Достойный Водолей ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Услышав тихие шаги, я поднял голову.В дверях стоял Харджис. От его ледяного подозрительного взгляда я похолодел.— Что вам надо? — рявкнул я.— Я собирался задернуть шторы, сэр, — сказал он. — Но если я не вовремя…Не удостоив его ответом, я покинул комнату и направился к лестнице.Весь дом кишел шпионами. Я чувствовал себя словно в стеклянной коробке, где со всех сторон подглядывают.Я шел по длинному коридору к своей комнате. В коридоре было столько дверей, а я был настолько поглощен своими мыслями, что проскочил мимо нужной двери и остановился лишь тогда, когда уткнулся в тупик.Мысленно выругавшись, я повернул, чтобы проследовать назад, как вдруг заметил отходивший влево маленький коридорчик, в конце которого виднелась одна дверь.Во дворце Вестал было тридцать комнат, отведенных для гостей, но что-то подсказывало мне, что это не гостевая комната. Уж слишком удалена она была от ванных.Я взволнованно подумал, не может ли эта комната принадлежать Еве.Оглянувшись, я удостоверился, что никто за мной не шпионит, тихонько прокрался по коридорчику и, дойдя до незнакомой двери, остановился и прислушался.Сначала я ничего не услышал, потом до моих ушей донесся шорох. В комнате кто-то был. Я уже хотел было постучать, когда услышал характерный звук набираемого по телефону номера.Через мгновение послышался голос Евы:— Это ты, Ларри? — спросила она. — В четверг, как условились. Она устраивает вечер, поэтому я могу задержаться. Да вряд ли закончится раньше часа ночи. Встретимся в отеле «Атлантик» в семь. Тебе удобно?Молчание, потом она добавила:— Я считаю минутки, Ларри. Не опаздывай, дорогой мой.Опять молчание, потом легкий щелчок подсказал мне, что она положила трубку.Не помню, как я добрался до своей комнаты.Когда я пришел в себя, то сидел на кровати, обхватив голову руками. Меня трясло как в лихорадке.Состояние было такое, будто меня оглушили ударом дубины. * * * Когда последние дюймы магнитофонной ленты смотались с одной катушки на другую, Чед выключил магнитофон.Он бросил взгляд на наручные часы. Он проговорил, не останавливаясь, целый час. Отодвинув стул, он поднялся на ноги и потянулся.Полуденное солнце припекало еще немилосерднее, и в деревянном коттедже стало заметно жарче.Чед вытер пот с лица и рук, плеснул в стакан виски, добавил воды из-под крана и выпил.Отставив стакан в сторону, он посмотрел через плечо на мертвую женщину.Крупная муха медленно ползла по ее длинной стройной ноге. Муха доползла до колена, возбужденно зажужжала и закружила по комнате.Чед закурил сигарету и швырнул спичку в пепельницу, заполненную окурками.Потом не в силах побороть искушение подошел и дотронулся до безжизненной руки. Он старательно отводил глаза, чтобы не смотреть на лицо.Рука была прохладной на ощупь, но еще не затвердела. Неудивительно — в такой жаре, подумал он, поморщился и приблизился к окну.В конце песчаного пляжа виднелись строения Иден-Энда, милях в девяти от коттеджа. Дорога на Иден-Энд уходила вдаль от самого пляжа.Чед не опасался, что Ларри застанет его врасплох, но решил, что на всякий случай будет поглядывать на дорогу. Он был уверен, что раньше чем через час Ларри не приедет, но счел за благо не рисковать.Он потрогал тяжелый гаечный ключ, лежавший рядом на столе. Потом поднял и взвесил на ладони. Неплохое оружие. Чед замахнулся, удовлетворенно кивнул и положил на то же место.Он придвинул стол поближе к окну и поставил стул так, чтобы было видно дорогу, пока он диктует оставшуюся часть своего повествования.