научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/zerkala/s-podogrevom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Ричард Старк: «Ограбление «Зеленого Орла»»

Ричард Старк
Ограбление «Зеленого Орла»


Паркер – 10



OCR Денис
«Ричард Старк. Ограбление «Зеленого Орла»»: Центрполиграф; Москва; 2001

ISBN 5-227-01319-5Оригинал: Richard Stark,
“The Green Eagle Score”

Перевод: А. Иошпа
Аннотация Знаменитому вору Паркеру понравилась идея ограбить базу ВВС США. Грандиозный план продуман до мелочей, подобраны надежные компаньоны. Но Паркер не знает, что преступные намерения стали известны доктору Годдену, психиатру его бывшей жены. Ричард СтаркОграбление «Зеленого Орла» Часть первая Глава 1 Паркер бросил взгляд на пляж и среди буйного разноцветья плавок и купальников рядом со своей одеждой увидел мужчину в черном костюме. За ним возвышалось светлое, с рядами широких окон здание отеля, перед ним пенилась белая кромка прибоя, сверху немилосердно жарило пуэрториканское солнце. Он был словно черный шрам на ярком полотне картины и стоял к тому же с видом мрачного гробовщика.Паркер знал этого человека. Его звали Марти Фуско.Перевернувшись со спины на живот, он крикнул Клер — она плыла чуть впереди:— Я возвращаюсь!— Почему? — Но, глянув на пляж, все поняла и, поравнявшись с ним, воскликнула: — Боже, что за чучело! Кто это?— Наверное, что-то понадобилось. Ты пока побудь на пляже.Он знал, что она предпочитает держаться подальше от его дел.— Я еще позагораю. Ты скоро вернешься?— Да. Смотри не сгори.Паркер отдался на волю волн, и они вынесли его на берег. Когда он вышел из воды, Фуско уже не было. Он насухо вытерся, сунул ноги в сандалии, набросил на плечи полотенце и пошел по песчаному пляжу к отелю. Высокий, плотного телосложения, он шагал уверенной, чуть тяжеловатой походкой.Зайдя в отель с заднего фасада и закрыв за собой дверь, Паркер оказался в полной темноте, но быстро освоился и пошел по длинному коридору, устланному ковровой дорожкой, в вестибюль. Он увидел, что Фуско, сидевший в черном кресле, встал и удалился в сторону коктейль-холла. Лифт поднял Паркера на седьмой этаж, где находился его номер. Работал кондиционер, и в комнате было холодно, как в погребе. Паркер позвонил дежурной и заказал тоник со льдом, потом оделся и, подойдя к окну, стал разглядывать туристов, прогуливающихся по Ашфорд-авеню. В дверь постучали.Принесли тоник со льдом. Паркер подписал счет и, взяв в ванной стакан, а в стенном шкафу бутылку джина, приготовил себе коктейль. Он осушил уже почти полстакана, когда пришел Фуско.— Ну и жара! — воскликнул он с порога.— За этим сюда и едут. — Паркер закрыл за ним дверь. — Сделайте себе выпить.— Это что, джин? Даже пригубить боюсь. — Фуско покачал головой и похлопал себя по животу. — Смешно сказать, но с тех пор как меня выпустили, от крепких напитков у меня начинаются колики.Возразить на это было нечего. Паркер подошел к стоящему у окна стулу и сел.Фуско продолжал:— Пожалуй, я бы выпил воды со льдом. Хорошо?— Валяйте.Фуско был среднего роста и очень худ. Лицо, словно от пережитых несчастий, было изборождено морщинами. Но Паркер не видел его лет десять, и за это время Фуско совсем не изменился. Тюрьма, возможно, испортила ему желудок, в поведении его появилась некоторая неуверенность, но она никак не отразилась на его внешности.Паркер выждал, пока Фуско приготовит себе воду со льдом, и сказал:— Могли бы одеться под туриста.Фуско насупился, словно его мучил запор.— Что вы, Паркер, это не для меня. На кого я стану похож в бермудах и с фотокамерой? На мелкого карманника? Нет уж, лучше оставаться самим собой.