научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 кухонные краны смесители 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Жюстин взял ее за плечи:– Возвращайся в дом.– Не прогоняй меня, я буду вести себя тихо, я больше ни словечка…– Возвращайся в дом, – повторил он тихо, в упор глядя на нее. Селия смущенно опустила голову и ушла, ругая себя за то, что не смогла удержать язык за зубами. * * * Лизетта укачивала Рафа, Эвелина играла с куклами, Анжелина, младшая, капризничала. Селия уговорила ее пойти в гостиную. В камине потрескивали дрова, и теплые отблески огня освещали комнату. Анжелина устроилась на коленях у Селии, и они принялись разглядывать рисунки в ее альбоме. Анжелина придумывала разные смешные истории о людях, изображенных на рисунках. Селия понемногу отвлекалась от мыслей о Филиппе и с удовольствием слушала очередную сказку девочки.Как повезло Лизетте Волеран, думала она. У нее трое очаровательных детишек, любящий муж, большой дом, много друзей. Селия тоже имела бы все это, живи она с Филиппом. Возможно, и сейчас еще не поздно. Но сама она больше не хотела для себя такой жизни. Она весьма смутно представляла себе, какая жизнь ждет ее с Жюстином, но это было не важно. Он будет любить ее так, как любят немногих женщин. Ее братья и отец, несомненно, решили бы, что она лишилась рассудка. Селия всегда была такой спокойной, такой уравновешенной и такой предсказуемой. Она печально улыбнулась и вновь переключила внимание на Анжелину. * * * Максимилиан ждал Жюстина в библиотеке. В желтых отблесках огня четко очерченное лицо Макса напоминало бронзовую маску.– Филипп жив, – сказал Жюстин. – Джон подтвердил это.Макс шумно вобрал в себя воздух.– С ним все в порядке?– Он в плену у Легара и потому едва ли пребывает в добром здравии.– Я сию же минуту отправлюсь к Мэтьюзу. Будем надеяться, он поддержит твой план.– Постарайся убедить его, отец.– Конечно, – рассеянно сказал Макс, выходя из библиотеки.Жюстин направился в гостиную. Остановившись в дверях, он незаметно наблюдал, как девочка водит пальчиком по рисунку Селии…– И принцесса пошла туда, – рассказывала она Селии.– В пещеру дракона?– Да, чтобы найти украденное сокровище короля.Карандаш Селии так и летал по странице, делая набросок.– Но тут вернулся дракон и нашел ее в своей пещере. Что тогда сделала принцесса?– Она приручила дракона.– Но это был очень злой дракон!– Нет, просто он был очень грустный.Селия улыбнулась и поцеловала девочку в макушку.– Бедненький дракон, – пробормотала она.– Да, бедненький грустный дракон…Слушая сказку, Жюстин ощутил щемящую боль в груди. Он еще никогда не видел Селию такой нежной, ласковой. И вдруг осознал, как много ему предстоит потерять. Ему вдруг захотелось дать ей детей, захотелось жизни, о которой он прежде никогда не мечтал.История о грустном драконе закончилась, и Селия, подняв глаза, встретила взгляд синих глаз. Она спустила Анжелину с колен.– Дорогая, – сказала она девочке, отдавая ей рисунок, – посмотри, не освободилась ли мама.– Я хочу еще сказку.– После ужина. Обещаю тебе.Укоризненно взглянув на Жюстина, словно понимая, что он виноват в том, что сказка закончилась слишком быстро, Анжелина неохотно вышла из комнаты.Он не подошел к Селии, оставшись стоять в дверях.– Что ты задумал? – сказала она тревожно.– Тебе незачем знать.– Но я должна знать… – Селия вдруг замолчала, заметив растерянность в его взгляде. – Жюстин, почему ты так смотришь на меня? Что должно произойти?– Филипп вернется. А ты его жена. Как только он будет дома, я исчезну.– Я уеду с тобой.– Нет.– Нет? Жюстин, ты хочешь оставить меня здесь?