Упаковали на совесть, рекомендую 

 

Что они остались вдвоем. Но тотчас твердо решил прогнать от себя эту мысль. Взяв полотенце, он вышел из палатки. Стало гораздо светлее. Через какой-то час взойдет солнце. Гарри захотелось освежиться, а, ждать он не мог.
– Пойду первым купаться, – заявил он молодой женщине. – Не побоишься остаться одна?
– Нет, только бы лев не забрел сюда. Вода еще холодная.
– Такая мне и нравится.
Проводив его взглядом, Гея подбросила в огонь несколько сучьев – Темба набрал их целую охапку. Она тоже думала о тех часах, которые они проведут вместе с Гарри. Молодая женщина должна была признаться себе, что своими животными повадками Феннел пробудил в ней желание. Она вспоминала, как давно у нее не было приличного любовника? Она перебрала в своей памяти всех мужчин, с которыми разделяла ложе. Но из всех из них лишь двое по-настоящему понравились ей и принесли удовлетворение. Первый из них был похож на Гарри, правда не такой высокий и посимпатичнее. Он оказался американцем, отправившимся в отпуск. Она находилась в Париже, демонстрировала модную одежду.
Однажды в теплый июльский вечер Гея сидела одна в переполненном кафе «У Фуке». Американец подошел к ней и попросил разрешения сесть за ее столик. Они посмотрели друг на друга, и она поняла, что спустя несколько часов окажется с ним в одной постели. Похоже, он тоже догадался об этом. Второй тоже был американцем и тоже смахивал на Гарри. Он вышел из глубины бара, где она ждала друзей, и пригласил ее в ресторан. Она не стала дожидаться друзей и ушла вместе с ним. Очевидно, Гарри принадлежит именно к тому типу мужчин, которые пробуждают в ней желание.
Обоих американцев она видела лишь однажды и знала их лишь по имени, однако те часы, которые она провела в их обществе, врезались ей в память. Гея знала, что Гарри сегодня же станет ее любовником.
Солнце взошло, излучая тепло. Она заглянула в палатку, чтобы привести себя в порядок. К тому времени как она покончила с туалетом, брезент палатки успел нагреться. Захватив с собой полотенце, молодая женщина вышла наружу.
При виде Гарри, шедшего ей навстречу в одних шортах и туфлях, перекинув через плечо полотенце, она улыбнулась молодому человеку:
– Ну, как вода?
– Чудесная, правда холодная. Сейчас будет в самый раз.
– Ну, до встречи. – Гея заметила, что он смотрит на нее с тем же выражением, что и те двое американцев. Затем Гарри отвел глаза в сторону. Кивнув ему, молодая женщина, размахивая полотенцем, побежала к водоему.
Она любила купаться нагишом, а такая возможность представлялась ей нечасто. Солнце освещало воду, и холод не ощущался. Сняв с себя одежду, она нырнула в воду. Проплыла, перевернулась на спину и, закрыв глаза, осталась лежать неподвижно.
Две серые мартышки, забравшиеся на вершину дерева, наблюдали за женщиной. Затем, словно сговорясь, спустились вниз, схватили ее шорты, сорочку, полотенце и взвились вверх. Изучив одежду и не найдя в ней ничего любопытного, обезьяны оставили ее высоко на ветвях и, прыгая с дерева на дерево, исчезли в глубине леса.
Гея открыла глаза и заметила, как они убегают. Она нашла, что они очень милы. – Однако, выбравшись из воды и увидев на берегу одни лишь туфли, Гея изменила мнение о них.
Подняв голову, она увидела высоко на ветке полотенце. Поняв, что ей туда не добраться, она пожала плечами и, надев туфли, направилась к палатке. Укрывшись от солнца в тени палатки, Гарри изучал карту, выполненную с помощью аэрофотосъемки, которую ему дал Шейлик. Он заметил Гею, выходившую из чащи, и от неожиданности выронил из рук карту. Сначала он не поверил своим глазам, затем поднялся на ноги.