Паркер пожал плечами.— Так или иначе, вы здесь.— Мне дал ваш адрес Генди.Этого можно было и не говорить — только Генди Мак-Кею Паркер оставлял свой адрес. Сделав глоток, он ждал, что последует дальше.— Понимаете, — продолжал Фуско, — я не люблю пользоваться почтой. А по телефону серьезных разговоров я не веду. Поэтому я решил, что лучше приехать прямо сюда.Паркер по-прежнему молчал.Фуско снова насупился.— Генди сказал, что вы ищете работу. Иначе я не посмел бы приехать.Следует его как-то подтолкнуть, подумал Паркер, а то он никогда не доберется до сути.— Я сейчас свободен, — сказал он. По лицу Фуско пробежала нервная улыбка облегчения.— Хорошо, — сказал он. — Я рад. — И опять замолчал.Паркер сделал еще одну попытку разговорить его.— У вас ко мне дело?— Верно. Вы знаете, что я был женат? На Элен?Паркер смутно помнил, что Фуско женился, но это было, кажется, лет пять или шесть назад, уже после их последней встречи. Однако проще было кивнуть и сказать:— Да, знаю.— Не помню, знакомы ли вы с ней...— Нет, незнаком.— Я так и думал. Она расторгла наш брак, когда меня посадили. Примерно три года назад. Вы слышали, что у меня есть дочь?Паркер, внутренне чертыхаясь, отрицательно покачал головой.— Не слышал.— Ей уже три годика. В июле будет четыре.Опасаясь, что дело дойдет до фотографий, Паркер спросил:— Какое это имеет отношение к делу?— Сейчас объясню, — кивнул Фуско. — Элен вскоре после развода поехала к своим старикам в Монеквуа, Это городок на севере штата Нью-Йорк, у канадской границы.Паркер кивнул, стараясь сдержать раздражение. Имея дело с такими болтунами, надо набраться терпения. Станешь торопить, рискуешь не узнать и половины того, что нужно.— Какое-то время она жила со своими стариками, — продолжал Фуско, — но думаю, что ей там было не сладко. Они донимали ее бесконечными разговорами обо мне и всякой другой ерунде. Поэтому она, отделившись от них, и пошла работать в бар. Видите ли, это на окраине города, возле военно-воздушной базы, как раз напротив главных ворот, понимаете?— Паркер кивнул. Фуско продолжал:— Через какое-то время она сошлась с парнем, который служит на этой базе. Его зовут Стен Деверс. Но не подумайте, что я на нее обижен. Ведь она свободная женщина, а я был в тюряге, верно?К чему все это? Пока ничего дельного Паркер не услышал, а история разрасталась и разрасталась, как в мыльной опере.Он не выдержал:— И в чем все-таки дело?— Подождите минутку, — ответил Фуско. — Надо, чтобы вы поняли обстановку! Паркер пожал плечами.— Ладно, рассказывайте дальше.— Главное здесь — Стен Деверс. Он совсем еще молодой, ему, наверно, не больше двадцати трех — двадцати четырех лет. Понимаете, моложе Элен! Но парень что надо.Освободившись, я сразу же поехал навестить Элен и ребенка, и меня чуть кондрашка не хватил, когда я увидел в шкафу военное обмундирование. Это же вполне естественно. Денег у меня было не густо, я ничего не припрятал, когда угодил за решетку. Но, поостыв, я пригляделся к Деверсу и, к своему удивлению, понял, что он умник и хорошо знает, что ему надо. Ни в чем не замешан. Выдержка классная.— Вам не удался шантаж, вы это хотите сказать?Фуско пожал плечами, не уловив иронии.— Может быть, и стоило попробовать, но с ним бы это не прошло, — сказал он. — И, знаете, мы с ним неплохо поладили. Болтали, выпили по маленькой. Он хороший парень.— Итак, вы стали дружками. И у него возникла идея?— Идея возникла у меня, — ответил Фуско. — Сначала она вызвала у него сомнения, но я сумел убедить его, и сейчас он меня полностью поддерживает. Я знаю, как вы относитесь к любителям, но это не тот случай. Стен не хуже половины профессионалов.