Каталог огромен, рекомедую всем 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дон Франсиско все еще бросал на Джудит взгляды, но с того вечера, когда тетушка Долорес призналась в том, что его интересует в действительности, никаких изменений не произошло. Атмосфера на асиенде накалялась все больше и больше, и неминуемо должен был произойти взрыв.
Поездка в Сирокко, как предполагала Дебора, только увеличила напряжение.
Дебору преследовал образ Зака, его легкая улыбка и бесстрастный ледяной взгляд. Она увидела его, как только вышла из кареты, узнала его ленивую грацию и смертельную хватку, она видела, как он вместе со своим спутником приблизился к Маклину. Дон Франсиско тихонько чертыхнулся по-испански и направился к ним. Тот, кто был с Заком, отошел назад скользящей походкой.
Дебора ничего не слышала, только видела, как шевелятся их губы. События развивались медленно. Так, по крайней мере, ей казалось. Дебора очень боялась за Зака. Этот страх терзал душу, ни на минуту не оставляя Дебору в покое.
Зак между тем ясно сказал, что ничего ей не обещает. И это после того, что между ними произошло. Сердце Деборы болезненно сжалось.
Она чувствовала себя обманутой. Он отвез ее обратно на асиенду без всяких намеков на совместное будущее. Но ведь Зак теперь не Ястреб и не живет в мире команчей. Он живет в том же мире, что и она.
Правда, не в том же социальном окружении, но и она больше не живет в том обществе, к которому привыкла в предвоенном Натчезе. Ее жизнь изменила война, как и жизнь остальных людей. Только ее отец избежал серьезных перемен, а, судя по его последнему письму, дела у него идут лучше, чем когда-либо. Торговый флот Гамильтона процветает, а деньги, полученные от Веласкесов, он вложил в расширение фирмы. Она знала, что дон Франсиско тоже получает кое-какую прибыль.
Дебора говорила себе, что так устроен мир, что девушка выходит замуж, чтобы скрепить фамильные связи. И все-таки Джон Гамильтон мог поинтересоваться ее мнением, предоставить ей выбор и даже спасти, когда ее украли команчи. Но он лишь письменно выразил дону Франсиско неудовольствие из-за того, что дочь похитили, поговорил с несколькими знакомыми военными и этим ограничился. Горько осознавать, но единственным человеком, который ее действительно любил, была кузина Джудит. Но с тех пор, как Дебора влюбилась в Зака, Джудит отдалилась от нее. И Дебора осталась совершенно одна.
Дебора подняла голову, когда поняла, что тетушка Долорес ей что-то встревоженно говорит:
— Сеньора, сеньора, не позволяйте этому человеку вас публично компрометировать приветствием, о матерь Божия!
— Не поворачивайся, — хрипло прошептала Джудит. Дебора удивленно обернулась и выронила стакан с лимонадом, увидев Зака Баннинга, направлявшегося к ней через весь холл гостиницы. Стакан разбился с громким стуком и окатил липкой жидкостью ее платье и платье тетушки Долорес, которая бормотала по-испански что-то походившее на молитву. Дебора встала.
— Я хочу с вами поговорить, — сказал Зак, сразу переходя к делу, взял ее под руку и подвел к окну, на котором стояли цветы в горшочках и висели мятые занавески.
— Ты не в тюрьме, — с облегчением проговорила Дебора.
Он скривил губы:
— Нет. Маклин поклялся, что это был честный поединок.
Она боялась взглянуть на него, желая в то же время запомнить каждую черточку его лица. Между ними нарастало напряжение, это напряжение было совсем другим, чем то, к которому она привыкла за последние недели. Это было сексуальное влечение, которое заставляло ее сердце биться сильнее. К горлу подступил комок. Зак ничего не заметил. Дебора кашлянула. Она чувствовала на себе враждебный взгляд Джудит и слышала бормотание тетушки Долорес.
— Чего ты хочешь, Зак?
— Хочу предупредить, чтобы ты была осторожна. «Что же он имеет в виду», — ошеломленно подумала Дебора.
