Доступно сайт Wodolei.ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Что это такое? Ты все еще работаешь по делу Джексона?— Конечно. Полковник приказал мне заняться этим делом, вот я и занимаюсь.— Ты тратишь уйму денег, — Гленда в первую очередь думала о финансах. Ты далеко продвинулся?— Все отражено в отчете, но он предназначен исключительно для полковника.Очень крупное дело, Гленда. Тебе лучше не совать туда свой носик.Она передернула плечиками.— Куда ты теперь направляешься?— Все это выяснится завтра, когда возвратится полковник. Он ведь приедет завтра?— Так он сказал. Я не имела от него известий с тех пор, как он убыл в Вашингтон.— О'кей. В таком случае спрячь эту коробку и конверт понадежней, пожалуйста.Когда я шел назад по коридору, то увидел, выходившую из лифта Терри Стюарт — одну из служащих и ее тезку Терри О'Брайена, который сразу же подошел ко мне и сказал:— Кое-что я для тебя раздобыл.И мы вместе направились в кабинет.О'Брайен выглядел настоящим ирландцем, каким он и был: атлетически сложен, ниже среднего роста, лицо, выглядевшее так, будто кто-то задумал расплющить его нос, и это ему почти удалось, веселая ухмылка и зоркие голубые глаза.— Так что же ты разнюхал, Терри?— Миссис Филис Стобарт, девичье имя Филис Ловери, возраст сорок три года, — рассказывал О'Брайен, а я записывал все это на листочке. — Я позвонил Тайсону, он явился ко мне с данными, которые ты сочтешь интересными.Ритчи Тейсон был хозяином небольшого, но хорошо работающего частного детективного агентства в Джексонвилле. Иногда мы пользовались его услугами. — Сколько он запросил? — поморщился я.— Я доторговался до сотни долларов, — Терри вопросительно уставился на меня. — Это О'кей?— Зависит от того, что он дал.— Примерно сорок лет назад, так сообщил мне Тайсон, мистер и миссис Чарлз Ловери, удочерили девочку из местного приюта. Ловери были людьми весьма респектабельными, у него было процветающее бюро путешествий. Приемная дочка появилась у них, когда ей было всего четыре года. Сведений о его побочных доходах не было, так же, как и не было сведений о родителях девочки. Ее подбросили к дверям приюта. Похоже, что Ловери ошиблись в выборе. Когда девочка подросла, она сделалась трудным ребенком: не хотела заниматься в школе, постоянно вертелась с мальчишками, потом начала воровать в магазинах самообслуживания, нарывалась на неприятности в полиции и так далее. Согласно данным Тайсона, Ловери изо всех сил старались ее перевоспитать, но у них ничего не получалось. Девочка стала малолетней преступницей. Заработала срок в колонии, сбежала, была водворена обратно, наконец ее выпустили. К этому времени ей уже исполнилось семнадцать лет. Она прожила у Ловери около недели и исчезла. Ловери сообщили об этом в полицию, но вообще-то благодарили Бога, что так получилось. Полиция приняла обычные меры, однако найти ее не сумели. Затем, лет десять спустя, однажды вечером она оказалась в доме Ловери. Они рассказали Тайсону, который был их другом, что девушка изменилась до неузнаваемости в худшую сторону. Стала резкой, грубой, и в полном смысле напугала уже немолодую пару. Она потребовала у них пятьсот долларов. Они решили, что она вновь находится в бегах, дали ей денег, и она тут же исчезла. После этого я не нашел ее следов, Ловери умерли. Следующие данные: ее замужество. Она стала миссис Стобарт год назад.— Так что приблизительно с год о ней ничего не было известно?— Совершенно верно.