https://wodolei.ru/catalog/mebel/shkaf-pod-rakovinu/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Даймонд подскакал к ней на гарцующем жеребце:
— Вы рады, что поехали, дорогуша?
Она бросила на него убийственный взгляд.
— Я серьезно, мисс Дебора, — смутился он.
— Очень хороший денек.
— Я так понимаю, это означает «да», — сказал Даймонд, немного помолчав.
Его глаза затеняла шляпа, но она чувствовала на себе его взгляд.
— Кажется, вы намеренно осложняете мое положение. Почему?
Дебора чувствовала присутствие Джудит и Зака, скакавшего чуть позади.
— Вы хотели сказать, что я намеренно создаю вам трудности, чтобы вы не могли заставить меня выйти за вас замуж? Если так, то это правда.
— Заставить!.. — вырвалось у него.
Немного успокоившись, он повернулся к Деборе:
— Я не собираюсь вас принуждать. Ни одна женщина не относилась ко мне так, как вы, не пыталась от меня избавиться. Если это игра, то я устал от нее.
Дебора уставилась на свои руки в перчатках, ее шляпка покачивалась в такт движениям.
— Это не игра, но я никогда не делаю того, чего не хочу, и уговаривать меня бесполезно. Однажды я уже была в такой ситуации и стараюсь о ней забыть.
Она говорила достаточно громко, чтобы ее слышал Зак. Интересно, понял ли он, что она имеет в виду?
Он понял.
Это было невыносимо. Скакать за Даймондом и Деборой, глотать пыль и терпеть полные ненависти взгляды Джудит Гамильтон. Он не винил Джудит. По крайней мере, она не скрывала своих чувств. Чего нельзя сказать о Деборе.
Зачем он здесь? Ему следовало уехать, как только он ее увидел. Он ничего не должен Даймонду. Даймонд предложил ему работу, когда Зак в ней нуждался и устал от бродячей жизни. Он согласился. Не будет этой работы — появится другая. Такие, как Даймонд, любят держать у себя людей, способных наводить страх на других. Это придает им вес. А таким, как Декстер Даймонд, нравится пускать пыль в глаза, выставлять напоказ свое положение и богатство.
Теперь он хотел заполучить Дебору Гамильтон-Веласкес, но Зак никак не мог понять, зачем она ему. Возможно, его привлекали ее недоступность и холодность. Но, конечно же, еще что-то. Зак в этом не сомневался. Уж слишком настойчиво он ее добивается. Заку это показалось подозрительным. За грубой искренностью Декстера Даймонда скрывались большие амбиции. Может быть, у Деборы тоже. Может быть, он ошибался в ней. В конечном счете, Даймонд — человек сильный. Богатый, занимает высокое положение в обществе. Он может дать ей все, чего бы она ни пожелала. Но стремится ли она к этому?
Когда они были вместе, и он дотрагивался до нее, она протестовала, но ее тело жаждало его ласк. Чопорная сдержанная леди скрывала богатство своих чувств под маской холодности. Может быть, ею тоже двигали амбиции? И в ее сердце нет места для него.
Он не мог предложить ей ничего, кроме страсти.
И старался держаться от нее подальше. А по ночам лежал без сна и думал о ней, мысленно представляя себе ее нежную кожу и сладкий вкус. Это были ни с чем не сравнимые страдания.
— Остановимся здесь, — сказал Даймонд и, не дожидаясь ответа, остановил лошадь. Затем потянулся к Деборе, обнял ее за талию и опустил на землю. — Мы дадим лошадям передышку и отправимся дальше.
Дебора ответила, что согласна, чувствуя на себе взгляд Зака.
Даймонд обнял ее за плечи:
— Вам холодно, дорогая?
— Нет. У меня есть имя.
— Да, знаю, Дебора. Я просто подумал, что вы хоть немного расслабитесь, если я время от времени буду говорить вам ласковые слова.
— Правда?
Он ухмыльнулся:
— Да. Это действует?
Откинув голову, она посмотрела на него с раздражением и в то же время насмешливо. Он был настойчивым и надменным. И все же он не был лишен шарма.