— Скоро начнется стрельба, побереги себя.
— О чем ты говоришь?
Смущение Деборы быстро сменилось растерянностью. Он был таким порывистым, и если кого и нужно было предупредить о неприятностях, то только его. Разве не он, только что пристрелил человека?
— Дебора, отнесись к этому серьезно. Дон Франсиско и Даймонд скоро начнут выяснять отношения. Ты можешь попасть под перекрестный огонь. Понимаешь?
Его голос был грубым, он говорил быстро, как будто хотел сказать именно это и уйти. Она не собиралась отпускать его так быстро.
— Нет, не понимаю. Зачем им неприятности?
— Даймонд хочет получить земли Веласкесов. Он предложил дону Франсиско продать их, но тот отказался. Он может попытаться получить их другим способом. В самом ближайшем будущем.
Она недоверчиво смотрела на него.
— И ты работаешь на такого человека?
— А как еще я могу узнать его планы? — нетерпеливо бросил Зак. — Вряд ли он раскроет свои намерения, если они у него недобрые, а я уверен, что недобрые.
— Ах, значит, в чем-то ты все же, бываешь, уверен, — вырвалось у Деборы, и она застыла на месте.
Она не собиралась говорить, насколько сильно он ее обидел.
Он был удивлен и, прищурившись, посмотрел на нее.
— Иногда бываю, — медленно проговорил он, пристально глядя на ее губы. — Если бы за нами не наблюдало сейчас столько народу, я бы поцеловал тебя.
Дебора промолчала. При одной мысли об этом у нее закружилась голова.
Зак медлил. На мгновение у нее остановилось сердце, она подумала, что вопреки здравому смыслу он собирается ее поцеловать, но он не сделал этого.
— Все начал Браден. Я просто хочу, чтобы ты это знала, — тихо проговорил он.
— Да, я знаю.
Он скользнул ладонью по ее запястью и проводил к стулу рядом с тетушкой Долорес.
— Леди, — проговорил он, переведя взгляд с Джудит на Дебору, — надеюсь, вторая половина дня будет для вас более мирной.
Он направился к дверям и вышел на жаркое солнце, прежде чем кто-либо успел заговорить. Дебора почувствовала на себе взгляд кузины и тетушки Долорес, но ничего не сказала, едва сдерживая слезы.
Она вела себя, как дура. Если бы он хотел ее, так бы и сказал.
Ни разу со времени возвращения он не искал ее по собственной инициативе. Ни разу. И все же она надеялась, что когда-нибудь это случится, и он придет к ней.
Глава 19
За неделю, прошедшую со времени перестрелки в Сирокко, Дебора почувствовала, что слежка за ней усилена. Это окончательно испортило ее отношения с доном Франсиско.
Беспокойная, злая и напуганная, Дебора бродила по небольшому дворику с кирпичными стенами, в который выходила ее спальня, и смотрела на луну, похожую на шар. Вся земля была залита ярким светом. Ее ночная рубашка слегка колыхалась от ночного ветерка. Дебора наслаждалась ночным ароматом цветов. Они висели на стенах и на фоне темной листвы, цеплявшейся за кирпичную кладку, были похожи на маленькие белые луны.
Дебора сорвала цветок, воткнула в волосы. До нее доносился рев скота и смех работников, или, как их называл дон Франсиско, вакерос. В последнее время он нанимал мексиканцев, носивших патронташи и оружие, они напоминали ей наемных стрелков Декстера Даймонда. Они с доном Франсиско уже поспорили по этому поводу.
— Не указывай, что мне делать, женщина, — огрызнулся он, когда она заметила, что он только навлекает на себя неприятности, нанимая вооруженных людей. — Я не буду рисковать землей, принадлежавшей нескольким поколениям нашей семьи. Хватит с меня проблем.
— Почему бы вам не жениться и не обезопасить свои земли, если вас это так тревожит?
— Я нанял для этого мистера Маклина, но даже он бессилен против заряженных винтовок.