Как ни в чем не бывало Гея, в чем мать родила, продолжала идти к нему.
– Обезьяны стащили мою одежду. Повесили на дерево около водоема. Ты не достанешь, Гарри? – еще издали сообщила ему о происшествии молодая женщина. Она даже не попыталась прикрыть свою наготу. Шла опустив руки и держалась так, словно была полностью одета.
– Конечно…
Он было кинулся к ней, но затем далеко обошел ее стороной, избегая столкновения. И это ей пришлось по душе.
После того как они разминулись. Гея забралась в палатку. Она была уверена, что он не оглядывается в ее сторону.
У нее громко стучало сердце. Она отыскала рюкзак, нашла в нем запасную рубашку и шорты. Достав, посмотрела на одежду, после некоторого раздумья положила на землю и растянулась на своем спальном мешке. Скрестив ноги и закрыв ладонями груди, она стала ждать, когда Гарри вернется.
* * *
– Почти одиннадцать, – заметил Гарри. – Сейчас начнется сеанс связи.
Гее не хотелось отпускать его от себя, но когда он отодвинулся от нее, молодая женщина разжала объятия. Он встал, надел шорты. Гея закрыла глаза.
Она в нем не ошиблась. Гарри оказался лучше тех двоих. Но и его фамилию она не знала. Гея почувствовала себя так, словно получила порцию сильнодействующего наркотика. Напряжения, накапливавшегося в ней в течение последнего года, как не бывало. Волнения ей были не нужны, хотелось лишь покоя и мира в душе. Она погрузилась в полудрему в нагретой солнцем палатке.
Гея вздрогнула от того, что Гарри у входа в палатку громко назвал ее имя. Приподнявшись на локте, она увидела, что он чем-то встревожен.
– Что случилось?
– Наши товарищи в беде. Оденься и выходи из палатки. А то здесь слишком жарко.
В голосе его прозвучали нетерпеливые нотки. Было видно: он недоволен тем, что она нежится, словно кошка на печке. Одевшись, Гея вышла из палатки и встала вместе с Гарри в тень.
– Дорога под колесами разъехалась, и «лендровер» сорвался в пропасть, – объяснил ей пилот. – Кен едва не погиб.
– Он ранен?
– Цел. Страху натерпелся, но жив-здоров. Теперь им придется идти пешком. А дорога не из легких.
– Но они доберутся до места?
– Они полагают, что да. Через два часа они снова свяжутся со мной.
– А как с инструментом?
– С ним все в порядке. Они успели выгрузить из машины весь багаж, прежде чем попытались преодолеть самый трудный участок.
– Как же они вернутся?
– Придется лететь за ними. Ничего другого не остается. Машина будет перегружена, но справимся.
Облегченно вздохнув. Гея оперлась спиной о дерево.
– Так что ничего страшного не произошло. Придется топать пешком, только и всего.
– В такую жару это будет нелегко.
– Ничего, пусть эта толстая горилла порастрясет свой жир. Ты умеешь ощипывать дичь, Гарри?
– Нет. А ты?
– Я тоже. Так что на цесарок не придется охотиться. Позавтракаем бобами с ветчиной. – Она поднялась на ноги. – Хочу еще раз искупаться. Пойдешь со мной?
– Эта тройка меня беспокоит. Гея, – произнес молодой человек, помолчав.
– Сходим выкупаемся – и забудешь про них. Все равно мы ничем не можем им помочь.
Гея сходила в палатку за полотенцами, и под палящими лучами солнца оба направились к водоему.
Напрасно он так пристрастился к пиву, думал Феннел. Неровная, каменистая тропа, жаркое солнце, темп ходьбы, заданный Кеном, – все это напоминало ему о том, в какой плохой форме он находился. Ремень сумки с инструментом больно резал плечо. По лицу ручьями лился пот, отчего потемнела рубашка. Медвежатник тяжело дышал.
