https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И не ошибся.
Через несколько минут Зак услышал тихий стук копыт. Даймонд, конечно, не дурак, но Заку не нравилось, что за ним следят. Он тихонько рассмеялся, и в следующее мгновение Даймонд потерял его из виду.
Была уже почти полночь, когда Зак пересек границу асиенды Веласкесов. Он подождал, наблюдая за тем, как сменяется караул. Дон Франсиско расставил вооруженных людей по периметру ранчо и вокруг дома. На сей раз, было гораздо труднее подобраться к дому, но любой уважающий себя команчи мог это сделать.
Он научился одной уловке. Нужно было думать о себе, как о части пейзажа и превратиться в нее. Он годами учился терпению, учился тому, чтобы подождать, понаблюдать и еще немного подождать. Главное, не спешить, чтобы не совершить ошибку.
И Зак ждал. На нем была темная одежда, а мокасины давали возможность, передвигаться бесшумно, и не поднимая пыли. Его пистолет был заткнут за пояс под рубашкой, в одной руке он держал нож в ножнах, чтобы свет, упавший на лезвие, не обнаружил его присутствия.
Он забыл предупредить Дебору, чтобы надела что-то темное. А если появится в белом, заставит ее переодеться. И ее кузину тоже. Впрочем, вряд ли Джудит поедет с ними. Он знал, как сильно она его боится, и сожалел об этом из-за Деборы.
Бывало так, что бледнолицая женщина после нескольких лет пребывания в плену у индейцев, освободившись, вспоминала об этом с ужасом, если даже с ней обращались там, как с уважаемой женой. Не говоря уже о тех женщинах, которые не видели там ничего, кроме жестокости и издевательств, как, например, Джудит.
Страх Джудит мог осложнить дело. И Зак надеялся, что она откажется ехать.
Согнувшись за кустом шиповника и кактусом, росшими у угла внешнего здания, Зак подождал, пока часовые не переместились к одному из хранилищ. Наверное, им потребуется минут пять, чтобы поменяться местами, а это не так эффективно, как военный пост.
Наконец они вошли внутрь. Зак слышал их тихие голоса и смех. Полусогнувшись, Зак пересек открытый дворик перед домом, держась в тени, насколько это было возможно. Лучше бы, конечно, ночь выдалась безлунная.
Стена из необожженного кирпича, окружавшая внутренний дворик, в который выходила комната Деборы, была прохладной. Он почувствовал это, когда прижался к ней спиной. Виноградные лозы цеплялись за него, ему нужно было двигаться медленно. Все зависело от времени. Если бы он опоздал на минуту или две, продолжать было бы слишком опасно. Когда взрыв отвлечет охранников дона Франсиско, у него будет всего несколько минут, чтобы вывести Дебору. Дон Франсиско все тщательно продумал. Слева раздался какой-то звук, и Зак застыл. Лоза раскачивалась от ветра, касаясь его щеки, он услышал скрип. Подождал немного, но было тихо, и он стал крадучись двигаться вперед.
Он легко ухватился и подтянулся за верхний край стены, забрался на него и преодолел ее, тихо приземлившись с другой стороны. Дебора оставила зажженной только маленькую лампу; она сидела в кресле с книгой на коленях. И казалось, была готова, но что-то заставило его подождать.
Ему показалась подозрительной тишина, не нарушаемая ни единым звуком.
Он долго стоял, прижавшись к стене, обвитый виноградными лозами. Листва шелестела от ветра. Его щеки, коснулся цветок со сладким ароматом. Когда он приходил сюда в последний раз, такой цветок был у Деборы в волосах. Она не заметила, что он выпал, Зак поднял его и положил в карман рубашки.
Он смотрел на Дебору. Она сидела по-прежнему склонившись над книгой. Он отошел от стены, осторожно пройдя по краю дворика по направлению к открытой двери. Подобрал камешек и кинул его так, что тот покатился и подпрыгнул на полу перед ней. Она подняла голову.
