Все для ванной, ценник необыкновенный 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Знаю, но почему вдруг ты об этом заговорил?
Зак пожал плечами, встал с кресла и что-то проговорил недовольным тоном. Он подошел к жене и крепко обнял ее.
— Письмо от Салли Мартин. Она решила продать свое ранчо.
— Салли Мартин — та самая женщина, которая помогла тебе в трудную минуту, — кивнула Дебора.
В ее голосе не было ревности. Эта женщина спасла Зака от смерти.
— Да. Я пригласил ее погостить у нас.
Он усмехнулся, когда Дебора подняла голову и посмотрела на него.
— Надеюсь, они с Дэнни поладят.
— Вот уж не думала, что ты сводник, Зак Баннинг.
Зак стал оправдываться:
— Ну, она одинока, Дэнни тоже — его жена умерла пару лет назад, не вижу в этом ничего плохого.
— Ничего плохого? — раздался мужской голос.
Они повернулись и увидели Дэнни Майлз взошел на крыльцо. Он весь был в пыли и улыбался, с восхищением глядя на Зака.
— Надеюсь, речь не идет об еще одном младенце.
— Ты возражаешь против этого младенца? — возмутилась Эмилия.
Все засмеялись.
Дэнни провел рукой по светлым волосам и покачал головой:
— Нет, конечно, но временами он очень шумит. Как-то чуть ли не час скандалил, когда я убрал нож, который он нашел.
Зак почувствовал, как содрогнулась Дебора, и снова обнял ее.
— Он точно куда-нибудь угодит.
Дэнни внимательно посмотрел на него.
— Ты что-то затеваешь, — сказал он, — по глазам вижу.
Дебора едва сдерживала смех.
— Зак хочет тебя кое с кем познакомить.
— Да ну?
— Ага, мне хотелось бы купить ее ранчо.
— А где это? — поинтересовался Дэнни.
— У подножия гор Узко.
— Рядом с Веласкесом и Даймондом? — удивился Дэнни.
— Ну, не рядом, конечно. Но мне все равно. Не думаю, что Даймонд будет ссориться со мной, ведь он женат на Джудит. А дон Франсиско, с тех пор как ему отказали во всех его притязаниях на землю, больше не представляет опасности. Я слышал, что он живет в каком-то кирпичном доме вблизи Сирокко. Едва ли это такая же большая усадьба, как та, что у него когда-то была, но он сам виноват.
Зак взглянул на Дебору.
— Тебе жаль, что ты потеряла столько земель?
— Нисколько. После того, как ты предъявил подписанную им бумагу, я могла потребовать все. — Дебора покачала головой. — То, что дон Франсиско лишился всего, — справедливо, но тетушка Долорес пострадала невинно.
— Плохо, что закон оставил Веласкеса безнаказанным, — сказал Зак. — Может, подписанное признание в попытке убийства, вымогательстве и других преступлениях в худшем случае устранило бы его на время, в лучшем — привело на виселицу. Последнее, меня бы больше устроило. Но не всегда, все выходит по-моему. — В голосе Зака появились жесткие нотки.
— Я не хочу, чтобы ты уезжал, — заявила Эмилия. Зак обнял Дебору.
— Нам нужно строить собственную жизнь. Нам нужен собственный дом. На ранчо у Салли много воды, есть глубокие колодцы и достаточно места, чтобы разводить скот. Мне этого вполне достаточно.
Он прижал к себе Дебору.
— Сейчас у меня есть все, о чем я только мог мечтать.
Дэнни взглянул на поля, простиравшиеся за домом.
— Я послал то стадо на рынок, как ты хотел.
— Ты зарезал быков, о которых мы договорились?
Дэнни кивнул:
— В лагере Белого Орла хватит мяса на всю зиму.
— Эту зиму.
Все замолчали. Макензи не переставал преследовать команчей, у Норт-Форка произошла кровавая битва. Вскоре после этого военный предводитель команчей по имени Parra-a-coom, или Крупный Медведь, попросил обменять захваченных в плен женщин и детей на воинов. У агента США Татума были на этот счет свои соображения. Он решил, что освобождение женщин и детей, удерживаемых в качестве заложников, даст воинам возможность начать новую войну. Их заключение под стражу явилось гарантией освобождения четырнадцати бледнолицых и двенадцати мексиканцев, которых удерживали команчи. Поэтому он отказал. Подсолнух все еще находилась среди тех, кого удерживали в Форт-Ричардсоне, и Белый Орел решил ступить на тропу войны, чтобы освободить дочь. Ситуация была напряженной.
— Добром это не кончится, — медленно проговорил Зак. — Команчам нужен вождь, который смотрит в будущее и поведет людей к миру, вместо того, чтобы толкать их к войне. Белый Орел стар и одинок.
Позже, когда Зак и Дебора подошли к небольшому пригорку, она спросила:
— Ты скучаешь по жизни среди команчей?
— Иногда, — признался Зак. — Это была простая жизнь. Свободная. Мы гонялись за бизонами или за ветром.
— Свобода — самое дорогое, что есть у человека, — прошептала Дебора.
Зак обнял ее. Он впился в нее взглядом и ощутил, как ему сдавило грудь. Он знал, что у него хриплый грубый голос, но уже не мог сдерживать эмоции. Годы самоконтроля как будто унес ветер.
— Все, что мне нужно, я обрел. Ты — мой ветер, моя свобода, моя любовь.
Ее глаза наполнились слезами, волосы вспыхнули огнем в лучах заходящего солнца. Она прижалась к нему.
— Я до конца дней буду любить тебя, Зак Баннинг, — нежно произнесла Дебора. — Ты — дикий и свободный, как ястреб, недаром носишь его имя. Я останусь с тобой навсегда. Usъni.
Зак наклонился, его темные волосы коснулись ее щеки. Целуя ее, он услышал в небе крик ястреба.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
загрузка...


А-П

П-Я