https://wodolei.ru/catalog/mebel/zerkala/kruglye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне необходимо принять ванну. В самолете я не сомкнула глаз.Кивнув головой на прощание, она вышла из комнаты. Гарри потянулся и зевнул.– Я тоже пойду отдохну… Конечно, если я вам больше не нужен.– Нет, я все сказал, – Феннел повернулся к Кену. – Экипировка в порядке?– Полагаю, что да. Немного отдохну, а потом все проверю. Этим делом занят один из моих людей. Я еще из Лондона послал ему телеграмму, в которой перечислил все, что нам потребуется. Может быть, пойдет вместе и проверим?– Что ж, можно. Буду ждать вас здесь.Гарри и Кен пошли по коридору к своим номерам. Все апартаменты находились на восьмом этаже, каждый номер состоял из гостиной, спальни, ванной, имел балкон и кондиционеры.– До встречи, – сказал Гарри, останавливаясь возле двери своего номера. – Похоже, это дело всех нас здорово измотает.Кен улыбнулся. Гарри уже знал, что Кен – безнадежный оптимист.– Ничего нельзя знать заранее. Может быть, все пойдет, как по маслу… Ну, ладно, мне тоже нужно освежиться. – И Кен направился к своему номеру.Час спустя он вернулся в номер Феннела, который к этому времени успел прикончить бутылку виски и был навеселе.– Пошли? – сказал Кен, опираясь о дверной косяк.– Да, да, конечно…Феннел поднялся, и оба пошли к лифту.– Мой приятель держит гараж на Блейк-стрит, – проговорил Джонс, когда они вышли из лифта. – Это в двух шагах отсюда. Можно дойти пешком.Они пробили себе дорогу сквозь новую толпу американских туристов, только что прибывших в отель.– Почему американцы такой шумный народ? – с добродушной усмешкой спросил Кен. – Неужели они считают, что все вокруг глухи, как горшки?– Я тоже задавал себе этот вопрос, – сказал Феннел. – Наверное, в детстве им запрещали кричать.Они укрылись под карнизом отеля и смотрели, как дождь хлещет по улице.– Если такие дожди застанут нас в Драконовых горах, нам придется туго, – сказал Кен, поднимая воротник куртки. – Пошли… Надо привыкать к погоде. – Втянув головы в плечи, они быстро двинулись по улице.Сэм Джефферсон, владелец гаража – высокий, стройный мужчина среднего возраста с симпатичным лицом, усеянным веснушками – радостно приветствовал их.– Салют, Кен! Ты долго отсутствовал, наверное, путешествие затянулось?Джонс заверил приятеля, что путешествие было удачным, и познакомил Сэма с Феннел ом. Пожимая руку Феннелу, Джефферсон немного подрастерял свою радость, встретив хмурый взгляд Феннела.– Снаряжение полностью подготовлено, – сказал он, обращаясь к Кену. – Будешь доволен. Достаточно мельком посмотреть. Если я что-то упустил – скажи…Кивнув на прощание головой, он отошел к двум банту, которые придирчиво осматривали «понтиак», поднятый на домкратах,Кен в сопровождении Феннела прошел в один из боксов, где стоял «лендровер». Склонившийся над машиной банту перестал чесать лодыжку, выпрямился и улыбнулся Кену.– Все в полном порядке, шеф, – сказал он, пожимая руку Кену.– Это Джо, – представил тот Феннелу своего приятеля. – Он и Сэм подобрали нам все необходимое.Феннел не был склонен к общению с цветными. Он лишь одарил суровым взглядом улыбающегося банту и отвернулся. Наступило неловкое молчание, но Кен сделал вид, что ничего не произошло.– Ну что ж, Джо, показывай все по порядку.Тот подошел к «лендроверу» и снял с капота промасленный брезент.– Я установил ее так, как вы просили, шеф.Перед радиатором с помощью двух болтов была укреплена катушка с длинным стальным тросом. Кен придирчиво осмотрел ее и удовлетворенно кивнул головой.– Зачем эта штуковина? – полюбопытствовал Феннел.– Это – ворот, – объяснил Кен. – Мы поедем по глинистым дорогам, застрять на которых проще простого. После продолжительных дождей дороги Дракенсберга практически непроходимы, а это приспособление должно нас выручить. – Кен вынул из багажника маленький якорь от яхты. – Вот видите, если мы застрянем, достаточно прикрепить якорь за дерево и мы вытащим машину.– Неужели дороги так плохи?