— Десять лет большой срок, за это время многое могло случиться. Терри, я хочу, чтобы ты отправился в Секомб и поразнюхал в агентстве, которое поставляет девушек для ночных клубов со стриптизом. Мне нужна фотография и история Стеллы. Коста, которая когда-то работала в Скин-Клубе. Ее адрес был Мейсистрит, 9. Будешь говорить, что она унаследовала небольшие деньги, люди на это обычно клюют. Да, еще один момент. Держись подальше от Скин-Клуба. Ясно?Еще несколько минут у меня ушло на то, чтобы напечатать доклад О'Брайена и отнести его Гленде.— Дополнительный материал для полковника, — сообщил я. — Положи его вместе с теми бумагами.Она откинулась назад в кресле.— Я только что узнала, что полковник задерживается в Вашингтоне. Его не будет до понедельника.Я улыбнулся.— Что ни делается, все к лучшему! Выходит, у меня в запасе еще пять дней. Простившись с ней, я побежал к своей машине и направился в офис Говарда и Венболта.По дороге я остановился, чтобы перекусить булочками с рублеными бифштексами и выпить пива. Так что до офиса я добрался уже в половине третьего.Толстая пожилая особа посмотрела на меня с явным недоверием.— К мистеру Венболту, — сообщил я.— Вам назначено? Ведь вы мистер Уоллес, не так ли?— Да. В отношении времени четкой договоренности нет, но он меня примет.— Мистер Венболт только что вернулся с ленча.— То же самое могу сказать про себя. Значит, мы оба в одинаковом положении. Будьте любезны, сообщите ему, что я здесь.Она неодобрительно посмотрела на меня, после чего включила селектор.— К вам пришел мистер Уоллес из агентства Пармелла, мистер Эдвард, доложила она.— Просите его ко мне! — загудел громкий голос Венболта.— Полагаю, дорогу вы знаете? — посмотрела она на меня.— Конечно. Третья дверь направо по коридору.Она не соблаговолила подтвердить это и начала просматривать какие-то юридические документы. Я ощутил еле скрываемую жалость к этой женщине. Она была старой, толстой и, наверное, ее недолюбливали. Призрак власти, которой она обладала, оберегая покой босса, уменьшался. В скором времени она будет сидеть в своей небольшой квартирке в обществе кастрированного кота. Такова ее будущность.Я нашел Эдварда Венболта за письменным столом. Вид у него был сытый и довольный. Он одарил меня профессиональной улыбкой, поднялся, чтобы пожать руку и жестом пригласил меня сесть.— Ну, мистер Уоллес, — пророкотал он, когда я устроился, — у вас есть новости?— О чем вы?— Когда мы встречались в последний раз, разве вы не искали внука Фредерика Джексона?Мне стало ясно, что его утренний стаканчик-другой затуманил ему мозги.Затем он добавил:— Верно, не так ли?— Последний раз, когда мы встречались, — мистер Венболт, мы искали Джонни Джексона. Получили ли вы ответь на ваши объявления?Он придвинул ко мне ящик с сигарами.— Ах, нет. Мы прекратили поиски по указанию мистера Везерспуна. Спрашиваю из чистого любопытства: вы нашли мальчика? — он приподнял крышку ящичка. — Хотите сигару?— Пока еще не нашел, но поиски продолжаю, — сигары я отодвинул в сторону.— Благодарю вас, нет.Венболт выбрал себе сигару, отрезал кончик, понюхал ее и закурил.— Трудная задача.Я предоставил ему несколько секунд, чтобы он мог покрасоваться с душистой сигарой в зубах, а затем осведомился:— Вы, конечно, слышали о мистере Везерспуне?У него на физиономии появилось выражение, которому позавидовал бы владелец похоронного бюро.— Да, разумеется… Узнал сегодня утром. Кошмар! Человек в расцвете лет…— Никто из нас не вечен. Люди приходят и уходят, — изрек я, доставая пачку сигарет. — Как я понимаю, вы занимаетесь состоянием мистера Везерспуна?— Да.Я ждал продолжения, но он, казалось, был заинтересован своей сигарой больше, чем мистером Везерспуном.— Имеется лягушачья фабрика и бакалейный магазин, — произнес я. — Кроме того, у мистера Везерспуна должны быть солидные сбережения.