научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/unitazy/Roca/dama-senso/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Услышав голоса, он насторожился и нырнул в темную нишу. Опустил Селию на пол. Голоса приближались. Разговаривали двое мужчин и женщина. Очевидно, какая-то проститутка вела своих клиентов в укромное местечко. Мужчина отпустил непристойную шутку, и женщина визгливо рассмеялась.Грифон хмыкнул, заметив смущение на лице Селии.– Сюда, мои красавчики, – призывно мурлыкала девица, и моряки весело топали за ней следом.– Дорогу! Дорогу! – крикнул один из них, а другой грубо расхохотался совсем рядом с укрытием беглецов.Селия в ужасе прижалась к Грифону. Он, казалось, не заметил этого, но неожиданно для себя Селия почувствовала, что ей уже не так страшно.– Стоп! Я вижу подходящую стоянку! – И в проеме появилась довольная физиономия. – Эй, право руля! А коробочка-то полна!Грифон нащупал рукой нож.– Что ты там увидел, миленький? – пропела девица.Селия оцепенела от страха. «Неужели Грифон убьет всех троих у меня на глазах?» – пронеслась лихорадочная мысль.Однако Грифон повел себя совсем не так, как она ожидала. Он резко рванул Селию к себе, запрокинул ей голову, и она почувствовала, как его губы безжалостно впились в ее рот. Селия испуганно схватила его за запястья, но не посмела оттолкнуть. Язык его скользнул между ее губами и жадно обследовал рот. Все чувства Селии восстали против грубого насилия, и она рванулась из крепких рук.Словно вбивая клин, Грифон втиснул колено между ее ног. Резким движением дернул ее к себе и заставил буквально оседлать его бедро. Внезапно Селию захлестнула волна безумного удовольствия. Это было предательством по отношению к самой себе, ко всему, чем она дорожила, но подавить это восхитительное чувство она не могла. Его руки скользнули к ее груди, и пальцы принялись поглаживать соски. Вся дрожа, Селия прильнула к нему, руки сами обвили его шею, пальцы зарылись в густые волосы, а бедра крепче обхватили его бедро.Девица, разглядев в полутьме очертания двух фигур, понимающе усмехнулась:– Ба! Это всего лишь одна из наших девочек, а с ней какой-то изголодавшийся по бабе кобелек. – Она подошла ближе. – Эй, красавчик, не желаешь ли присоединиться к нашей веселой компании?Грифон поднял голову, стараясь не поворачиваться лицом к свету.– Проваливай! – грубо прорычал он. Не желая нарываться на неприятности, женщина благоразумно отступила.– Пусть занимаются своим делом! – засмеялась она. – У нас есть свое, получше. Вы, морские волки, пробовали когда-нибудь вдвоем иметь одну женщину?Пираты, сгорая от нетерпения, проследовали за соблазнительной девицей дальше.Селия не отводила от них взгляда, пока троица не скрылась. После того, что произошло, она не могла поднять глаз на Грифона. Чем она лучше этой проститутки? Как могла вести себя подобным образом? Что с ней случилось?Чувства, захлестнувшие девушку, были ей незнакомы. Конечно, она слышала, что люди могут терять голову от плотского желания, которое не имеет ничего общего с любовью. Но чтобы такое случилось с ней! Она любит Филиппа, ей не хочется жить без него. И вот только что она предала их любовь. Глаза защипало, но Селия, собрав все силы, сдержала слезы.Грифон медленно высвободил колено, втиснутое между ее ног, но продолжал обнимать ее. Оба не шевелились, пока наконец Селия не заставила себя поднять голову.– Отпустите меня, – прошептала она с нескрываемой ненавистью.Трудно было разглядеть в темноте выражение его лица. Она лишь видела, как блестят его глаза. Молчание затянулось. Он снова наклонил голову.– Нет! – успела жалобно пискнуть Селия, и его губы снова впились в ее рот.