— Пока нет, — ответила Дебора, натянуто улыбаясь. — Но продолжайте. По крайней мере, вы меня развлекаете.
— Видимо, я должен сказать «спасибо», мадам. Взяв Дебору за руку, Даймонд подвел ее к плоскому камню и смахнул с него шляпой пыль, прежде чем усадить ее. Этот галантный жест развеселил ее, и она рассмеялась. К ним подошла Джудит, ее золотые волосы переливались под солнцем, на ней была юбка ярко-голубого цвета, в тон глазам, и Дебора подвинулась, освобождая ей место. Она заметила, что Даймонд слегка нахмурился, видимо, недовольный присутствием Джудит, и подавила улыбку.
— Здесь так красиво, — сказала Джудит, изящно расправляя юбки на скрещенных ногах, — мне почему-то казалось, что в этой части Техаса обычно сухо и пыльно.
Даймонд пожал плечами:
— Именно так. Но даже в безобразном, бывают моменты красоты.
Он указал на горную гряду:
— Там, в горах Узко, водятся олени, антилопы с острыми рогами, горные кошки, шотландские куропатки. Там растут деревья, зеленеет трава, текут ледяные реки.
Там есть даже команчи и апачи, способные превратить вашу жизнь в ад.
Он замолчал и поморщился:
— Извините.
Дебора заметила, что Зак устремил на него потемневший взгляд, но ничего не сказал. Даймонд заерзал на месте:
— Я не хотел никого оскорбить, Баннинг.
— С какой стати я должен воспринимать это как оскорбление?
Никаких эмоций, никаких признаков ярости.
Даймонд кашлянул.
— Ну, ты же наполовину индеец, но это не был намек.
— На что?
Дебора заметила, как сильно смутился Даймонд, и даже посочувствовала ему. Он не привык считаться с другими людьми, но вовсе не хотел оскорбить Зака Баннинга. Однако Зак затаил на него обиду.
Даймонд попытался скрыть свое раздражение.
— На что угодно, черт побери, — прохрипел он.
Зак пошевелил ногой, положил руку на бедро, пожал плечами, согнул ногу в колене и снова принял небрежный и равнодушный вид.
— Разве я что-нибудь сказал, мистер Даймонд? Теперь Даймонд был совершенно смущен и слегка ошеломлен.
— Нет, — огрызнулся он.
— Тогда это меня не касается. То, что я полукровка, ни для кого не секрет.
— Да, но ты не любишь, когда тебе об этом напоминают. — Даймонд, прищурившись, взглянул на него. — И можешь даже открыть стрельбу.
— На то я и стрелок. Разве не поэтому вы наняли меня на работу?
— Да, ты стрелок. Отличный стрелок. А я могу позволить себе самое лучшее.
Даймонд пожал плечами и взглянул на Дебору.
— Эта леди — тоже самая лучшая, — произнес он с ухмылкой.
Дебора покраснела, когда Зак остановил на ней взгляд.
Это был шок.
Она быстро поднялась и сказала первое, что пришло в голову.
— А что это за птица?
Даймонд, щурясь, посмотрел в небо.
— Ястреб. По-моему, краснохвостый. Да, Баннинг? Дебора пожалела о сказанном.
— Ага. Это краснохвостый ястреб, — подтвердил Зак. Он подошел так близко, что Дебора чувствовала жар его тела. — Команчи считают его великолепным охотником. Смельчаки носят в волосах ястребиные перья или делают из них украшения.
Его слова вызвали у нее множество воспоминаний, которые она пыталась забыть: Ястреба с длинными распущенными волосами эбенового цвета, в волосах, у щеки, — перо ястреба. А еще Ястреба, указывающего на короля прерий, лениво кружившего над ними.
Дебора отступила на несколько шагов. Она старалась говорить спокойно, но в голосе чувствовалось напряжение.
— Да, я понимаю.
Джудит как-то странно смотрела на Ястреба. У Деборы мелькнула мысль, что она сейчас скажет Даймонду, что он — тот команчи, который держал Дебору в плену. Но Джудит не стала этого делать. Только сказала:
— Ястребы опасны, они убивают.