– Именно это я и намерен сделать. Когда вернется Филипп, ты будешь ему нужна. Ты его жена.– Я хочу помочь ему. Но женой его быть не смогу. Я дам ему свободу. Они с Бриони любят друг друга, а я принадлежу тебе.– Ты замужем за ним, Селия.Селия хотела подойти к нему, но не слушались ноги.– Неужели после всего, что ты мне говорил, после всех обещаний ты…– Мужчины много чего говорят и обещают, когда надо затащить женщину в постель.У Селии перехватило дыхание.– Я знаю, что ты любишь меня, – тихо сказала она.– И я так думал. Но ты была права: я способен только на минутное увлечение.Он произнес это очень убедительно, но Селия не поверила. От ее глаз не укрылась бившаяся у виска синяя жилка. Жюстин хочет казаться бессердечным. Но это не правда. Селия все поняла, и ей стало легче дышать, вернулась уверенность в себе.– Ты мне лжешь, – сказала она.– Это не ложь. Я получил от тебя то, что хотел. А теперь между нами все кончено.Селия подошла к нему. Жюстин весь подобрался при ее приближении и стал похож на свирепого английского дога, внезапно растерявшегося перед маленьким котенком.– Я тебе не верю.– В таком случае ты просто дурочка. К тебе возвращается муж, и я с радостью доставлю его сюда. Я устал от тебя.– Ты думаешь, мне будет лучше, если я останусь здесь? Что ж, возможно… возможно, я буду здесь в большей безопасности, но я буду несчастна. Неужели ты этого для меня хочешь? – Селия попыталась обнять его, но Жюстин отстранился. – А каково будет тебе думать каждую ночь до конца своей жизни, одна ли я или в чьих-нибудь объятиях…Глаза его сверкнули ревнивой яростью.– Я буду рад избавиться от тебя!Селия положила руку ему на грудь.– Позавчерашней ночью ты умолял меня уехать с тобой. Ты говорил, что не сможешь жить без меня…– Это было до того, как я узнал, что Филипп жив. – Жюстин изо всех сил старался не обращать внимания на нежный запах лаванды, исходивший от нее. Но тело предало его, сердце бешено застучало. Она прижалась теплыми губами к его губам, провела кончиком языка по линии сомкнутых губ, обняла за шею. Тело его напряглось. Жюстину потребовалось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не прижать ее к себе сию же минуту. Черт бы ее побрал, все пошло не так, как он предполагал!– Я не люблю тебя, – сказал он, пытаясь высвободиться из кольца ее рук. – Я не…Она поцеловала его, долго и нежно.В полном смятении Жюстин отстранил Селию от себя, бормоча проклятия. В ее потемневших глазах появилось торжествующее, чуть насмешливое выражение.– Наверное, и теперь ты будешь утверждать, что твои чувства ко мне – всего лишь вожделение, а не любовь?Жюстин молчал. Судя по его виду, он был готов задушить ее.– Я не ребенок и способна принимать решения самостоятельно, – сказала Селия. – Я решила связать свою жизнь с твоей. Если ты меня вздумаешь бросить, я всю оставшуюся жизнь буду искать тебя. – Она подняла голову и заглянула в его ошеломленные глаза. – Так что лучше уж скажи, что вы затеваете, или я узнаю об этом сама.Он схватил ее за плечи и грубо встряхнул. Потом приподнял над полом, так что лица их оказались напротив.– Останься дома, – медленно, будто внушая ей, сказал Жюстин. – Не ходи никуда. Держись подальше от ручья. Она побледнела.– Ты делаешь мне больно. Он не ослабил хватки.– Я хочу защитить не только тебя, но и Филиппа. И себя. Ты ведь не захочешь стать причиной моей смерти?– Нет, – с ужасом прошептала Селия и с трудом глотнула воздух.Жюстин застонал:– Черт тебя побери, только этого не хватает!– Я боюсь.Он опустил ее на пол и отстранил от себя.– Ты собираешься поменяться с ним местами? – Она презрительно фыркнула. – Именно этого и добивается Легар. Когда это произойдет? Скоро? Сегодня ночью?– Да.