Закрыла книгу, встала, расправив платье, и улыбнулась. Слава Богу, она сообразила надеть черное.
Дебора не сразу заметила его, когда вышла. Он нежно дотронулся до ее плеча.
— Зак? — прошептала она.
— Да. Ты одна?
— Да. Джудит скоро придет.
— Как скоро?
— Не знаю, я сказала ей, чтобы она была готова. Она обещала.
— Мы не можем слишком долго ждать. Я организовал взрыв, мы уйдем сейчас или никогда.
— Взрыв?
— Не волнуйся, никто не пострадает, только будет много шума. — Он привлек ее к себе. — Ты готова?
— У меня маленький саквояж, больше ничего. Он с удовлетворением кивнул.
— Ты можешь сходить за кузиной? — спросил он, помолчав.
Ему не хотелось выпускать ее из объятий, но впереди у них много времени. Теперь главное — ее безопасность.
— Думаю, да.
— Будь осторожна, — пробормотал он, взяв ее за подбородок, нежно поцеловал и отошел.
— Я подожду здесь.
Дебора кивнула. Он смотрел, как она проскользнула в комнату, пересекла квадрат света, который отбрасывала лампа, и вышла в коридор. Зак вернулся в тень, пытаясь подавить беспокойство, хотя по-прежнему стояла тишина.
Когда Дебора вернулась, она проскользнула в дверь следом за Джудит. Обе женщины явно нервничали. Зак смотрел на них через открытое окно. Они были одни, но Джудит почему-то все время оглядывалась.
Дебора вышла во дворик.
— Вон там, — тихо проговорил он.
Она быстро подошла к нему:
— Мы готовы.
— Тогда нам пора.
Он взял ее за руку и привлек к себе. И тут увидел Джудит. Ее глаза были широко раскрыты, а лицо искажено ненавистью. Он инстинктивно привлек Дебору поближе.
— Ты готова? — с подозрением спросил он, когда она посмотрела на него странным взглядом.
— Да, я готова.
Зак еще раз настороженно взглянул на Дебору. Она встревоженно смотрела на Джудит.
— Джудит, дорогая, ты плохо выглядишь. Ты нервничаешь?
Джудит дрожала.
— Немного.
Дебора подошла к ней и обняла:
— Не стоит. Зак о нас позаботится. Он отвезет нас в безопасное место.
— Ей нужно надеть что-нибудь темное, — заметил Зак, — светлый цвет будет виден в ночи.
— Я дам ей мой плащ.
Когда Дебора ушла, Джудит повернулась к Заку:
— Ты ее не получишь.
Зак прищурился:
— Что?
— Ты не получишь ее. Она слишком хороша для тебя. Я не позволю, чтобы ты еще навредил ей.
— Я не собираюсь вредить. Напротив, хочу помочь.
Он отступил назад, чувствуя, что она близка к истерике. Проклятие. Только этого сейчас не хватало. Зачем Дебора оставила ее здесь? Лучше бы попыталась успокоить кузину. Нельзя допустить, чтобы она устроила сцену.
Подняв глаза, Зак уловил движение слева и сзади и инстинктивно отреагировал. Отскочил в сторону и выхватил пистолет. Тени превратились в фигуры, и, прежде чем он успел добраться до стены, дорогу ему преградили четверо вооруженных людей.
— Вы в ловушке, сеньор, — тихо проговорил один из них, — не заставляйте нас стрелять.
Взгляд Деборы, которую держал в нескольких ярдах от него, дон Франсиско, был полон ярости и разочарования.
— Отпустите меня, — спокойно произнесла она. Ее выдержка вызвала у Зака восхищение.
— Вы не вправе поступать со мной подобным образом.
— Терпение, дитя мое, — прорычал дон Франсиско. — Мы только хотим поговорить с этим малым.
— Вы думаете, я такая дура, что в это поверю? — огрызнулась Дебора.
Дон Франсиско рассмеялся:
— В данной ситуации не важно, поверишь ты или нет. Мы просто хотим узнать, как он проник сюда.