Он смотрел на нее, и его губы исказились в усмешке.
— Ты пожалеешь, если вздумаешь выйти замуж и убежать от меня.
— Пожалуйста, объясните, дон Франсиско.
— Все просто: сеньор Даймонд сделал тебе предложение. Разумеется, я ему отказал. Он хочет получить твое приданое, а не тебя. Но он не получит и клочка земли Веласкесов! Если даже мне придется запереть тебя до конца твоих дней.
Он говорил весьма решительно, и в данном случае это устраивало Дебору: она не хотела выходить замуж за Декстера Даймонда. Угроза дона Франсиско запереть ее прозвучала как предостережение, и Дебора молча отступила.
С каждым днем ее жизнь становилась все невыносимее. Джудит отдалилась от нее, а тетушка Долорес ходила как в воду опущенная после того, как брат увидел, что Зак Баннинг разговаривал с Деборой в холле гостиницы, а она не смогла этому помешать.
Вооруженные люди находились даже под стенами дворика. Деборе казалось, что она в заточении. Кто-то всегда находился у ее двери, а ночью она слышала шаги. Постепенно Дебора стала привыкать к своему положению.
Видимо, поэтому она не обратила внимания, когда кто-то спрыгнул во дворик. Сначала раздался треск, потом зашуршала листва, затем она услышала мягкий удар о землю. Повернулась и широко раскрыла глаза.
— Ястреб, — прошептала она, когда он сделал по направлению к ней два легких шага.
— Зак, — пробормотал он, с опаской оглядывая дворик. Затем остановил взгляд на ее ночной рубашке. — Красиво. Ты часто это надеваешь?
Она сглотнула.
— Каждую ночь.
Он улыбнулся:
— Это приглашение?
— А где приглашение на сегодняшний вечер? — поинтересовалась она, вспомнив о своей решимости противостоять ему.
— Вот здесь.
Зак шагнул вперед, и не успела Дебора опомниться, как он привлек ее к себе и запечатлел на ее губах поцелуй. Его губы были горячими, проникновение его языка быстрым и чувственным. Она вскрикнула и ответила на поцелуй так же страстно. Она почувствовала, как он напрягся, услышала его подавленный стон, и в тот же момент он отодвинулся от нее.
— Это безумие, — тихо проговорил он и передвинулся в тень.
— Пойди, выключи лампу в комнате. Она заколебалась.
— Нам нужно поговорить, Дебора.
Выключив лампу, она обернулась, и он заключил ее в объятия. Его пояс с пистолетами врезался ей в бок.
— Что ты здесь делаешь? — пробормотала она. — Я хотела спросить, как ты сюда вошел?
— Просто я умею это делать. К тому же охранники дона Франсиско не так бдительны, как он думает.
— Ты…
— Убил их? — договорил он, когда она замялась. — Нет, это наделало бы слишком много шума.
— Тогда что?..
— Не волнуйся, — перебил он, сжав ее талию. — У меня мало времени, и я не хочу тратить его попусту.
Ее сердце учащенно забилось, дыхание стало прерывистым.
— Ты хочешь мне что-то сказать?
— Да. Вы с кузиной должны уехать домой. Чем скорее, тем лучше.
— Домой?
Озадаченная скорее его близостью, чем словами, Дебора покачала головой:
— Мы не можем.
— Придется. Здесь для вас слишком опасно.
Он встряхнул ее руку.
— Ты должна это сделать.
— Невозможно. — Помолчав, она продолжила. — Мой… мой отец не хочет, чтобы мы возвращались.
Наступила напряженная тишина. Дебора почувствовала, как напряглись мускулы его рук.
— Проклятие.
— Зак, что случилось? Почему ты так взволнован?
— Скоро тут будет кромешный ад, а я не хочу, чтобы ты пострадала.
— Ты меня пугаешь.
— Я говорю правду.
Она поежилась.
— Бери кузину, и уезжайте отсюда.
— А куда нам ехать? — спросила она. — У меня нет денег, только те, что дает дон Франсиско. Все мое имущество числится на бумаге.