Он поставил на магнитофон катушку с чистой лентой, глотнул немного виски, нажал на кнопку записи, убедился, что обе бобины пришли в движение, и продолжил свой рассказ. Глава 11 Сейчас, вспоминая об этом, я нахожу ситуацию даже несколько забавной, хотя тогда мне было не до смеха.Вестал была влюблена в меня по уши и страшно боялась потерять меня. Я был по уши влюблен в Еву и страшно боялся потерять ее.Что-то забавное в этом все же было. Я заставлял страдать Вестал, а Ева заставляла страдать меня.Но у меня было преимущество по сравнению с Вестал. Немного оправившись от потрясения, после того как узнал, что Ева мне изменяет, я не на шутку разозлился. Я вовсе не собирался валяться у Евы в ногах и умолять, чтобы она меня не бросала. Я твердо намеревался выяснить, кто был ее любовник, как давно продолжалась их связь и насколько далеко они зашли. Я хотел помешать им и, если понадобится, вернуть Еву силой.Она должна была встретиться со своим Ларри в четверг, в семь часов вечера в отеле «Атлантик». Значит, история с матерью была сплошной выдумкой. Следовательно, если она могла встретиться с Ларри, она может найти возможность и для встреч со мной.Я решил заранее приехать в «Атлантик» и дождаться их там. А там — посмотрим. Прежде всего мне хотелось взглянуть на человека, заставлявшего Еву считать минутки до встречи с ним.Утром в четверг я предупредил Вестал, что могу немного задержаться в конторе, но успею к началу вечера. В двадцать минут седьмого я позвонил ей из конторы.— Извини, Вестал, но мне придется опоздать на вечер.— О, Чед! А почему?— Старый друг, с которым мы служили в армии, нагрянул нежданно-негаданно. Мы сто лет не виделись. Ты уж не взыщи. Вы вполне справитесь без меня.— Но ты можешь привести его к нам. Я же без тебя не…— Ничего, справишься. Он будет выглядеть белой вороной среди твоих гостей. Он был у нас сержантом, так что лексикон у него — сама понимаешь… Словом, в твою компанию не впишется. Я вернусь часов в одиннадцать. Если смогу, то раньше. До скорого, — я поспешно повесил трубку, чтобы не слышать ее протестов.В контору я приехал на ее «роллс-ройсе», поскольку с моим «кадиллаком» ковырялся Джо. А отель «Атлантик» находился в Иден-Энде, в двенадцати милях от Литл-Идена, так что без машины добраться туда было бы нелегко.Иден-Энд был раем для туристов. Кроме отеля в нем было множество кемпингов и бесчисленное количество пляжных коттеджей."Атлантик» был классическим любовным гнездышком. В нем останавливались любые парочки, зная, что вопросов в этом отеле не задают. Платите вперед — и получите номер, с багажом вы или без багажа, называетесь мужем и женой или нет. Снимаете вы номер на час или на год — дело ваше, администрация ни во что не вмешивается.Я и сам порой наведывался туда с Глорией, так что был неплохо осведомлен о тамошних правилах.Оставив «роллс-ройс» на стоянке в нескольких сотнях ярдов от отеля, я преодолел оставшееся расстояние по пляжу.Перед входом царило оживление. Многочисленные гости и туристы сидели за столиками под весело раскрашенными зонтиками.Я сел за угловой столик в тени раскидистого дерева поодаль от толпы и огляделся по сторонам в поисках Евы. Заметил я ее далеко не сразу.Я с трудом узнал ее. Тогда на площади Святого Марка, когда я впервые увидел ее без очков и с нормальной прической, она выглядела прекрасной и безумно желанной. Теперь она казалась еще красивее и желаннее. Она была в легком светло-голубом свитере и белой юбке. Свитер так облегал ее формы, что у меня дух захватило.При виде ее спутника все во мне закипело. Он был примерно моего сложения: крупный, мощный и широкоплечий. Волосы, правда, посветлее. Но, главное — он был моложе и привлекательнее, чем я. На нем были мешковатые темные брюки и поношенная спортивная куртка. Было непохоже, чтобы у него водились деньги, и от этой мысли во мне вспыхнула надежда.