Венболт внимательно посмотрел на меня.— У меня сложилось впечатление, что вас наняли для того, чтобы разыскать внука Фредерика Джексона. А вы почему-то пытаетесь получить информацию о состоянии мистера Везерспуна, что не имеет ни малейшего отношения к решению вашей задачи, — он взглянул на часы. — Я не могу уделить вам больше времени. — Вы когда-нибудь бывали в Сирле, мистер Венболт?— В Сирле? Конечно, нет.— Проявите немного терпения, — я выдал Венболту открытую, дружескую улыбку. — Я занимался «раскопками» в Сирле, разыскивая Джонни Джексона, и добыл доказательства того, что если бы мистер Везерспун был бы жив, я мог бы упрятать его за решетку минимум на 15 лет.— Какие Доказательства? — вытаращил глаза Венболт.— До тех пор, пока я не закончу дело и не отчитаюсь перед полковником Пармеллом, который затем передаст материалы в полицейское управление, я не могу сказать вам этого, мистер. Венболт, но заверяю вас, что не шучу. Разумеется, я сумею, если постараюсь, выяснить размеры состояния Везерспуна, но у меня мало времени, поэтому я надеюсь, что вы мне поможете.— Вы хотите сказать, что Везерспун был преступником?— Он был центровым банды по продаже наркотиков. Большего я вам сообщить не могу.От волнения Венболт не заметил, что на его белоснежные брюки упал пепел от сигары.— Наркотики?— Героин… Это строго конфиденциально, вы должны это понимать. Каково состояние Везерспуна?— Я бы сказал в полмиллиона. Все зависит от того, сколько стоят фабрика и магазин. Он весьма разумно вкладывал деньги через моих маклеров. Откровенно говоря, я поражался, какие огромные барыши дает Везерспуну его лягушачья фабрика, — он отложил сигару в сторону. — Наркотики? Это ужасно! Полагаю, вы отвечаете за свои слова?— У меня достаточно доказательств против него, мистер Венболт, но вы понимаете, что он действовал не один, так что я продолжаю расследование. Кто наследует его состояние?Венболт снова схватил сигару, заметил, что она потухла, и принялся ее раскуривать.— Не понимаю, каким образом лягушачья ферма может быть связана с наркотиками?— Это была умная фиговая операция.— Какая операция?— Лягушачья фабрика служила Везерспуну превосходным «фиговым листком» для прикрытия подпольной деятельности… Так кто унаследует его состояние?Он долго разглядывал сигару, затем пожал плечами.— Ввиду того, что вы мне сообщили, мистер Уоллес, и поскольку мой клиент умер, опять-таки желая помочь вам в вашем расследовании, я не считаю, что имею моральное и профессиональное право не сообщать вам о том, что произошло несколько дней назад, точнее, неделю назад.Я терпеливо ждал. Ох, уж эти адвокаты! Как они любят нанизывать слова.— Мистер Везерспун приехал повидаться со мной. Он был не в себе и выглядел больным. Я бы сказал так: было похоже, что он почти не спал. Это было удивительно, потому что покойный всегда являл собой образец уверенности и твердости. Он сообщил мне, что намеревается отойти от дел. Это меня удивило, ведь ему исполнилось всего лишь 48 лет. Он поручил мне продать все его бумаги. Я напомнил ему, что некоторые акции в данный момент сильно упали в цене, но что это явление временное и не следует спешить. Но он заявил, что ему срочно нужны наличные. Далее, он поручил мне продать бакалейный магазин в Сирле за столько, за сколько удастся. Я очень чувствителен к атмосфере и не сомневаюсь, что мой клиент находился под каким-то непосильным гнетом, и поинтересовался, намеревается ли он также расстаться с лягушачьей фабрикой, на что он довольно резко ответил, что этим вопросом займется лично, — Венболт помолчал, чтобы сделать пару затяжек. — Вот тут я поднял