— А твоя кузина?
— У нее вообще ничего нет.
Зак чертыхнулся.
— Вы разрешите мне отвезти вас кое-куда ради вашей же безопасности?
— Обратно в деревню к твоему отцу?
— Нет. Там еще опаснее, чем здесь. Макензи довольно близко подобрался к ним.
Он провел рукой по волосам. Лунный свет посеребрил его лицо.
— Я отвезу вас к моей матери, — сказал Зак.
Она удивленно выдохнула:
— К твоей матери?
— Да.
— Я не знала… то есть я думала, что она умерла. Ты никогда не говорил о ней.
— Мы почти не разговаривали перед твоим отъездом. Моя мать жива, но я видел ее последний раз, когда мне было четырнадцать. — Он взглянул на Дебору. — Сейчас нет времени, потом я все объясню. Через пару дней я за вами приеду. Скажи кузине, чтобы была готова.
— Она не поедет.
— Почему?
— Точно не знаю, но это связано с нашим пленом. Хоть ты ее и не обижал, но она считает тебя таким же, как остальные команчи.
— Придется тебе поехать одной.
— Я не могу оставить Джудит.
— Проклятие, Дебора, — вскрикнул он, — пойми, тебе грозит опасность.
— Зак, что случилось, почему ты так нервничаешь? Объясни толком.
Он подвел ее к широкой постели и сел так, чтобы видеть ее лицо. Без шляпы, одетый в черную рубашку, брюки и мокасины до колен, он был почти неразличим в темноте.
Он взял ее руки в свои и заглянул в лицо:
— Поверенный дона Франсиско, может, и разбирается в законах, но он здорово разозлил Даймонда, и теперь без стрельбы дело не обойдется.
— А ты? Все еще собираешься драться на стороне Даймонда?
— Сейчас — да. Я же сказал тебе: это единственный способ быть в курсе того, что затевает Даймонд.
— Я постараюсь этого не забыть, когда ты откроешь стрельбу.
— Не надо, — резко произнес он.
Она вспомнила, как он говорил это на языке команчей: «Keta».
Он медленно поднялся, а когда она отпрянула, вздрогнул.
— Не может быть, чтобы ты все еще боялась меня.
— Но я не понимаю твоих истинных намерений. Ты исчезаешь, а потом крадучись появляешься в ночи, словно вор, и советуешь мне уехать. Что я после этого должна думать?
— Но если я появлюсь здесь днем, дон Франсиско изрешетит меня пулями. Единственное, что я хочу, это уберечь тебя от опасности. Иначе не пришел бы сюда.
Дебора пожала плечами, чтобы скрыть пронзившую ее боль:
— Сама не знаю, почему позволяю тебе так обращаться со мной.
Он отступил на шаг:
— Мне лучше уйти и не беспокоиться о тебе.
— Ты прав, — с притворным спокойствием ответила она, хотя на сердце кошки скребли.
Он снова шагнул к кровати и схватил ее за руки:
— Ты сводишь меня с ума своей холодностью. Твой язык говорит одно, а глаза — совершенно другое.
— Что же говорят мои глаза? Что ты не до конца искренен со мной?
— Проклятие.
Он снова поцеловал ее, но на этот раз в его поцелуе не было нежности, скорее грубость. Он весь напрягся. Дебора прильнула к нему, радуясь, что он дрожит от страсти. Ведь это он всегда доводил ее до неистовства. Наконец-то справедливость восторжествовала.
— Ты сводишь меня с ума, — едва слышно произнес он, теребя пальцем ее сосок.
Дебора тоже утратила над собой контроль. Останься у нее хоть капля здравого смысла, она настояла бы на том, чтобы он ушел до того, как кто-нибудь обнаружит его в ее комнате. Ведь это было бы трагедией для обоих.
Но думать об этом сейчас она не могла. Она сгорала от желания, ощущая только его губы и руки. Словно завороженная. Когда она встретила Ястреба, все ее моральные принципы улетучились. Так было в первый раз и во все последующие. Так было и сейчас.
