Качество удивило, на этом сайте 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И как он мне признался, сначала стал искать книги, которые он читал, когда учился и во время работы. Как правило, это были редкие книги, можно сказать раритеты, в своих областях. Но ведь и томика Чехова у Ниро не было никогда своего. Так что и с этой стороны Ниро начал работать над своей библиотекой. Вот как складывалась сокровищница человеческой мысли в подборе моего любимого.
К шести Часам вечера, потный и голодный, Ниро заканчивал утрамбовывать третий шкаф в библиотеке. Еще три ждали своей очереди пустые. Гора книг, завалившая библиотеку, при этом, казалось, не убывала. И если утром водружение книг в ореховое хранилище сопровождалось ласковым похлопыванием по ним, протиранием тряпочкой и время от времени перелистыванием, то теперь они паковались с некоторым нескрываемым озлоблением. Решив, что это надо срочно прекратить, и понимая, что еще три голодных часа я не выдержу, я предложила моему драгоценному пообедать. (Первоначально предполагалось, что все книги будут упакованы до обеда и что после этого мы спокойно переоденемся, вкусно поедим и проведем вечер в уютных разговорах.)
Видя невозможность этого и зная упрямство моего любимого, который ни за что не пойдет на кухню до того, как не кончит упаковывать книги, я взяла инициативу в свои руки. И пожалуй, только благодаря этому мы не пали голодной смертью на книжном поле боя. Только к двумя часам ночи нам удалось закончить распихивать книжки по «крошечным шкафчикам» Ниро и отделить зерна от плевел. Оставшиеся семьсот с лишним книг, которые были признаны менее интересными, были упакованы в картонные коробки и обклеены скотчем. Сжигать такое количество книг было, очевидно, бессмысленно. Поэтому Ниро сказал, что он их как-нибудь отвезет и подарит какой-нибудь библиотеке.
Ну что ж, золотое правило было соблюдено. На сегодня, на два часа ночи, в доме не было ни одной валяющейся книги, не помещенной в шкаф! Но чего же нам это стоило!!!
Глава 15
ЧТО БЫ ВЫ ДЕЛАЛИ БЕЗ ЖЕНЩИН!

Среда, два часа дня. Город Балашиха, привокзальная площадь. Естественно, я прилепилась к Ниро как пиявка. И сказала, что без меня на эту встречу он не поедет. Не зря же это была моя идея.
Конечно, мы не стояли на самой привокзальной площади, а наблюдали за ней из подъезда здания, выходящего на нее. Ниро прихватил с собой мощный бинокль, так что нам хорошо было видно, что творилось вокруг.
Свою выжидательную позицию мы заняли уже в двенадцать часов дня, чтобы не пропустить возможной засады, если такая предполагалась нашими противниками. Под рукой у нас была и «кавалерия». И еще две машины, которые блокировали оба выезда с площади и в которых находились уже известные вам люди, помогавшие Ниро и раньше в подобных ситуациях. Связь с ними была опробована и работала превосходно.
Без пятнадцати два на площади появились обусловленные в телеграмме «Жигули». К моему большому удивлению, там находился не юрист, а небезызвестная нам путана. Мое предположение о ее главенствующей роли вновь всплыло на поверхность. Ниро был несколько недоволен. Он, по-моему, не предполагал ее появления. Скорее он ждал юриста, прикрытого бандитским десантом.
У нас еще было в запасе пятнадцать минут, и мы начали спешно обсуждать положение. В конце концов мне в голову пришла хорошая мысль. Учитывая, что у этой дамочки был очень богатый опыт общения с мужчинами, чтобы лишить ее этого козыря, надо выдвинуть для переговоров женщину. Это же могло сыграть нам на руку и с другой стороны. Ниро яростно перелистывал свои записи.
— Ага, — сказал он. — Вот то, что нам нужно. — Он водил пальцем по своей записной книжке. — Четыре дня назад, в субботу, эта коза почему-то не соизволила провести время в обществе нашего столпа юриспруденции. И неуважаемый законник надрался почти до бесчувствия в обществе двух каких-то сомнительных девиц. Одну из них он потом уволок к себе на старую квартиру. Но, судя по записи, — он опять водил пальцем по записной книжке, — если мои ребята ничего не наврали, он отключился почти сразу, как переступил порог своего дома. А девица вытащила у него деньги и удрала. Можно сделать вид, — он лукаво посмотрел на меня, — что это была ты.
