https://wodolei.ru/catalog/unitazy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Лариска и Иван с головой погрузились в чтение, а я принялась бесцельно пялиться в иллюминатор. Далеко внизу пестрили разноцветные лоскутки полей, изрезанные местами тонкими ниточками рек и автомобильных дорог. Погода нам благоволила: лишь изредка под крылом проплывали невесомые перышки облаков.
Мои мысли хаотично блуждали по дальним закоулкам мозговых извилин. Куда бегу? Как я, взрослая образованная женщина, позволила втравить себя в подобную авантюру? То, что отъезд спасет мою шкуру, весьма сомнительно. Зато общая ситуация в мое отсутствие вполне может ухудшиться. Вдруг налоговики нароют в бухгалтерских документах что-то серьезное? Да и дело Киселевой пока не закрыто. Стараниями Иевлева папу могут взять под стражу в любой момент. Хотя в нынешней ситуации связать нашу компанию с депутатом Верещагиным весьма проблематично. А ведь через нас топить собираются именно его. Но кто знает…
Между тем одинокие перышки облаков в иллюминаторе сменились крупными хлопьями сахарной ваты.
От сладких детских воспоминаний мне стало совсем скверно, и, немного поколебавшись, я заказала себе коньяк. Иван с Лариской, разумеется, тут же поддержали мое начинание, и вскорости жизнь приобрела более радужные оттенки, а еще через пару часов мы провалились в царство Морфея.
Лос-Анджелес встретил нас несусветной жарой. Я, разумеется, предполагала, что во второй половине июля в Калифорнии достаточно знойно, но такой кошмар мне даже не снился. Какой, интересно, шутник придумал назвать столицу штата городом ангелов! Что до меня, то ему куда больше подошло бы название Лос-Девилос, поскольку только дьяволы могли по собственной воле и без принуждения поселиться на раскаленной сковородке в пышущем жерле вулкана. Двадцать-тридцать минут на открытом солнце — и никакая больница не откачает.
А ведь это не просто город, здесь расположено сердце американской мечты. Вовсю «кочегарит» мощнейшая киношная индустрия, гордо именуемая Голливудом. Вспыхивают звезды первой и не самой первой величины. Может быть, всему виной свирепые солнечные лучи? Не исключено, что именно они разжигают легендарное звездное пламя.
В аэропорту нас встретил Борис. Он является сыном от первого брака второго мужа двоюродной сестры Ивановой мамы. Или что-то в этом роде. Родство, разумеется, весьма шапочное, но в детстве и юности Иван с Борисом были очень дружны. Они вместе увлеклись когда-то компьютерной техникой, вместе поступили в политех. Потом их дорожки разошлись по разные стороны океана, но сегодня Борис, как и Иван, имеет собственную компьютерную фирму, процветающую во всех отношениях. Правда, специализируется она не на банковском обеспечении, а на компьютерной графике для местной киноиндустрии. Налаженный бизнес позволяет иметь шикарную виллу на побережье и обширные связи, благодаря которым Иван надеется заключить контракт на поставку каких-то специфических программных разработок.
Загрузившись в комфортабельный салон новенького спортивного «Форда», мы, вкусившие несколько минут пребывания на солнцепеке, пришли к выводу, что кондиционер является наиценнейшим изобретением человечества.
На вилле, расположенной прямо на берегу океана, нас поджидала жена Бориса, Синтия, неприметная миниатюрная американка перуанского происхождения. Не знай я, что ее родители родом из Перу, запросто приняла бы ее за изможденную солнцем уроженку Средней Азии.
Лариска тут же взахлеб принялась нахваливать хозяйские хоромы. Я бы и сама с удовольствием присоединилась к восторгам, поскольку вилла действительно радовала глаз и внешним видом, и внутренним убранством, но с собственным мнением пришлось повременить. Дело в том, что моя подруга и в школе, и в институте изучала немецкий. Ее словарный запас английских слов ограничивается «тейблом» и «хеллоу». А поскольку бурные эмоции поперли из нее неиссякаемым словесным потоком, я была вынуждена изо всех сил напрягаться, чтобы успевать доносить ее красноречие до Синтии.
Нам выделили две огромные спальни на втором этаже с видом на океан, и мы взялись распаковывать вещи, а после ланча с удовольствием насладились плаванием в бассейне и отдыхом на тенистой террасе.