– Где это произойдет? – Он промолчал, и она горько усмехнулась. – Где? Если ты скажешь мне, от этого ничего не изменится. Я не настолько глупа, чтобы надеяться остановить тебя. Просто хочу знать. Я имею на это право.Жюстин взъерошил волосы.– В Рукаве Дьявола, – пробормотал он.Селия уже довольно хорошо ориентировалась в окрестностях Нового Орлеана, и ей было известно это место. Это была узкая заболоченная протока между рекой и озером, на берегу которого несколько месяцев назад она провела ночь с Жюстином. Время от времени протоку приходилось расчищать, чтобы болотный ил и песок совсем ее не перекрыли.– Это место предложил Легар?– Да.Она смахнула слезы.– Значит, все идет в соответствии с его планом?– Я справлюсь, Селия.– А как я узнаю? Ведь если ты останешься жив, ты не вернешься за мной?Жюстин не ответил.Селия закусила губу, чтобы не разрыдаться. Она понимала, что не сможет остановить его.– Не оставляй меня, Жюстин!– У тебя будет Филипп.Селию охватило отчаяние. Он собирается покинуть ее и думает, что делает это для ее же блага.– Нет, не будет, – всхлипнула она. – Неужели ты ничего не понимаешь?Она презирала себя за бессильные слезы, но не могла сдержать их. Она выбежала из комнаты, желая только одного – укрыться от всего мира в своем флигеле. * * * Макс терпеливо ждал в гостиной, когда выйдет капитан Мэтьюз. Учитывая столь поздний час и неофициальный характер встречи, многие мужчины позволили бы себе появиться перед посетителем в домашнем халате. Но не капитан Мэтьюз. Мэтьюз спустился вниз в военном френче, брюках и ботинках. Отсутствовал только парик. Он провел широкой квадратной ладонью по лысеющей голове, пригладив короткие седые волосы. Потом, нахмурив брови, подошел к Максу.– Макс Волеран, – сказал он, – надеюсь, у вас имеется веская причина пожаловать ко мне в неурочный час?– Вы не ошиблись, – ответил Макс, обменявшись рукопожатием с комендантом военно-морской базы. – Извините, что нарушил ваш покой, но у меня не было выбора.Мэтьюз жестом пригласил его сесть. Если бы капитан был креолом, он предложил бы гостю что-нибудь выпить или сигару, но у американцев это было не принято.Капитан был родом из Пенсильвании, отличился на войне в Триполитании и служил в Департаменте военно-морского флота в Вашингтоне. После недавней войны с британцами Мэтьюз получил назначение в Новый Орлеан. Все его попытки очистить Мексиканский залив of пиратов пока не увенчались успехом, и ему казалось, что причиной тому снисходительное отношение креолов к контрабандистам.– Месье Волеран, – сказал Мэтьюз, – то, что я собираюсь сказать, несомненно, покажется вам неучтивым. Креолы, как я понял, прежде чем перейти к существу разговора, долго ходят вокруг да около. Пожалуйста, сразу переходите к делу. Я устал, месье, и мне предстоит напряженная работа в течение последующих нескольких дней.– Само собой разумеется, – вежливо ответил Макс. – Я пришел, чтобы обсудить операцию по захвату Воронова острова.Физиономия Мэтьюза сначала побледнела, потом побагровела.– Операцию… Но предполагалось, что об этом никто не знает! Кто… Каким образом…– У меня есть свои источники информации, – скромно сказал Макс.Комендант военно-морской базы выкатил глаза, подбородок его задрожал.– Я сыт по горло лицемерными креолами, всеми вашими интригами и вашими шпионами! Я требую, чтобы вы назвали мне лицо или лиц, передавших вам сведения, угрожающие безопасности правительства, военно-морского флота… и государства, наконец!– Капитан Мэтьюз, – сказал Макс, – я прожил в Новом Орлеане всю жизнь. За эти годы я привык к тому, что меня касается все, что здесь происходит. Давно уже было ясно, что рано или поздно вам придется принять решительные меры против пиратов.