По его расчетам, прошли они не больше шести километров. По словам Кена, до резиденции Каленберга было тридцать. Осталось еще целых двадцать четыре! Феннел заскрипел зубами. Он был уверен, что с такой сумкой ему не добраться: с каждым шагом инструмент становился все тяжелее. Кроме того, он еще нес и свой рюкзак.
Прежде чем продолжить путь, они решили оставить спальники и дробовик. Кен нес винтовку и собственный рюкзак, Темба – рюкзак, набитый провизией, и пятилитровую канистру с водой.
Феннел шел с трудом, едва волоча ночи. Хотелось спрятаться в тени, но вдоль узкой тропинки не было ни деревца. Он испытывал жажду и с сожалением подумал о пиве, которое пришлось оставить. Лю было хотел захватить его с собой, но, когда Кен сказал, что он не возражает, если пиво понесет сам Феннел, отказался от своего намерения.
Лю остановился, чтобы вытереть заливаемые потом глаза. Ему стало обидно, когда он увидел, что его спутники, которые ушли далеко вперед, идут и переговариваются между собой как ни в чем не бывало.
Оглянувшись назад, Кен остановился. Темба продолжал идти, но, сделав несколько шагов, остановился и он.
Феннела обуяла злость. Тяжело ступая, он догнал своих товарищей. Однако взгляда на лицо толстяка было достаточно Кену, чтобы понять: он будет для них обузой. Темба тоже понял это и, поставив на землю канистру с водой, что-то сказал Феннелу, но тот ничего не понял.
– Он сказал, что понесет твою сумку с инструментом, если ты возьмешь канистру.
Феннел ответил не сразу, но он знал, что сумка стала слишком тяжела для него.
– А почему он думает, что ему будет легче? – спросил медвежатник, охотно опустив инструмент на землю.
– Он не стал бы предлагать тебе свою помощь, если бы не был в этом уверен, – отозвался Кен. В это время Темба вскинул сумку и надел ее через плечо.
Помолчав, Феннел сказал:
– Передай ему спасибо. А то такая тяжесть, черт бы ее побрал.
Феннел поднял канистру, и все трое продолжили путь. Спутники Лю замедлили шаг, чтобы он не отставал.
Следующий час пришлось карабкаться кверху. Подъем измотал Феннела, но он продолжал идти, тяжело дыша и злясь на себя за то, что не мог состязаться с приятелями, легко переносившими испытание.
– Может, попьем? – задыхаясь, произнес он. Но вода оказалась теплой, к тому же Феннел воду не переваривал.
– Через десять минут, – произнес Кен, посмотрев на часы, – свяжемся с Гарри. После этого сделаем привал.
– Этот парень, должно быть, в рубашке родился, – проворчал Лю, взяв канистру. – Не догадывается, как ему повезло.
Все трое продолжили путь, а в 13.00 сошли с тропы и спрятались в тени. Кен радировал Гарри и сообщил ему, где они находятся.
– До места доберемся в 18.00, – доложил он и прибавил, что идти стало тяжело.
Гарри сочувственно хмыкнул, сказал, что в 15.00 будет ждать очередного сеанса связи, и выключил рацию.
Отдохнув с полчаса, путники шли еще в течение часа, после чего Кен сказал, что пора перекусить. Отойдя в сторону от накаленной солнцем дороги, все трое уселись в тени деревьев. Темба открыл консервированный паштет и тушеные бобы.
– Далеко еще идти? – спросил Феннел с набитым ртом.
– Еще шесть километров, потом окажемся в джунглях, – справившись у Тембы, ответил водитель.
– Спроси его, не устал ли он нести мою сумку.
– С ним все в порядке. Можешь не беспокоиться.
– Все равно спроси! Сумка черт знает какая тяжелая!
Кен обратился к туземцу, тот улыбнулся и покачал головой.
– Чернокожие привыкли нести бремя белых, – произнес Кен, стараясь сохранить серьезное выражение лица.
– Хорошо, я согласен, – удивленно посмотрев на Кена, отозвался медвежатник. – Он лучше меня.