— Той, что сидит в большом доме.— Посмотрите на него сами, — возразил Фуско. — Если решите, что с ним не стоит иметь дела, не станем ничего и затевать. Но, как я уже говорил Стену, нам нужен организатор. Мы с ним не подходим, а если я не буду убежден, что все организовано как надо, то и сам не захочу участвовать в деле. То, что произошло со мной прошлый раз, не должно повториться. Я сказал Стену, что постараюсь привлечь вас, ведь ваше участие — гарантия того, что все пройдет как по маслу. Он предложил мне полететь к вам, дал на дорогу сто двадцать баксов. Стен отличный, серьезный парень. Дело верное, поверьте.Паркер спросил:— Но зачем он вам нужен?— Еще как нужен! — объяснил Фуско. — Он работает клерком в финансовом отделе базы и...— Стоп. В финансовом отделе?— Паркер, — Фуско затараторил, — на базе работает пять тысяч человек, два раза в месяц получка, деньги выдают на руки, и вся закавычка в том...Паркер прервал его:— Подождите минуту. И вы приехали предложить это дело мне? Выкрасть армейскую зарплату прямо из форта?— Это не армия, Паркер, это ВВС. Кроме того, они...— Что значит, не армия? Разве вокруг форта нет ограждения?— Базы, они называют это базой.— Там есть ограждения? И ворота? И вооруженные охранники у ворот?— Паркер, дело верное! Больше четырехсот тысяч привозят к ним дважды в месяц, и мы сможем взять всю эту сумму.— И берите, — сказал Паркер. — Я не в состоянии отнять деньги у пяти тысяч вооруженных людей.— Там нет пяти тысяч вооруженных людей, Паркер. Знаете, как Стен называет их? Вольняшки, играющие в отдачу чести. У них даже во время учебных тревог пустые карабины.— У кого-то же они не пустые, — ответил Паркер. — Где-то же на этой базе, или как там ее называют, есть люди, которым вряд ли захочется, чтобы мы отобрали у них четыреста тысяч баксов. Нет, эта затея не для меня.— Паркер, но у нас же там свой человек!— Верно. И поэтому, если мы даже сумеем выкрасть эти деньги, на кого первого падет подозрение? Кого прежде всего будет допрашивать полиция? Вашего парня.— Я же говорю вам: Стен — свой в доску, — горячился Фуско. — Он не подведет, я уверен.— Прежде чем он не пройдет первое испытание, ничего нельзя сказать. Любителя проверяют в деле. Нельзя заранее сказать, как он поведет себя.Фуско развел руками.— Паркер, я могу сказать только одно: я в нем уверен.Паркер посмотрел на него. Фуско уверен, но что из того? Говорит ли в нем профессионал или вышедший из тюрьмы человек, в отчаянии хватающийся за любое дело? Такое часто случалось. Выйдя из тюрьмы, человек оказывается без денег, целиком потраченных на адвокатов; к тому же хочется поскорее почувствовать себя снова на коне, доказать самому себе, что провал был лишь нелепой случайностью, которая никогда не повторится. Отсюда и нетерпение, и готовность приняться за первое попавшееся под руку дело. И снова все оканчивается тюрьмой.Но ему, Паркеру, торопиться незачем. У него есть и наличные деньги, и кое-какие сбережения, и нет нужды доказывать себе, на что он способен. Он вполне может подождать верного случая. Конечно, его сбережений надолго не хватит, особенно сейчас, когда появилась Клер, поэтому он заинтересован в работе, однако никакой опрометчивости не допустит.Как раз из-за Клер он и не желает торопиться. До встречи с Клер он, закончив одно дело, сразу же приступал к следующему, работа была самоцелью, она спасала его от скуки и пустого существования; однако такое душевное состояние так же опасно, как и отчаяние только что вышедшего из заключения. Во время одного из таких дел, на которое он пошел, понимая, что пошел зря (оно было похоже на то, что предлагал ему сейчас Фуско), он и познакомился с Клер. Дело не принесло ему удовлетворения, но благодаря ему у него теперь была Клер, а вместе с ней душевное спокойствие, и теперь он может, не торопясь, обдумать предложение Фуско и, не торопясь, решить, стоит ли за него браться.