— Нас могут застать врасплох, прекрати, — собрав все силы, произнесла она, наконец, когда он снова стал теребить ее сосок.
— Да-да, я понимаю, — ответил Зак, нетерпеливо расстегивая брюки и целуя ее. Время летело с неумолимой быстротой. Он вошел в нее, и весь мир, казалось, исчез для обоих… Луна залила комнату ярким светом.
Однажды он ей сказал, что полная луна называется луной команчи. Именно в полнолуние он и явился к ней.
Какое-то время оба молчали.
Наконец она почувствовала на себе его взгляд, открыла глаза, улыбнулась и обвела пальцем его чувственные губы. Он взял ее руку и поцеловал ладонь.
— Я вернусь за тобой.
— Я не смогу уехать.
— Дебора, я восхищаюсь твоей преданностью кузине. Но что хорошего в том, что вы обе погибнете. Предоставь ей право выбора.
— Я не понимаю… — Она осеклась под его взглядом.
— Понимание тут ни при чем. И преданность тоже. — Ни при чем?
Дебора с недоумением посмотрела на него:
— Джудит — моя кузина.
— Она достаточно взрослая, чтобы принять решение самостоятельно.
— Полагаю, ты не стал бы рисковать жизнью ради того, кого любишь, — с горечью произнесла Дебора, хотя понимала, что он прав.
Она отвернулась и стала нервно покусывать губу.
— Но я здесь, не так ли?
Она снова повернулась к нему. Его слова свидетельствовали о том, что она ему небезразлична.
— Да, — прошептала она, — ты здесь.
— Тогда послушайся меня.
— Я слушаю.
Он нагнулся и обнял руками ее босые ноги.
— Дай мне два дня. Я вернусь так же, как сегодня. Будь готова. Возьми только самое необходимое.
— А что, если… — Она замолчала и облизнула пересохшие губы. — А что, если что-то пойдет не так?
— Дай мне знать.
Она рассмеялась:
— Не думаю, что дон Франсиско позволит мне послать человека с запиской к тебе, Зак!
— Тогда я буду здесь.
Дебора играла с чашкой тонкого фарфора, наполненной крепким кофе, стараясь избежать разгневанного взгляда дона Франсиско. С момента приезда Маклина обеды проходили в напряженной обстановке: стало известно, что Декстер Даймонд предъявил права на земли Веласкесов в Сирокко.
Должно быть, именно это имел в виду Зак.
Франсиско приказал выставить посты вооруженных всадников вдоль всех дорог, проходивших рядом с ранчо. Он запрудил реку, протекавшую из земель Веласкесов в «Дабл-Ди», перерезав Декстеру Даймонду доступ к большинству запасов воды. Поскольку на солнце высыхала вода, наполнявшая все углубления, скот в «Дабл-Ди» должен был скоро вымереть от жажды. Линии сражений были обозначены, и вызов брошен. Теперь местность выглядела скорее, как военный лагерь, а не ранчо, на котором выращивали скот.
— Я предлагаю вам, дон Франсиско, предоставить властям урегулирование конфликта — мистер Даймонд не может победить. Такая тактика только ухудшает дело.
Дон Франсиско криво улыбнулся:
— А наша тактика?
Богато сервированный стол озаряли красивые свечи. В центре стоял канделябр, инкрустированный серебром. Маклин нахмурился:
— Я не могу закрывать глаза на противоправные действия, дон Франсиско.
— Не думаю, что защищать чью-то собственность противозаконно. Я имею право поставить дамбу в моих владениях там, где пожелаю, разве не так?
— Да, по закону все справедливо. Но с моральной точки зрения могут возникнуть проблемы. Существует тонкая грань, которую нельзя переступать. Советую вам послать за шерифом.
— Я ценю ваш совет, сеньор, но шериф слишком далеко и вряд ли сможет помочь. Здесь мы вершим закон.
Маклин вздохнул:
— Это справедливо для многих отдаленных районов Техаса, но результаты бывают плачевными.