– Отвратительные! А нам придется проехать по самому неприятному участку.Феннела передернуло.– А у тех двоих путешествие будет прекрасным, на вертолете…– Будем надеяться. Но и у них может произойти авария, которая заставит приземлиться в джунглях. В этой стране я все же предпочитаю передвигаться на колесах, а не летать…– Шеф… – Джо, продолжая улыбаться, чувствовал себя несколько смущенным присутствием Феннела. Он снял брезент, которым был накрыт длинный стол, стоявший на некотором удалении от «лендровера». – Не хотите ли проверить все остальное?Кен и Феннел подошли к столу, на котором было разложено разнообразное снаряжение: четыре канистры для воды, пять – для горючего, четыре мощных электрических фонаря с запасными батареями, две бухты стального троса, два больших деревянных ящика и картонная коробка.– Если нам повезет, то понадобится пять деньков, чтобы добраться туда, и еще четыре, чтобы вернуться, – сказал Кен, похлопывая по одному из ящиков. – Здесь приличный запас консервов, а здесь, – он положил руку на картонный ящик, – спиртное. Две бутылки шотландского виски, две джина, двадцать бутылок пива. У меня есть «спрингфилд» двадцать четвертого калибра. Там, куда мы поедем, водится много дичи. Вы любите мясо жирафы? А жареную спинку антилопы, приготовленную на медленном огне, с соусом из стручкового перца?.. – Кен мечтательно закатил глаза. – Пальчики оближете.– А как насчет медикаментов? – поинтересовался Феннел.– Они уже в «лендровере». Целый ящик всевозможных лекарств. В свое время я прошел специальный курс по оказанию медицинской помощи, начиная от укуса змей и кончая разного рода переломами.– Да, похоже, что вы все предусмотрели, – задумчиво произнес Феннел, закуривая сигарету и выпуская дым к потолку. – Остается побеспокоиться лишь о личном багаже.– Особо много багажа брать не рекомендуется. Разве что смену белья.– У меня есть мешок с инструментами, – заметил Феннел, опираясь о дверцу машины. – Они довольно тяжелые, но без них мне не обойтись.– Ну что ж, если нужно…– Все путешествие мы проделаем в машине?– Возможно, часть пути придется пройти пешком. Мы можем так увязнуть в глинистой почве, что и лебедка не спасет.– А если возьмем в помощь негра?– Послушайте, мой друг, советую вам впредь не употреблять этого слова, – сухо заметил Кен. – Здесь говорят «местный», «банту», «неевропеец», но никак не «негр».– Неужели тебя это так беспокоит?– Очень… И если вы хотите быть со мной в хороших отношениях, прошу вас не употреблять этого слова.Феннел посмотрел на Кена, пожал плечами и с издевкой перешел на «вы».– Что ж, пусть будет по-вашему. Итак, как вы смотрите на то, чтобы взять с собой банту? Он может тащить этот проклятый мешок, если нам придется идти пешком.Кен укоризненно посмотрел на него.– Это исключено. Он может наговорить лишнего по возвращении. Но у меня есть друг, который присоединится к нам в Менвилле. Он будет нас сопровождать. Это отличный следопыт. Без него мы вообще не сможем добраться туда. И в настоящее время он находится во владениях Каленберга, разведывая подходы к дому. Кстати, должен вам сообщить, что владения Каленберга охраняют три сотни зулусов. Но готов держать пари, что к тому времени, когда мы окажемся в Менвилле, мой друг уже будет знать безопасный проход.Феннел искоса взглянул на Кена.– Он что… черный?– Это кукуйу, что значит цветной.– Ваш друг?– Один из моих друзей, – ответил Кен, пристально глядя на Феннела. – И если вам неприятно, то должен заметить, что банту – отличные и верные друзья, когда с ними познакомишься поближе. И к тому же, они честные люди.Феннел снова пожал плечами.– Вам лучше знать. Это ведь ваша страна, а не моя… А что если нам возвратиться в отель? Этот проклятый дождь вызывает жажду.– Возвращайтесь. У меня есть еще кое-какие неотложные дела. Надеюсь, пообедаем вместе. Рядом с отелем отличный ресторан. А отправляемся мы завтра.– Хорошо… До встречи.Феннел вышел из гаража и направился к отелю. Кен проводил его хмурым взглядом, а потом присоединился к Джефферсону, который корпел над «понтиаком».