– Да брось ты, а не то я расплачусь.
– Придет и мое время, – с кислой миной отозвался Феннел. – Вы и ходите как заведенные, и ориентируетесь в джунглях, но вы должны увидеть, как я делаю свое дело.
Кен протянул ему пачку сигарет, и оба закурили.
– Как думаешь, он дает ей прикурить? – внезапно спросил Феннел. Как только он забывал о тяготах походной жизни, то думал о Гее.
– Кто кому и что именно дает? – вежливо спросил медвежатника Кен.
Помолчав, Феннел пожал плечами.
– Да я так просто, – ответил он.
Час спустя они снова связались с Гарри и снова сообщили ему о том, сколько прошли. Затем, сойдя с горной дороги, углубились в джунгли. Хотя было жарко, но, очутившись в тени, путники смогли ускорить шаг.
Первым шел Темба, за ним – Кен и Феннел. Тропинка среди низкорослых кустов была настолько узка, что пришлось идти гуськом. С ветки на ветку прыгали обезьяны, наблюдая за непрошеными гостями. Крупный олень, стоявший на самой середине тропы, в тот самый момент, когда путники огибали разросшийся куст, бросился в лес, ломая ногами сучья, чем напугал Феннела.
Пришлось все время смотреть вперед, чтобы не напороться на длинные, острые шипы растений, поэтому ни один из путников не знал, что за ними следят. Высоко на суку сидел верзила зулус, все облачение которого состояло лишь из шкуры леопарда. В правой руке он держал портативную рацию. Дождавшись, когда трое удалятся, он тотчас же сообщал об этом по радио. Сообщение принимала Миа, секретарь Каленберга, которой было приказано поддерживать связь с двумя десятками наблюдателей-зулусов, докладывавших о всех передвижениях незнакомцев по владениям их хозяина.
С той самой минуты, как трое чужаков вошли в джунгли, их ни на секунду не выпускали из поля зрения зулусы, спрятавшиеся в кустах или высоко на деревьях.
Миа стенографировала доклады зулусов, затем передавала записи Хо-Ду, которая расшифровывала и перепечатывала их на машинке, чтобы тотчас вручить их Каленбергу.
Каленберг получал огромное удовольствие от игры. История с «лендровером» была описана и передана ему. Теперь инвалид знал, что все трое находятся в его владениях.
– С банту можно не церемониться, – сказал он, обращаясь к Таку. – Отдай приказ убрать его, если представится такая возможность. Похоже, он у них за проводника, так что едва ли остальные двое отыщут без него дорогу назад.
Взяв в руки портативную рацию. Так что-то негромко сказал в микрофон. В это время путники добрались до поляны, и Кен предложил устроить короткий привал. Расположившись в тени, все поочередно выпили воды.
После того как Кен поговорил с Тембой, тот показал в сторону узкой тропинки, которая исчезала в густых зарослях.
– Эта тропа ведет прямо к дому Каленберга, – объяснил медвежатнику Кен. – Не заблудимся. Тембу оставим здесь, а дальше пойдем одни. Если сумеем выбраться оттуда, не хочу, чтобы он был замешан в наши дела. После того как закончим работу, мы его заберем с собой, и он проводит нас назад. Хорошо?
– А ты уверен, что мы доберемся до дома Каленберга без него?
– Пойдем, не сворачивая, по тропинке. Она приведет нас к особняку.
– Хорошо. – Феннел взглянул на часы. – Сколько нам идти?
– Часа два. Сейчас отправляемся. Будем поблизости от его дома еще до наступления темноты.
Что-то буркнув, медвежатник поднялся на ноги. Кен снова что-то сказал Тембе. Тот улыбнулся и кивнул.
– Захватим с собой немного еды. Вода у меня есть, – обратился к Феннелу Кен. – Тебе снова придется тащить свой инструмент.
– Хорошо, хорошо. Не калека же я. Негр положил несколько банок консервов в рюкзак Кена.