Это привело ее в ярость. Она стала отбиваться изо всех сил, пуская в ход коленки, локти и ногти. Но он не обратил на это ни малейшего внимания. Он целовал ее так, как никогда не целовал Филипп – с какой-то первобытной страстью, как дикарь. Он вдыхал ее дыхание, лаская языком ее рот.Наконец он оторвался от нее. Селия бессильно прислонилась головой к стене и закрыла глаза.– Я удивлен, мадам Волеран, – раздались насмешливые слова. – Вы выглядите и разговариваете как леди, а целуетесь совсем не так, как подобает истинной леди.Селия задрожала от ярости, но Грифон только рассмеялся, подхватил ее на руки и водрузил на плечо.– Спокойно, или я нечаянно размозжу вам голову о стену.Наконец они выбрались из форта. Грифон вынес Селию через пролом в стене, неслышно скользнул в тень деревьев и опустил свою ношу на землю.Остров веселился вовсю. До беглецов доносились крики и ругань дерущихся, сладострастные стоны – это проститутки ублажали клиентов, пьяные песни с берега. Среди моря теней виднелись островки света, отбрасываемого зажженными факелами.Грифон прошептал:– Видишь вон там три пакгауза? Позади них нас ожидает пирога. Как только скомандую, беги туда и не оглядывайся.– Хорошо, – шепнула она в ответ.– Идем.Грифон крадучись повел ее вдоль полуразрушенной стены форта, затем они свернули куда-то вправо, пересекли узкую песчаную полоску и вышли на берег. Селия вздохнула было свободнее, но тут ее взгляд упал на огромный валун, и она замерла в ужасе: прислонившись к камню, сидел человек. Вот он шевельнулся и… блаженно захрапел. Усмехнувшись, Грифон присел на корточки перед спящим, осторожно взял из его руки бутылку и передал Селии.Глаза Грифона зорко обшарили местность. Убедившись, что путь свободен, он потащил девушку к видневшимся вдали складам. Она почти бежала за ним, стараясь не отставать, не обращая внимания на жуткую боль в ступнях. И вот когда они были почти у цели, оставалось только обогнуть здание, из темноты раздался грубый оклик:– Кто идет?Перед ними возник дюжий верзила, один из часовых Легара. Одного взгляда на Грифона и Селию ему хватило, чтобы понять: дело нечисто. Пират выхватил саблю.Селия от страха будто приросла к месту.– Беги! – крикнул Грифон, но она даже не шевельнулась. – Беги… – Он грубо выругался.И тут Селия очнулась. Судорожно вздохнула и стрелой помчалась к морю.Грифон ловко, как кошка, отпрыгнул в сторону, и вовремя: абордажная сабля вонзилась в песок в том месте, где он только что стоял. Оружие так глубоко вошло в землю, что пират не сразу смог высвободить его, а Грифон, воспользовавшись секундной заминкой, выхватил нож и бросился на противника. Еще секунда, и тот замертво рухнул на землю.Сзади послышались приглушенные песком шаги. Круто обернувшись, Грифон увидел одного из самых отчаянных людей Легара.На этот раз у капитана Грифона было еще меньше шансов. Клинок со свистом рассек воздух, и Грифон едва уклонился от прямого удара. Сабля все же задела плечо. Не обращая внимания на боль, Грифон прыгнул на пирата и повалил его. Они покатились по песку, сцепившись друг с другом, как собаки, рыча и всхрапывая. Наконец все было кончено. Тяжело дыша, Грифон поднялся на ноги.А Селия тем временем мчалась вдоль берега. Вдали на воде смутно маячило небольшое суденышко. Она остановилась в нерешительности, заметив у берега пирогу и людей возле нее. Та ли это пирога, о которой говорил Грифон? А если та, что сделают с ней эти страшные люди, если он… не придет?Словно из-под земли перед ней вырос чернокожий гигант. Голова его была повязана цветастым шейным платком, а за пояс заткнуто с десяток пистолетов – так, во всяком случае, со страху показалось Селии. Выронив из рук бутылку с виски, она попятилась, потом круто повернулась и бросилась прочь.