— Ага, — я даже не возмутилась, — ну конечно, у меня самый подходящий вид не только для дорогой авантюристки, но и для карманного воришки. И как же ты только со мной живешь!
Несмотря на эти слова, его идея мне понравилась. Она вполне объясняла то, откуда я могу знать о готовящейся афере. Мужчина, напившийся вдрызг в моем присутствии, вполне мог хвастаться своими успехами, пускай и не совсем законными, с тем чтобы добиться моей благосклонности. Мне оставалось лишь разыграть роль не дешевой шлюшки, легко отдающейся за фиксированную плату, а молодой авантюристки, искательницы приключений, которую могло покорить в мужчине именно его заигрывание с законом.
Отдав соответствующие инструкции группе прикрытия и заняв выжидательную позицию, Ниро благословил меня на поход к дамочке. Распустив волосы, чтобы скрыть «внутриушник», через который я могла слышать Ниро, я направилась в сторону «Жигулей».
Ниро же мог слышать все, что происходило, через часы-коммутатор у меня на руке. Если вы помните, это оборудование уже пару раз сослужило нам неплохую услугу.
Женщинка была крайне удивлена тем, что к ней в машину села именно я.
— Ты кто такая? — был ее первый вопрос, заданный весьма хриплым, прокуренным голосом.
— Какая разница, — важно ответила я. — Главное, что я знаю то, что тебе не хотелось, чтобы я знала. А также знаю, кто ты и твой приятель.
— Откуда? — явно опешила путана.
— Ну, видишь ли…
Тут глаза маленькой прелестницы стали наливаться яростью. Я думаю, что шевеление в ее мозгу привело к мысли о появлении конкурентки в моем образе. Ну что ж, надо разжечь этот костер поярче. И я стала выкладывать ей слегка отредактированную версию беседы в ресторане, а также дальнейшего и предшествующего поведения ее приятеля. Учитывая, что голос Ниро не появлялся в моем ухе, я понимала, что делаю все пока что правильно.
Женщинка почти взбесилась:
— И эта тварь выложила тебе все, чтобы только затащить тебя в кровать?
Я важно кивнула головой.
— И не только это, — сказала я. — Но все остальное будет за отдельную плату.
У моей собеседницы от возмущения по лицу пробегали разноцветные волны. Она становилась то бледно-зеленоватой, то густо краснела. Было видно, что ей стоит большого труда сдерживать себя.
— Кстати, о плате, — сказала она. — Надеюсь, тебе этого хватит. — Она открыла сумочку и швырнула мне на колени тонкую пачку стодолларовых банкнотов. — Здесь тысяча баксов, — сказала она. — Возьми и убирайся, и чтобы я тебя больше в жизни не видела и не слышала.
Даже учитывая, что мне никогда прежде не приходилось заниматься вымогательством, я поняла, что мне предлагается до смешного мало.
— Ты предлагаешь мне дневной заработок? — Я наивно-удивленно поглядела на нее и стряхнула со своих колен деньги на пол.
Дамочка начала шипеть, как яичница на раскаленной сковородке. Она снова полезла в сумочку и на этот раз достала уже банковскую запечатанную упаковку стодолларовых купюр.
Ого, подумала я, ставки повышаются, ситуация становилась все интереснее.
— Сколько она тебе предлагает? — зашелестел в ухе голос Ниро.
Я поняла, что ситуацию надо озвучить.
— Десять тысяч долларов, — произнесла я, как бы размышляя"
Змеюка выжидающе смотрела на меня.
— Не соглашайся, — опять зашелестел в моем ухе голос Ниро. — Требуй больше, надо понять, насколько она раскрутится…
На этот раз я не бросила пачку на пол, а вертела ее в руках.
— Ты знаешь, — сказала я крайне невежливо, — я думаю, что, если ты умножишь сумму на десять, получится как раз то, о чем можно разговаривать.
— Сто штук?! — У поганки глаза полезли на лоб. — Ты с ума сошла?
— Видишь ли, — мой голос стал сладеньким-сладеньким, — твой приятель говорил, что он на этом деле заработает ну никак не меньше миллиона баксов, а вообще-то собирается получить и больше. Так что выбирай. — Я уставила на нее палец и покосилась на него, он не дрожал. — Или ты платишь мне сто штук и дальше пользуешься его деньгами, или он все свои деньги будет дальше делить со мной. — Я гордо подняла голову. — Ты понимаешь, о чем я говорю?
Мысли змеючки о конкурентке явно одержали победу над всеми остальными. Она отчетливо представила себе, как соперница в моем лице уводит такой лакомый кусочек. Возмущению ее не было границ.
