, то им, ей казалось, руководила похоть, желание обладать ее телом, не более. Любая другая женщина точно так же могла бы удовлетворить его. От этой мысли ей стало больно. Если так будет продолжаться, думала Мария, она со временем возненавидит его именно за ту страсть, которую его прикосновения разжигают в ней, за чувства стыда и отвращения, которые она испытывает от того, что не может противостоять ему. С этими мрачными мыслями она начала одеваться к ужину.
Вечер был такой чудесный, что Мария забыла обо всех своих печалях. Зевс оказался очень веселым парнем, и Габриэль ни в чем не уступал ему. Смех и шутки не смолкали весь вечер. Встречаясь глазами с Габриэлем, Мария чувствовала, как замирает сердце, и вспоминала, что произошло между ними днем. Она ждала конца вечера в надежде, что это повторится снова.
Ужин закончился довольно поздно. Женщины ушли первыми, оставив мужчин беседовать за бутылкой французского коньяка. Мария долго лежала без сна, размышляя о том, что происходит в ее душе. Раздавшиеся за дверью шаги, заставили ее вздрогнуть. С волнением и разочарованием она услышала, как открылась и закрылась дверь в комнату Габриэля. Привстав, Мария напряженно ловила каждый звук. Но проходили минуты, а в доме по-прежнему царила тишина, и она поняла, что он все-таки не придет.
Габриэль тоже лежал без сна. Он никогда раньше не задумывался, что испытывает женщина рядом с ним в постели. Он, несомненно, старался доставить ей удовольствие, но что остается у нее в душе после встречи с ним, мало интересовало его. Элизабет была, пожалуй, первой, мнением которой он хоть немного дорожил. Но с Марией все было иначе. Ему хотелось гораздо большего, чем просто физического удовлетворения.., ему хотелось, он отчетливо понял это, чтобы она полюбила его.
* * *
Строительство дома в Гавр дю Мер затягивалось, и визит Зевса и Пилар оказался весьма продолжительным. Мария и Габриэль развлекали гостей, как могли, а Зевс и Пилар старались не быть хозяевам в тягость. Это оказало благотворное влияние на напряженную обстановку в доме. Пилар очень сблизилась с миссис Сэттерли, и главной темой их бесед, которую они постоянно обсуждали, были взаимоотношения Марии и Габриэля.
— Хозяину давно пора жениться, — говорила миссис Сэттерли. — И я не могу вам передать, как мы обрадовались, когда в доме появилась мисс Мария. Они чудесная пара! А вражда с Дельгато — это все ерунда! Может быть, Мария и Дельгато, но она рождена, чтобы стать леди Ланкастер. — И, поговорив немного, женщины каждый раз сходились на том, что все дело в упрямстве обоих и что-то надо с этим делать.
И это что-то случилось. Никто даже не ожидал такого поворота событий. В тот день все четверо вернулись домой под вечер после пикника, устроенного в горах у водопада. Их встретил встревоженный мистер Сэттерли, в руках он сжимал смятый листок бумаги.
— Господин Габриэль, — сказал он, протягивая листок хозяину, — это принесли утром. Мне кажется, что важное послание. Я никогда раньше не видел человека, который принес письмо. Он сразу же ушел, успев, правда, сказать, что все это должно заинтересовать. Еще он сказал, что будет ждать ответа в Порт-Рояле в таверне “Белая лошадь”.
Мария взглянула на развернутый листок и вздрогнула. Она сразу узнала твердый, крупный почерк Диего. Что ему нужно от Габриэля?
Ей не пришлось долго ждать. Габриэль быстро прочел послание и, оторвав взгляд от бумаги, пристально посмотрел на Марию.
— Что случилось? — тревожно спросила она. Он, не отрываясь, смотрел на нее.
— Что случилось? Ничего особенного. Просто я получил письмо от твоего дорогого братца. Он предлагает мне сделку.
— Сделку? Какую? — ничего не понимая, оторопело спросила Мария.
Габриэль усмехнулся, взгляд его был холоден и тяжел.
— Он предлагает обменять тебя.., тебя на Каролину.