Она бежала, а в голове билась только одна мысль: где спрятаться? где искать спасения? Она теперь как загнанное животное, рано или поздно ее растерзают волки в образе людей. Глава 3 Далеко убежать ей не удалось. Позади послышались тяжелые шаги. Чьи-то грубые руки схватили девушку за плечи.Селию захлестнула волна ярости. С нечленораздельным воплем она извернулась и попыталась укусить ненавистную руку.– Заткнись, дуреха, – прозвучал знакомый голос.Это был Грифон.Он поднял ее на руки, и, всхлипнув, Селия уткнулась лицом в его плечо. Ей больше не хотелось убегать. Он, только он – ее единственный шанс на спасение.На берегу их ждал тот чернокожий великан, который так испугал Селию.– У нас были небольшие затруднения, Ог, – тихо сказал Грифон.– Вы, как всегда, преуменьшаете, капитан. – Ог пристально посмотрел на спасителя Селии. – Вы ранены.– Пустяки. Этим мы займемся потом. А как дела у Риска?– Все на «Бродяге», в полной готовности.– Отлично. Ни один из нас не будет в безопасности, пока мы не уйдем подальше от этого проклятого острова.На черной физиономии Ога появилось подобие улыбки.– Похоже, вы убили не того Легара, капитан?– Это точно, – с сожалением покачав головой, согласился Грифон. – А сейчас в путь. Мне нужно доставить кое-какой ценный груз в Новый Орлеан. Так что отправляемся не теряя времени.Он дошел по мелководью до пироги, в которой уже сидели на веслах полдюжины самых крепких его парней. За все это время, с тех пор как очутилась у него на руках, Селия не проронила ни слова, и сейчас, когда Грифон попытался разжать обнимавшие его шею руки, чтобы посадить ее в пирогу, она лишь крепче прижалась к нему.– Отпусти, – сказал он, но Селия только покачала головой. – Я сказал: отпусти! – повторил он чуть ли не с угрозой в голосе.Молчание. Тонкие руки крепче, еще крепче обхватили его шею. Только сейчас капитан Грифон понял, как испугана Селия.– Ты в безопасности, бедняжечка моя, – сказал он мягко. – Никто тебя не обидит. Ну, будь хорошей девочкой. Делай, как я говорю.Селия очень неохотно разжала руки, и Грифон усадил ее в пирогу. Она сжалась в комочек на деревянном настиле на дне пироги и затихла.Несмотря на протесты Ога, Грифон взялся за весло. Пирога быстро удалялась от берега, и вот уже остров исчез из виду. Они вошли в марши <Марши – полоса низменных побережий морей, затопляемая во время высоких приливов и нагонов воды.>, заросшие болотными травами. Здесь небольшие озера, соединенные узкими протоками, чередовались с топкими луговинами. В этих местах пролегал маршрут контрабандистов. Чтобы пойти по нему и не заблудиться, требовалось большое мастерство.Грифон, которого все же беспокоила боль в плече, оставил наконец весло и пересел на нос, пристроившись рядом с Селией. Гребцы работали молча, слаженно, словно были деталями какого-то мощного механизма.– Держи, – сказал Грифон, положив тяжелую флягу на колени Селии. – Пей медленно.Вода! Селия пила жадно, большими глотками, с наслаждением ощущая, как холодная струя пробегает по пересохшей гортани. Грифон отобрал у нее флягу, посадил к себе на колени и сказал полунасмешливо, полураздраженно:– Понемногу… Понемногу…– Прошу вас, – умоляла Селия охрипшим голосом, – я так давно не пила… можно мне еще капельку?– Потерпи минутку.– Но…– Ш-ш-ш… Ты ведь не хочешь, чтобы заболел живот?Селия с подозрением взглянула на него. А может быть, он намеренно мучает ее? Но нет, конечно, нет. Селия чувствовала, как силы возвращаются к ней.– Капитан Грифон, почему вы это делаете? Почему вы везете меня в Новый Орлеан?