— Здесь мы защищаем наши дома и нашу жизнь. Я не допущу, чтобы этот человек украл то, что принадлежало Веласкесам более сотни лет. — Голос дона Франсиско дрогнул. — Он высокомерен и жаден, он проглотит, и другие земли без зазрения совести. Но я, дон Франсиско Эрнандо Веласкес-и-Агилар, не позволю ему ограбить меня.
Дебора пришла в отчаяние. Значит, Зак сказал правду. Декстер Даймонд попытается отнять земли Веласкесов и здесь разыграется кровавая битва.
Она перевела взгляд на Джудит, устремившую взгляд на Джереми Маклина. Поверенный в делах иногда посматривал на нее украдкой, явно восхищаясь золотыми волосами Джудит. Он несколько раз пытался заговорить с ней, но Джудит избегала его.
Дебора не притронулась к еде, ее охватило отчаяние. Нужно срочно переговорить с Джудит. Они должны быть готовы, когда появится Зак.
После обеда Деборе удалось остаться наедине с Джудит на несколько минут, до того, как к ним присоединилась тетушка Долорес. Она схватила кузину сзади за платье.
— Джудит, нам нужно срочно поговорить.
Они уединились в укромном местечке рядом с верандой, когда мужчины ушли курить сигары и пить послеобеденные напитки. Джудит улыбнулась и взяла Дебору под локоть.
— Все будет хорошо, — мягко сказала она.
— Нет, Джудит, я так не думаю. По крайней мере, сейчас. Грядет беда.
Улыбка сбежала с лица Джудит.
— Нам нужно соблюдать осторожность. И уехать отсюда, пока не поздно.
Джудит во все глаза смотрела на кузину.
— Не знаю, что ты имеешь в виду.
— Ты слышала разговор дона Франсиско с мистером Маклином. Беда не за горами. Ты понимаешь, что я имею в виду?
Джудит сжала руку Деборы.
— Нет, — прошептала она.
— Начинается стрельба. К тому же мы можем оказаться в заложниках.
Она внимательно посмотрела на Джудит. Губы кузины мгновение беззвучно шевелились, пока она уясняла то, что сказала ей Дебора, а потом начала мотать головой:
— Нет. Я не могу пройти через это еще раз. Ружья, стрельба, крики…
— Поэтому нам нужно уехать, пока не поздно.
— Уехать? — Джудит побледнела. — Но как? И куда мы поедем?
— Пожалуйста, выслушай меня до конца, не перебивай. Я знаю, как ты относишься к Заку Баннингу, но сейчас он наша единственная надежда. Он обещал отвезти нас в безопасное место, если мы…
Джудит повернулась, собираясь убежать. Дебора схватила ее за руку:
— Выслушай меня! Пожалуйста!
— Выслушать? — Джудит покачала головой: — Нет. Он околдовал тебя или что-то в этом роде. Я знаю. Кроме того, мы не виделись с того самого дня, как он убил человека. Своего друга. Так неужели ты думаешь, он нам поможет?
— Ты ошибаешься, Джудит. Браден не был его другом. И я уверена, что Зак нам поможет. По крайней мере, попытается.
Джудит прищурилась:
— Откуда ты знаешь? Он тебе сообщил?
Чтобы не сердить Джудит, Дебора ей не сказала, что Зак приходил.
— Он прислал весточку. В ней — предостережение.
— Ну и что? — сухо проговорила Джудит. — Почему ты думаешь, что с ним мы будем в большей безопасности, чем с доном Франсиско? Уж не собирается ли он снова отвезти нас к дикарям?
— Нет. Ты поедешь?
Вне себя от волнения, Джудит отвернулась.
— Не знаю. — Голос ее дрогнул.
— Джудит. Решайся. Нельзя упустить этот шанс.
— Как можно доверять этому человеку после всего, что произошло? — Она повернулась к Деборе, ее глаза полны были слез. — Разве ты не помнишь, что он с нами сделал?