Глава 6
Стоя на палубе “Черного ангела”, Мария напряженно всматривалась в очертания пустынного острова, которому предстояло стать местом встречи. Три недели миновало с тех пор, как они получили послание от Диего, а она все никак не могла поверить, что Габриэль так спокойно отдаст ее брату. Надеждам и мечтам, которые согревали ей душу в чудесные дни, проведенные с Зевсом и Пилар, не суждено сбыться. Она ничего не значит для него, и то, что встреча с братом вот-вот состоится, — лишнее тому подтверждение. Габриэль так холоден с ней последнее время.., все мысли его, вероятно, о Каролине.
Мария старалась не думать о предстоящем событии, так как готова была возненавидеть и брата, и Каролину. Его — за то, что безжалостно вмешался в ее жизнь, Каролину — за то, что так дорога Габриэлю. Но главной болью Марии был, конечно, Габриэль. Зачем она внушила себе, что он любит ее?! Холодное, расчетливое чудовище! Даже его доброта была частью хорошо продуманного плана мести. Габриэль обезоружил ее своей добротой, и она влюбилась! Он может радоваться — его план успешно осуществился! Месть удалась!
Как только содержание письма стало известно обитателям “Королевского подарка”, в поместье поднялся страшный переполох. Ничего не сказав растерявшимся женщинам, Зевс и Габриэль, оседлав коней, тут же ускакали в город на встречу в таверне “Белая лошадь”.
— До отплытия осталось меньше двух недель, — сказал Габриэль, вернувшись из Порт-Рояля. — Встреча назначена на двадцать четвертое сентября.
Марию охватило отчаяние. Его цинизм поразил ее — он даже не пытался скрыть, что в любой момент готов от нее избавиться. А чего, собственно, она ожидала? Каролина — его родная сестра, а она — просто Дельгато. Сообщение об отплытии привело Пилар в ярость: узнав о принятом решении, она истошно закричала и даже попыталась наброситься на Габриэля с кулаками; только Зевсу с его недюжинной силой с большим трудом удалось удержать ее. Больше Пилар ни во что не вмешивалась, но злобные взгляды, которые она искоса бросала на хозяина поместья, ясно говорили об ее отношении к происходящему.
— И все-таки я не верю, что он решится на такое, — успокаивала она Марию. — Любому понятно — он неравнодушен к тебе.
— Не забывай: ведь Каролина — его родная сестра. Как можно осуждать Габриэля за то, что он согласился на предложение Диего? Его желание освободить сестру из плена мне вполне понятно, — рассуждала Мария, но ее удрученный вид ясно говорил: эти разумные речи не имеют ничего общего с тем, что творится у нее в душе.
В день отплытия Пилар была сама не своя. — Мне кажется, Габриэль и Зевс что-то затевают, — поделилась она с Марией. — Я чувствую это. Не верю, что Ланкастер так просто отдаст тебя Диего. Зевс что-то недоговаривает. Меня утешает одно — что он все время будет около тебя на корабле.
Бросив прощальный взгляд на пристань, Мария увидела утиравшую слезы Пилар. Если бы она тоже могла заплакать, может быть, ей стало бы легче. На душе было тяжело — растерянность и отчаяние владели ею.
Они направлялись к пустынному островку, затерянному в Карибском море, в стороне от морских путей. Неделя плавания пролетела незаметно, и только когда “Черный ангел” бросил якорь в нескольких милях от того места, где на рассвете следующего дня должна была произойти встреча, Мария с ужасом поняла, что эта ночь будет для нее последней на борту фрегата. Завтра, в это же время, она отплывет с Диего по направлению к Эспаньоле, и все события последних месяцев покажутся ей сном.
Низко опустив голову и уныло глядя на темную гладь моря, Мария стояла на верхней палубе корабля.
— Пойдем-ка в каюту, моя голубка, уже поздно. — Зевс заботливо обнял ее за плечи. — Не отчаивайся, дорогая, — загадочно улыбнулся он, — еще не все потеряно.
Сердце Марии екнуло от волнения, и она вопросительно посмотрела на Зевса.
— Что ты имеешь в виду? — голос ее звучал хрипло. — Обмен не состоится?