Иван с Борисом ударились в воспоминания о детстве. Мы же с помощью Синтии попытались наметить нашу культурную программу. Честно говоря, я бы с удовольствием провела две недели, дефилируя между бассейном и спальней, оснащенной навороченным кондишионом. Ну максимум пару раз, наплевав на зной, прогулялась бы двести метров к океану, дабы окунуться в соленые воды.
Но подруга подошла к составлению планов нашего отдыха самым что ни на есть основательным образом. Мы обязательно должны съездить в Сан-Франциско и Сан-Диего. Также следует заскочить в Санта-Барбару, поскольку Ларискина бабушка пересмотрела когда-то практически все серии одноименного сериала. Еще нельзя забыть про студию «Парамаунт» и Голливудские холмы. А еще магазины, рестораны, ночные клубы и прочие соблазны, которыми с готовностью искушала нас хозяйка дома. В отличие от меня, настроенной на тихое времяпрепровождение, Лариска желала крутого резвежа. Мне с огромным трудом удалось отговорить ее от поездки в Лас-Вегас. Во-первых, потому что столица всемирного азарта находится на значительном расстоянии от Лос-Анджелеса, а во-вторых, зная необузданную натуру подруги, не хочется, чтобы Иван покинул Штаты без штанов. Когда-то давно я уже имела печальный опыт посещения казино на пару с Лариской. Тогда мне пришлось оттаскивать ее от рулетки почти за шиворот, но наличных денег мы все равно лишились полностью.
Как бы там ни было, Лариска расписала практически по часам все дни нашего пребывания в Калифорнии. Причем составленная ею программа напрочь не состыковывалась с наполеоновскими планами Ивана. Кажется, наш великий компьютерщик вознамерился завязать с помощью Бориса деловые контакты по всему тихоокеанскому побережью.
Синтия тоже не могла заниматься нашим экскурсионным обслуживанием, поскольку работала ведущим дизайнером в компании мужа и держала под контролем весь творческий процесс. Поэтому уже на следующий день мы с подругой, получив в распоряжение автомобиль и подробную карту региона, бросились в свободное плавание.
Дни полетели чехардой, унося с собой метры фотопленки, километры фривеев и сотни хрустящих зеленоватых купюр с портретами американских президентов.
Когда мы кружили на авто по улочкам Беверли-Хиллз, пытаясь разглядеть сквозь ограды и густые зеленые насаждения виллы знаменитостей, мне припомнилась Ани Караюшкус, обитавшая где-то поблизости. Искушение было велико, но я решительно отбросила глупую идею. Какой смысл без толку теребить тупиковую ветвь моего расследования?
Общее же впечатление о Соединенных Штатах напрочь развеяло мои эфемерные иллюзии относительно страны всеобщего благоденствия, разнузданной демократии и неограниченных возможностей. Редкие уголки абсолютного благополучия с изящными домиками и ухоженными газонами перемежаются здесь с задрипанными многоэтажными микрорайонами, а умопомрачительные небоскребы диссонируют с колченогими пластиковыми столиками придорожных фаст-фудов. Демократия выражается в том, что любой человек может с полным правом примостить картонную коробку возле мусорника в замызганном квартале и жить в ней, объявив внутреннее пространство территорией суверенного государства. А неограниченные возможности представлены в основном товарным изобилием, к которому можно приобщиться в пределах твердоконвертируемых средств на пластиковой карточке.
Но самое большое впечатление произвели на меня сами люди. На улицах и в общественных местах с трудом удается отыскать чисто белые, чисто черные, чисто желтые или чисто краснокожие лица. История страны определила невероятную солянку рас, культур и религий. Причем «чистокровные» мулаты, метисы и креолы здесь тоже большая редкость. Как, спрашивается, определить расовую принадлежность болтливого бармена из прибрежного ресторана, отец которого — темнокожий индус, а мать — уроженка Новой Зеландии, ставшая в свою очередь плодом любви аборигенки и португальского матроса? К сожалению, такие хитросплетения внешней красоты генофонду нации не прибавляют. По моему мнению, американцу достаточно иметь просто относительно правильное европейское или африканское лицо, и он уже обречен на звездную карьеру в кино или в модельном бизнесе. Главное — не ожиреть от калорийной пищи и пассивного образа жизни. Но даже такая малость удается немногим.