— Помню. Но я так же помню, что он освободил нас, как и обещал. А теперь обещает нам помочь. Мне ты доверяешь?
— Да! Но ты просишь меня довериться дикарю без чести и совести. А если мы снова окажемся в деревне команчей?
— Этого не произойдет.
Они услышали шаги.
— Пожалуйста, скажи, что согласна, — быстро прошептала Дебора.
— Когда?
— Сегодня вечером или завтра ночью. Он приедет за нами.
— Согласна, — прошептала Джудит.
Дебора с облегчением взяла кузину под руку:
— Слава Богу. Я места себе не находила от волнения.
— От волнения? — раздался голос тетушки Долорес. — По поводу чего?
— По поводу нашей безопасности, — быстро ответила Дебора.
— Все озабочены, — сказала тетушка Долорес. — Какой ужасный человек этот сеньор Даймонд. Сожалею, что принимала его у нас в доме.
— Может быть, все это только слухи, — мягко возразила Джудит, — и он не собирается ничего предпринимать.
— Я тоже на это надеюсь. — Тетушка Долорес нахмурилась. — Но боюсь, что мои надежды не оправдаются.
Глава 20
Вой ворвался в горячий ночной воздух и тут же стих.
— Ты уверен, что это сработает, Баннинг?
Зак быстро взглянул на Даймонда:
— Ага. Уверен. Им понадобится несколько дней, чтобы восстановить дамбу. За это время ты успеешь напоить твой скот.
— Хорошо.
Даймонд довольно хмыкнул:
— Взрыв — это так просто, почему я сам об этом не подумал?
— Наверное, потому, что было чертовски трудно добраться до дамбы.
Даймонд встал на колени рядом с Заком и устремил взгляд на блестевшую внизу реку. Там была построена огромная земляная дамба, над ней простирался огромный резервуар, расположенный над берегами реки, а от него шло несколько траншей для орошения. За плотину, не просачивалось ни капли воды.
— Хорошая работа, — помолчав, пробормотал Даймонд.
Он посмотрел на Зака, освещенного лунным светом:
— Ты так и не расскажешь мне, что произошло? Зак повернулся на коленях и поднял бровь:
— Ты о чем?
— Что произошло между тобой и Браденом?
— Ты уже знаешь.
— Я знаю только то, что рассказал мне Карпентер, когда велел заплатить за похороны. От тебя я ничего не слышал.
— Есть всего одна версия, Даймонд. Мы поссорились, и он выхватил пистолет. Все просто.
Даймонд хмыкнул и отвернулся.
— Ты уже поджег динамит? — поинтересовался он, чуть погодя.
Зак кивнул:
— Ага. Пришлось убить одного охранника. Если повезет, его не хватятся, пока не произойдет взрыв.
— А ты где будешь в это время?
Зак встал:
— Я же говорил тебе. Мне нужно еще кое-что проверить.
— Но меня беспокоит, что тебя здесь не будет, когда начнется стрельба. — Даймонд смотрел на него, щурясь от лунного света. — Ты боишься?
Зак медленно повернулся к нему:
— Что ты сказал?
— Ничего, просто сболтнул. Не понимаю, что на тебя нашло, вот и все.
— Если ты мне не доверяешь…
— Нет-нет, доверяю. Делай все так, как ты хочешь. Меня только тревожит, что ты уходишь.
— Пока ты мне платишь, Даймонд, я на твоей стороне. Если решу, перейти на другую, непременно тебе сообщу.
— Я знаю. Ты всегда говоришь прямо, без обиняков. Зак пожал плечами и ничего не ответил. Он вовсе не собирался рассказывать Декстеру Даймонду о том, что намеревается делать. Даймонд стал бы либо протестовать, либо настаивать на том, чтобы помочь, а он не хотел зря терять время и спорить.
— Я ухожу, — сказал Зак через полчаса. Даймонд не спорил. Он пришел в замешательство.
Зак ушел пешком, подозревая, что Даймонд может последовать за ним.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
загрузка...


А-П

П-Я