– Возможно, я хочу сделать одолжение Волеранам. Чтобы сам Максимилиан Волеран оказался перед кем-нибудь в долгу! – Грифон хмыкнул.Селия пристально посмотрела в темно-синие, как полуночное небо, глаза.– Прошу вас, – прошептала она, – Я потеряла все. У меня ничего не осталось… ни надежды, ни мужа, ни будущего. Скажите мне правду. Зачем вы увезли меня с острова? Почему вы ради меня рискуете жизнью, своей и своих людей?Она заглянула в глубину его синих глаз и почувствовала, что тонет в них.– Возможно, я решил, что ты того стоишь, – сказал он тихо, чтобы не услышали матросы. – Ты стоишь десятков жизней. Я уже много лет даже не прикасался к такой, как ты, женщине… женщине с нежными белыми ручками и детскими глазами. Разве это не веская причина? И потом… я не очень ценю свою жизнь.Сквозь рубаху, надетую на голое тело, Селия чувствовала жар его кожи. Она попыталась отодвинуться, но Грифон удержал ее.– Но ведь дело не только в этом?.. Есть еще причина? – с запинкой спросила Селия.– Даже если бы ее не было, я все равно отобрал бы тебя у Легара.«Боже мой, – думала Селия с бешено бьющимся сердцем, – ведь он не отпустит меня так просто! Он потребует вернуть ему долг!»Ее охватила дрожь при воспоминании о настойчивых губах, объятиях сильных рук. Она вспыхнула, вспомнив, с какой легкостью раскрылась ему.– Ты дрожишь, – заметил он. – Это потому, что ты знаешь: я хочу тебя. Но когда я возьму тебя, малышка, ты будешь желать этого не меньше, чем я тебя.Селия замерла от страха. Ей хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать его шепота, от которого по коже пробегали мурашки. Убежать, спрятаться от этих синих глаз, от этих рук, таких нежных и таких беспощадных. Не куда ей бежать? И как?– Самонадеянный нахал! – решила возмутиться Селия. – Я даже говорить об этом не намерена! Мне нет до тебя дела. Ты… ты жесток. Тебе наплевать, что я два дня назад потеряла мужа.– Вот здесь ты ошибаешься. На это, – голос его неожиданно дрогнул, – мне не наплевать. Но поскольку, – циничная ухмылка тронула его губы, – месье Волеран мертв, то никого уже не волнует, храните ли вы верность супругу, мадам Волеран. – Он снова протянул ей флягу, и Селия забыла обо всем на свете, кроме воды. Позволив девушке сделать несколько торопливых глотков, Грифон отобрал у нее флягу.– Довольно. Во всяком случае, пока, – улыбнулся он.Сначала Селия испугалась: а вдруг он больше не даст ей воды? Но вскоре, убаюканная ритмичными взмахами весел, успокоилась и задремала. Голова ее склонилась на плечо Грифона.– Твое другое плечо, – вдруг пробормотала она сонно, – оно очень болит?– Не очень.Тихонько вздохнув, Селия крепко уснула. * * * Разбудил Селию рассвет. Робкие лучи солнца пробивались сквозь кроны деревьев, освещая удивительный, совершенно незнакомый ей мир. Пирога медленно продвигалась по узкой протоке, заболоченные берега которой заросли папоротником и тростником высотой в человеческий рост. С деревьев, густо сплетавших ветви над водой, свисали длинные пряди исландского мха. Водную гладь затянуло ряской, и над ней роились тучи насекомых. Влажный воздух был напоен каким-то первобытным густым ароматом.Кипарисы с искривившимися толстыми стволами, должно быть, стояли здесь со дня сотворения мира. Казалось, они росли прямо из воды, а между их корнями сновали стайки ильных рыб-змееголовов. Здесь, в царстве зелени и воды, было трудно представить себе, что где-то на свете есть мощеные улицы, каменные дома, а в них – гостиные с пианино, библиотеки, удобные кресла. Цивилизация существовала где-то в другом мире.