* * * Немногим позже половины десятого они собрались в ресторане «Шах и Мат». Пользуясь привилегией женщины, Гай появилась последней. На ней было платье лимонного цвета, и она снова стала объектом повышенного внимания мужчин.Феннел смотрел, как она усаживается за стол, и чувствовал дрожь в теле. Он знал многих женщин, но ни одна не вызывала такого желания. Ему пришлось даже специально уронить салфетку, чтобы остальные не заметили его состояния.– Так что же мы закажем? – спросила Гай.Поскольку все изрядно проголодались, была выбрана рыба на вертеле и говядина с овощами.– Как обстоят дела? – поинтересовался Гарри у Кена. О мыслях Феннела он уже догадался, взглянув на его покрасневшее лицо, но постарался поскорее отвести взгляд.– Снаряжение проверено. Все в полном порядке. И если вы не возражаете, мы можем отправляться завтра.– Почему же мы будем возражать? – сказал Гарри и бросил взгляд на Гай. Та согласно кивнула.– Чем раньше мы отправимся, тем лучше. Дожди уже начались, но есть надежда, что они не докатились до Драконовых гор. В противном случае это будет большим испытанием для нас с Феннелом. Мы отправляемся завтра утром, в восемь часов. Покатим на «лендровере». Это не особо комфортабельная машина, но для экспедиции она наиболее пригодна, учитывая, что у нас много груза. Нам предстоит проехать около восьмисот миль до остановки в Менвилле.Подали жареную рыбу, и, когда официант ушел, Гарри спросил:– Менвилль находится в четырехстах милях от владений Каленберга?– Да. Будем поддерживать связь по радио. Я проверил оба аппарата, они действуют безотказно. Если повезет, мы доберемся до Менвилля к вечеру. Чтобы оттуда достичь владений Каленберга, вам на вертолете потребуется около часа. Мы же на машине выедем на день или на два раньше вас, чтобы приехать одновременно. Что вы на это скажете?– Я считаю, что все спланировано удачно, – ответила Гай. – Горючего хватит?– Все предусмотрено. Бензина хватит на то, чтобы прилететь туда и вернуться обратно. Вертолет в полной исправности. Да вы и сами его проверите. Он готов к полету.– А что представляет собой Менвилль? – спросила Гай.Кен улыбнулся.– Он вообще ничего собой не представляет. Лагерь я распорядился разбить в восьми километрах от населенного пункта.После этого они принялись за жаркое. Гарри отметил, что Феннел часто посматривает на девушку и совсем неразговорчив, чего нельзя было сказать о Кене, оказавшемся отменным рассказчиком.– В окрестностях Менвилля много всякой живности, – продолжал Кен. – Дикие кабаны, зеленые обезьяны… Когда-то я даже организовывал сафари в тех местах и сопровождал охотников.– Почему вы бросили это занятие? – поинтересовалась Гай. – По-моему, это очень интересно.Кен рассмеялся.– Возможно. О животных не могу сказать плохого, но охотники часто выводили меня из себя. Они считают, что достаточно отправиться в джунгли и о поисках дичи можно не беспокоиться – она поджидает тебя за каждым кустом. Бывает, что проедешь много миль и никого не встретишь. А клиенты всегда нетерпеливы, и это раздражает. Проработав около двух лет, я решил, что с меня достаточно. Особенно мне действовал на нервы один тип. К несчастью, был сезон дождей, да к тому же ему не везло. Он заключил пари с приятелем, что привезет фото буйвола, но как назло мы их не встретили. Потратили много дней на поиски – и ничего. Непруха, такое иногда случается. Но он обвинил во всем меня и решил излить на мне злость. – Кен хитро улыбнулся. – Тогда я остановил машину и расквасил ему нос. В результате получил полтора года тюрьмы, а когда вышел, решил с такими «охотниками» больше не связываться.