– Все остальное придется оставить здесь, – проговорил Кен, надевая рюкзак. – Винтовку тоже. – Попрощавшись за руку с Тембой, он сказал ему по-бурски:
– Мы вернемся послезавтра вечером. Если через четыре дня нас здесь не будет, возвращайся домой.
Феннел подошел к Тембе. С несколько смущенным видом он показал на тяжелую сумку, затем, криво улыбнувшись, протянул негру руку.
Шагая в ногу с Кеном, Лю произнес:
– Я был не прав насчет него. Хороший он мужик.
– Всем нам свойственно ошибаться, – лукаво улыбнулся Кен, посмотрев на Феннела. – Похоже, что и я был несправедлив к тебе.
Темба проводил взглядом своих недавних спутников, которые вскоре скрылись в зарослях, и принялся собирать хворост для костра. Он разожжет его, как только начнет темнеть. Негр любил одиночество и в джунглях всегда чувствовал себя как дома. Ему было немного любопытно, почему оба белых ушли без него, но он решил, что это не его дело. За его услуги как проводника платят ему хорошо. Кен дал ему столько денег, что, вернувшись в Дурбан, он сможет купить себе небольшой автомобиль. В Дурбане Темба снимал бунгало, в котором жили его жена и сын. Виделся с ними он редко, потому что постоянно работал в разных заказниках, но теперь раз в две недели он станет приезжать домой на выходные. Он всегда мечтал об этом.
Возле дерева, где он сложил имущество, образовалась целая груда хвороста. Но он снова отправился в лес за сухими сучьями.
Неожиданно Темба замер. Неподалеку от себя он , услышал какой-то звук. Зашелестели листья деревьев. Кто же это может быть? Бабуин? Темба застыл на месте, вглядываясь в том направлении, откуда послышался звук.
Сзади него из-за кустов поднялся зулус, накинувший на широкие плечи леопардовую шкуру. На широком наконечнике его копья сверкнуло солнце. Взмахнув громадной черной рукой, он со страшной силой метнул смертоносный снаряд, который угодил прямо в спину Тембе.
Высоко в вечернем небе кружили шесть стервятников.
Глава 7
– Там, справа, – неожиданно произнес Гарри. Гея приникла к иллюминатору. Вертолет летел над густой порослью джунглей, но в тот момент, как пилот наклонил машину, джунгли разом кончились, и взору молодой женщины предстали целые акры зеленых лужаек, зеленые бетонные дорожки и огромные цветочные клумбы, которые сделали бы честь любому ботаническому саду. За лужайками полукругом изгибался одноэтажный особняк длиной метров семьдесят. В двухстах метрах от дома возвышалось множество бунгало с соломенными крышами и выбеленными стенами. В них, решила молодая женщина, жила прислуга.
– Ну и домище! – воскликнула она. – А какая необычная форма! А что, если нужно пройти по всему дому из одного конца в другой, да несколько раз на день?
– Может, они катаются на роликах, – предположил Гарри. – Дом действительно велик. – Он сделал еще один круг над особняком. Сверху можно было увидеть плавательный бассейн, террасы, зонты от солнца и шезлонги. – Давай-ка спустимся. Ты нервничаешь?
– Ничуть, – покачала Гея головой и улыбнулась. – Просто возбуждена. Интересно, удастся ли нам проникнуть в дом.
– Это зависит от тебя, – отозвался пилот. В эту минуту он заметил посадочную площадку и ангар. Спустившись пониже, увидел трех зулусов в белых хлопчатобумажных одеждах, которые удивленно разглядывали вертолет.
Он приземлился недалеко от них. Отодвинув назад дверь, увидел джип, отъехавший от особняка. За рулем машины сидел зулус, рядом с ним – белый в сером костюме.
– А вот и депутация встречающих пожаловала, – заметил Гарри, спрыгивая на землю. Протянув пилоту фотокамеру «роллейфлекс» и футляр от камеры, Гея спустилась вниз, на площадку.