— Ты же догадываешься! — завопила она, — что у меня нет ста штук с собой! Да и вообще, это ж бешеные деньги! А здесь может ни черта не выгореть…
Так, подумала я, уже горячее. Похоже, что мы приближаемся к нужной информации.
— Так что же ты предлагаешь? — спросила я, как бы небрежно опуская пачку долларов в свой внутренний карман.
Глаза собеседницы грустно проводили это путешествие пачки денег.
— Ну, знаешь ли! — опять завопила она, а потом почему-то неожиданно затихла.
— Так я слушаю, — сказала я. Я не верила своим глазам: из двадцатипятилетней обольстительной девушки моя собеседница превратилась в сорокалетнюю уставшую торговку.
— Давай так, — сказала она. — По-честному. Вот эти десять штук я тебе отдала просто так. Если у меня что-то получится, получишь еще пятьдесят штук, и точка, — добавила она звенящим от ярости голосом, — Но только в том случае, если эта тварь, — она явно имела в виду своего приятеля, — доведет дело до конца.
— Торгуйся, — опять прошелестел голос в моем ухе.
Ну что ж, мне надлежало следовать инструкциям своего любимого. Что бы такое мне быстренько придумать. Мне явно не хватало опыта хотя бы начинающей шантажистки. Я старательно припоминала все романы, в которых описывалось, как же люди вымогают деньги.
Собеседница выжидательно смотрела на меня.
Я сказала:
— Еще десять штук каждый месяц, до того момента как это кончится, и пятьдесят штук потом.
Змеюка поглядела на меня и вдруг расхохоталась.
— Да ты ж новенькая, — сказала она. — Давай катись, — и открыла дверь машины.
Так что же это было, согласие или нет, решила я уточнить.
— Так получу я остальные деньги? — поинтересовалась я, вылезая из машины.
— Ты получила десять штук и катись! — раздалось из закрывающейся машины. — Если надумаешь потребовать еще, пиши, звони, но — не советую!!! — Она с треском захлопнула дверцу.
Последние слова были заглушены звуком мотора. Взвизгнув шинами, «жигуленок» сорвался с места и умчался. Я осталась одна.
— Все в порядке? — раздался голос в ухе.
— Да, все в порядке, — громко сказала я, чем привлекла внимание какого-то бродяги, шатавшегося по площади. Конечно, человек, разговаривающий сам с собой, привлекает внимание. Мне не хотелось возвращаться в подъезд. — Встретимся у автомобиля, — сказала я громко себе под ноги.
Бродяга продолжал смотреть на меня крайне заинтересованно, он не мог понять, то ли я сумасшедшая, то ли я предлагаю ему свидание.
— Хорошо, — прошелестел голос Ниро в ухе, — я спускаюсь.
Ну что ж, хоть мой любимый меня понимает. Я тяжело вздохнула. Потом повернулась и, опустив плечи, побрела к тому месту, где Ниро оставил свой «линкольн». Что-то в моей роли явно не сработало. Да, подруга, неважная из тебя вымогательница. Потом я вспомнила о десяти тысячах долларов, которые остались у меня в кармане. Нельзя сказать, что они были честно заработаны. Но как же это просто! Я пнула кусок кирпича, который мне попался под ноги. Мне, чтобы заработать эти деньги в своем издательстве, месяца три-четыре надо…
— Как бы не привыкнуть, — пробормотала я сама себе, приближаясь к «линкольну».
Вся компания собралась уже там. Никаких следов бандитского прикрытия нигде в районе не было видно. «Жигуленок» с путаной давно уже проследовал в сторону Москвы.
— Ну что ж, — сказал мой любимый. — Здесь нам больше делать нечего, так что поехали домой.
И вся кавалькада двинулась в сторону Москвы.
Глава 16
МУКИ СОВЕСТИ
— Что-то пошло не так…
Мы сидели перед закрытым камином, и Ниро разглядывал пачку долларов, которую я заработала в результате пятиминутной беседы.
Он вытащил несколько штук и разглядывал их.
— Ну что ж, — вздохнул он. — По крайней мере, хоть баксы настоящие.
Судя по выражению его лица, он не очень понимал, что происходит. Посидев еще минут пять у камина, не проронив ни слова, он отправился на кухню.