Даймонд снисходительно улыбнулся ей:
— Лишь для того, чтобы выжить. Животные не убивают ради забавы. Только человек.
Дебора вздрогнула, Даймонд взглянул на нее и нахмурился:
— По-моему, мы выбрали неподходящую тему для беседы. А почему бы нам не подъехать к той гряде? Оттуда видна почти вся Аризона.
Радуясь смене темы, Дебора избегала взгляда Зака, когда садилась на лошадь. Ее кобыла храпела и скакала из стороны в сторону, так что ей пришлось натянуть поводья. Джудит подъехала на гнедой кобыле поближе к Деборе, ее голос слегка дрожал.
— Я не хотела никого расстраивать.
— С тобой все хорошо?
— Да. Я просто кое-что вспомнила.
— Успокойся, — мягко ответила Дебора. — Тебя никто не будет винить в том, что здесь произошло. Декстер сказал мне, что он лишь сочувствует женщинам; побывавшим в плену.
— Неужели? — Джудит широко раскрыла глаза. — Думаешь, он говорит правду?
— Уверена, в этом. Зак тоже не будет тебя осуждать. Джудит зло посмотрела на Зака:
— Лучше ему этого не делать.
Дебора всмотрелась в бледное лицо Джудит. За последнее время кузина сильно изменилась. Пребывание в плену не прошло для нее бесследно. Ее били, морили голодом, нагружали тяжелой работой.
Некоторое время они ехали молча. Даймонд придержал коня рядом с Деборой и Джудит, натянул поводья и указал на группу скал, поросших шалфеем.
— Видите птицу вон там, в тени скал?
Дебора не сразу разглядела птицу с бронзово-зеленым оперением, острым клювом и жесткими воронеными перьями на макушке.
— Что она делает? — спросила Дебора, наблюдая за тем, как птица отрывает клювом кусочки кактуса.
Похоже, было, что она выкладывает кольцо из разных кактусов в определенном месте, аккуратно заменяя одни кусочки другими, перемещаясь при этом быстро и плавно.
Даймонд хихикнул:
— Окружает гремучую змею.
— Что?
— Видите, там, у камня серовато-коричневый комок? Это молодая гремучая змея. Старая не станет спать в подобной ситуации. А молодая, может проснуться в желудке кустарникового петуха. Или бегунка, называйте его как хотите. Мексиканцы называют его «паисано», или «друг», потому что он ест змей и мышей. Посмотрите, как он, будет есть эту змею.
Дебора с недоверием смотрела на маленькую птичку:
— Это шутка?
— Нет, дорогая, не шутка. Понаблюдайте пару минут. Птичка двигалась беззвучно. Казалось, она скользит по земле. Она тщательно обложила змею кусочками колючего кактуса и бросилась за нее. Затем устремилась вперед, скользнула по змее и промахнулась. Промах встревожил змею, та подняла голову и яростно затрясла кончиком хвоста.
Птичка промахнулась еще несколько раз. Это была схватка не на жизнь, а на смерть. Деборе почему-то было жаль змею. Она подумала, нет ли в этом какого-то тайного смысла? Посмотрела на Зака, но все его внимание было приковано к сражению.
Наконец птичка все же схватила змею у самой головы.
— О нет! — вскрикнула Дебора.
Ее крик так поразил Джудит, сосредоточенно наблюдавшую за сражением, что та дернула поводья. Гнедая фыркнула, захрапела и взвилась на дыбы. Джудит упала на спину, взметнув шквал синих юбок для верховой езды и высунув ноги в белых чулках.
Дебора снова вскрикнула, пытаясь соскочить с лошади, и не поняла, как очутилась рядом с Джудит. Ее ошеломленная кузина лежала, распростершись на земле, и яростно дергала юбки, пытаясь прикрыть ноги, ее волосы разметались по плечам.
— Нога! — простонала она, кусая нижнюю губу и морщась.
— Джудит! Что с тобой?