Я следил за ними примерно час.Ева оживленно говорила, тогда как Ларри был подавлен. Он явно слушал ее вполуха и время от времени подавлял зевок.Я вдруг сообразил, что он определенно томится. Потом мне пришло в голову, что, должно быть, я сам так выгляжу со стороны, когда мне надоедает Вестал.Чем больше я за ним наблюдал, тем больше убеждался в правильности своей догадки: он тяготился обществом Евы. То и дело, когда она не видела, он украдкой поглядывал на часы. Я также заметил, что Ева с видимым трудом поддерживает беседу, и почувствовал некоторое удовлетворение.Примерно в четверть девятого они встали из-за столика. Ева оставила под бокалом пятидолларовую бумажку.Ларри то ли не видел этого, то ли так было условлено, поскольку сам он даже не попытался позвать официанта и расплатиться по счету.Они направились к входу в отель. Я не отставал. Когда они поднимались по лестнице в ресторан, Ева взяла его под руку, но буквально через несколько шагов Ларри высвободился.Я не последовал за ними в ресторан, а устроился на балконе и наблюдал через окно.Ужин еще не кончился, когда Ева отказалась от неравной борьбы, и остаток трапезы прошел в молчании.Ларри уже откровенно скучал, а на бледном и прекрасном личике Евы появилось выражение несказанной муки и тоски, которое мне столь часто доводилось видеть на физиономии Вестал.Теперь я думаю, что это было и в самом деле забавно:Вестал мучилась из-за меня; я мучился из-за Евы, а Ева мучилась из-за Ларри. Если бы еще Ларри мучился из-за Вестал, дело было бы в шляпе. Потеха, да и только.Закончив ужинать, Ева незаметно сунула в руки Ларри две бумажки, которыми он и расплатился с официантом.Они вышли на балкон, но я уже успел спрятаться.— Может пойдем на пляж? — предложила Ева, когда они остановились на верхних ступеньках лестницы. Ларри помотал головой.— Извини, но мне пора возвращаться. Я должен встретиться с одним парнем…Значит, не я один собирался встретиться со столь кстати подвернувшимся парнем. Лицо Евы вспыхнуло.— Ты лжешь, Ларри! Ты отлично знаешь, что мы…— Хорошо, хорошо, — прервал он. — Пусть я лгу. Да, я ни с кем не должен встречаться, но у меня дел по горло. Бога ради, не строй из себя влюбленную девочку и топай домой. В следующий четверг увидимся, если я смогу вырваться.— Но, Ларри, у меня еще много времени. — В ее голосе появились молящие нотки. — Я же тебе говорила. Не уходи. Пойдем на пляж.— Что там делать, черт возьми? Я не в настроении шляться по песку. Давай отложим. У меня дел до черта.Он решительно двинулся вниз по ступенькам, оставив ее стоять на месте с несчастным лицом. Она последовала было за ним, потом остановилась, всплеснула руками и, подойдя к плетеному креслу, которое я занимал несколько минут назад, бессильно опустилась в него.И Ева и я наблюдали, как Ларри подошел к автомобильной стоянке, залез в старенький грязный «форд» и отъехал в сторону Литл-Идена.Ева сидела неподвижно, как изваяние, следя за ним, пока машина не скрылась из вида. Я выбрался из-за пальмы и сел в соседнее с ней кресло.Ева была так поглощена своими мыслями, что не обратила на меня внимания.Я закурил сигарету и молча ждал.Через некоторое время она заметила, что рядом кто-то есть, и подняла голову.Наши взгляды встретились.— Привет, Ева, — сказал я и растянул губы в улыбке.Она вздрогнула. Поочередно в ее глазах отразились испуг, изумление и гнев.— Что ты здесь делаешь?— Шпионю за тобой. Твоя мамочка довольно плечистая и молоденькая, скажу я тебе. У нее сжались кулаки.