Интересно, что же он принесет, подумала я. И загадала. Если это будет что-то из шампанских, то его мысли скорее положительные, чем отрицательные. Столовые вина свидетельствовали о полной нейтральности. Появление же сухого вина говорило бы скорее об отрицательном, чем о положительном, причем чем суше было бы вино, тем дела были бы хуже. Мой пока еще не очень долгий опыт общения с Ниро, правда, весьма бурный, наглядно показывал, что то, что он предпочитал пить, а особенно чем угощал меня, очень характерно отражало его настроение. Так что появление шампанского меня немножко успокоило. Значит, я не все сделала не правильно.
Ритуальная процедура откупоривания бутылки, опробование напитка, покачивание головой, просмотр на просвет и разливание по бокалам почти вывело меня из равновесия. Ну как же можно быть таким медлительным. С другой стороны, я понимала, что это лишь внешнее проявление. А на самом деле Ниро стремительно размышляет, маскируя это по привычке неторопливым обрядом. Интересно, какое же решение выдаст компьютер, запрятанный в его удивительной голове.
— Да-а, — протянул мой любимый в ритме своих неторопливых движений. — Конечно, поездку нельзя назвать очень удачной, но что-то она нам все-таки прояснила.
— Что же именно? — не удержалась я. — Что я бездарная шантажистка?
— Ну что ты, Рыжик. — Ниро рассмеялся. — Для начинающей шантажистки это даже очень ничего. Я так понимаю, у тебя это первый опыт подобного рода?
— Вообще да, — обиженно сказала я. — И в отличие от тебя меня этому не обучали.
— Ну что ты, — опять рассмеялся Ниро. — У нас не было специального курса шантажа. Так, некоторая общая практика. Как ты понимаешь, в моей профессии без этого нельзя.
— Ну вот и занимался бы шантажом сам, — пробурчала я, залезая в кресло с ногами. Моя мамочка этого крайне не одобрила бы, не говоря уже о мне самой. — Должна тебе заметить, что чувствовала я себя весьма неуютно. Так что этот опыт весьма неудачен…
Моя дневная решительность куда-то подевалась…
Я взяла со столика злосчастную пачку баксов и вертела ее в руках. Меня так и подмывало бросить ее в камин, но, увы, он не был разожжен по причине жары и поэтому был закрыт. К тому же меня учили, что сжигание денег — это некое фарисейство и, уж совершенно однозначно, сплошная показуха. Я вздохнула и направила ход своих рассуждений в другое русло. Пусть уж лучше эти деньги возместят расходы по восстановлению справедливости. Конечно, эти слова только по сути звучали гордо, а в душе я понимала, что все равно переместилась на одну доску с этой поганкой.
— Ну! — решил подбодрить меня Ниро. Он словно читал мысли на моем лице. — Все не так уж плохо. Однажды мне пришлось залезть в выгребную яму ради дела. И просидеть там почти сутки.
Да уж, хорошенький способ утешения он выбрал. Значит, я действительно выгляжу так, как будто вылезла из помойной ямы. Правильно говорят: трудно делать грязные дела чистыми руками. Хотя то дело, которое мы делали, было грязным только по содержанию, а не по сути. Суть его была как раз чище некуда. Другое дело, что, похоже, никак его нельзя было сделать по-другому.
Я расплакалась…
Конечно, это никак не вязалось с образом той удивительно самостоятельной, умной и деловой женщины, которую я старательно создавала и которой по-прежнему считалась, по крайне мере в собственных глазах.
Ревела я вовсю, оглашая своими рыданиями весь дом Ниро! Замечательные штрихи к моему старательно создаваемому образу! Шантажистка и плакса… Как-то это все у меня перемешалось…
Ниро всеми силами пытался вывести меня из этого состояния. В ход пошел и «Дом Периньон» <Любимое шампанское Ниро.>, и суфле из крабов, и шоколадный воздушный тортик. Но ни одно из любимых лакомств не могло меня быстро вывести из моего хандрящего настроения. Плакать я, правда, перестала.
По-моему, мой любимый был уже не рад, что согласился пустить меня на эту встречу. Было заметно, что он с радостью отмотал бы время на восемь часов назад и сделал бы все сам без меня.
Однако, увы, это возможно лишь в фантастических романах, а никак не в реальной жизни. Поэтому оставалось лишь сожалеть о содеянном и принимать все, как оно есть. Отдавая отчет в том, что сделано, и лишь делая поправку на то, для чего это было сделано.
Обсуждать это было довольно бессмысленно. Мое настроение сводило на нет все логические построения моего любимого. Мне было очень неприятно, что я позволила своим эмоциям мешать его работе, но ничего не могла поделать с собой. Мне опять жутко захотелось завыть в голос. Тем более «жилетка» была рядом.