Зевс в смущении потер нос — что-то он болтает много лишнего — и, быстро оглянувшись, заговорщически проговорил:
— Если Габриэль узнает, что я говорил с тобой, не сносить мне головы. Но Пилар будет огорчена, если я позволю тебе упасть духом. — Они улыбнулись друг другу. — Я не могу открыть тебе, что замышляет наш угрюмый Черный ангел, но знай, что он тебя никому не отдаст.
При этих словах у Марии перехватило дыхание.
— Как же так? — с трудом вымолвила она. — Почему он ничего мне не сказал и всю дорогу ведет себя так, будто я стала ненавистна ему?
— Да потому, — вполне серьезно ответил Зевс, — что ты, мягко говоря, здорово усложнила то, что с самого начала должно было быть простым и ясным.
Он и не собирался отдавать тебя брату. Его волнует совсем другое — как выручить Каролину? Больше я тебе ничего не скажу. Не волнуйся и не грусти — все будет хорошо!
Мария благодарно улыбнулась ему в ответ. — Какое счастье, что Пилар встретила именно тебя.
— Я с тобой полностью согласен! А теперь отправляйся спать, и пусть тебе приснится, как весело мы все вместе заживем на Ямайке.
Не успела Мария отойти на несколько шагов, как услышала за спиной шум. Она обернулась. Несколько матросов суетились у борта, готовя к спуску два каноэ. Рядом маячила высокая фигура капитана. Мария как завороженная наблюдала за ним. Подошел Зевс и, дружески хлопнув Габриэля по плечу, вслед за вооруженными до зубов пиратами спустился в одну из лодок. Терзаемая любопытством, Мария подошла к борту, за которым на волнах покачивались каноэ, и стала напряженно вглядываться в темноту.
— Мария! — раздался за ее спиной голос Габриэля. — Что ты здесь делаешь? Я думал, ты давно спишь!
Мария повернулась к нему. Усталый вид, хмурое лицо, тяжелый взгляд…
— Я как раз собиралась отправиться в каюту, — сказала она, вопросительно заглядывая ему в глаза. Сгорая от желания узнать, правду ли сказал Зевс, и ожидая хоть какого-то намека на то, что ждет ее впереди, она не вытерпела:
— Завтра вечером, когда меня здесь уже не будет, ты наконец-то почувствуешь себя счастливым!
Даже в темноте было заметно, как помрачнело его лицо. Габриэль резко притянул ее к себе.
— Завтра вечером ты будешь со мной! Я тебя не отпущу — и это мое проклятие! — Его рот жадно приник к ее губам, и душа Марии затрепетала от счастья: она все-таки не безразлична ему!
— Уходи! Иди спать! — строго проговорил Габриэль. — Иначе я за себя не ручаюсь!
Мария колебалась, ей очень не хотелось расставаться с ним именно сейчас, но, увидев матросов, с интересом наблюдавших за ними, послушно кивнула и быстро ушла к себе. Ей казалось, что в эту ночь она не сомкнет глаз, но уснула, едва коснувшись головой подушки.
Габриэль разбудил ее за час до рассвета.
— Собирайся! Мы подходим к острову. Дрожа от волнения, Мария быстро оделась, заплела волосы в косу, уложила ее вокруг головы и, даже не взглянув на себя в зеркало, вышла на палубу.
Первые краски зари только начинали окрашивать горизонт. Высокая фигура капитана, неподвижно стоящего на шканцах, четко выделялась на фоне серого предрассветного неба. Проследив за его взглядом, Мария вздрогнула от неожиданности — в предутреннем тумане выделялись очертания стоящего на якоре большого испанского галеона. Это был “Санто Кристо”, и она с ужасом представила, какие страшные воспоминания терзают сейчас Габриэля. Он не заметил ее появления; лицо его было сурово, тело напряжено — Ланкастер походил на хищника, готового кинуться на свою жертву.