— А потом отпустите? — помолчав, спросила Дебора.
— Разумеется. Как только он нам расскажет, как и зачем пробрался сюда и кто его послал.
Зак молчал. Он стоял прямо и тихо, настороженно и напряженно. Он ждал, что за этим последует просьба Деборы не провоцировать их на стрельбу.
— Пожалуйста, Зак.
Зак не питал иллюзий. Эти люди не собирались допрашивать его и отпускать. Он быстро шагнул вперед, словно намереваясь сдаться, и пнул ближайшего из людей в пах. Затем второго, выбив у того оружие. В одной руке у него оказался нож, в другой — пистолет.
В ночной тишине прогремели выстрелы. Над головой у него просвистела пуля. Зак тоже выстрелил, сразил кого-то наповал. Словно издалека донесся женский крик. Зака бросило в дрожь.
Запахло порохом и кровью, он пытался повернуться и найти Дебору, но тело не слушалось его.
Колени подогнулись, и он стал оседать на землю. Ему удалось подняться, но он тут же снова упал, словно кто-то не давал ему встать на ноги, хотя рядом никого не было. Он слышал, как Дебора его звала, но не мог ответить.
Прогремел взрыв, стены заходили ходуном. Слишком поздно. Зак думал о Деборе, а не о себе.
— Как ты могла! — воскликнула Дебора, укоризненно глядя на кузину.
Джудит отвернулась:
— Ты не понимаешь! Он не принес бы тебе ничего, кроме несчастья.
Дебора не могла вымолвить больше ни слова. Она видела, как люди дона Франсиско втащили внутрь Зака и бросили на кровать. За ним тянулись кровавые следы. Дебора закрыла глаза.
— Если он умрет, я тебе этого никогда не прощу, Джудит, — произнесла она, услышав тихое всхлипывание кузины.
Если Зак умрет… она не могла себе представить, что будет дальше. Он не может умереть. Она не допустит этого. Дебора взглянула на дона Франсиско.
— Я настаиваю на том, чтобы вы позволили мне осмотреть его раны.
— Я же сказал, что позабочусь о нем.
Он повернулся и что-то приказал по-испански человеку, стоявшему позади него. Затем снова повернулся к Деборе:
— А я-то думал, ты отдаешь предпочтение сеньору Даймонду. Зря волновался. Тебе больше нравятся стрелки.
— Мои предпочтения, как вы изволили выразиться, вас не касаются. И Зак Баннинг здесь появился совсем по другой причине.
— Странно! — Дон Франсиско с улыбкой посмотрел на Джудит. — А мне сказали, что именно по этой.
Дебора поняла, что кузина и тут ее предала, и тяжело вздохнула.
— Но в данный момент это не имеет значения. Зак ранен, и ему нужна медицинская помощь. Если ее не окажете ему вы, это сделаю я.
Она шагнула к постели, где лежал Зак, но дон Франсиско крепко сжал ей предплечье.
— Если хочешь, чтобы он умер, — тихо произнес он, — подойди к нему. Я прикажу отвезти его в пустыню и там оставить.
Дебора похолодела, лицо ее покрылось мертвенной бледностью. Дон Франсиско не шутил. Он был полон решимости, осуществить свою угрозу.
— Нет, — выдохнула она шепотом, — не надо. Пожалуйста. Я не… подойду к нему.
— Хорошо. Я решил, что ты передумаешь, если я тебе все хорошенько объясню.
Дебора стояла всего в нескольких футах от кровати. Зак лежал без сознания, раненный, а она не могла помочь ему. Собственное бессилие буквально убивало Дебору.
Когда Зака вытащили из комнаты, словно куль муки, он застонал. По щекам Деборы катились слезы, и она закрыла глаза, чтобы не видеть злобной ухмылки дона Франсиско.
— Пожалуйста, не делайте ему больно, — прошептала она.
Дон Франсиско расхохотался.