тот вопрос, который не переставал беспокоить меня с того момента, как мистер Везерспун стал моим клиентом. Я объяснил ему, что он не оставил завещания. Он ответил, что у него нет родственников, так что ему наплевать на всякие завещания. Я объяснил ему, что если умрет один из моих клиентов с таким солидным состоянием, как у него, не оставив завещания, у меня могут возникнуть серьезные неприятности. Меня обвинят в некомпетентности и несерьезном отношении к своим обязанностям. Он сидел на том же стуле, на котором в данный момент сидите вы, внимательно глядя на меня. Потом он как-то странно ухмыльнулся. Точнее, это была циничная ухмылка. — Венболт занялся сигарой, аккуратно стряхивая пепел в ониксовую пепельницу. — Он сказал, что не подумал об этом, но раз уж дело обстоит таким образом, то он хочет завещать все деньги и бакалейный магазин мисс Пегги Вьет из Сирля.Мое лицо осталось бесстрастным.— А он это обосновал каким-то образом? — поинтересовался я.— Я спросил его, кто такая мисс Вьет. Он ответил, что она была его любовницей и что он скверно с ней обращался. Поскольку у него нет близких, то почему бы не оставить свое состояние ей? Он снова так же непринужденно ухмыльнулся и добавил, что ей все равно ничего не достанется, поскольку он не намерен умирать, но коли такое случилось бы, пусть уж она порадуется. Я составил завещание, пока он курил сигару, и мои клерки засвидетельствовали его подпись, — Венболт погасил сигару. — Таким образом, мисс Вьет унаследовала как минимум полмиллиона зелененьких.— Она уже знает?— Мистер Везерспун умер только вчера. Завещание должно быть апробировано.Я намерен на будущей неделе съездить в Сирль и сообщить ей о наследстве.— А лягушачья фабрика? Ведь если ее кто-нибудь намерен приобрести, то, как я уверен, эти деньги, как часть состояния Везерспуна, тоже получит мисс Вьет?— Я тоже так считаю, — с некоторым сомнением проговорил Венболт. Покойный забрал у меня все документы, касающиеся фабрики. Если фабрика уже продана, то я, конечно, буду настаивать на правах мисс Вьет на получение денег. — Иными словами, пока у вас нет данных о том, продана ли уже фабрика, а если да, то кому? И раз у вас нет документов, то вы этого и не узнаете?— Верно, конечно, но как только завещание будет вскрыто, я намерен посетить фабрику и установить, что там происходило.— Фабрика будет продана очень быстро. Следите за этим внимательно, мистер Венболт. Вы говорите, что Везерспун забрал всю документацию, так где же она? — Этого я не знаю, но могу справиться в банке.— Сделайте это непременно и сообщите мне, хорошо?— Думаю, это возможно, — он достал новую сигару из ящика, посмотрел на нее и почему-то положил обратно. — Вы серьезно утверждаете, что мистер Везерспун причастен к торговле наркотиками?— Да. А фабрика была основным звеном в хорошо налаженной системе, рэкет же был настолько выгодным, что его будущий владелец, несомненно, будет развивать его дальше.Адвокат потер рукой двойной подбородок.— Не следует ли вам обратиться в полицию, мистер Уоллес?— Как только я это сделаю, они навалятся в первую очередь на вас же. Подготовьтесь к проверке, — я поднялся со стула. — Сотрудники проверят все, я имею в виду сотрудников отдела по борьбе с наркотиками. Они не привыкли церемониться, так что и мне следует подготовиться.— Но ведь я могу сообщить им только то, что сообщил вам, — обеспокоенно пробормотал он.— Сейчас вы представляете мисс Вьет. В скором времени кто-то купит лягушачью фабрику. Вам легко выяснить имя покупателя, намного легче, чем мне. Покупатель будет новым «толкачом» наркотиков. Его нельзя спугнуть, понимаете? Вы узнаете, кто он такой, и тогда полиция из отдела борьбы с наркотиками поклонится вам в ножки. Так что наведите справки и сообщите мне. Это очень важно.