— Габриэль, — тихо позвала Мария. — Я готова. Не сразу оторвавшись от своих воспоминаний, он посмотрел на Марию невидящим взглядом. Ее поразило, как медленно Габриэль возвращается к действительности. Не говоря ни слова, он взял ее за руку и повел к борту. Фрегат стоял в нескольких сотнях ярдов к востоку от галеона, а к северу от него как раз и лежал маленький островок, на котором должна была произойти встреча. Взгляды капитана и всей команды были прикованы к испанскому кораблю. Все ждали появления Диего и Каролины.
Наконец на “Санто Кристо” оживились, и матросы начали спускать на воду быстроходную лодку. Через минуту Мария увидела гибкую фигуру брата, ловко спускавшегося по веревочной лестнице. Следом за ним медленно и осторожно спускалась стройная женщина, лицо которой невозможно было разглядеть на таком расстоянии, и только когда ее светлые волосы зазолотились под первыми лучами солнца, Мария поняла, что это действительно Каролина.
Увидев светловолосую женщину, Габриэль громко крикнул дрогнувшим от волнения голосом:
— Лодку на воду!
Приказ был мигом исполнен, и через пару минут Мария уже сидела в лодке; Габриэль взялся за весла, и они стремительно двинулись к острову. Глядя на воинственный вид Габриэля, Мария почувствовала, как в ней растет беспокойство. Что ждет их впереди?
Она смотрела на идущую впереди них лодку, в которой тоже сидели двое — все, видимо, было обговорено заранее. Но Мария хорошо знала своего брата и сомневалась, что обмен пройдет гладко, да и у Габриэля, по словам Зевса, имелись свои планы… Она огляделась вокруг: оба корабля мирно покачивались на волнах, вокруг них расстилалась спокойная гладь моря, а над ними — бескрайнее небо… Она неожиданно вздрогнула — что-то промелькнуло на горизонте.
Парус? Или просто край облака?
Неприятный звук отвлек ее внимание — это лодка заскрежетала по каменистому дну. Габриэль подал Марии руку и помог ей выбраться. Неподалеку от них высаживались на берег Диего и Каролина. Габриэль не видел сестру целых четыре года и теперь жадно всматривался в родные черты. Каролина очень изменилась. Из молоденькой девушки она превратилась в красивую статную женщину.
Обе пары остановились в нескольких ярдах друг от друга. Диего заговорил первым.
— Я вижу, ты в точности выполнил мои требования.
Габриэль молча кивнул, не спуская глаз с сестры.
— Каролина, неужели это действительно ты? — срывающимся голосом спросил он.
Из прекрасных синих глаз светловолосой женщины хлынули слезы, и, пытаясь подавить рыдания, она воскликнула:
— Габриэль! Ты жив! Когда он сказал мне, что ты жив, я сначала не поверила.
— Да, я жив! Но вовсе не благодаря этому мерзавцу, а вопреки всем его стараниям!
— Ты всегда был неблагодарной свиньей, — прорычал Диего. — Мне следовало прикончить тебя в тот день, когда мы взяли “Ворона”.
— Я думаю, ты прав. — Злая усмешка заиграла на губах Габриэля. — И сегодня до захода солнца ты еще не раз пожалеешь об этом.
— Ты уверен? А вот я сомневаюсь в этом, тем более что тебе не суждено увидеть сегодняшний закат.
Марии показалось, что слова Диего не удивили Габриэля. Он словно ждал подобного поворота разговора. Нисколько не смутившись, он спокойно сказал:
— Неужели? Что же мне помешает?
— Ты, англичанин, доверчив и глуп. Ты слепо выполнил мои указания, и тебе даже в голову не пришло, что я могу нарушить наш договор.
Странное выражение появилось в глазах Габриэля. В них не было и тени испуга, уверенность и ирония светились в его взгляде.
— Но, сеньор, вы же дали слово, что будете твердо следовать нашему договору; мы обменяемся сестрами, и никакого кровопролития не будет.
— И ты мне поверил? — С уст Диего сорвался ехидный смешок. — Придется тебя разочаровать! Педро! Мигель! Покажитесь!
Неожиданно из-за гряды камней, с трех сторон окружавшей место встречи, показались несколько вооруженных испанцев. Стволы их аркебуз были направлены на Габриэля. Мария замерла от страха. Неужели это конец и они убьют Габриэля прямо у нее на глазах?