Паркер допил свой стакан, подошел к шкафчику и снова налил себе джину, бросив в него лед. Потом сел и сказал:— Расскажите мне поподробнее про этого вашего парня.— Совсем мальчишка. Двадцать четыре года. Закончил колледж. По каким-то причинам его уволили из Службы подготовки офицеров резерва, поэтому он теперь срочник. Сидит в финансовом отделе.— У него есть ключи?— Конечно. Ему они не положены, но он их каким-то образом раздобыл.— Кто-нибудь знает об этом?— Я и Элен. Теперь еще и вы.Паркер покачал головой.— А как насчет дружков?— Нет, он совсем не такой человек. Не очень общителен. Есть у него пара приятелей, с которыми он иногда выпивает, но им он ничего не расскажет.— Вы уверены? Может быть, он захочет, чтобы и они участвовали в деле.— Нет, исключено, — решительно заявил Фуско. — Паркер, говорю вам, он парень с головой и понимает, что вам нужны профессионалы. Он даже сказал, что, если вы сочтете его помехой, он готов устраниться.— А что, если его подвергнут допросу? А ведь этого не избежать!— Он не потеряет головы.— Откуда вам это известно? Фуско сделал неопределенный жест.— Потому что я его знаю. Когда вы с ним познакомитесь, вы сами в этом убедитесь.— Может быть, поступить по-другому?Фуско был слишком поглощен своими мыслями и не понял намека Паркера.— Как по-другому?— После окончания работы избавиться от парня?— То есть прикончить? — Фуско был в шоке. — Черт возьми, Паркер, я же сказал вам, что он дельный парень.— За ним что-нибудь есть?— Думаю, нет. Он совсем ребенок.— Дети бывают разные.— Надо спросить его, я не знаю.Паркер пожал плечами.— Ладно, оставим его. Поговорим теперь о вашей бывшей жене.— Элен? Что вы имеете в виду?— Она знает?— Конечно, — ответил Фуско, удивившись вопросу Паркера. — Естественно, знает.— Она будет тоже участвовать или лишь помогать советами?— Элен не захочет работать с нами. Но в том, что она знает, нет ничего плохого. Черт возьми, Паркер, мы жили вместе, и она была в курсе всех моих дел. Элен абсолютно надежный человек.— Какие между вами отношения?Фуско покачал головой.— Да никаких. Она не хочет, чтобы я вернулся к ней, вот и все. Ходит сейчас к психиатру, говорит, что продумала всю свою жизнь и поняла, что нам вообще не надо было вступать в брак. Никто из нас, говорит она, не виноват и никто ни на кого не должен держать зла.— А что между вами и Деверсом?— Я совершенно не ревную. Вы знаете, я выше этого.— Вы да. А как он относится к тому, что бывший муж все время вертится в доме?Фуско пожал плечами.— Стен выдержанный человек. Он знает, что у меня и в мыслях нет выгонять его из дома Элен.— Прекрасно. А что база? Вы сказали, она принадлежит ВВС?— Да. — Фуско подался вперед, уперев локти в колени, лицо приняло серьезное и вдумчивое выражение. — Это тренировочная база, что-то вроде школы. Курсанты часто меняются, большинство проводит там не больше двух-трех месяцев.— Какие у них самолеты?Фуско, по-видимому, удивился вопросу.— Вы что, хотите лететь туда на самолете?— Пока не знаю. Не уверен, что вообще возьмусь за это дело. Что вы еще знаете об этой базе?— О ней лучше расспросить Стена. Я не очень разбираюсь в военных делах.— Вы никогда там не были?— Был, конечно. — Профессиональная гордость Фуско была задета. — Я был там несколько раз, Стен достал мне фальшивый пропуск.— От ворот до финансового отдела далеко?