Впрочем, мои размышления ничуть не омрачали наш отдых. На виллу Бориса мы приезжали, как правило, под утро едва живые от усталости. Лариска тут же заваливалась спать, а я звонила родителям, благо, десятичасовая разница между нашим и лос-анджелесским временем позволяла это делать. Затем подключалась к Интернету и проверяла электронную почту. От Верещагина новых посланий не поступало. Зато Марина, как мы и договаривались, присылала мне ежедневные отчеты. Но и они не содержали ничего экстраординарного. В том смысле, что никаких покушений не случалось, чего нельзя сказать о курьезных ситуациях.
Для начала на пороге моего загородного дома с официальным дружественным визитом появился незнакомый мужчина, нагруженный букетом цветов и огромным тортом. Марина растерялась, но, взяв себя в руки, решила играть мою роль до конца. В ответ на замечание незнакомца относительно некоторых перемен во внешности она спела песенку про радикальную смену имиджа, намекнув на помощь пластической хирургии. Эту песенку Никита Когтев, решивший не ждать у моря погоды и осчастливить меня своим визитом, запросто проглотил вместе с куском торта. После чего у них экспромтом случился бурный роман, который теперь имеет шансы перерасти в серьезные отношения. Во всяком случае, молодые люди уже побывали в опере и покатались на катере. Интересно, как я потом буду объясняться с Никитой?
Мой водитель Пашка тоже явился, не запылился. Я совсем позабыла, что сразу после аварии дала ему команду заняться страховкой и ремонтом «Мазды». Пашка же заявился в коттедж без предупреждения.
В результате через пять минут он, переменившись в лице, слег на диван в гостиной, потребовав вызвать врача. Бедняга уверился, что у него начались зрительные и слуховые галлюцинации. Марине ничего не оставалось, как по большому секрету признаться ему в подмене, поскольку вид у водителя был такой, что девушка всерьез озаботилась его психическим здоровьем.
Естественно, не мог не объявиться и Генка. Правда, он не приезжал, а просто позвонил и, не учуяв по голосу подвоха, рычал что-то про сотрясение мозга и требовал совместного похода в ЗАГС для подачи заявления о разводе. Марине едва удалось уговорить его немного отодвинуть во времени сие знаменательное событие.
Но хуже всего дело обстояло с Бандитом. Возможно, он решил, что я бросила его насовсем, и всерьез обиделся, а возможно, у него к Марине возникла какая-то глубоко личная неприязнь, но котяра отнесся к новой жиличке без должного уважения. Уж что-что, а чуткий бандитский нос не обманешь ни россказнями про смену имиджа, ни намеками на пластическую хирургию. Отсутствие уважения с его стороны выразилось в том, что кот, ранее культурно справлявший естественные надобности во дворе, теперь с ослиным упорством принялся метить Маринины вещи. И вот ведь стервец, на мою одежду, которую девушка надевает, покидая коттедж, он не гадит, строго вычисляя исключительно личную собственность Марины: обувь, нижнее белье, ночную рубашку… Ни попытки ублажить Бандита мясом, ни попытки его наказать эффекта не возымели. Девушка лишилась доброй половины вещей, а оставшиеся вынуждена надежно прятать по шкафам. Но даже это не главное. Котяра выжил телохранительницу из моей спальни. В первую же ночь, когда она собралась лечь на кровать, он вцепился зубами в ее лодыжку, после чего ощетинился и занял оборонительную позицию на постели, издавая угрожающее шипение. В результате Марине пришлось обустраиваться в одной из гостевых комнат.
Я всегда мечтала завести сторожевую собаку, но даже представить себе не могла, что у меня в доме заведется сторожевой кот. Причем сторожит он мою спальню почему-то выборочно. Помнится, в недавнем прошлом ничто не мешало ему обжиматься на моей кровати с похмельным Генераловым. Или это у него так выражается классическая мужская солидарность? Как говорится, рыбак рыбака…
Мой день рождения праздновали с особым размахом. По этому поводу Иван и наши гостеприимные американские хозяева даже побросали все свои неотложные дела. Начали мы, естественно, чинно и благородно в умопомрачительно дорогом итальянском ресторане, но уже через пару часов все благополучно загрустили под звуки «живого» камерного квартета. Не знаю, как у кого, а у меня от визга смычковых инструментов всегда возникает искушение затосковать на собачий манер, проще говоря, завыть. К тому же от эксклюзивного сухого вина у Ивана и у Бориса началась изжога. Поэтому предложение съездить в более оживленное местечко для продолжения банкета было принято всеми на «ура».