– Ну, ладно, – перебил его Феннел, который слушал повествование Джонса, изнывая от нетерпения. – Что вы, парни, намерены в настоящий момент делать? Лично я предлагаю мисс Десмонд обойти со мной ночные заведения города. – Он решительно посмотрел в глаза Гай. – Согласны?На секунду воцарилось молчание. Гай бросила мимолетный взгляд на красное лицо Феннела, потом посмотрела на Гарри. Тот спокойно улыбался.– Благодарю за приглашение, мистер Феннел, но прошу меня извинить. Завтра мне рано вставать, и я должна выспаться, – сказала она, поднимаясь. – Доброй вам всем ночи!Она вышла из ресторана, сопровождаемая взглядами мужчин.Феннел побледнел, его глаза злобно заблестели.– Здорово она меня отшила, – буркнул он. – Воображает из себя черт знает что…Кен поднялся.– Я расплачусь по счету и тоже отправлюсь спать.– Не огорчайтесь, – сказал Гарри Феннелу. – Она действительно устала, и если вы не против, я составлю вам компанию.Феннел, казалось, не слышал Гарри. Он сидел в кресле неподвижно, но глаза его бегали. Через некоторое время он все-таки сумел совладать со своими нервами и вышел из ресторана. Его буквально колотило от бессильной злобы.«Подожди, грязная потаскуха, – думал он про себя. – Мне бы только остаться с тобой наедине, и ты даже не успеешь сообразить, что с тобой произошло».Феннел добрался до своего номера и, сорвав одежду, бросился на кровать. Лицо его было мокрым от пота. Сначала он представил, что бы сделал с Гай, останься они тет-а-тет, но потом эротические мысли рассеялись, уступив место другим. Он вспомнил предостережение Чалика оставить в покое мисс Десмонд. В противном случае тот передаст его досье в Интерпол. Интересно, как Чалик смог разнюхать о тех трех убийствах? Феннел закурил сигарету и оглядел комнату, освещенную с улицы огнями.На память пришел Гонконг. Лео с тремя друзьями только что провели весьма прибыльную операцию: перегрузили опиум на, судно. За эту операцию Феннел получил три тысячи долларов и должен был сесть на самолет, отлетающий в Англию в десять часов. Но до этого, после шестидневного пребывания в джунглях, ему нужна была женщина. Его друзья китайцы порекомендовали место, куда следует пойти. Через некоторое время он стоял возле указанного борделя. Маленькая китаянка с большими грудями приглянулась Феннелу, и вскоре они были уже в номере. Там он быстро удовлетворил свои желания и, полупьяный от виски, задремал. Однако жизнь, полная опасностей, научила его все время быть настороже. Открыв глаза, он увидел, что китаянка, голая, стоит возле окна и шарит в карманах его брюк. Феннел, сонный и неот-резвевший, вскочил с кровати и ударил девушку по голове. Она отлетела к стене и упала на пол, выронив из кулачка деньги, которые успела вытащить.Феннел подобрал деньги и спрятал обратно в бумажник. Но когда оделся, почувствовал: что-то не так. Он склонился над проституткой, приподнял ее голову, и дрожь пробежала по его спине. Своим мощным ударом он переломил ей шейные позвонки. Феннел посмотрел на часы. До отлета самолета оставалось еще порядочно времени. Он вышел из комнаты, спустился по лестнице и подошел к конторке, где сидел старый китаец, безучастно провожая уходящих и приходящих клиентов.Феннел понял, что за свободу придется платить.– Через двадцать минут я отплываю на джонке, – солгал он. – Девица мертва. Сколько мне это будет стоить?На непроницаемом лице китайца не отразилось никаких эмоций.– Тысячу долларов, – сказал он. – И тем не менее через час я буду вынужден вызвать полицию.Феннел обнажил зубы в хищной ухмылке.– Мне ничего не стоит и тебе свернуть шею, старый сводник!.. Это слишком дорого.– Пятьсот долларов – и я вызываю полицию через полчаса, – пожал плечами китаец.Феннел выложил тысячу. Он достаточно долго прожил в Гонконге, чтобы уяснить – бизнес есть бизнес. А час ему нужен был до зарезу. За этот час он сможет исчезнуть…