— А миссис Уинтерс знает, что ты здесь? — спросила она, свирепо сверкая глазами. — Почему ты удрал с вечера?— Я должен был встретиться с приятелем, Ева. Она опять содрогнулась.— Когда мужчине надоедает женщина, он всегда должен встречаться с приятелями, — подлил я масла в огонь. Она закусила губу, но смолчала.— Кто он, Ева?Она посмотрела на меня, явно колеблясь, потом пожала плечами и выпалила:— Мой муж! Ты доволен?Меня словно под дых саданули. Вот уж чего не ожидал!— И ты держала это в тайне? Ты его любишь, да? Ее глаза заволокло туманом.— Когда-то любила.— Так вот значит почему ты не в силах расстаться со своей работой. Ты его содержишь? Ее передернуло.— Не надо говорить о нем.— Нет, почему же? Он явно тяготился твоим обществом. Другая женщина?— Сотни других женщин, — горько произнесла она. — Ты не представляешь, как это трудно, когда ты любишь и видишь, как любовь твоя на глазах рассыпается, словно карточный домик. Сейчас я его уже больше не люблю. Это просто дурная привычка. Если он вдруг снова меня полюбит, я его брошу с огромной радостью.Она приумолкла, потом продолжила сдавленным голосом:— Лишь оттого, что он меня бросил, променял на других женщин и скучает в моем обществе, я и продолжаю встречаться с ним по четвергам. Я все надеюсь, что он переменится. Было время, когда он на коленях ползал, молил о моей любви. Может, когда-нибудь, снова попросит. Вот тогда я пошлю его к черту и отделаюсь от него навсегда.— По-моему, это нелогично.— А по-моему, очень даже логично. Ни один мужчина еще не бросал меня. Ларри — первый. Моя гордость не может перенести такое унижение. Я хочу, чтобы в один прекрасный день я сама его бросила, и я верю, что такой день настанет.Несколько минут мы сидели молча. Потом я поднялся.— Пойдем. Погуляем немного по пляжу. Она напряглась.— Нет!Я взял ее за руку.— Ты же хотела прогуляться. Я слышал, как ты ему предлагала. Мы туда и идем.Она попыталась вырваться, но я не отпускал. С побелевшим лицом она гневно уставилась на меня.— Я не хочу, Чед. Извини, не сейчас.— Но пять минут назад ты была готова. Пошли. Она встала, мы спустились по ступенькам и вышли на пляж. * * * Прямую, как линейка, дорогу из Иден-Энда с обеих сторон окаймляли песчаные дюны. Я включил фары и выжал педаль акселератора почти до Отказа. Стрелка спидометра прыгнула и остановилась на семидесяти пяти милях. Огромный «роллс-ройс» без усилий набирал скорость и плавно катил по дороге.Вдали уже показались огни Литл-Идена, когда случилось то, что так резко изменило всю мою личную жизнь, лишило меня будущего и привело к тому, что я сейчас сижу в душной хибаре и диктую признание в совершенном убийстве.Внезапно лопнула покрышка переднего колеса.Я только услыхал хлопок, и машину вдруг резко бросило влево.Я шел со скоростью семьдесят пять миль в час. Пока я тщетно пытался вывернуть руль, «ролле» съехал с дороги. Я судорожно вдавил тормоз до упора, и только благодаря этому машина не перевернулась.Она пропахала по песку неровную борозду, грозя вот-вот перевернуться, но в конце концов остановилась.Несколько секунд я сидел, оправляясь от потрясения. Потом, отчаянно ругаясь, выбрался из машины, чтобы осмотреть повреждения.Кроме лопнувшей покрышки, я не нашел не только поломок или повреждений, но даже царапин. К счастью, песок в том месте был не слишком рыхлым и мне удалось без особых усилий выкатить «ролле» на дорогу.Я снял пиджак и начал менять колесо.Возясь с колесом, я думал, как мне повезло. Случись это немного дальше, на высеченной в скалах дороге с крутыми поворотами и девятисотфутовой бездной внизу, я был бы уже мертв. А так, лучшего места для подобной аварии было и не придумать. Песок поглотил удары, и машина даже не получила повреждений.