Бедный Ниро, который уже два часа пытался вывести меня из этого состояния, махнул рукой. Он сгреб меня в охапку и оттащил в джакузю, сказав, чтобы я выревелась в свое удовольствие и что только после этого я стану нормальным человеком.
Поверив ему и зная, что за мной никто не следит и не надо казаться, что я лучше, чем на самом деле, я предалась этому занятию и в течение получаса старательно жалела себя. Потом, поняв, что веду я себя достаточно глупо, и немножко успокоившись, я вылезла из теплой, бодрящей ванны и присоединилась к Ниро.
— Доставай еще одну бутылку, — сказала я, закутываясь в большущий махровый халат.
Что он беспрекословно выполнил.
Быстро осушив бокал и еще один, я наконец обрела точку равновесия, которую напрасно искала четыре предыдущих часа.
— Ну что ж, — довольно ровно сказала я, — теперь попробуем извлечь какую-нибудь пользу из моего поражения.
Глава 17
БЕДНАЯ Я ЖЕНЩИНА
Я окончательно перестала хлюпать носом, когда вечером мы лежали в кровати. Под воздействием выпитого шампанского все-таки произошло существенное улучшение моего настроения, и я могла рассуждать вполне здраво. Это позволило моему любимому задать мне сакраментальный вопрос, на который он мог теперь рассчитывать получить нормальный ответ.
Долгожданный вопрос был: «Так что же все-таки произошло?»
Мысли мои теперь закрутились в нужном русле. Наверное, мое поведение в последние несколько часов и было неадекватной реакцией на то, что я не поняла, что же произошло на самом деле. Ведь так все шло хорошо с самого начала.
Жертва, как ей и положено, сначала пугалась, была готова исправно платить деньги. Собственно, даже и заплатила их. А дальше я сделала что-то не так. Что-то такое, что позволило путане понять, что я не есть жесткий вымогатель, который будет любыми средствами стараться получить свои деньги. А что я так, скорее легкий мотылек. Нечто начинающее. Пробующая свои силы авантюристка. И не более. Ее поведение в конце нашего «свидания» явно свидетельствовало в пользу того, что она не собирается в дальнейшем воспринимать меня всерьез.
Ниро тяжело вздохнул. Мои рассуждения, даже такие бестолковые, показали, что мы зашли в тупик.
— Ну что ж, — стал рассуждать он сам. — Давай начнем с самого начала. Первое: она явно замешана в эту аферу. Почему, как ты думаешь? Что мы можем сказать точно?
Я задумалась.
— Во-первых, ее напугала телеграмма. А во-вторых, она приехала на встречу. Потом она меня пыталась подкупить тысячью долларов, потом десятью тысячами долларов, потом в какой-то момент она была согласна на пятьдесят. А потом…
— Подожди, подожди, — Ниро остановил меня, — давай не будем «про потом», давай будем «про сначала». Итак, еще раз, она явно в этом замешана, так?
— Так.
— Юрист этот замешан однозначно. Так?
— Так.
— Теперь, — он размышлял, — мы также совершенно отчетливо можем сказать, что они связаны между собой в этом деле.
— И более того, — добавила я, — эта змеюка совершенно точно собирается завладеть большей частью того, что наш драгоценный законник хочет загрести на этом деле.
— Но говорит ли это о том, что именно она глава предприятия? — Мой любимый нацелил на меня палец, как на плакате: «Ты записался добровольцем?», и сделал сердитое лицо.
— Нет. — — Я поправила подушку, — Это может быть так, а может быть с точностью до наоборот. Смотри, если это придумала она или ей помогли придумать, то она как бы по праву получит большую долю. Но возможен и другой вариант.
— Ты имеешь в виду нечто подобное, что мы разыграли с тобой?
— Ага. — Я подтянула ноги и свернулась калачиком. Такая поза всегда улучшала мое настроение. — Она ведь ой как болезненно восприняла то, что я сказала вначале. Она же просто вскинулась, когда я живописала, как законник, чтобы добиться моего расположения, разболтал, что в ближайшем будущем у него будут огромные деньги.
— Ты хочешь сказать, что она ни на секунду не усомнилась в этом?
— Вот именно, — обрадовалась я и уселась на подушку. — Она вела себя так, точно то, что я ей рассказываю, было ей очень хорошо знакомо. Может быть, — я снова натянула на себя одеяло, — было с ней самой. В свое время он хотел то ли удержать ее, то ли еще что-нибудь сделать, а платить ежедневно он был не в состоянии. И поведал ей под страшным секретом то, что он собирается сделать. А уж она, будучи дамочкой не промах, взяла инициативу в свои руки.