В гостиной воцарилась гробовая тишина. Макс с непроницаемым выражением лица выдержал недоверчивый взгляд капитана.– Зачем вы пришли сюда? – без обиняков спросил Мэтьюз.– Просить, чтобы вы отсрочили начало атаки.– Отсрочил? Зачем мне, черт возьми, делать это? Опомнитесь, приятель, ваш сын пострадал от этих мерзавцев!– Он все еще страдает в их руках, – тихо заметил Макс.– Что вы имеете в виду?– Он все еще в плену. Мой сын Филипп находится на Вороновом острове.– Это еще что за бред? Если ваш сын находится на Вороновом острове, то кто же жил в вашем доме в течение… – И тут Мэтьюз осекся.– Мой второй сын, Жюстин. Известный также под именем капитана Грифона.Мэтьюз в ярости уставился на него:– Черт побери, он будет повешен! И может быть, вы вместе с ним.– Может быть, прежде чем принимать решение, вы соблаговолите выслушать меня? У меня есть предложение.– Подкупать меня бесполезно!– Жюстин предлагает помощь. До прибытия вашей эскадры он берется уничтожить оборонительные укрепления на острове.– Я этому не верю. Даже если бы он был в состоянии сделать то, о чем вы говорите, – зачем это ему? Почему я должен ему доверять? Или вам, если уж на то пошло?– Потому что и он, и я хотим одного и того же, – печально произнес Макс.– Чего именно? Выставить меня на посмешище?– Спасти Филиппа. Вы, наверное, уже поняли, как крепки у креолов родственные связи. Я не задумываясь отдал бы свою жизнь за жизнь любого из членов моей семьи. В этом отношении Жюстин ничем не отличается ни от меня, ни от любого другого креола.Суровый взгляд Мэтьюза смягчился.– Я выслушаю ваше предложение, Волеран. Обещать ничего не могу, но я вас выслушаю…– Большего я и не прошу, – смиренно ответил Макс. Глава 12 Стараясь сдержать нетерпение, Жюстин слонялся по гостиной. После бала у Дюкеснов прошло три дня. Сегодня его обменяют на Филиппа. Если все идет по плану, то к данному моменту Ог уже переправил тайком дюжину верных парней на Воронов остров. Пройдет всего несколько часов, и он освободит Филиппа. А его самого увезут на остров, где он наконец отправит Доминика Легара в преисподнюю.– Возвращайся целым и невредимым, любимый, – сказала Лизетта, поглаживая ладонями лацканы сюртука Макса. Она беззаветно верила в силу своего супруга, но все же беспокоилась за него. – Признаться, ты у меня не сахар, но я к тебе с годами привыкла.Макс ухмыльнулся и чмокнул ее в губы.– Храни постель тепленькой для меня, малышка.– Слава Богу, что хоть Алекс будет рядом, чтобы приглядеть за тобой.Подойдя к Жюстину, Лизетта торопливо обняла его.– Береги себя, Жюстин. Одно меня утешает: ты живуч, как кошка.– Тебе не обо мне, а о Филиппе надо беспокоиться, – мрачно сказал он. – Одному Богу известно, через какой ад ему пришлось пройти.– Мы с Селией о нем позаботимся. – Лизетта оглянулась вокруг, будто только что заметила отсутствие Селии. – Кстати, где она?– Во флигеле, – ответил Жюстин.Ни он, ни Селия не хотели прощаться на виду у всех.Лизетта сочувственно заглянула ему в глаза:– Жюстин, я не знаю, что происходит между вами, но…– Ничего, – резко оборвал ее Жюстин.Дальнейшее обсуждение этого вопроса было прервано прибытием Александра. Лизетта подошла к мужу, надевавшему тяжелый черный плащ.– Макс, когда ты вернешься?– Алекс доставит домой Филиппа, а я приеду позднее.– Когда же? – подозрительно спросила Лизетта, прищурив светло-карие глаза. – Надеюсь, ты не собираешься штурмовать остров вместе с капитаном Мэтьюзом, а?– На борту канонерки я буду в полной безопасности, малышка.– Ты больше нужен здесь, а не там. Не забудь, у тебя трое маленьких детей, не говоря о жене…– …и сыне, которому угрожает опасность, – добавил он, выходя из гостиной.