Окончательно проснувшись, Селия поняла, что всю ночь проспала в объятиях Грифона. Она попыталась было высвободиться, но, почувствовав острую боль в спине, шее, плечах, ногах – на ее теле не было местечка, которое бы не болело! – не сдержала стона.Грифон положил руку ей на шею, и его длинные пальцы принялись осторожно массировать мышцы.– Не надо, – неуверенно сказала Селия, смущаясь от того, что он так фамильярно обращается с ней на глазах у матросов. Четверо гребцов сидели к ним спиной, но Ог и еще двое, в тот момент отдыхавшие, с любопытством на них поглядывали.Грифон не обратил на ее слова ни малейшего внимания, и Селия, смирившись, закрыла глаза. Возражать и сопротивляться было бесполезно, тем более что его руки успокаивали и прогоняли боль. Сильные пальцы размяли каждую впадинку вдоль позвоночника, поднялись до шеи, потом перешли к плечам. Тело ее вопреки воле наслаждалось прикосновениями этих умелых рук, которые, казалось, точно знали, что делать.Грифон бросил взгляд на непроницаемое лицо Ога, сидевшего в другом конце пироги.– Сменяться будете в обычном месте? – спросил он, продолжая массировать плечи Селии.Ог ответил на каком-то незнакомом наречии, Селия разобрала только несколько французских слов.– Вот и отлично, – довольно кивнул Грифон и ссадил Селию с колен. – Мы должны уйти сегодня как можно дальше. Иначе к ночи Легар может нас нагнать.Селия пристально взглянула на него:– Сколько времени потребуется, чтобы добраться до Нового Орлеана?– Надеюсь, завтра на рассвете будем там.– Откуда вы знаете, что Легар… – начала было она, но, взглянув ему в глаза, замолчала, не окончив фразы. Мохнатые черные ресницы обрамляли синие, как сапфиры, глаза. И этот фиолетовый оттенок… Она побледнела.– Что случилось? – отрывисто спросил Грифон.– Ваши глаза… такие же, как у моего… у моего мужа…Лицо его помрачнело.– На свете много людей с синими глазами, – резко сказал он.– Но не с такими…– Терпеть не могу женскую болтовню, – прервал ее Грифон и пересел к гребцам.Морщась от резкой боли в плече, он греб, а Селия продолжала внимательно разглядывать его, пытаясь представить, как бы он выглядел без длинных волос и бороды.– Месье, – робко обратилась она к нему. – Месье, я очень сильно проголодалась.Грифон усмехнулся ее старательно составленной английской фразе. Кивнул в сторону потрепанного мешка, лежавшего в нескольких футах от нее:– Загляни, нет ли чего там.Заметив рядом с мешком флягу с водой, Селия тотчас потянулась к ней:– Я очень, хочу пить.– Ну и пей, – нелюбезно буркнул он.Напившись, Селия порылась в мешке и извлекла оттуда сухие галеты и сушеное мясо. Она надкусила галету, похожую на мел – совершенно безвкусную. Потом сделала глоток тепловатой воды. Очередь дошла до мяса. Мелкие белые зубки вонзились в кусок, больше похожий по вкусу на подошву, но Селия и этим была довольна.Ощутив наконец приятную сытость, она положила на место мешок и флягу и только тогда почувствовала, что ступни болят невыносимо. Селия наклонилась, чтобы осмотреть их, но ее остановил резкий голос Грифона:– Я сам займусь этим. А ты, – он хмыкнул, – лучше прикройся чем-нибудь.Вспыхнув, Селия натянула на колени рубаху и обиженно замолчала. Впрочем, исподтишка она продолжала наблюдать за капитаном. Интересно, подумала она, кто он и откуда. Выглядит как настоящий дикарь, но по-французски говорит словно аристократ. Он силен, как человек, много и тяжело работавший физически, а в глазах светится ум. Когда-то он, вероятно, знавал лучшие времена, продолжала размышлять Селия. И еще. Капитан Грифон, несомненно, сильная личность, иначе матросы не слушались бы его беспрекословно. Он умеет заставить их бояться и уважать себя. Но почему он решил спасти ее? Почему?