Дебора тщательно ощупала ее руки и ноги, но признаков перелома не обнаружила.
— Давай я помогу тебе встать.
Джудит оперлась на нее одной рукой, встала на ноги, вскрикнула и снова опустилась на землю.
— Лодыжка! Ох, по-моему, она сломана!
— Ты уверена?
Дебора проверила еще раз. Лодыжка уже распухла.
— Я думаю, это просто ушиб, но надо снять ботинок и посмотреть. Очень больно?
— Да, — пробормотала Джудит.
Почувствовав, что рядом с ней кто-то опустился на колени, она подняла голову и увидела Зака. В его руке был нож, на лезвии играли солнечные блики.
Когда он протянул руку к Джудит, та вскрикнула.
— Джудит, Джудит, он просто разрежет твой ботинок, — спокойно сказала Дебора, но, увидев ужас на лице кузины, почувствовала, что комок подступает к горлу.
— Нет-нет, я не хочу, чтобы он ко мне приближался! — вскрикнула Джудит и задрожала. — Пусть он уйдет.
Дебора потрясенно посмотрела на Зака. Он понимающе кивнул:
— Это может сделать и Даймонд. Я попытаюсь поймать вашу лошадь.
— Поймать мою лошадь?
Он скривил губы:
— Она сбежала, когда вы свалились. Даймонд отправился за ней.
Зак встал и убрал нож.
— Успокой ее, пока я схожу за Даймондом.
Дебора подвинулась, откинула волосы с лица Джудит и вытерла ей слезы.
— Все хорошо, — повторяла она, успокаивая кузину. — Он всего лишь пытался помочь.
— Я знаю, — прошептала Джудит. — Но он выглядит таким свирепым, таким… дикарем… Я сразу вспоминаю индейцев.
— Хорошо. — Дебора откинула волосы с глаз и попыталась ободряюще улыбнуться. — Мы дотащим тебя до лошади, тебе придется лишь поднять ногу. А через день-другой снова будешь танцевать.
В этот момент Дебора увидела, что Даймонд спешился и направляется к ним. Выглядел он злым и расстроенным.
— В чем дело?
— Чертовски не повезло. Ваша кляча с обрезанным хвостом уже на полпути к Аризоне, а лошадь вашей кузины сломала ногу, попав в змеиную нору.
Дебора уставилась на него:
— Что же нам делать?
— Придется удвоить поклажу. Ваша кузина поедет с Баннингом, а вы — со мной. — Он ухмыльнулся, посмотрев на нее. — Что же, игра стоит свеч.
Дебора встала.
— Можно с вами поговорить наедине? — тихо произнесла она.
— Конечно, дорогая. Мисс Дебора, — поправился он, заметив, что она нахмурилась.
Они отошли в сторону. Дебора накрыла его руку ладонью.
— Боюсь, она не поедет с мистером Баннингом.
Даймонд удивился:
— Почему? Он?..
— Нет-нет, — торопливо проговорила Дебора. — Она просто боится его. Он напоминает ей о… о наших тяжелых испытаниях. Надеюсь, вы не станете отрицать, что он похож на команчи.
— Да, это так. Я не думал, что она боится Зака. Иначе не взял бы его с собой. Ведь он лучший стрелок в округе.
— Я знаю, что у вас были добрые намерения. — Дебора засдавила себя улыбнуться. — Вам придется отвезти Джудит.
Даймонд прижал концы поводьев к своему бедру и долго смотрел на нее.
— А вы не боитесь Баннинга?
Она спокойно посмотрела ему в глаза:
— Не так, как она. Со мной не обращались так плохо, как с ней.
Он снял шляпу, провел рукой по густым волосам, снова надел и надвинул ее так, чтобы глаза были в тени.
— Ладно, дорогуша. Я отвезу вашу кузину. А вы подождите Баннинга.
— Вы собираетесь оставить меня здесь?
Даймонд смутился.
— Взгляните, Баннинг уже возвращается. Кроме того, ваша кузина не очень-то хорошо себя чувствует.
Дебора кивнула:
— Вы правы. Я подожду. Позаботьтесь о Джудит.