— Я считаю, что нам необходимо немедленно посоветоваться с полицией.— Еще рано. Я хочу довести дело до конца сам. Полковник Пармелл имеет подробный отчет обо всех событиях. Через пять дней он вернется из Вашингтона. Действуйте заодно со мной, мистер Венболт, от этого вы только выиграете. Выясните, кто покупает фабрику.Он немного поразмышлял, потом кивнул.— Я наведу справки. Где вас можно найти?Я протянул ему свою служебную карточку.— Просто попросите мне передать, и я сразу же приеду. Это крупное дело, мистер Венболт. Постарайтесь не наделать глупостей. Мне нужно раздобыть доказательства… Если только вы вызовете их сейчас — я имею в виду полицию — они испортят все то, что мне удалось сделать, сами же ничего не добьются. В таком важном деле спешить нельзя. Согласны?— Посмотрю, что мне удастся выяснить.Вернувшись к себе в офис, я уселся и восстановил в памяти все, что мне удалось узнать.Как я считал, Везерспун внезапно чего-то испугался. Он собирался удрать. Вот почему ему так срочно потребовались наличные денежки. Явившись в хижину старого Джексона, он принялся обыскивать ее, пустив в ход топор. Разумеется, он хотел заполучить накопления старика. Возможно, что он их нашел. Пока он занимался поисками, в хижину явился кто-то еще, подобрался к нему и ударил по голове. Затем оттащил к пруду и скинул тело в воду. Таким способом обычно и расправляются с торговцами наркотиков. Придвинув к себе машинку, я напечатал для полковника самые последние новости. Он получит практически готовый документ. Когда я стал прятать отчет в конверт для Гленды, явился О'Брайен.— Ну, дружище, считай, что тебе повезло! — воскликнул он, падая на стул.— Я пошел к Берни Айлеку, который руководит агентством стриптизов. Мне чертовски повезло. Понимаешь, именно он устроил на работу особу, которая называла себя Стеллой Коста.— Быстрая и толковая работа, Терри! — я положил ноги на стол. — Ну и что?О'Брайен бросил на мой стол конверт.— Вот она!Я вытащил блестящую фотографию из конверта. На Стелле Коста было надето что-то, названия чего я не знал: то ли мини-трусики, то ли символический листок стыдливости. Таких женщин принято называть секс-бомбами, чего стоила одна ее поза с широко расставленными ногами и руками, поднятыми над головой. На ее лице было написано чувственное возбуждение. Я не торопился, разглядывая фотоснимок, потом бросил его на стол и взглянул на О'Брайена.— Что еще, Терри?— Это стоило денег, Дирк. Парень запросил сотню, но я сторговался за пятьдесят.Я подумал о Гленде. Она вообще сойдет с ума, когда я представлю свой авансовый отчет.— Что он тебе сказал?— Этот сукин сын сначала думал за полсотни отделаться одной фотографией, и мне пришлось с ним здорово сцепиться. Пришлось добавить еще двадцатку. Он упрям, как козел.Я застонал.— Ты же знаешь, Дирк, со стукачами иначе не договоришься. Приходится раскошеливаться.— Ну и что он тебе сообщил?— Эта стриптизерша явилась к нему совсем еще девчонкой. Он считает, что ей было около восемнадцати. У нее не было никакого опыта, но она ему приглянулась. Полагаю, она обслуживала сначала лишь его одного, я не стал уточнять. Потом он давал ей небольшие поручения в третьеразрядных ночных клубах. Она изо всех сил старалась познать тайны своего ремесла, это его слова. Работала у него целых десять лет и под конец стала мастером в искусстве стриптиза. Лучшим клиентом Бейли был Эдмундо Рейз, владелец Скин Клуба. Он взял Стеллу Коста к себе. Для нее это был огромный шаг вверх, если верить Бейли. У Рейза она работала восемь или девять лет. Затем, год назад, она явилась к Бейли и заявила, что простилась со стриптизом. Больше Бейли ничего не знает. К этому времени ей было уже около сорока, и в ее фигуре обозначилась полнота. После этого он ее больше не видел и не получал от нее никаких известий.