Зак знал о боли все. Почти с самого детства. Человек мог преодолеть боль, хотя это было непросто. Необходимо было овладеть кое-какими уловками, и он потратил на это много времени. Это помогло ему выжить.
— Скажите, сеньор Баннинг, — обратился дон Франсиско к Заку, глядя ему в глаза, — это Даймонд послал вас сюда? Зачем?
Зак даже не посмотрел на него. Он ощущал вкус крови во рту. Один глаз заплыл. Он подозревал, что у него сломан нос. Зак молчал и ждал.
От очередного удара он покачнулся, стул, к которому его привязали, опрокинулся и упал. У Зака искры посыпались из глаз, боль пронзила его насквозь. Его поднимали, допрашивали, потом снова били, опять поднимали, и все начиналось сначала.
Зак весь был в кровоподтеках и ссадинах, лицо распухло. Рана кровоточила — видимо, пуля глубоко вошла в мягкую часть левой руки.
Он попытался сосредоточиться и наконец, словно в тумане, увидел лицо дона Франсиско.
Голос его доносился будто издалека:
— Сеньор, вы долго не сможете это вынести. Лучше расскажите то, что я хочу знать. Взрыв дамбы устроил Даймонд. Зря тратил время. Я отстрою ее заново. Но зачем он послал вас? Хочет похитить сеньору Веласкес и держать в качестве заложницы? — Он придвинулся ближе. — Она согласилась на это? Я должен знать. Признайтесь, и я вас освобожу. Вам не причинят вреда, если вы расскажете, какую роль она играет во всей этой истории.
Видимо, на лице Зака отразились сомнения, потому что дон Франсиско хищно улыбнулся.
— Не стройте из себя героя, сеньор. Не выводите меня из терпения. — В его голосе звучала угроза.
О Деборе он не скажет ни слова. Не станет подвергать ее риску. Но если он скажет дону Франсиску что-нибудь незначительное, это, возможно, как-то спасет ситуацию, и убережет его от пары кровоподтеков. Он тяжело вздохнул, ощутив острую боль в ребрах. И тут увидел в руке у дона Франсиско кусок пергамента. Ему не нужно было читать, чтобы понять, что именно там написано. Над ним навис рок.
— Я бы очень хотел, чтобы вы подписали это. — Дон Франсиско ободряюще улыбался. — Это признание.
Зак моргнул. Глаз заболел. Кровь. Или, может быть, пот. Он не знал точно. Во рту пересохло, губы распухли и потрескались. Даже при желании он вряд ли смог бы сейчас говорить. Он с презрением смотрел на дона Франсиско.
— Вы очень глупо себя ведете. Не все ли равно, скажете вы мне правду, или я сам ее узнаю. Дела это не меняет. Но если вы мне поможете, возможно, я отпущу вас.
Зак молчал, дон Франсиско пожал плечами.
Баннинг сжался в ожидании очередного удара. Он был нацелен в живот, боль распространилась по всему телу, у него перехватило дыхание. Стул не то наклонился, не то упал. Ударившись об пол, Зак услышал, как что-то хрустнуло. Уж не сломал ли он что-нибудь?
Он медленно восстановил дыхание. Вдыхал воздух маленькими глотками, каждый причинял боль, ощущение было такое, будто грудь сжали тисками.
Оказалось, что сломался стул. Зака снова подняли и развязали. Кровь хлынула в руки, он резко втянул воздух, не разжимая зубов. Сжал пальцы и с облегчением понял, что они действуют.
Облегчение было кратковременным.
— Знала об этом сеньора Веласкес? — снова спросил дон Франсиско таким тоном, как будто ответ вообще не имел значения.
Рок преследовал Зака. Он это чувствовал.
— Это вы должны были отвезти ее к сеньору Даймонду?
Зак молчал.
Снова последовал удар кулаком в живот. От удара в лицо ему удалось уклониться. Послышались проклятия.
— Матерь Божия, держите его!