В тот миг, когда я затягивал последнюю гайку, меня вдруг осенило.Правда, сейчас мне кажется, что мысль об убийстве Вестал зародилась в моем мозгу в ту минуту, когда я узнал о завещании.Лопнувшая покрышка дала толчок этой мысли.Все мои трудности были бы вмиг разрешены: деньги, Ева, личная свобода и мое будущее. Словно на гигантском экране высветилась четкая картина.Если она умрет…Об этом я думал и прежде.Но ведь я мог и убить ее, верно? * * * Заменив колесо, я спрятал лопнувшую покрышку в багажник и запер его. Весь оставшийся путь я усиленно размышлял.К тому времени, как я, оставив «роллс-ройс» в гараже, поднимался на террасу, план убийства уже окончательно созрел в моей голове.Угрызений совести я не испытывал. Только удивлялся, почему не подумал об этом раньше.Я поднялся по ступенькам на террасу, когда часы в гостиной пробили половину первого. В гостиной горел свет, но, прежде чем я приблизился к двери, она распахнулась и вышла Вестал.— А, вернулся наконец?Голос ее был натянутый и нервный, а лицо в лунном свете казалось бледнее обычного.— Если не я, то мой призрак, — отрезал я. Я не собирался препираться с ней.— Ты был с женщиной! — злобно прошипела Вестал. — И не вздумай лгать мне! Кто она?— Старший сержант Джим Лэшер, — ухмыльнулся я. — Может, он и поет сопрано, но зато у него волосы на груди растут.Бац! Ее рука взлетела и ударила меня по щеке, да так смачно, что у меня слезы на глазах выступили. Такого я никогда не спущу ни одной женщине. Охваченный яростью, я резко схватил ее за тощие плечи. Я порывался даже схватить ее за цыплячье горло, но, к счастью, сдержался.Чьи-то руки, как стальные клещи, сжали мои запястья и оторвали мои пальцы от плеч Вестал. Потом меня отбросило назад с такой силой, словно я налетел на бульдозер.— Успокойтесь, мистер Уинтерс, — тихо сказал лейтенант Леггит.Я машинально размахнулся, чтобы врезать ему в челюсть, но он внезапно рявкнул:— Не делайте этого!Я послушно опустил руки. Потом отряхнулся и потянулся за сигаретой. Я дрожал от ярости и унижения, но все же сумел взять себя в руки. Не стоило так рисковать. Знай я, что Леггит рядом, я бы не стал трогать эту сморщенную стерву.Вестал и след простыл. Мы остались с Леггитом на террасе вдвоем.Он поднес зажигалку, я закурил, и мы посмотрели друг на друга.— Женщины порой, как с цепи срываются, — дружелюбно сказал он. — Мне самому иногда хочется удушить свою жену, но это не лучший выход.— Да, пожалуй, вы правы, — согласился я и даже испугался, услышав, как дрожит мой голос.— Что ж, пожалуй, я поеду домой. Миссис Уинтерс беспокоилась о вас, поэтому я задержался. Он повернулся и двинулся в гостиную. Я последовал за ним.— Будьте любезны, позвоните, чтобы принесли мою шляпу, мистер Уинтерс, — попросил Леггит, и я почувствовал, что он окинул меня придирчивым взглядом с ног до головы.Я подошел к стене и позвонил.— Беда в том, — пояснил я, пытаясь улыбнуться как можно безмятежнее, — что моя подруга ведет себя как собственница. Я встречался со старым приятелем, с которым мы служили в армии, ей почему-то втемяшилось, что я был с женщиной.Леггит сочувственно кивнул.— Да, женщины вечно что-то выдумывают.Я начал расслабляться.Похоже, мне все же удалось запудрить ему мозги.— Ладно, дело поправимое, — сказал я. — Переживет как-нибудь. А приятеля своего я не привел сюда только потому, что он слишком неотесанный.Харджис принес Леггиту шляпу. Отдав ее, он удостоил меня мимолетным, холодным взглядом и удалился.— Что ж, спокойной ночи, мистер Уинтерс, — сказал Леггит, протягивая руку.