Он хмыкнул:
— Я не рассчитывал на это, когда приглашал вас сегодня на прогулку.
— Я тоже. Уверена, что извините меня, если я скажу, что самочувствие моей кузины важнее вашего желания приятно провести время.
Даймонд чертыхнулся, схватил ее за плечи, и не успела она опомниться, как он рывком привлек ее к себе и поцеловал. Она не могла сказать, что ей было неприятно, но осталась холодна. Он поднял голову и прищурился.
— У вас изумительный вкус, дорогуша. — Он кашлянул и ухмыльнулся. — Я попытаюсь снова вас попробовать, когда мы будем одни.
Дебора вздрогнула и высвободилась из его объятий:
— Только не здесь.
— Это уж точно.
Он сжал ее руку. Когда Зак подъехал к ним сзади, он все еще держал ее.
— Баннинг, я собираюсь отвезти домой леди, у нее сильно опухла нога. А вы позаботьтесь о моей женщине.
Зак смотрел на него некоторое время, оставаясь в седле.
— Я могу поймать ее лошадь, но мне нужна ваша веревка.
Он взглянул на лошадь, стоявшую с опущенной головой. Одна передняя нога у нее подрагивала. Она тихонько похрапывала, явно от боли.
— Вы сами ее прикончите или хотите, чтобы это сделал я?
Даймонд равнодушно взглянул на животное и пожал плечами.
— Просто сними с нее веревку. Пускай эта скотина сдохнет сама по себе, мне все равно. Глупое животное — угодила в первую же попавшуюся нору.
Наверное, Дебора вскрикнула, потому что он повернулся к ней и нахмурился:
— А, дорогая, я не такой жестокий, каким кажусь. Я просто не хочу, что бы вы на это смотрели. Вот и все.
— Я предпочитаю, чтобы бедное животное избавили от мучений, чем оставили умирать медленной смертью, мистер Даймонд.
— Именно это я и сказал, — смущенно парировал он, взглянув на Зака. — Перережь ей горло, Баннинг, быстро и легко.
Зак соскользнул на землю, подошел к раненой лошади и расседлал ее. Дебора едва не разрыдалась, когда Даймонд вручил ей моток веревки для Зака и сел в седло позади Джудит. Она опустила моток на землю и взглянула на него.
— Я приеду вскоре после тебя, — заверила она кузину. — Предоставь тетушке Долорес позаботиться о твоей лодыжке до моего возвращения.
Бледное лицо Джудит исказила боль, но ей удалось выдавить из себя гримасу, напоминавшую улыбку.
— Ладно. Я буду пить во дворике лимонад, когда приедешь.
Дебора следила, как они медленно трогаются с места, скрестив руки на груди. И так она стояла, а ветер теребил ее юбку и перебирал перья на шляпе. Она повернулась к Заку и увидела, как ласково он разговаривает с лошадью.
Он расседлал животное, налил ему воды из фляги в собственную шляпу и все время что-то шептал на языке команчей. Мягкие напевные звуки успокоили лошадь, и она прижалась к нему.
Дебора молча наблюдала. Зак гладил лошадь и говорил с ней, и Дебора почувствовала, как к горлу подступил комок, когда он вынул из кобуры пистолет и приложил дуло к голове кобылы. Казалось, лошадь впала в забытье и прижалась головой к груди Зака. Он почесал ее между ушами и спустил курок. Дебора подпрыгнула. Лошадь стала медленно оседать на землю, в последний раз дернулась и затихла. Дебора закрыла лицо руками и заплакала. Необходимость убить лошадь была ей ненавистна. Она в изнеможении опустилась на землю. Дебора не видела, как к ней подошел Зак, но услышала его легкие шаги. Он встал рядом с ней на колени. Она ощутила его тепло и его сочувствие.
— Это было милосерднее удара ножом, — помолчав, произнес он. — Я убил лошадь, как команчи, но если бы перерезал ей горло, как приказал Даймонд, почтил бы ее, как сильного преданного друга.