Выйдя из джипа. Так направился к гостям. Оставив Гарри одного, Гея шагнула ему навстречу.
– Я Гея Десмонд, фотокорреспондент журнала «Мир животных», – представилась она, протягивая руку.
Внимательно посмотрев на молодую даму, Так решил, что в жизни она гораздо миловиднее, чем на фотографии. Взяв ее руку, он слегка наклонил голову.
– Прошу прощения за неожиданный визит, – продолжала Гея. При виде этого рослого мужчины она сразу же почувствовала к нему недоверие и неприязнь. – Я лечу в заповедник «Уоннок», однако, увидев этот великолепный особняк, не могла устоять перед соблазном зайти к вам в гости. Если мне этого делать не следовало, скажите, и я сейчас же вас покину.
– Ни в коем случае, мисс Десмонд, – елейным голосом проговорил Так. – Такие симпатичные гости у нас бывают слишком редко. Раз уж вы здесь, то надеюсь, что вы позавтракаете с нами.
– Вы очень любезны! Мы охотно принимаем ваше приглашение, мистер… – Она вопросительно посмотрела на высокого мужчину.
– Джулио Так.
Гея повернулась к вертолетчику, который подошел к ним:
– Мистер Так, это Гарри Эдвардс, мой пилот. Так снова поклонился.
– Мистер Так был настолько любезен, что пригласил нас на завтрак.
Гарри пожал помощнику Каленберга руку. Он тоже не понравился ему.
– Дом просто прелесть и находится в полной изоляции от внешнего мира! Я даже не поверила своим глазам, когда увидела его. Он давно у вас, мистер Так?
– Дом мне не принадлежит, мисс Десмонд. Его владелец мистер Макс Каленберг.
– Миллионер? – широко раскрыв глаза, переспросила его Гея. – Тот самый мистер Макс Каленберг?
– Совершенно справедливо, – ответил Так, пряча усмешку в темных глазах.
– Но я слышала, что он живет отшельником! – продолжала молодая женщина. Наблюдая за ней, Гарри решил, что она убедительно играет свою роль. – Мы лучше покинем вас. Не станем его беспокоить.
– Вы никого не обеспокоите. Мистер Каленберг вовсе не отшельник. Я уверен, что он будет рад познакомиться с вами.
– Нельзя ли будет сфотографировать дом? Я также являюсь внештатным фотокорреспондентом журнала «Лайф». Это была бы находка для журнала.
– Вы должны спросить разрешения у мистера Каленберга. К чему стоять на солнце? – Так сделал шаг к джипу. – Я доставлю вас в его резиденцию.
Гея и Гарри сели на заднее сиденье, Так – рядом с водителем. Сделав разворот, зулус покатил по дороге.
Спустя несколько минут новоприбывших проводили в гостиную, соединенную высокими, от самого пола, стеклянными дверьми с украшенной цветами террасой, где был устроен большой плавательный бассейн. Роскошь помещения поразила Гарри, не видевшего ничего подобного, и даже произвела впечатление на Гею, которой доводилось в свое время побывать во многих богатых домах.
– Не соизволите ли подождать здесь, а я тем временем доложу мистеру Каленбергу о вашем прибытии.
Неслышными шагами вошел зулус в белой одежде.
– Выпейте чего-нибудь, пока ждете, – продолжал Так, после чего удалился.
Встав за стойку бара, зулус в ожидании замер.
Они заказали два джина с тоником, после чего вышли на террасу.
– Не нравится мне этот тип, – едва слышно проронил Гарри. – В нем что-то неприятное…
– Мне тоже. При его виде как-то жутко становится. Похож на живого мертвеца.
– А тебе не кажется, что мы проникли сюда чересчур просто? – продолжал пилот, пододвинув плетеное кресло к даме, а затем сел и сам.
– Это благодаря моему обаянию, – улыбнулась Гея. – Привидения находят меня неотразимой. Как только мистер К, узнает о нашем появлении, нас, вероятнее всего, вытолкают взашей. Этот Так, думаю, его мажордом или же секретарь.