Солнце уже поднялось высоко. Пирога продвигалась все дальше по сонной протоке с заболоченными берегами, направляясь к небольшому островку, возле которого протока разделялась на несколько рукавов. Через один из рукавов был перекинут ствол старого поваленного дерева. Селия вопросительно взглянула на гребцов, почувствовав, что все они чего-то ожидают. Лица матросов были спокойны. Пирога замедлила ход и причалила к правому берегу. Тишину нарушил резкий свист незнакомой птицы. Грифон поднес руку ко рту и ответил таким же свистом. Селии почудилось какое-то движение в лесных зарослях на берегу, в следующее мгновение кусты раздвинулись, и из них появились смуглолицые люди с мушкетами и топорами.– Это свежий экипаж, – сказал Грифон Селии.– Они наши друзья? – с сомнением спросила та, поглядывая на угрюмых людей на берегу.– Не совсем так, – сухо ответил Грифон. – Речные люди клятву верности никому не давали… Но я плачу им, чтобы они переправляли мои грузы через озера до реки.– Разве ваши матросы не могут довезти нас туда?– Не могут. Гребцы устали, дитя мое.Один из пиратов Грифона, взглянув на Селию, усмехнулся:– Как бы я ни устал, но, пожелай вы, довез бы вас хоть до Китая, мадам.Не вполне поняв витиеватый комплимент, но почувствовав, что моряк говорит доброжелательно, Селия улыбнулась.Грифон первым выпрыгнул из пироги и привязал ее к полусгнившему стволу дерева на берегу. За ним последовали гребцы. Они с наслаждением потягивались, облегченно вздыхая. Селия не двигалась, вопросительно поглядывая на Грифона. Тот привязал к поясу ножны, вложил в них абордажную саблю.– Захвати бутылку с виски, – сказал Грифон и, когда Селия подобрала бутылку, легко подхватил ее на руки.Увидев светловолосую женщину, речные люди взвыли по-волчьи и одобрительно зашумели, с вожделением глядя на нее. Испуганная девушка крепко ухватилась за шею Грифона, и он сошел на берег.Их окружила толпа. Почувствовав, как грубые руки прикасаются к ее голым ногам, Селия вздрогнула.– Это и есть груз, который вы привезли, капитан? – спросил один из речных людей.– Товара красивее, чем этот, я еще никогда не видывал! – весело крикнул другой.Кто-то потянул ее за прядь волос. Грифон резко остановился, обвел возбужденных мужчин холодным взглядом синих глаз.– Эта женщина – моя собственность. Если кто-нибудь еще раз прикоснется к ней, будет иметь дело со мной.Назойливые руки тут же оставили ее в покое, и Селия спрятала лицо на груди Грифона:– Мне кажется, – прошептала она, – что, не будь вас здесь, они бы…– Это уж будь уверена, – криво усмехнулся Грифон и ступил на скрипучий мост. – А теперь, мой очаровательный корм для аллигаторов, не смотри вниз. И, ради Бога, постарайся не нарушить моего равновесия, или мы оба окажемся по горло в грязи.Аллигаторы? Филипп любил забавлять ее страшными рассказами об этих созданиях, которые, по его словам, были наполовину драконами, наполовину ящерицами. У них длинные хвосты, огромные челюсти, острые зубы, говорил он. Селия зажмурилась.– Не урони меня, – прошептала она.– После того как я с таким трудом заполучил тебя? – усмехнулся Грифон. – Лучше смотри не урони виски.Он осторожно шел по импровизированному мосту, Селия затаила дыхание. Речные люди, наблюдавшие за каждым их движением, все-таки не удержались от одобрительного свиста и похотливых стонов, когда на фоне темной зелени мелькнули голые белые ножки.Очутившись наконец на острове, Грифон направился к полуразвалившимся хижинам на поляне.– Это брошенное поселение индейцев, – пояснил он, заметив, что Селия с любопытством оглядывается вокруг.– Что с ними случилось?– Их прогнали из этих мест очень давно. С реки сюда приходит слишком много перекупщиков и контрабандистов. – Он опустил ее на землю возле входа в хижину. – Ог! – крикнул он. – Пошевеливайся. У нас всего несколько минут.