Дебора промолчала. Она не могла взглянуть в том направлении, и Зак это понял. Он припал к земле рядом с ней и несколько минут не произносил ни слова, за что она была ему благодарна. Потом встал и протянул ей руку:
— Идем. Я поймаю твою лошадь, а ты подожди в тени. Я помню, что с тобой было, когда ты перегрелась на солнце.
Дебора удивленно взглянула на него. Он улыбался, вокруг глаз собрались морщинки. Она успокоилась и кивнула:
— Да, я быстро обгораю.
Она положила руку в его ладонь, и у нее перехватило дыхание. Это прикосновение вызвало бурю воспоминаний: сосны, легкий ветерок, ястреб, реющий над ними. Она закрыла глаза, а когда открыла их, увидела, что Зак пристально смотрит на нее.
— Ты — женщина Даймонда?
Вопрос показался Деборе бессмысленным. Но потом она поняла, что именно его интересует.
— Я — ничья женщина, — резко ответила она и попыталась выдернуть руку.
Он крепко держал ее, на губах блуждала улыбка.
— Это ты так думаешь.
Глава 17
— Поцелуй меня, — пробормотал он, взяв ее теплой ладонью за подбородок.
Дрожа, несмотря на палящее солнце, Дебора не в силах была произнести ни слова. Зак видел, как расширились ее глаза, как солнечный свет заиграл в ее зрачках, отливавших золотом, как длинные ресницы отбросили тень на ее бледные щеки. Он потерял голову. И это было вполне естественно. Ведь он думал, что они расстаются надолго, если не навсегда. Но раз уж они встретились, он должен снова ощутить ее вкус, услышать ее страстные стоны.
Ему было все рано, что подумает Декстер Даймонд или Джудит, да кто угодно, кроме Деборы. Только ее мнение имело значение.
Он запечатлел на ее губах легкий поцелуй. Дыхание ее стало прерывистым, когда он немного отодвинулся и взглянул на нее. Она судорожно сглотнула.
— Я не должна была этого делать.
— Не должна, — согласился он.
Он поцеловал уголок ее губ, потом щеку, потом опущенные веки. Она задрожала, и эта дрожь была красноречивее всяких слов.
Ее ресницы дрогнули и поднялись, глаза стали огромными, в них плясали золотые искорки.
Ее кожа была теплой, согретой солнцем и такой мягкой под его пальцами. Он сделал глубокий вдох, чтобы унять бешено бьющееся сердце, и постарался улыбнуться. Но, судя по реакции Деборы, это у него не получилось.
— Дебора, мы не можем заниматься этим здесь.
— Разумеется.
Он заметил, что она не собирается ему помогать. Придется действовать самому. Она была слишком смущена, слишком подавлена случившимся.
Зак понимал, что здесь их может увидеть кто угодно, и не хотел вредить ее и без того испорченной репутации, после того, как она побывала в плену у команчей.
— Я отвезу тебя в тень, а потом поймаю твою лошадь.
Она мрачно посмотрела на него:
— Да.
Ему хотелось выть, такая была в ее взгляде тоска.
Он заколебался, но она положила руку в его протянутую ладонь, он поднял ее и усадил на свою лошадь. Дебора опустила обе ноги с одной стороны.
— Тебе придется ехать шагом, — сказал он. — Иначе свалишься. И держись за меня. Я не могу изображать из себя джентльмена, если хочу поймать твою лошадь до темноты.
— Я и не думала, что ты будешь изображать джентльмена. — Она пожала плечами.
Ее юбка была задрана до колен, грудь прижималась к его спине, когда она обвила руками его талию.
— Держись, — сказал он и пустил лошадь легким галопом.
Дебора еще крепче вцепилась в него. Уж лучше бы он оставил ее ждать на солнце, чем так мучиться. Желание его росло с каждой минутой.
Увидев, наконец, рощицу, Зак натянул поводья.
— Подождешь здесь, — сказал он.
Как только Дебора спешилась, перо на ее шляпке взлетело на ветру так резко, что Заку пришлось удерживать лошадь, чтобы та не пустилась вскачь.