— Бейли не упоминал, что у нее был ребенок?— Ой, как же! Он сказал, что ей здорово мешал ребенок. Она не могла участвовать в вечерних представлениях, потому что ей было надо присматривать за ребенком. Но Бейли с этим мирился. У него самого десять ребятишек, однако он считает, что без мальчишки она зарабатывала бы гораздо больше.Я придвинул к нему фотографию.— Посмотри внимательно на эту женщину. Не обращай внимания на ее грудь и бедра, сосредоточься на лице.Он уставился на снимок и захохотал.— Трудно не обращать внимания на столь лакомые кусочки, верно?— Если можешь, мысленно представь себе свадебные снимки мистера и миссис Герберт Стобарт, которые тебе показывала Фэн. Ты замечаешь сходство между Стеллой Коста и миссис Стобарт?Терри ошеломленно уставился на меня, потом снова на фото.— Возможно и так… Да, черт побери, вполне возможно! Ты хочешь сказать, что эта стриптизерша — миссис Стобарт?— Не знаю. А ты как думаешь?— Вообще бы я не стал присягать, но когда ты мне об этом сказал, я действительно могу подтвердить: сходство удивительное.Я взглянул на часы: начало седьмого.— У меня имеется для тебя еще одна работенка, Терри. Пообедай, и обойди ночные клубы Секомба. Начни с заведения Флосси Аткинса. Он занимается этим делом с незапамятных времен. Если у тебя там ничего не получится, попробуй в других клубах. Я хочу, чтобы ты выяснил, не видел ли кто недавно светловолосого парнишку, с виду педика, с бусами и браслетами, в сопровождении верзилы-негра. Мальчишка называет себя Джонни Джексоном. Его отец был награжден «Медалью Почета». Парнишка мог этим хвастать. О'кей? О'Брайен поморщился:— Если бы вы сказали мне это раньше, я мог бы заняться этим параллельно.Вообще-то работенка не из приятных…— У тебя уже было два приятных задания, которые обошлись агентству довольно дорого. Денег больше не трать. Между прочим упомянешь, что Джонни Джексон унаследовал деньги, поэтому ты его ищешь.— Начать с Флосси Аткинса, так?— Возможно, что там ты найдешь искомое. Задание важное, Терри. Если понадобится, работай всю ночь. Как только получишь солидную информацию, позвонишь мне.— Как я понимаю, ты будешь пускать слюньки в подушку?— Возможно… Позвони мне домой.— О'кей, — буркнул он и ушел.После длительных размышлений я подумал, что мне пора познакомиться с миссис Филлис Стобарт.Возвратившись к себе на квартиру, я принял контрастный душ..Переодевшись в один из своих самых лучших костюмов, я направился в ресторан «Дары Моря», где подкрепился креветками королевского размера в соусе из зеленого перца. Я не спешил. Когда стрелки часов приблизились к 19.30, я сел в машину и поехал на Броудхэрст Бульвар.Резиденция Стобартов была расположена в верхнем конце бульвара на повороте. Все виллы на бульваре были роскошными и утопали в зелени. Резиденция Стобартов не являлась исключением. Она была до половины скрыта ровно подстриженными кустами, посаженными вдоль изгороди с двойными воротами из ковкой мягкой стали. От них протянулась коротенькая подъездная дорожка мимо цветочных клумб, потрясающей зеленой лужайки, большого плавательного бассейна и всех других причуд, без которых богачи просто не могут жить.