* * * Лежа на кровати, Феннел наблюдал за игрой света на противоположной стороне комнаты.Он все еще думал о китаянке. Если бы он не ударил ее так сильно… А с другой стороны – она этого заслужила.Гомосексуалист, которого Феннел имел насчастье встретить на одной из грязных улиц Стамбула, тоже получил то, что заслужил…Феннел сошел с судна, чтобы провести несколько часов в городе, прежде чем продолжить свой путь в Марсель. Он вез три килограмма золота для одного человека, который щедро расплачивался за такого рода товар. Это был пожилой турок. Феннел сделал свой бизнес, а после подыскал девушку, с которой провел вечер. Девушке, правда, удалось его напоить, и когда он ложился с ней в постель, то был настолько пьян, что не смог заняться ею. Только через три часа он проснулся и обнаружил, что обворован, а девицы и след простыл. Клокоча от ярости и моментально отрезвев, он направился к своему судну и на темной улочке столкнулся с маленьким надушенным юнцом, который стал приставать к нему. Паренек был кругленький, с бегающими черными глазками и сладкой улыбкой. Феннел давно хотел излить на ком-то свою злобу. Изо всей силы он ударил парня головой о каменную стену. Женщина, видевшая эту сцену из окна, закричала и стала звать полицию. Феннел пустился наутек. Вскоре он добрался до судна и только в открытом море почувствовал себя в безопасности. Феннел часто вспоминал этих двух – девицу и парня. И хотя он твердил себе, что мертвые не имеют права на воспоминания, они часто вставали перед его глазами.Третье убийство угнетало его еще больше, чем два первых. Феннела нанял богатый египтянин, чтобы вскрыть несгораемый сейф, принадлежащий некоему торговцу, которому египтянин выдал большой заем. Феннел сразу сообразил, что документы фальшивые, их могли обнаружить в любой момент. Таким образом, задание было срочным.Он проник в помещение, где находился сейф, без особых трудностей и приступил к работе. Было без четверти три, весь дом спал. Так как модель несгораемого шкафа оказалась устаревшей, Феннелу пришлось повозиться основательно. Но когда он, наконец, все же справился с неподатливым металлом сейфа, дверь комнаты отворилась… Феннел моментально погасил автоген и схватил стальную полосу, которой пользовался для подставки под горелку. На пороге комнаты виднелся темный силуэт. А потом внезапно вспыхнул свет. Перед Феннелом стояла девочка в ночной сорочке с длинными черными волосами. Ей было не более десяти лет, как потом выяснилось – девять. Она в ужасе уставилась на Феннела и уже открыла рот, чтобы закричать, как Феннел одним прыжком подскочил к девочке и ударил стальной полосой по голове.Феннелу не нужны были свидетели, а она видела его достаточно хорошо и могла описать, поэтому, когда он наносил свой удар, то уже знал, что тот будет смертельным.Забрав из сейфа необходимые документы, он сгреб инструменты и выскочил из дома. Лишь в машине он обратил внимание на кровь и полностью осознал, что наделал. Эти огромные черные глаза, полные страха, он часто видел потом в ночных кошмарах.