— Сними это чертову шляпку, — сказал он, успокоив лошадь. — И зачем только бледнолицые женщины их носят?
— Чтобы привлечь внимание бледнолицых мужчин, — сказала она, снова напомнив ему мать, как и в первый день, их встречи.
Зак наклонился в седле, его глаза прищурились.
— А вы, мисс Гамильтон, внимание какого бледнолицего пытаетесь привлечь?
— Миссис Веласкес.
— Это пустой звук, и ты это знаешь. Он никогда не был твоим мужем, просто ты носишь его фамилию.
Его голос стал резким. Он не понимал, почему его так взволновал тот факт, что она не назвалась тогда женой Мигеля Веласкеса. Его также разозлило, что Декстер Даймонд обнял ее и поцеловал. Дебора пожала плечами:
— Но все же брак был законным.
— И тебя это вполне устраивает, да?
Он нахмурился.
— Никогда не думал, что ты такая жадная. Ты пустила корни на земле Веласкесов и не собираешься уезжать, да?
— Здесь речь идет о другом. По словам дона Франсиско, меня попросили остаться в интересах семьи.
Она отвернулась, ее глаза были холодными. Она развязала ленты на шляпке, сняла ее и оглянулась на него.
— Когда правительство изменило линию границы, у них возникла необходимость в получении американского гражданства, что стало возможным благодаря моему браку с членом семьи. На мне женились по расчету, мистер Баннинг.
— Мистер Баннинг. — Зак едва сдерживал гнев. — Если ты помнишь, мы были достаточно близки, чтобы так официально обращаться друг к другу.
— И ты не возражаешь, чтобы я сделала этот факт достоянием общественности? Я почему-то думала, что ты хочешь сохранить его в тайне, так же как я. Ведь если властям станет известно, что именно ты держал меня в плену в деревне команчей, твоей жизни, или по крайней мере, твоей свободе будет угрожать опасность. Едва ли ты захочешь, чтобы я огласила эту информацию.
— Сейчас никто тебя не слышит.
— Я не настолько хорошо, умею вести двойную жизнь, как кажется, — холодно возразила Дебора.
— Может быть, нужно попрактиковаться.
Ее глаза блеснули.
— Не уверена.
Мгновение она молчала. Что же такое было в этой женщине, от чего он терял контроль над собой? Это делала именно она. Он не мог понять, как же это происходило.
— Я вернусь, — наконец сказал он, развернув коня. Он ускакал не оглядываясь.
К тому моменту, когда он нашел ее клячу, связал ее и прискакал с ней обратно, солнце превратилось в огненный шар. Он спешился у рощицы и опустился в тени рядом с Деборой.
— Ты ее поймал.
Он пожал плечами:
— А ты думала, не поймаю?
— Нет, ведь ты всегда добиваешься своего.
Он прищурился:
— Что ты хочешь этим сказать?
Она не ответила, сняла перчатки и стала обмахиваться шляпкой.
— Ты что-то имела в виду, говоря, что я всегда добиваюсь своего. Я хочу знать, собираешься ли ты заявить о насилии над тобой.
— А ты как бы это назвал?
— Скорее обольщением. Впрочем, ты тоже этого хотела. Хотя и сопротивлялась из моральных соображений. Но ты не станешь утверждать, что не питала ко мне никаких чувств, мисс Дебора Гамильтон.
Голос его стал резким, он снял шляпу и провел рукой по волосам, влажным от пота.
— Нет, не стану.
Ее глаза потемнели. В голосе звучала обида.
Дебора подтянула колени к груди и снова начала обмахиваться шляпкой.
Помолчав, Зак сказал:
— Дадим лошадям передышку и поедем обратно. Она кивнула.
— Надеюсь, тетушка Долорес сделает для Джудит все, что потребуется.
— И для твоего возлюбленного тоже.
— Декстер — не мой возлюбленный.
Он посмотрел на нее недобрым взглядом:
— Не возлюбленный, тогда кто же?
— Не все ли тебе равно? Ты ясно дал мне понять, что опасаешься угрозы установления твоей личности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
загрузка...


А-П

П-Я