— На базе трое ворот. От главных ворот далеко, но там есть южные ворота, от них до отдела всего два квартала. Южные ворота — это своего рода задний вход.— Сколько охранников у каждых ворот?— Двое. И совсем молодые ребята.— Вы говорите, четыреста тысяч долларов?— Примерно. Иногда чуть меньше, иногда больше.— Каким образом их доставляют?— На самолете, накануне получки.— Как это происходит?— Самолет прилетает утром. Деньги упакованы в два металлических ящика. Их погружают на машину и везут в финансовый отдел. Там их выгружают. Потом...— Какого типа машина?— Обычная бронированная. Крепкий орешек, Паркер.— Так. Что дальше?— В отделе деньги раскладывают по пачкам для каждого подразделения отдельно. Затем вместе с платежными ведомостями их помещают в небольшие металлические ящики, которые на ночь запирают в сейф. Утром деньги снова погружают в бронированную машину и развозят по базе. В каждом подразделении есть человек, ответственный за выдачу жалованья. Он расписывается в получении ящика и раздает деньги.— Как охраняется здание ночью?— Внутри здания рядом с комнатой, где стоит сейф, дежурят два ВП.— ВП?— Воздушная полиция.— Сколько человек работает в финансовом отделе днем?— Точно не могу сказать. Человек двадцать, видимо. Это уточнит Стен.— Наверное, ему и следовало приехать сюда.Фуско усмехнулся.— Разве вы стали бы слушать молодого человека, о котором ничего не знаете?— Не уверен, что и вас стоит слушать, — отозвался Паркер. — Что же вы от меня хотите?— Поедемте со мной. Поговорите со Стеном, осмотритесь и решите. Если вам все это не понравится. Стен оплатит вашу поездку. Если хотите, можете взять с собой и женщину.Допив джин, Паркер встал.— Я дам вам знать, — сказал он, подошел к шкафу и вынул сухие плавки. Переодеваясь, спросил: — Вы здесь остановились?— Нет. В отеле при аэропорте.— Какой номер?— Сорок девятый.Облачившись в купальный халат, Паркер пошел в ванную за сухим полотенцем. Выйдя оттуда, сказал:— Поезжайте в отель, я свяжусь с вами.— Дело надежное, Паркер. Я уверен.— Выпейте еще воды со льдом, — ответил Паркер. — Будете уходить, убедитесь, что дверь захлопнулась. Глава 2 Клер лежала в шезлонге, подставив лицо солнцу, глаза ее были закрыты, руки вытянуты вдоль тела, одна нога согнута в колене. На ней были желтые лифчик и трусики. Загар подчеркивал красоту ее тела, а солнечные очки меняли ее облик. Заглядывавшиеся на нее мужчины с неприязнью посмотрели на подсевшего к ней Паркера.— Я вернулся, — сказал он. Открыв один глаз, она кивнула и снова закрыла его.— Этот твой коротышка жутко смешной.— Идеи у него тоже смешные.— Только не рассказывай, — попросила она, слегка напрягаясь, но не пошелохнувшись.— А я и не собираюсь, — ответил Паркер. Клер участвовала в одном деле, и это оказалось для нее настолько тяжелым испытанием, что они договорились: она никогда не будет расспрашивать о его делах, а он никогда не будет о них ей рассказывать. Договор устраивал обоих.Спустя минуту она спросила:— Ты уедешь?— Пока еще сам не знаю. — Он бросил полотенце на шезлонг. — Пойду освежусь.— Я недавно купалась. Полежу еще. По отлогому горячему песку Паркер пошел к воде. Две загорелые женщины в белых купальниках бежали на берег, сняли купальные шапочки и, встряхивая своими белокурыми волосами, бросали из-под мокрых ресниц заигрывающие взгляды на Паркера, стараясь привлечь к себе его внимание, но он остался безучастным. Было время, когда женщины хотя бы на время отвлекали его от рабочей горячки, но теперь у него была Клер, и он больше не нуждался в случайных связях. Равнодушно разминувшись с ними, он зашел в воду и прыгнул в волны.