Мой любимый снова задумчиво почесал подбородок.
— Вроде все как бы похоже, — протянул он, — но доказательств…
— У нас есть прямые доказательства того, что они в этом замешаны на полную катушку!
— Есть-то есть, — ответил Ниро. — Только доказательства чего? Того, что они хотят получить деньги с исков? Так они это и не скрывают! Но значит ли это, что именно они подстроили дискредитацию фирмы, отравленные кремы и, наконец, убийство из тюбика с кремом?!
— Ну, может быть, мы сможем найти что-то еще?
— Не только сможем, нам таки необходимо это сделать, потому что сегодня мы не знаем, кто они. Толи исполнители, то ли главные действующие лица…
Он опять замолчал.
Я натужно размышляла.
— Но зато теперь можно смело сказать, что их не надо отделять один от другого. Эта парочка заодно и более-менее в курсе дел друг друга. Единственное, что хотелось бы уточнить, кто из них на кого давит. — Я слезла с подушки и снова улеглась калачиком.
— Итак, три варианта, — Ниро стал загибать пальцы (у меня научился), — то ли эта девица по собственной инициативе подставляет нашего юриста. То ли через нее давят на него бандиты. То ли он сам выслуживается перед ней, стремясь заработать ее благосклонность.
— А он что, не понимает, — встрепенулась я, — что ее интересует не он сам, а его деньги, которые он заработает?
— Ну, — рассмеялся Ниро, — до того момента, пока она не выжмет его досуха, она будет ухаживать за ним, как за собственным младенцем…
— Так что же делать? — Я опять стала поправлять подушку.
— Как бы ни хотелось этого избежать, — закряхтел Ниро, — придется сделать из тебя наживку. — Он с жалостью посмотрел на меня. — Но, — продолжал он строго, поправляясь, — с соблюдением всех мер предосторожности.
«Замечательно! — думала я, засыпая. — Как день начался, так и кончается».
Я приснилась себе червяком, насаженным на громадный крючок, извивающейся и отчаянно махающей руками. А ко мне подплывала гигантская акула с лицом змеючки, широко раскрывая огромную пасть с острейшими зубами. Она надвигалась на меня, надвигалась, пока не поглотила целиком.
Проснулась я в холодном поту.
Глава 18
РАБОТАЮТ ПРОФЕССИОНАЛЫ
Комбинация, похоже, была задумана безупречно!
Мы с моим любимым обсудили ее несколько раз и не нашли в ней никаких огрехов. На этот раз телеграмма была настоящей. В ней значилось:
«ХОЧУ ПОЛУЧИТЬ СЛЕДУЮЩУЮ ПОРЦИЮ, АДРЕС ДЛЯ ОТВЕТА ПРЕЖНИЙ».
Таким образом, механизм был запущен, и обратного пути практически не было.
Ниро считал, и похоже, не без основания, что если я буду приставать к змеючке, то та, не видя во мне серьезного противника, попытается разделаться со мной раз и навсегда.
То есть вместо того, чтобы платить деньги, мне постараются, как бы это сказать помягче, укоротить язык.
— А укоротить, — однажды спросила я его, — это как?
— Разные есть способы, — он пожал плечами, — все зависит от их фантазии.
Меня пробрала тогда дрожь от этих слов. Хотя, честное слово, меня нельзя назвать малодушной!
Но сейчас все шло согласно нашему плану.
В ответной телеграмме, которую для Ниро забрали из Балашихи на следующий день, значилось место встречи и время. Правда, это теперь была не середина дня и людное место, а безлюдный тупик на съезде с Ленинградского шоссе на шестом километре. И десять часов вечера, то есть время, когда уже темнело.
Ну что ж, мой любимый был вполне удовлетворен.
— С тобой совершенно явно собираются разделаться!
— Как и планировалось, — грустно вздохнула я, — а ты Пеппи удочеришь в случае чего?
— У тебя это не вызывает энтузиазма? — Его прямо передернуло от этих моих последних слов.
— Да уж какой тут энтузиазм, главное, чтобы коленки не сильно дрожали! — Я попыталась улыбнуться, но улыбка получилась какой-то кривоватой…
Отдав соответствующие распоряжения своим помощникам, Ниро решил, что самое время накормить меня как следует и хоть как-то скрасить последние часы ожидания.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
загрузка...


А-П

П-Я