Кто-то схватил его за руки. От недостатка циркуляции крови его мышцы казались онемевшими, а боль замедляла реакцию. Он попытался освободиться от тисков, но не мог. Едва успел сжаться перед следующим ударом. Он подумал, что для Веласкеса, может, и не имеет значения, кто именно послал его, но для него очень важно, кто мог попытаться заполучить Дебору. Франсиско этого не знал. Просто опасался возможных попыток.
Когда, наконец, его отпустили и он свалился на пол, раздался чей-то резкий голос:
— Что вы тут делаете, Веласкес, черт бы вас побрал! Я не могу этого допустить.
Голос был Заку знаком. И когда человек снова заговорил, Зак узнал его.
— Черт побери, это незаконно!
Маклин.
— Похищать людей еще более незаконно, чем выбивать правду, сеньор, — огрызнулся дон Франсиско. — Я пытаюсь получить от него признание в том, что он проник сюда по приказу Даймонда. Даймонд велел ему похитить сеньору Веласкес, чтобы держать ее в качестве заложницы.
Возникла недолгая пауза. Зак открыл один глаз, которым все еще мог видеть, и уставился на Маклина. Поверенный смотрел на него, нахмурившись.
— Для этого есть другие средства, — произнес, наконец, Маклин. — Если вы сейчас же не прекратите, вам придется искать нового поверенного.
Зак шевельнулся и стиснул зубы, чтобы не застонать. Дон Франсиско был в ярости. Маклин тоже. Он повернулся к окружавшим его людям, это был его первый шанс с тех пор, как он попал в ад.
Комната была маленькой, в ней стояли стол и два стула, один сломанный. Целую стену занимало окно, напротив находилась дверь. За доном Франсиско стояли двое, одного звали Альфредо. Оба были вооружены. Зак понял, что спасти его может только Маклин.
Дон Франсиско чертыхался и спорил с Маклином, но тот стоял на своем. Либо избиение прекращается, либо он покидает асиенду. Веласкес неохотно уступил.
— Но я найду способ узнать правду, — добавил дон Франсиско.
Заку требовалось время, чтобы собраться с мыслями и силами и найти возможность сбежать. И еще ему необходимо было узнать, где находится Дебора, и не случилось ли с ней чего-нибудь.
— Развяжите его, — распорядился дон Франсиско. Зак сжался. Двое мужчин подняли его на ноги и стали освобождать от веревок.
Зак стоял неподвижно, не обращая внимания на насмешки, произносимые по-испански. Он все понимал, но виду не подал.
Преодолевая боль, Зак прислушивался к разговору Веласкеса и Маклина.
— Проклятие! — с раздражением говорил Маклин. — Вы наняли меня, чтобы я доказал ваше неоспоримое право на эти земли, и я с этим справился. Но ничего подобного не ожидал.
— Я тоже, — отвечал дон Франсиско, — но я пошел на это из-за сеньора Даймонда. Другого выхода просто не было.
— Я же говорил вам — подайте на него в суд.
— Знаю я эти суды. Нет, я буду с ним драться, но к вам я буду прислушиваться.
— Хорошо. Тогда освободите этого человека.
— Он шпион.
— Но если вы убьете его, вас привлекут к ответственности.
Помолчав, дон Франсиско что-то произнес по-испански.
— Что вы сказали? — спросил Маклин.
Дон Франсиско улыбнулся:
— Извините, я сказал, что вы правы.
Он повернулся к Альфредо и отдал приказание по-испански, а потом снова повернулся к поверенному:
— Я приказал его освободить. А теперь пойдемте со мной. Надо кое-что обсудить.
Зак понял, что сказал дон Франсиско.
Он приказал отвезти Зака в пустыню и убить.
Глава 21
Дебора мерила шагами комнату. Нервы ее были напряжены до предела. Восточный край неба посветлел. Близился рассвет. Мрачные мысли одолевали Дебору.
Возможно, Джудит действительно желала ей добра, но сейчас Деборе трудно было в это поверить. Зак страдал. А может быть, его уже нет в живых.
Эта мысль потрясла ее.