Время от времени он поглядывал на берег, чтобы не терять ориентации. Океан полон неожиданностей, и всегда следует знать, где земля. Только вчера одной молодой паре, попавшей в зону отлива, долго не удавалось выбраться, на берег; несмотря на все усилия, волны относили их назад, так что им пришлось позвать на помощь, и тогда кто-то подплыл к ним и подтащил к месту, где можно было встать на ноги. Паркер относился к океану с уважением, как к сильному противнику, и не торопился бросать ему вызов.Итак, стоит ли принять предложение Фуско и бросить вызов военно-воздушному флоту Соединенных Штатов? На первый взгляд затея кажется неразумной, но ведь каждое дело представляется невыполнимым до тех пор, пока его не сделать. Операция предложена как-никак профессионалом, которого он знает многие годы, и поэтому, несмотря на то, что этот профессионал совсем недавно вышел из тюрьмы, надо серьезно обдумать его предложение, а не отвергать его с ходу.Возможно, что это вполне реальное предложение. Фуско, что бы там ни было, профессионал; наметанного глаза и способности трезво оценить ситуацию у него не отнимешь. Кто знает, может быть, его, Паркера, на самом деле ждет хорошая работа?Если все сделать путем — раздобыть необходимые сведения, учесть все обстоятельства, составить хороший план, в котором предусмотреть возможные осложнения, ничто не помешает пробраться на базу и благополучно унести ноги с деньгами. Словом, может получиться славная работенка!Во всяком случае, почему бы не посмотреть все на месте. Отказаться никогда не поздно. Клер пока побудет здесь; если он поймет, что дело пустое, вернется, будет продолжать отдыхать и спокойно ждать лучшего предложения.Решено. Покачавшись на волнах, он медленно и лениво поплыл к берегу. Подошел к Клер; она лежала на животе и, опершись на локти, читала книжку.Паркер сел рядом, надел защитные очки, откинулся на спинку шезлонга, подставляя лицо солнцу, и сказал:— Я уеду ненадолго.Не поднимая глаз от книги, она ответила:— Знаю.— Может, на один-два дня. Если не вернусь через два дня, значит, жди не раньше чем через две недели.— Или никогда.Паркер взглянул на нее, но она продолжала смотреть в книгу.— Я не собираюсь бросать тебя.— Я не говорю, что ты сделаешь это намеренно, — сказала Клер. — Просто я и раньше имела дело с мужчинами, похожими на тебя.Должно быть, она говорила о своем муже — летчике, который разбился где-то в горах. Паркеру эта аналогия пришлась не по вкусу.— Ты не имела дела ни с кем, похожим на меня, — сказал он. — Я хожу только по твердому льду.— Но по льду! Это я и хотела сказать.— Разве для тебя это неожиданность? Ты это давно знаешь.— Знаю.— Так в чем проблема?Повернув голову, она посмотрела на него сквозь зеленые стекла защитных очков. Потом покачала головой и снова отвернулась к книге.— Не знаю. Ни в чем, наверное.— Ладно. — Посмотрев на отель, он сказал: — Номер я оплачу на месяц вперед. Если через месяц не вернусь, возьми пакет в сейфе отеля; его содержимого тебе хватит на какое-то время.— Если через месяц не вернешься, мне тебя больше не ждать, я правильно поняла?— Да.— Ты как-нибудь будешь давать о себе знать?— Скорее всего, нет. Во всяком случае без веской причины. Звонить только для того, чтобы сказать, какая у нас там погода, не буду.— Знаю.Паркер встал.— Не оставайся слишком долго на солнце.— Я буду осторожна.Паркер, прихватив полотенце, пошел к отелю. Подойдя к двери, он оглянулся. Клер не смотрела ему вслед. Она положила голову на книгу, уткнув лицо в ладони. Глава 3 — Стен, — сказал Фуско, — это тот человек, о котором я тебе говорил. Паркер, Стен Деверс.