Мы обменялись рукопожатием.— Я бы на вашем месте стер помаду с воротничка, — добавил он. — Миссис Уинтерс не уступает мне в наблюдательности.Он ушел, а я остался стоять, как столб, с колотящимся сердцем. Глава 12 Большие старинные часы в холле пробили три раза, когда я, осторожно приоткрыв дверь своей спальни, выскользнул в тускло освещенный коридор.Я немного постоял, прислушиваясь. Кроме слабого тиканья моих наручных часов и более громкого и размеренного тиканья больших часов в холле, никаких звуков до моих ушей не доносилось.Я прикрыл за собой дверь, запер ее и взял ключ с собой. Тихо прокравшись по коридору, я остановился перед дверью Вестал и прислушался. Было тихо.Дойдя до конца коридора, я, прежде чем повернуть в тупичок, где располагалась комната Евы, убедился, что никто за мной не следит.Остановившись перед комнатой Евы, я нажал ручку и мягко толкнул дверь. Она открылась.Я вошел в залитую лунным светом комнату, притворил дверь и повернул ключ в замочной скважине.— Кто там? — окликнула Ева.При лунном свете я разглядел, что она села в постели.— Говори потише, — сказал я, — и не включай свет.— Что тебе нужно? Что ты здесь делаешь?Голос был встревоженный.— Она обвинила меня, что я встречался с женщиной, и мы поцапались.— Но она не знает, с кем именно?— Нет.— Тогда что ты здесь делаешь? Уходи! Оставь меня в покое!— Говори тише. Нам нужно кое-что обсудить.— Я не хочу ничего слушать. Пожалуйста, оставь меня! Помнишь, что случилось последний раз, когда ты пришел ко мне в комнату? Прошу тебя, уйди!— Неважно, что случилось в прошлый раз. Важно то, что я тебе скажу. Ты бы хотела получить пятьдесят тысяч долларов, Ева?— О чем ты говоришь? Уходи, Чед!— Послушай, что я скажу. Я предлагаю тебе возможность заполучить пятьдесят тысяч. Я также предлагаю тебе выйти за меня замуж и совместно владеть шестьюдесятью миллионами. Что ты на это скажешь?Последовало долгое молчание. Ева пыталась разглядеть выражение моего лица в полумраке.— Ты не напился? Что ты плетешь?— Помнишь, той ночью ты упомянула Божью волю? А я спросил, имеешь ли ты в виду то, что Вестал может заболеть или пасть жертвой несчастного случая и умереть? Помнишь?Ее пальцы крепко сжали простыню, прикрывавшую ее тело.— Чед! Что ты хочешь этим сказать?— Вестал станет жертвой несчастного случая.— Откуда ты знаешь? Господи, да перестань пороть чушь и иди спать. Она может в любой миг зайти! Я пригнулся к ней и прошептал:— Я не стану полагаться на Божью волю, Ева. Я собираюсь убить ее.Я услышал, что у нее дыхание перехватило. Я ждал так, как ждал реакции Вестал на мое предложение совершить подлог с целью уклонения от оплаты налога Мне казалось, что я могу положиться на Еву, но полной уверенности у меня не было. Если Ева не согласится, то мне крышка, так что я ждал ее ответа с таким напряжением, что во рту у меня пересохло.— Убить ее? — прошептала она. — Но как ты это сделаешь, Чед?Слава Богу: на такой ответ я и рассчитывал. Теперь я знал, что все будет в порядке, потому что без помощи Евы мой план был обречен на провал.Я выудил из кармана халата пачку сигарет и предложил Еве закурить, но она отрицательно мотнула головой Я зажег сигарету. Пока горела зажигалка, я разглядел, что и без того бледное лицо Евы стало белым как мел, а глаза зияли, словно черные дыры.— Как ты это сделаешь, Чед? — повторила она.— В данный момент это не главное. Но если мне это удастся, ты станешь моей женой, Ева?— Твоей женой? Но как же это возможно? Ведь я замужем.