Слава Богу, она уговорила Джереми Маклина вмешаться. Только он мог остановить дона Франсиско.
Дебора пересекла дворик и увидела у дверей охранников. Еще больше охранников находилось у двери ее комнаты. Словно она преступница. Если раньше она не до конца верила Заку, то теперь все ее сомнения исчезли. Он был прав, предупреждая ее об опасности. Дон Франсиско ни перед чем не остановится, чтобы сохранить свои земли. И неизвестно, что грозит ей в случае войны.
Несмотря на заступничество Маклина, она боялась за Зака все сильнее и сильнее. Дон Франсиско готов на все ради сохранения своих земель и едва ли прислушается к человеку со стороны, даже к поверенному.
— Вы должны оставаться внутри, сеньора, — сказал ей охранник, стоявший у дверей, когда Дебора остановилась у порога.
Она холодно взглянула на него:
— Я не собираюсь выходить. Просто хотела подышать воздухом. Вы будете стоять здесь всю ночь?
— Да.
Раздраженная, Дебора отвернулась от двери, выходившей во дворик, и снова села в кресло. Господи, где сейчас Зак? Что с ним? Жив ли он? Неизвестность пугала.
Уже рассвело, когда дон Франсиско распахнул дверь.
— Что вы сделали с Заком Баннингом?
— О нем позаботились, — последовал краткий ответ. Дебора содрогнулась при виде злобного лица дона Франсиско.
— Вы его убили. — Она произнесла это спокойно, хотя сердце болезненно сжалось. — Да?
— Я собирался это сделать, но не успел. Я только задал ему несколько вопросов. Вот и все.
Дебора хотела верить ему, но не могла, чувствуя, что он лжет.
— Где он теперь?
— О, этого я тебе не могу сказать, — ответил он с легкой улыбкой.
— И все же мне хотелось бы это узнать.
— В самом деле? Дон Франсиско поднял бровь. — Я и сам точно не знаю.
Деборе захотелось его придушить, и она ужаснулась возникшему у нее яростному желанию.
— Вы играете со мной, — произнесла она, едва не сорвавшись на крик. — Хотите, чтобы я умоляла вас рассказать мне о нем, — я готова.
— Сеньора, не портите мне настроения. — Он пожал плечами.
Дон Франсиско подошел поближе, всматриваясь в ее лицо:
— Не знаю, что в тебе нашел Даймонд. В тебе нет ни огня, ни страсти. Ты холодная и слишком рассудительная для женщины.
Он скривил губы.
— Но ты не совсем бесчувственная, иначе твой галантный кабальеро не смог бы тебя обмануть. Я старался изо всех сил, чтобы он признался, собиралась ты бежать с Даймондом или с ним. Но он не сказал. Он смелый человек, только ума не хватает. А это большой недостаток.
— Значит, вы полагаете, что это я хотела бежать? А не Декстер Даймонд собирался похитить меня и удерживать в качестве заложницы?
Дон Франсиско снова пожал плечами:
— В конце концов, это не так уж важно. Ты по-прежнему здесь, и за тобой будет усилена слежка. Я не дам еще одного шанса использовать тебя против меня.
— Вы мне угрожаете, дон Франсиско?
Она откинула с лица волосы и вздернула подбородок.
— Если вы меня убьете, то потеряете право на эти земли.
— Возможно. Но поверенный мне поможет. Я не хочу терпеть тебя здесь до конца своих дней, дорогуша.
— А вы не думаете, что убийство карается законом?
— Не сомневаюсь в этом.
Он улыбнулся, и она содрогнулась.
— Но как только поверенный все устроит, произойдет несчастный случай. Я буду горевать о тебе, заказывать мессы за упокой твоей души, на годовщину твоей смерти в часовне будут зажигать свечи.
— Почему-то мне кажется, что мистер Маклин ничего не знает о ваших планах?
— Он не обладает даром предвидения и в каком-то смысле совершенно невинен. Но это не имеет значения. Оставаясь в этой комнате, ты будешь лишена возможности с кем-либо общаться.