На следующий день в газетах Феннел прочитал, что девочка была глухонемой. Он пытался уверить себя, что таким инвалидам все равно лучше не жить на свете, но тем не менее, стоило ему остаться одному в постели, как перед ним возникала фигурка испуганной девочки в ночной рубашке. Это видение терзало остатки его совести…Феннел продолжал лежать на кровати, наблюдая за игрой света и тени, и незаметно уснул… Глава 5 Каждое утро Макс Каленберг просыпался ровно в пять утра. Можно было подумать, что у него в голове вмонтирован будильник. Зато семь часов, положенных для сна, он спал как мертвый. Снов он никогда не видел, и крепко спал вплоть до того момента, когда, внезапно открыв глаза, видел солнце, которое восходило из-за горной гряды, величественно раскинувшейся за окном. Огромная кровать располагалась на возвышении и имела форму раковины. Под рукой Каленберга всегда находилась дубовая панель с рядом кнопок. Каждая кнопка несла определенную функцию. Красная – открывала и закрывала шторы, желтая – опускала кровать до уровня пола, чтобы можно было ухватиться за кресло и скатиться в него. Кресло приводилось в движение электромотором на аккумуляторах. Синяя кнопка открывала панельку у изголовья и оттуда появлялся поднос с завтраком. Черная кнопка наполняла ванну водой соответствующей температуры, зеленая – управляла телевизионной установкой, что крепилась к задней спинке его кровати и служила для вызова секретаря.Сегодня Макс Каленберг проснулся как обычно и нажал красную кнопку. Шторы раздвинулись, и он посмотрел на небо. Увидел плывущие облака и пришел к выводу, что вскоре пойдет дождь. Тогда он зажег лампу и нажал синюю кнопку. Панель отодвинулась, появился поднос, на котором стоял серебряный кофейник, сахарница, чашка и блюдце.Полусидя в огромной кровати, Каленберг походил на киногероя. Голова чисто выбрита, глаза серо-голубые, широко поставленные, тонкая верхняя губа большого рта. Каленберг спал без одежды, и сейчас можно было увидеть его хорошо развитое, загорелое тело.Он выпил кофе, закурил сигарету, а потом нажал на синюю кнопку, которая соединяла его с одним из секретарей. Сразу вспыхнул зеленый экран, и Каленберг увидел Миа, молодую индианку, которая всегда обслуживала его по утрам. В руках у нее были наготове блокнот и карандаш. Каленберг с восхищением посмотрел на нее – он любил красивых женщин и доставлял себе удовольствие тем, что приглашал их на работу.– Доброе утро, сэр, – сказала молодая женщина с классически красивым смуглым лицом. Ее большие глаза, казалось, смотрели прямо на него, хотя Каленберг знал, что она не может его видеть.– Доброе утро, Миа, – ответил Каленберг, налюбовавшись ею. – Почта прибыла?– Ее как раз принимают, сэр.– Через час я вам продиктую кое-что, а сейчас можете завтракать.Выключив телевизор, Каленберг нажал на черную кнопку, наполнявшую ванну водой. Опустил кровать до уровня пола и откинул простыню, покрывавшую нижнюю часть его тела. Только сейчас можно было увидеть, что красавец Каленберг – вовсе не красавец, а настоящий урод. С момента рождения никто, кроме матери, не видел его ног. А они так и остались атрофированными, совершенно неспособными выдержать вес тела. Как Каленберг ненавидел и проклинал их! Физический недостаток отравил ему существование и испортил нервную систему.Макс Каленберг никогда и никого не принимал в спальне. Он чувствовал себя уверенным, когда был полностью одет и сидел в кресле с покрывалом, наброшенным на ноги.