Был вечер. В Нью-Йорке моросил дождь, в аэропорту было холодно и сыро. Миллион миль отделяли город от пуэрто-риканской жары. Люди с озабоченным видом торопливо проталкивались через толпу, везли на тележках багаж. В середине ярко освещенного зала Паркер, Фуско и Деверс образовали круг, потокам пассажиров каким-то образом удавалось, даже не глядя, аккуратно огибать их.Деверс протянул руку.— Я много слышал о вас, мистер Паркер. Деверс оказался симпатичным пляжным мальчиком, мускулистым, улыбающимся, самоуверенным, с хорошо вылепленным подбородком и светлыми вьющимися волосами. Пожатие было неловким, но крепким. На нем была штатская одежда, сшитая из ткани, несколько дороговатой для человека, живущего на одну армейскую зарплату. Он напоминал Паркеру страхового агента, предлагающего свои полисы на площадке для игры в гольф, только он был еще слишком молод для этого.— Я на машине, — сказал Деверс. Фуско объяснил Паркеру, что из Нью-Йорка до Монеквуа лучше всего добираться на машине. Местная воздушная линия слишком ненадежна. Поэтому он позвонил Деверсу и попросил встретить их в аэропорту Кеннеди.Они стали пробираться к выходу; Деверс, пробиваясь сквозь толпу, шел впереди. Обернувшись, он сказал:— Дорога займет около пяти часов, поэтому, если вам что-либо нужно, можно сделать это сейчас.— Остановимся по дороге, — ответил Паркер.— Хорошо.Перед ними раскрылись двери, и они вышли на холодный влажный воздух. Даже под навесом было противно и сыро. Один за другим приходили автобусы; у стоянки такси медленно продвигались машины, привозившие и увозившие пассажиров.Деверс в нарушение правил припарковал свою машину — новенький темно-бордовый «понтиак» — в погрузочной зоне справа от выхода. Открыв багажник, он уложил вещи. Фуско собрался было занять место рядом с ним, но Паркер сказал:— Сядьте назад. Я хочу потолковать с вашим парнем.— Ради Бога.На лице Деверса мелькнуло удивление, когда рядом с собой он увидел Паркера, но сказал он другое:— Не так-то быстро удастся выбраться из этого проклятого города. — Он завел двигатель, подсек какое-то такси, и по пандусу они выкатили под дождь.Деверс хорошо вел машину, хотя, пожалуй, чересчур самоуверенно и лихо. Огибая аэропорт Кеннеди, чтобы попасть на автостраду Ван-Уайк, он обогнал большую часть машин, следовавших по тому же маршруту, а по автостраде ехал со скоростью, на семь-восемь миль превышавшей установленный предел.Было уже за полночь; чем дальше они удалялись от аэропорта, тем меньше становился поток машин. Деверс выбирал все время кратчайший путь, и поэтому, несмотря на дождь, они вскоре оказались в получасе езды от начала Трувей, что на линии Нью-Йорк-Сити. Выехав на нее, машина взяла курс на север.Жалобно скрипели покрышки на мокром бетоне, мерно постукивали стеклоочистители. Паркер, до сих пор хранивший молчание, спросил:— Сколько вы выплачиваете за такую машину?Вопрос явно озадачил Деверса. Посмотрев на Паркера, он, видимо, собрался спросить, зачем ему это надо знать, но пожал плечами и, глядя на шоссе, ответил:— Я заплатил сразу, наличными. Паркер, кивнув, стал смотреть в окно. Минуту спустя Деверс спросил его, не возражает ли он против музыки, и, услышав в ответ, что не возражает, нашел волну, по которой передавали рок-н-ролл, уменьшил громкость и сместил тембр в сторону низких частот — получилось не так уж и плохо. Ритм музыки скрадывал мерное постукивание стеклоочистителей.Они остановились у станции обслуживания недалеко от Слотсберга и поужинали.Сидя за столиком кафе рядом со Стеном, Паркер заметил:— На вас хороший костюм. Он вам идет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 https://decanter.ru/beer/london 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я