— Даже с Джудит?
— А, милашка Джудит. Она уверена, что поступила правильно. Я не хочу ее разочаровывать. — Его глаза пылали дьявольским весельем. — Разумеется, я ей скажу, что ты на нее зла и не желаешь ее больше видеть. Никогда.
Дебора посмотрела на него с отчаянием.
— Вы ничего этим не добьетесь. Думаете, Декстер Даймонд прекратит попытки заставить вас продать ему землю? Я так не думаю.
— Но, моя дорогая, тебя застали в очень неподходящее время в руках человека, посланного за тобой. Ты тронулась умом из-за последних событий. Теперь ты будешь находиться под охраной вдали от всех.
— Вряд ли вы будете таким же самонадеянным, когда сюда явятся представители власти.
— Представители власти сюда не явятся. Сеньору Маклину рассказали о твоей… слабости. Моя добросердечная сестра о тебе такого же мнения. Но ты совсем лишилась рассудка, узнав о смерти своего последнего любовника.
— Последнего любовника? — Дебора с недоумением уставилась на него.
— Я забыл тебе сообщить. С сеньором Баннингом произошел несчастный случай. Он мертв.
Перед глазами у нее все поплыло. Она вскрикнула, словно в тумане увидела ошеломленное лицо дона Франсиско и потеряла сознание. Это был первый обморок в ее жизни.
Лето перешло в сухую осень. С холмов исчезли цветы. Небо было то ярко-голубым, то напоминало ей глаза Зака, темно-голубые, с золотыми искорками. Она не переставала думать о нем, сидя в одиночестве в маленькой унылой комнатке, в которую заточил ее дон Франсиско. Она не видела никого, кроме суровых неразговорчивых охранников, приносивших ей еду, и немой мексиканки. Она думала, что все было бы не так уж и плохо, если бы не воспоминания.
Некоторое время она не хотела никого видеть. Но постепенно боль ослабла и Дебора поняла, что все поверили в то, что рассказал им о ней дон Франсиско. Но это не волновало ее. Как и все остальное.
Эмоции присущи живым. А она умерла в тот день, когда узнала о смерти Зака. Тело ее еще функционировало, но дух был сломлен. Дух, который помог ей пережить последствия Гражданской войны, брак с совершенно чужим ей человеком, пребывание в плену у команчей.
Сейчас она плыла по течению. Иногда читала, но большую часть времени сидела в кресле, глядя на небо и окрестные холмы, видневшиеся из-за высоких стен асиенды, стараясь ни о чем не думать.
Прошло почти шесть недель с того момента, как была разрушена дамба, а вместе с ней и ее мечты о будущем.
Зак пытался ей это сказать.
Он говорил, что ничего не обещает, и она должна была его послушать. Он знал, какой след в душе оставляет потеря любимого человека, но она была слишком упряма. Надеялась, что все сложится по-другому, что она сможет изменить его жизнь.
Но ее упрямство стоило ему жизни.
Если бы у нее хватило сил отказаться от его помощи, он остался бы жив. Он предупреждал ее и насчет Джудит и оказался прав. Бедная Джудит. Измученная душа. Пытаясь спасти Дебору, она уничтожила ее.
Теперь Деборе оставалось лишь гадать, как повернется ее судьба.
В горах Узко, находящихся высоко над асиендой Веласкесов, свет коснулся скалистого края пещеры. Внутри было прохладно и темно. По стенам тонкими струйками стекала вода в углубление, образовавшееся в трещине.
Внизу, сколько хватало глаз, простирались равнины, где росло множество съедобных растений. На скалах из-за редких дождей не было никакой растительности.
Голод не утихал, и Заку пришлось покинуть свое убежище.
Его шатало из стороны в сторону. Он с трудом добрался до пещеры после того, как люди дона Франсиско выпустили в него еще две пули и оставили умирать. Но он выжил. Потому что был команчи и умел выживать. Другой на его месте умер бы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
загрузка...


А-П

П-Я