Оживленным местечком, приглянувшимся нашим мужчинам, оказался, к моему удивлению, стриптиз-клуб. Правда, это заведение не имело ничего общего со злачным кабаком, где целлюлитные дамы бальзаковского возраста трясут телесами под пьяное улюлюканье «синих воротничков». Этот клуб был дорогим, и выступление на сцене с полным основанием можно назвать шоу-программой, в которой танцоры-мужчины принимали участие наравне с хорошенькими партнершами. Поэтому в зале присутствовала публика обоих полов.
Пресытившись кисло-терпким вином еще в ресторане, мы все заказали водку, за исключением Синтии, которая предпочла испанский вермут. Где уж ей, урожденной перуанке, понять ностальгический порыв славянской души?
Впрочем, посетители за соседними столиками тоже не скучали, а исправно прикладывались к горячительным напиткам для поддержания тонуса. В результате после десяти начались резвые танцы вокруг сцены, а ближе к одиннадцати отдельные, особо раскрепощенные граждане стали позволять вытаскивать себя на сцену, где танцоры живо раздевали их до нижнего белья под довольные аплодисменты собравшихся. В какой-то момент мне едва удалось удержать Лариску. Но не то чтобы я сильно переживала за моральный облик подруги. Если бы мы были с ней вдвоем, то я сама бы с удовольствием поддержала ее аплодисментами, но присутствие Ивана требовало бдительности. Неизвестно, как отреагирует его горячая полуабхазская кровь на подобные выкрутасы любимой женщины.
Зато наплясались мы вдоволь. В половине двенадцатого я валилась с ног и внесла предложение закругляться, которое решительно никто не поддержал. Похоже, компания решила отрываться до рассвета, и мне пришлось смириться с собственной участью.
Когда время приблизилось к полуночи, свет в зале неожиданно потух. Вместе со светом смолкла и музыка. Честно говоря, стало немного жутковато, темнота, хоть глаз выколи, и тишина гробовая. Все клиенты должно быть, как и я, опешили и оттого не решались издавать какие-либо звуки. Хочется верить, что электричество выключилось само, без заботливого распоряжения Усамы бен Ладена.
Вдруг откуда-то из-за сцены забрезжило робкое сияние, а спустя мгновение на середину зала выкатили огромный кремовый торт со свечами. Участники шоу-программы хором затянули «Happy Birthday». Их голоса тут же подхватила вся собравшаяся публика. На последних аккордах мелодии торт подкатили к нам, и под мелкую барабанную дробь из него вылетел практически голый юноша. Вся его одежда состояла из крошечного лоскута ткани, чисто символически прикрывавшего причинное место. Коллеги юноши молниеносно сорвали с нашего столика скатерть вместе со всеми тарелками и рюмками. И стриптизер, взлетев на эту импровизированную сцену, начал исполнять сольный танец. Танцевал он просто великолепно, срывая бурные овации возбужденной толпы.
Судя по вытянувшимся физиономиям Лариски и Синтии, стало ясно, что Иван с Борисом готовили сюрприз втихаря и расстарались при этом на славу. Сразу после сольного выступления стриптизера официантки разнесли по всем столикам объемистые запотевшие графины, а Борис громогласно толкнул мне здравицу. Растроганная публика, с энтузиазмом воспринявшая халявную водку, радостно повторила на бис «Happy Birthday». Я же от души мечтала поколотить заговорщиков, по вине которых мне пришлось оказаться в эпицентре всеобщего внимания. Надеюсь, у них хватило ума не презентовать мне мальчика из торта на всю ночь.
Усатый администратор вручил мне огромный мачете для разрезания торта. Сгорая от смущения, я покорно встала и сделала несколько шажков в сторону гигантского кремового лакомства, не заметив, что ремешок моей театральной сумочки зацепился за фигурную спинку Ларискиного стула. В то же время подруга, осознав торжественность грядущего момента, стремглав выхватила фотоаппарат, желая запечатлеть замечательное событие для потомков. Резкое движение ее стула с силой рвануло ремешок сумочки. Начав заваливаться назад, я попыталась удержать равновесие, отчаянно балансируя на каблуках. Но, несмотря на все старания, это мне не удалось, и я ухнулась физиономией прямо в бисквитно-кремовую массу.