Я поставил машину в тени деревьев, вылез из нее и подошел к воротам. Отсюда была отлично видна вся вилла во всей ее красе: двухэтажная, в ней было не менее шести спален, три гаража, гостиная с огромными окнами, протянувшимися по всей длине дома. В таком помещении можно принимать сотню гостей и не испытывать тесноты и давки.Входная дверь из темного дуба с медными украшениями была освещена двумя вычурными фонарями… В гостиной горел свет. Светились окна и в двух комнатах на верхнем этаже. Коричневый с бежевым «ролле» стоял на гудронированном шоссе. Пока я наблюдал, мимо верхних окон промелькнула женская тень.Неожиданно за моей спиной прозвучал грозный, типично полицейский голос:— Ну и что вы здесь высматриваете?Если бы меня сзади укололи раскаленной иголкой, я не подпрыгнул бы выше.Я неуверенно повернул голову. В белом свете луны я увидел крупного коренастого человека, одетого в островерхую фуражку, на серебряных пуговицах поблескивали крошечные лунки. В его руке находился пистолет. Он стоял широко расставив ноги в каком-то футе от меня.С чувством облегчения я узнал и форму, и самого человека. Это был Джей Вилбур из охраны «Аларт Секьюрити», с которым мы частенько работали вместе. У него была неблагодарнейшая задача патрулировать районы проживания богачей. — Господи, Джей! — облегченно воскликнул я. — У меня со страху чуть не отпотели яйца!Он внимательно присмотрелся, потом убрал оружие и подмигнул.— Так это ты? Что ты тут делаешь?— Любуюсь избушкой Стобартов. Здорово, верно?— Что верно, то верно. К чему тебе эти Стобарты?— Меня интересует миссис Стоб, арт. Хочу с ней потолковать.— А чем вызван такой интерес?Я внимательно посмотрел на него и осведомился:— Ты очень хочешь это знать?Так как он всегда получал индейку к Рождеству от полковника и бутылку скотча на День Благодарения, его улыбка стала еще шире.— Да нет, не очень.— Ты знаешь эту даму?— Видел ее много раз. Весьма высокомерная особа. Я бы не хотел с ней столкнуться.— Я хочу поговорить с ней без шума и значит без мужа. Есть соображения?— Точно, как часы, она уедет с ним через полчаса в Кантри Клаб. Мистер Стобарт высадит ее здесь и поедет в покер-клуб. Он проводит большую часть ночи, зарабатывая или тратя деньги. Он подхватывает жену примерно в час ночи, а потом в постель.— Выглядит так, как будто они не слишком ладят.— Ты его не видел? Никто не сможет поладить со Стобартом. Самый настоящий сукин сын!— Кто еще тут живет, Джей?— У них большой штат прислуги. Черномазый бугай, который возит Стобарта. Точнее сказать, его телохранитель. Еще есть девушка, которая заглядывает сюда время от времени и берет машину миссис Стобарт.— Кто такая?— Не знаю, но выглядит сногсшибательно… Сексуальная штучка: черные волосы, стоячие груди, как ракеты, нацеленные на мужчин… А ножки! Они с миссис Стобарт подружки.— О'кей, Джей, спасибо.Зная его, я вытащил десятидолларовый билет, который сменил хозяина, когда мы пожимали друг другу руки.Все оперативники детективного агентства Кантри Клаб, то есть местные телохранители и сотрудники полковника Пармелла, были хорошо знакомы. Они также отлично знали все заведения типа Кантри Клаб, казино и других шикарных штучек. У всех наших оперативников были кредитные карточки Пармелла, которые давали им право получать бесплатно еду и питье, просто назвав свое имя. Наш непогрешимый бухгалтер Чарлз Эдварде придирчиво проверял все счета, так что злоупотреблять этими карточками не решались даже самые отчаянные смельчаки. Меня усадили в шезлонг на большой террасе со стаканом скотча и с содовой в руке, когда я увидел коричнево-бежевый «ролле», затормозивший перед входом. Из него выскользнула женщина, махнула рукой и стала подниматься по ступенькам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
загрузка...


А-П

П-Я