Зулус принес напитки и пару тарелок с восхитительными на вид канапе, после чего молча удалился.
– Не жизнь, а рай! – вздохнула молодая женщина. – Я в восторге от этого особняка. А ты не хотел бы иметь такой же?
– Нет, – помотал головой ее спутник, пригубив из бокала. – Мне бы что-нибудь попроще. Слишком уж тут много роскоши.
– Вовсе нет! – возразила Гея, откусывая крекер с икрой. – По-моему, здесь просто чудесно.
Оба успели съесть почти все канапе и допить свой джин с тоником, когда снова появился Так.
– Мистер Каленберг счастлив вашему появлению у него в доме, мисс Десмонд, – сказал он. – К сожалению, он занят телефонными переговорами и другими делами и освободится лишь к вечеру. Вы могли бы остаться?
– Вы хотите сказать – остаться на ночь? – спросила Гея, взглянув на бледное лицо секретаря.
– Разумеется. Именно это и предлагает мистер Каленберг.
– Но у меня нет с собой белья.
– Это не проблема.
– Как любезно! Вы не спрашивали у него, могу ли я сделать несколько фотографий?
– Думаю, было бы лучше, – покачал головой Так, – если бы вы сами обратились к нему с этой просьбой, мисс Десмонд.
– Хорошо. Итак, мы остаемся. Весьма любезно со стороны мистера Каленберга.
– Он с удовольствием окажет вам свое гостеприимство. – Взглянув на часы. Так добавил:
– Завтрак подадут через час. Может быть, вам будет угодно переодеться?
– Вам тоже не во что переодеться, мистер Эдвардс? – спросила Гея, поднимаясь с кресла.
– Кроме того, что на мне, у меня ничего нет.
– Мы это уладим. – Повернувшись к Миа, которая вышла на террасу. Так произнес:
– Это мисс Дас. Она позаботится о вас обоих. Прошу меня извинить, – добавил он и, коротко кивнув, ушел.
– Прошу за мной, – проговорила Миа. Она двинулась через гостиную к широкому коридору, уходившему куда-то вдаль. Неподалеку стояла электрическая тележка наподобие тех, на каких возят снаряжение для игры в гольф. Индианка села за руль, гости – на сиденье сзади.
– Коридор настолько длинный, – улыбнулась девушка, повернувшись к своим пассажирам, – что приходится пользоваться таким вот видом транспорта.
– А я-то думала, как вы добираетесь с одного конца здания в другой? – отозвалась Гея. – Решила, что ноги стереть можно от такой ходьбы.
Тележка бесшумно катилась мимо множества закрытых дверей и вскоре остановилась в дальнем конце.
– Здесь крыло для гостей, – сказала Миа. Подойдя к одной из дверей, открыла ее. – Входите, пожалуйста.
Все трое вошли в узкую и длинную комнату, которая была со вкусом обставлена и выходила на террасу, где также находился бассейн и бар.
– Вы найдете здесь все, что вам понадобится, – продолжала индианка. – Ваш завтрак будет подан на террасу в 13.00. Здесь ваша спальня, мисс Десмонд. – Пройдя комнату, девушка открыла дверь. – Я пришлю вам служанку помочь вам одеться. Я подумала, что проще всего было бы предложить вам одно из моих сари. Вы не возражаете?
– Напротив. – Остановившись в дверях. Гея заглянула в спальню. Комната была восхитительна и отделана бледно-голубым. Роскошная кровать, комоды и шкафы, большой туалетный столик, уставленный различными кремами, флаконами с различными средствами для ухода за кожей и волосами, плоская серебряная коробка с набором для макияжа. Оглядевшись вокруг. Гея увидела огромное зеркало, висевшее перед кроватью, что в два раза увеличивало помещение. В ванной чего только не было: и лампа для искусственного загара, и фен, с помощью которого можно было обойтись без полотенца, и вибромассажер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
загрузка...


А-П

П-Я