К великому счастью, огромной нож в моих руках не зацепил никого из присутствующих. Кто-то заботливо попытался вытащить меня из торта. Как потом выяснилось, с правой стороны меня ухватил Иван, а слева пришел на помощь все тот же юный стриптизер, выдававший соло на столе. Мужчины одновременно потянули обмякшее тело в разные стороны, но тут же сообразили, что таким образом именинницу им не достать, и разом решили уступить друг другу право моего спасения. Если после первого падения я увязла в приторной массе по самые уши в прямом смысле этого слова, то после того, как меня дружно уронили, голова погрузилась в липкий кондитерский шедевр по самую шею.
Танцор сделал еще одну попытку извлечь меня из плена, но поскользнулся на желейном цветочке, упавшем с торта на пол, вследствие чего грохнулся аккурат поверх меня.
Конечно же, в конце концов, коллективными усилиями нас спасли. Но, удалив с глаз остатки крема и обретя наконец способность видеть, я с ужасом лицезрела, как из-за соседнего столика подхватилась пожилая чернокожая дама. Она в три прискока оказалась рядом и, издав восторженный вопль, лизнула крем на обнаженном плече стриптизера. И тут сработал небезызвестный стадный инстинкт… Прежде чем кто-либо из служащих клуба успел переварить ситуацию, толпа возбужденных клиентов, изрядно подогретых дармовой выпивкой, ринулась к нам, сметая на пути столы, стулья и декорации зала. Если бы охрана заведения не подоспела на помощь, профессионально орудуя резиновыми дубинками, меня и бедного парня наверняка зализали бы до смерти.
По дороге домой Ивану с Борисом пришлось выслушать от меня массу нелестных отзывов. Только таким безответственным типам могла прийти в голову безумная идея устроить для меня сюрприз в стриптиз-клубе. Ко всему еще таксист потребовал с нас дополнительную плату за химчистку салона, перепачканного кремом.
Разбудила меня Лариска в начале девятого утра и велела немедленно собираться.
— Че тебе не спится? — проворчала я, бросив взгляд на часы.
— Вставай немедленно, у нас по плану шопинг!
— Какой, к черту, шопинг, у меня голова раскалывается, и все тело гудит. Смею напомнить, меня вчера едва не затоптала обезумевшая толпа, пока вы вчетвером в сторонке рты поразевали.
— А ты хотела, чтобы еще и мы кинулись тебя затаптывать. Там же куча-мала была, — стала оправдываться подруга.
— Так хоть сегодня имей совесть и дай мне отлежаться, — потребовала я.
— Какое отлежаться? Мы же улетаем послезавтра, а я еще ничего не купила.
Вот барахольщица! Ее багаж, по моим скромным подсчетам, уже и так располнел на пару новых чемоданов. И это называется ничего не купила!
— Никуда я сегодня не поеду, — отрезала я и демонстративно накрыла голову подушкой.
— Ну и дрыхни себе, лежебока! Сама потом обзавидуешься моим обновкам. — Она унеслась, а я издала вздох облегчения: до вечера можно отдыхать спокойно. Раньше Лариска из магазинов ни за что не выберется.
Завтракала я уже в полдень. Затем немного поплескалась в бассейне, приняла пятиминутные солнечные процедуры — дольше под палящими лучами выдержать невозможно — и загрузилась во всемирную паутину. Мой электронный адрес был буквально напичкан посланиями. Приятели, отчаявшиеся до меня дозвониться, забросали поздравлениями через Интернет. Хорошо хоть я заранее догадалась предупредить Марину, и она не будет снимать дома телефонную трубку со вчерашнего дня вплоть до моего возвращения.
В ворохе поздравлений нашлось письмецо и от Оглоедова с Антониной. Помимо стандартных пожеланий всех благ, они сообщили, что дела в компании идут своим чередом, налоговая проверка завершилась, содрав лишь несколько мизерных административных штрафов за мелкие бухгалтерские погрешности. Новых подарочков в виде иных проверяющих инстанций на горизонте пока не видно. В квартиру Антонины уже завезли новую кухню и спальню, а доставку гостиного гарнитура ожидают со дня на день.