– Максимилиан Волеран, слушай меня внимательно: если с тобой хоть что-нибудь случится, я тебе этого никогда не прощу! – встревоженно крикнула ему вслед Лизетта. Услышав, как он тихо рассмеялся, она в отчаянии топнула ножкой. * * * Селия опустилась на колени возле постели и пыталась молиться. Но не могла сосредоточиться – ее одолевали тревожные мысли. Вспомнилось до мельчайших подробностей все, что произошло накануне, каждое слово, сказанное ей Жюстином.К тебе возвращается твой муж… Возвращается домой Филипп… Между нами все кончено… Как только его доставят сюда в целости и сохранности, я исчезну…Она подумала о Риске и о том, что он был странно весел, хотя знал: Жюстин скоро окажется в руках Легара. Правда, она понимала: для Риска человеческая жизнь вообще не имеет ценности.Жюстин… Филипп…– Господи, – прошептала Селия пересохшими губами, – прошу тебя, не допусти, чтобы с ним что-нибудь случилось.., защити их обоих… прошу тебя…Она закрыла лицо руками. Ей вспомнилось лицо Жус-тена перед тем, как она ушла от него, его горестно сжатые губы. Что бы он ни говорил, она знала: он любит ее. Но она никогда больше его не увидит.Мучительные мысли прервал негромкий звук. Селия подняла голову и оглянулась. Нет, это просто ветер прошуршал по деревьям за окнами. Где-то там, в ночи, Жюстин. И с каждой минутой он уходит от нее все дальше.«Вернись ко мне». Она и сама не знала, произнесла ли эти слова вслух, как заклинание, или это был отзвук ее мыслей. «Вернись, вернись…»Ей вспомнились его синие глаза, и у нее защемило сердце, перехватило дыхание, будто она погрузилась в ледяную воду. А потом… Потом ей снова вспомнился преследовавший ее кошмар: корабль, вода и тонущий Филипп. Только на сей раз это был не Филипп, а Жюстин. Легар, стоя у нее за спиной, торжествующе хохотал, а она тянула руки к Жюстину. Жюстин умирал, ускользал от нее, погружался в воду…– Нет! – закричала Селия, вскакивая с пола и с трудом переводя дыхание.Слезы брызнули из глаз, и она сердито смахнула их рукой.С Жюстином должно произойти что-то страшное.Она чувствовала: над ним нависла опасность. Его заманивают в ловушку. Что-то не сработает в их плане. Она не могла объяснить, откуда ей это известно, но так подсказывала интуиция. Она должна предупредить Жюстина. Возможно, она его не найдет, но надо попытаться. Выбежав из флигеля, она помчалась к конюшне. * * * Рукав Дьявола был заболоченной протокой, соединявшей реку с озером Борнье примерно в десяти километрах от плантации Волеранов. Если во время обмена произойдет что-нибудь непредвиденное, там можно без труда скрыться в ближайшем марше с бесчисленными ручьями, каналами и пещерами. Оттуда рукой подать до Воронова острова.По дороге к месту встречи под цоканье копыт и шум ветра в ушах Жюстин почувствовал себя прежним – отчаянным и бесшабашным.Что бы он ни говорил раньше, теперь это не имело значения: он предоставил все воле провидения. Он вдыхал холодный ночной воздух, и события последних недель вдруг показались ему сном, оставившим лишь смутные воспоминания. Он почти вернулся к тому, с чего начал.Но сам стал другим. Везение, сопутствовавшее ему с тех пор, как он себя помнил, покинуло его. И он остро ощущал это.Как ни странно, Жюстин не испытывал страха. Его переполняло какое-то напряжение, сходное с гневом. Гнев был направлен на всех, даже на Селию. Он не испытывал к ней благодарности за то, что она позволила ему узнать вкус счастья. Ему было бы лучше вообще никогда не знать ее.Риск встретил их в небольшой дубовой рощице. Склонив набок голову, он насмешливо наблюдал, как вся троица спешивалась.