— С Ларри мы разберемся. Он даст тебе развод. Имея шестьдесят миллионов, нам будет море по колено. Теперь слушай: я пойду на это только при условии, что мы поженимся в течение девяти месяцев после того, как ты получишь развод. В ожидании развода мы отправимся в Европу, где будем жить как муж и жена. Как только она умрет, Ева, мы ни на минуту с тобой не расстанемся. Не знаю, как ты относишься ко мне, но отлично знаю, как я к тебе отношусь. Ты единственная женщина, которую я когда-либо любил. Ты проникла в мою кровь, в самую глубину моего сердца. Я не спрашиваю, любишь ли ты меня; но знаю, что мы можем быть счастливы вдвоем. Ты выйдешь за меня после того, как она умрет?— Раз ты так хочешь, Чед, то да.Чуть-чуть быстро и слишком гладко. Хоть я и потерял голову из-за Евы, но тем не менее не доверял ей. Я был убежден, что она по-прежнему любит Ларри. И не собирался рисковать головой ради того, чтобы потом оказаться дураком с намыленной шеей.— Слушай внимательно, Ева. Мы не только получим деньги, но и станем соучастниками преступления после смерти Вестал. Соучастниками убийства. И тебе отведена не менее важная роль, чем мне. Если ты передумаешь выходить за меня замуж после того, как все будет кончено, я сдам тебя полиции. Обещаю это. Тогда тебе тоже не поздоровится. Так что не делай поспешных обещаний. Если хочешь, завтра ночью я приду снова, чтобы у тебя было время на раздумья. Хочешь?Она взяла меня за руку.— Нет. Я отвечу сейчас. Если ты этого хочешь, Чед, то я стану твоей женой. С радостью. Только… надо, чтобы это не было опасно.Я обнял ее. От ощущения ее мягкого тела под тонкой ночной рубашкой меня бросило в жар, но я сдержался. Время для любви настанет потом. Немного терпения и выдержки, и Ева будет моей до конца наших дней.— Убийство это всегда крайне опасно, но мой план исключает всякий риск, если, конечно, ты мне поможешь. Когда я сегодня вернулся, она упрекнула меня в том, что я был с женщиной. Я пытался отшутиться, и она залепила мне пощечину. Я потерял голову и едва не свернул ей шею. К счастью, рядом оказался лейтенант полиции Леггит. Он вмешался и разнял нас. Потом отпустил шуточку, что и сам, дескать, не прочь удавить свою жену, но, как оказалось, он намеренно пускал мне пыль в глаза. Прощаясь, он съехидничал по поводу женской помады на моем воротничке. Но, главное, он знает, что мы с Вестал поссорились. Поэтому, услышав, что она погибла, он тут же придет к заключению, что я ее убил. Я, бесспорно, подозреваемый номер один. Я не люблю ее. Мы только что поссорились. Я получаю все деньги по наследству. Я больше всех выигрываю в результате ее смерти. Может, даже хорошо, что он будет подозревать меня, потому что, после того как я докажу свою непричастность к смерти Вестал, он тогда поверит в то, что и в самом деле произошел несчастный случай. И мы будем вне опасности.Ева схватила меня за руку.— Я не совсем понимаю, — забормотала она. — Как ты собираешься это сделать, Чед? Я… мне страшно.— Знаешь, что получается, когда лопнет покрышка? Если это левое колесо, то машину бросает влево; если правое — то вправо. Так случилось со мной, когда я возвращался из Иден-Энда. Мне повезло: я застрял в песчаных дюнах. С Вестал это случится на обрывистой дороге в скалах: и там не будет дюн, чтобы ее спасти.Пальцы Евы еще крепче сжали мою руку. Она молча слушала.— Я ездил в Иден-Энд на ее «роллс-ройсе». Лопнувшую покрышку я запер в багажнике Вот, что надо сделать; в один из ближайших вечеров ей придется выезжать. Мы позаботимся о Джо. Ты дашь ему то средство, от которого Вестал делалось плохо. Она не прочь порой вести машину и сама, но мы должны быть уверены, что Джо выведен из строя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
загрузка...


А-П

П-Я