– Несколько минут? – забеспокоилась Селия. – Что вы собираетесь делать?– Зайди-ка внутрь, – он кивнул на вход, – и выпей немного виски.У Селии учащенно заколотилось сердце.– Зачем? Почему вы зовете Ога? Почему…– Не заставляй меня повторять дважды, – сказал Грифон, едва скрывая раздражение.Селия побледнела и послушно вошла в хижину. В углу валялся полусгнивший тюфяк. Сквозь дыры в потолке и полуразрушенную стену в хижину проникал свет. Трясущимися руками Селия вытащила пробку из бутылки и приложила горлышко к губам. Отвратительная на вкус жидкость обожгла гортань. Усевшись на краешке тюфяка, она стала ждать. Рядом медленно полз огромный паук с мохнатыми лапками, и Селия не дыша следила за ним расширившимися от страха глазами.– Вижу, к тебе пожаловал гость, – послышался голос Грифона. Пригнув голову, он вошел в хижину. – Я ожидал, что ты завизжишь от страха. – И, усмехнувшись, он раздавил паука.Селии очень хотелось сказать, что она куда больше боится двуногих созданий.– В трюме у капитана Легара были даже мыши, – неожиданно сообщила она.– Неужели? – Грифон присел перед ней на корточки. – Знаешь, лучше уж побыть в компании мышей, чем ублажать людей Легара.– Да, это правда, – согласилась Селия. Грифон дотронулся до ее щиколотки, и она инстинктивно отдернула ногу.– Не дергайся.Он осмотрел распухшую ступню и сочувственно покачал головой. Надо же – она ни разу не пожаловалась! Чувство, близкое к восхищению, шевельнулось в его душе. Потрясающее самообладание! Эта хрупкая женщина за последние два дня пережила столько горя, что не всякому на целую жизнь выпадает. Не только женщины, но и многие мужчины на ее месте давно сломались бы.– Бедняжка. – Грифон смочил тряпку виски. Он говорил так нежно и ласково, что Селия смущенно нахмурилась. Так же… так же говорил с ней Филипп.– Что вы собираетесь… – Она захлебнулась от боли, когда он прикоснулся к забитому песком, воспалившемуся порезу, и зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть.– Кричи, если хочешь, – сказал он. – Здесь ты никого этим не обеспокоишь.Он снова приложил к ране тряпку, смоченную виски, и Селия тихо застонала. Боль разлилась по всему телу, даже зубы и те заныли.– Может, не нужно…– Если подошва воспалится, с тобой будет одна морока. Так что потерпи.– Я… я не могу!Он снова взял обеими руками ее ногу и стал ощупывать пятку большим и указательным пальцами.– Что вы делаете? – испуганно воскликнула Селия, но Грифон вместо ответа нащупал какую-то точку, сильно нажал на нее, и боль мало-помалу утихла. Селия расслабилась.– Лучше? – спросил он.– Да, лучше. – Девушка вздохнула с облегчением. Неприятное ощущение все же осталось, но такой боли, как прежде, она не чувствовала. Грифон продолжал очищать подошву от песка и врезавшихся в нее мелких камешков. – Где вы научились обрабатывать раны?– В дальних странствиях, – сказал Грифон, улыбнувшись. – Как-нибудь я покажу тебе кое-что еще.– Нет, спасибо, лучше не надо… – начала было Селия, но тут в хижину вошел Or с маленьким кожаным мешочком в руке.Ни слова не говоря, он присел на корточки рядом с ними. Потом с самым серьезным видом принялся вынимать из мешка странные предметы: птичьи лерья, камешки, кусочки засохшей глины, пакетики с порошками.Грифон жестом остановил его.– У нас нет времени на заклинания, Ог. Отложи до лучших времен сеанс магии. Нужен только зеленый порошок.– Что это за сеанс магии? – осторожно спросила Селия.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
 вино гранд шампань 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я