На закуску я оставила отчет Марины, из которого следовало, что никаких серьезных происшествий за минувшие сутки не произошло. Отсутствие плохих новостей — само по себе хорошая новость. Может, прав был Генералов, и никто на меня не покушался? Просто какой-то подвыпивший охламон решил таким образом поддать свежего адреналина. Погонял на джипе девку по лесной дороге и полностью удовлетворился. Хорошо бы так оно и было!
На всякий случай я проверила и подпольный электронный адрес, предназначенный для Верещагина. Там меня тоже поджидало послание. Депутат не был особо оригинален и сердечно поздравлял меня с днем рождения — откуда только узнал? — а также настаивал на личной встрече в самом ближайшем будущем. Интересно, что у него за дела ко мне накопились?! Наверняка неспроста решил пренебречь своей предвыборной конспирацией.
Распираемая любопытством, я отписала, что готова увидеться с ним на нейтральной территории в любой вечер, начиная с моего приезда.
Закончив разбирать почту, я подумала, что неплохо бы просмотреть отечественные новости. Отдых отдыхом, но не стоит отставать от жизни. А то вернемся домой и обнаружим военный переворот во главе с доморощенным диктатором. Дурачусь, конечно, но чем черт не шутит?
По счастью, у Бориса на клавиатуре имелся русифицированный шрифт. На сайте новостей информации было немерено. Я ковырнула наш регион, задала интересующий меня временной диапазон и ввела ключевые слова (название нашей компании). Поисковик такое словосочетание не нашел, о чем и доложил мне. Уже прекрасно. На фамилию Серебров реакции тоже не последовало. Стало быть, никто не раскручивает всерьез киселевское дело, иначе бы пресса не удержалась от комментариев. Фамилия Верещагина упоминалась в новостях несколько десятков раз. Я бегло пробежала все заметки и пришла к выводу, что все они не что иное, как пресловутый пиар, организованный предвыборным штабом самого депутата.
Последним словом, которое я вбила в поисковое окошко, был «мост». И тут меня ожидал капитальный облом. Система обнаружила семьдесят восемь объектов. В общем-то это неудивительно, все-таки «мост» имя нарицательное и может использоваться в самых разных вариациях.
Вооружившись терпением, я начала просмотр новостей. Тексты запестрили перед глазами. «…Мост между дружественными славянскими народами…», «…телевизионный мост, соединивший…», «…гражданин Ф. совершил попытку суицида, использовав для этого мост через обводной канал…», «…мост, разрушенный в весеннее половодье на правом притоке…», «…железнодорожный мост требует срочной реконструкции…»
На сорок третьем мосту я начала звереть. Безнадега, нужно бросать это грязное дело. Не с моим зрением сидеть целый день перед монитором. Я уже собралась щелкать мышкой на выход, но мое внимание неожиданно привлекла фотография трехэтажного строения, возникшая на экране компьютера вместе с сорок четвертым мостом. Что-то в этом здании показалось мне смутно знакомым. «…Следствию еще предстоит установить, кому понадобился этот сожженный мост в прошлое…» «Сожженный мост в прошлое» — это, скорее всего, образное выражение, но при чем тут следствие?
Я начала читать статью с самого начала.
«Двадцатого июля в подвале дома малютки номер три, где расположено помещение архива, произошло возгорание…»
Мне понадобилось три раза перечитать предложение, прежде чем до меня дошел смысл сухих официальных строчек. Вот почему снимок показался мне знакомым. Именно в это детское учреждение я наведывалась, пытаясь отследить судьбу детей Киселевой. Тогда после наезда на меня внедорожника я еще подумала, что Караюшкусу как раз и следовало начинать с уничтожения архивов в роддоме и доме малютки, если тот действительно стремится сохранить тайну рождения своей дочери. Выродок! Как он посмел! Ведь могли же пострадать дети!
Я жадно вперилась в экран. К моей великой радости, в статье говорилось, что сотрудники учреждения, почувствовав дым, успели вынести из помещения всех ребятишек еще до приезда пожарных. И сам пожар не нанес постройке серьезных повреждений, спасли надежные бетонные перекрытия фундамента. Сгинули в пламени лишь архивные материалы. Неисправность электропроводки как причина пожара практически исключалась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
загрузка...


А-П

П-Я