– А вот и шайка Волеранов заявилась, – тихо произнес он, поглядывая на мужчин своим единственным зеленым глазом с любопытством, но без малейшего почтения. Жюстин понимал, что для Риска все происходящее – всего лишь развлечение.Жюстин окинул взглядом протоку. Ширина ее составляла около сотни ярдов.– Ты уже видел их? – спросил он.– Да, но они стараются не маячить. Осторожничают. Легар заставил их прочесать всю окрестность.– А как Филипп?– Ваш брат с ними. Выглядит нормально, ходит самостоятельно.Заметив, что Риск бросил вопросительный взгляд на Александра, Жюстин пояснил:– Это мой дядя Алекс.Риск фыркнул:– Будь я проклят, если знал, что у вас еще и дядюшка имеется! – Он встретил холодный взгляд Алекса нагловатой улыбкой.Алекс искоса взглянул на Жюстина:– Значит, в последние годы ты водил компанию с подобными типами, Жюстин?– Риск на голову выше любого из тех, с кем мне пришлось водить компанию, – сдержанно ответил он.Риск вытащил откуда-то кусок веревки и подошел к Жюстину. От его беспечной веселости и следа не осталось.– Они хотят, чтобы у вас были связаны руки. Это одно из условий, – пробормотал он. – Я отчалю от этого берега, а они с Филиппом одновременно от другого.Жюстин заложил руки за спину, и Риск связал ему запястья. Макс внимательно наблюдал за этой сценой, не сводя взгляда с физиономии Риска.– Почему-то ты не вызываешь у меня доверия, Джон Риск. Не знаешь почему? – тихо произнес он. Жюстин вскинул голову. Взгляд Макса не смягчился.– Ты считаешь его другом, Жюстин?– Да я скорее усомнюсь в тебе, чем в нем, отец! – взорвался Жюстин, бросаясь на защиту Риска. Он никогда не забывал, что Риск потерял глаз, защищая его. – Почему ты не веришь в его преданность? Или это только твоя хваленая интуиция? Неужели из-за нее я должен не доверять человеку, который не один раз спасал мою жизнь, а?Макс нахмурил брови и, ничего не сказав, отвернулся, глядя на гладкую поверхность воды. * * * Селия соскочила с лошади, завела ее в заросли. Всю дорогу она безжалостно гнала серую в яблоках кобылку, чувствуя, как нарастает напряжение. Нервы у нее были взвинчены. По следам, хорошо заметным на мягкой почве, она пошла в глубь рощицы и вскоре услышала тихие голоса.Все вокруг было залито мертвенно-белым светом луны, которая смутно проглядывала сквозь туман, поднимавшийся с болот. Тишину нарушал лишь тихий плеск весел. Из укрытия Селии были видны оба берега протоки: люди Легара на одном берегу и Волераны – на другом. Самого Легара не было видно, зато Максимилиана она видела. Он стоял слегка расставив ноги и сложив руки на груди. Обмен уже начался. Обе лодки отошли от берегов. В каждой сидело по два человека.Закусив нижнюю губу, Селия как завороженная наблюдала за происходящим. Жюстин сидел со связанными за спиной руками, Риск – на веслах. Жюстин смотрел в сторону встречной лодки. Селия знала: он напряженно вглядывается в Филиппа, стараясь удостовериться, что с братом все в порядке. Лодки разминулись на расстоянии десяти ярдов друг от друга. Происходящее было похоже на странный сон. Две лодки скользят по воде: одна увозит мужчину, которого она любит, другая возвращает мужа, которого она считала погибшим.Селия вцепилась ногтями в кору дерева. Этот лохматый человек с бородой, связанный и с кляпом во рту… Неужели это Филипп? Он сейчас выглядит так, как пять месяцев назад выглядел Жюстин. Только волосы и борода покороче да лицо не загорелое, а смертельно бледное. У Селии мороз пробежал по коже – к ней возвращалась часть прошлого, которую она считала ушедшей безвозвратно.