Она испуганно подняла глаза и с удивлением обнаружила, что Ланкастер совершенно спокоен. Тут-то она и вспомнила о каноэ и пиратах. Где же они?
Не обращая внимания на направленное на него оружие, Габриэль весело крикнул:
— Зевс! Друг мой! Я надеюсь, ты здесь!
И в ответ тут же прозвучал могучий бас Зевса:
— Конечно, я здесь, мой капитан! Где же мне еще быть?
Лицо Диего побелело от ярости, когда за спинами его солдат выросли фигуры вооруженных до зубов пиратов. Продолжать этот фарс не имело смысла. Одно слово Габриэля — и через пару минут никого из испанцев не осталось бы в живых.
— Ну что ж, — с трудом выдавил Диего, — поскольку я не буду иметь чести убить тебя сегодня.., давай побыстрее закончим то, ради чего мы приехали сюда, и обменяемся женщинами.
Габриэль окинул его долгим взглядом и, не торопясь, произнес:
— Нет, я думаю, мы поступим по-другому. Мы будем драться.., и победитель с обеими женщинами беспрепятственно покинет этот остров.
Диего колебался недолго. Глаза его лихорадочно заблестели, рука потянулась к висевшей на боку сабле.
— Почему бы и нет, английская свинья! — отчетливо произнес он. — Почему бы и нет!
И сразу же, без предупреждения, он бросился на Габриэля. Но Ланкастер был готов к такому повороту событий и, оттолкнув Марию в сторону, умелым выпадом отбил атаку испанца.
Затаив дыхание, Мария с ужасом наблюдала за происходящим. Мучивший ее когда-то ночной кошмар превратился в реальность. Но теперь душа не рвалась надвое — она желала удачи Габриэлю.
Поединок был тяжелым; каждый из дерущихся желал только одного — смерти своего злейшего врага. Жестокая усмешка играла на лице Габриэля, и Марии казалось, что время для него отступило на несколько лет назад, и он продолжает ту схватку, которую не смог довести до конца на “Вороне”.
Тяжело дыша, потные, все в крови, противники ни в чем не уступали друг другу. Неожиданно с фрегата раздался пушечный выстрел. Все замерли от неожиданности — на горизонте появился силуэт еще одного корабля. К ним на всех парусах спешил тридцатипушечный испанский галеон.
Дав предупредительный выстрел, фрегат стал сниматься с якоря и поднимать паруса, чтобы в полной боевой готовности встретить незваного гостя. На “Санто Кристо” тоже начали спешно готовиться к отплытию, хотя подходивший корабль, казалось, не должен был представлять для испанцев никакой опасности.
К удивлению Габриэля, Диего прекратил поединок и внимательно наблюдал за маневрами приближающегося галеона.
— Сукин сын! На этот раз я не дам тебе ни малейшего шанса! — крикнул Габриэль и сделал опасный выпад в сторону Диего.
Отбив атаку, испанец ретировался со словами:
— Боюсь, англичанин, что закончить этот поединок нам придется в другой раз. Рамон появился совсем некстати. Но следующая наша встреча наверняка станет для тебя последней.
Оценив ситуацию, пираты бросились к спрятанным среди камней каноэ, чтобы как можно быстрее добраться до корабля, но испанцы, либо не поняв их действий, либо решив перебить противников, отрезали им путь к отступлению, и на острове завязалось настоящее сражение.
О женщинах на время забыли, и, перепуганные насмерть, они, тесно прижавшись друг к другу, спрятались за большим валуном.
На “Черном ангеле” прогремел еще один предупредительный выстрел; корабль не уходил, поджидая оставшихся на острове. Самым странным в сложившейся ситуации было то, что пушки подошедшего галеона молчали. Испанцы, казалось, не собирались вступать в бой с пиратским фрегатом — галеон держал курс на пустынный остров, где в тот момент решалась судьба стольких людей.
— В другой раз? — удивленно воскликнул Габриэль, не понимая намерений Диего. — Почему? Разве этот корабль пришел не тебе на помощь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 вино bodegas olarra 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я