Соскользнув с кресла, он опустился в ванну. Часом позже он «вышел» оттуда освеженным, побритым и взбодренным – с помощью хитроумных тренажеров он проделал целый комплекс специальных гимнастических упражнений. После этого закутал свои немощные конечности в покрывало, надел рубашку с открытым воротом и, маневрируя креслом, выехал в коридор, а оттуда в свой кабинет.Крупный гепард, увидя его, поднялся и пошел следом. Гепарда звали Гинденбург, он был лучшим другом Каленберга. Каленберг остановил кресло, чтобы дать возможность хищнику подойти к нему. Он погладил огромную кошку по мягкой шерсти, и та замурлыкала от удовольствия. После этого Каленберг продолжил путь в кабинет в сопровождении гепарда.Кабинет был огромных размеров. Одна стена была стеклянной, и благодаря этому открывался прекрасный вид на сад с его клумбами, лужайками, волнистыми холмами, а на заднем плане сквозь дымку проступали контуры горной системы Дракенсберг.На письменном столе Макса Каленберга уже дожидалась почта. На письма были наклеены этикетки того или иного цвета, в зависимости от их значимости. Еще накануне, прежде чем лечь спать, Каленберг отдал соответствующие указания относительно дел, которые предстояло сделать завтра. И теперь, когда он нажал зеленую кнопку, телевизионный экран засветился, появилось изображение прелестной Миа, которая сидела за столом и ждала распоряжений. Каленберг продиктовал ей все необходимое. Примерно через час он закончил.– Это все, Миа… По Лу здесь?– Она ждет вас, сэр.– Скажите ей, что она понадобится через полчаса. – С этими словами Каленберг выключил телевизор.Потом он быстро просмотрел почту, – около полусотни писем. Так же быстро принял решения, которые помогут увеличить его капитал, а затем снова включил телевизор. На этот раз на экране появилась симпатичная грациозная вьетнамка. Она, как и Миа, сидела за письменным столом и ждала распоряжений.К десяти часам, освободив рабочее место от писем, Каленберг сделал передышку. Он погладил гепарда, потом нажал кнопку селектора.– Зайдите ко мне, Гуилла.Через несколько секунд в дверь постучали, и она открылась. Гуилла Тэк, личный секретарь Каленберга, приблизился к письменному столу своего патрона. Он был высокий, худощавый, с черными волосами и бледной кожей, с лихорадочно блестевшими черными глазами. Мать его была итальянка, отец чех. И от них он уже в раннем возрасте унаследовал способности к финансовым операциям. Одно время он работал в Швейцарском банке, где завоевал славу финансового гения. И когда Каленберг обратился к знакомому банкиру, не посоветует ли тот подходящего человека на роль его личного секретаря, банкир не задумываясь назвал ему имя Тэка. Каленберг, разумеется, обратил внимание на этого молодого человека, оценил его честность и преданность. Раньше Каленберг часто нанимал воров и специалистов по кражам, чтобы улучшить экспозицию своего личного музея. Потом решил, что музей требует надежной охраны, а это в свою очередь потребует создания специальной организации. Обдумав хорошенько это дело, Каленберг пришел к выводу, что можно полностью доверить его Тэку, который проработал у него уже семнадцать месяцев. И теперь молодой человек нес ответственность за охрану музея и время от времени вносил дельные предложения по улучшению охраны сокровищ.– Добрый день, сэр, – приветствовал Тэк своего шефа, сгибаясь в низком поклоне.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
загрузка...


А-П

П-Я