Ей вспомнилось, как некогда она считала Филиппа принцем, который увезет ее в волшебную страну. Ей тогда казалось, что сказка стала явью. Не его вина, что она полюбила другого. Теперь они совсем чужие. И все же он ее муж, и ее долг – оставаться с ним, если он сам того пожелает. * * * Жюстин отвел глаза от берега, к которому они направлялись, и резко втянул носом воздух.Риск взглянул на него, продолжая работать веслами.– Что случилось? – спросил он тихо.Жюстин хотел оглянуться, но не осмелился. Впервые в жизни он был так встревожен, что не мог говорить. Он чувствовал: Селия где-то поблизости.– Селия здесь, – сказал он.– Селия? – Риск удивился. – Вы видели ее? Где?– Не знаю, где-то там, позади… – Жюстин почувствовал, как кровь застучала в висках. – Как только передашь меня Легару, возвращайся и отыщи ее. Позаботься, чтобы с ней ничего не случилось.– Вы так странно выглядите, – пробормотал Риск, уставившись на Жюстина. – Я никогда еще не видывал вас испуганным, Грифон. – Он покачал головой и сплюнул. * * * Лодка, на которой везли Филиппа, подошла к берегу, и Макс вошел по колено в воду. Не обращая внимания на окрик человека, сидевшего на веслах, он помог Филиппу выбраться на берег. Суденышко опасно накренилось, и ноги Филиппа оказались в воде. На берегу Макс вытащил кляп изо рта сына, Алекс разрезал веревку, которой были связаны его руки.Максимилиан узнал сына только по глазам. Элегантный, всегда подтянутый и ухоженный человек исчез. Вместо этого – длинные волосы, борода, изодранная грубая одежда, которую Макс не надел бы на своих рабов.– Господи, неужели это ты, Филипп? – хрипло сказал Макс, сжимая его сильными руками.Оба они какое-то время стояли молча, потом Филипп, оглянувшись, увидел, как на противоположном берегу протоки вытаскивают из лодки Жюстина.Филипп обернулся к Максу.– Зачем? – в отчаянии спросил он. – Зачем ты позволил сделать это?– Все в порядке. У нас есть план…– Нет, тебе никогда не удастся победить Легара! Он убьет Жюстина… Он… – Филипп пошатнулся, и Макс поддержал его.– Я позабочусь о твоем брате, сынок, – успокоил его Макс. – Все будет хорошо. А теперь Алекс отвезет тебя домой, договорились? Поезжай с ним. Тебя там ждут Лизетта и Селия.– Селия? – ошеломленно переспросил Филипп.– Разве Риск не говорил тебе, когда приезжал на остров, что она жива?– Я не поверил…– Это правда, – тихо подтвердил Макс. – Она жива и здорова, Филипп.Филипп обхватил голову руками. Макс взглянул на Алекса:– Отвези его домой, Алекс, и сразу пошли за доктором Дассеном.– А Риск? Разве он не вернется назад?Макс кинул взгляд на противоположный берег.– Я не знаю, что собирается делать этот хитрец, – пробормотал Макс. * * * Жюстина вышвырнули из лодки, и он упал на колени. Кто-то ударил его по голове, так что зазвенело в ушах и из глаз посыпались искры. Оправившись от удара, Жюстин увидел Легара, стоявшего перед ним. Его неровные острые зубы были оскалены в ухмылке.– Черт возьми, как я мечтал об этой минуте! – сказал он и снова ударил.Жюстин почувствовал во рту вкус крови. Он наклонил голову, решив не развлекать Легара больше, чем необходимо. Филипп теперь в безопасности. И сейчас задача Жюстина – продержаться до появления Ога и начала штурма.Он услышал голос Риска:– Мне следовало сказать вам…– О чем ты? – спросил Легар.– Он утверждает, что эта женщина, возможно, где-то неподалеку. Если прикажете, я ее отыщу.Жюстину показалось, что остановилось время. Он медленно поднял голову. Риск его предал.Черт! Как он не догадался, что Джон Риск, оставшись без вожака, непременно прибьется к другой стае?! Интересно, что он успел рассказать Легару об их плане?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
 /san-benedetto 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я