https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/Grohe/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Езжай. Блейкстоун проторчит у меня часов до одиннадцати.Она немного помолчала, потом сказала:— Что же, в таком случае дождемся моего возвращения. Когда она покинула гостиную, я взял бутылку виски и плеснул себе изрядную порцию. Держа стакан дрожащей рукой, я опорожнил его двумя глотками.Примерно без минуты девять Вестал зашла в гостиную.На ней был белый дождевой плащ и маленькая черная шляпка, и она натягивала черные кожаные перчатки с крагами.— Проводи меня до гаража, Чед, — попросила она.— Прости, Вестал, но я не могу. Я должен продиктовать несколько писем до прихода Блейкстоуна. Она беспомощно пожала плечами.— Прости, что я все время навязываюсь. — Она бросила на меня несчастный взгляд. — До свидания.— Желаю хорошо провести время. В тот же миг я осознал весь ужас сказанного и поспешно отвернулся, чтобы Вестал не видела моего лица.— Постараюсь. Вернусь примерно в половине первого. Она повернулась и вышла.— Дождь еще не кончился, Харджис? — донесся до меня ее голос.— Похоже, что он уже ослабел, мадам.Как только хлопнула парадная дверь, в кабинет вошла Ева.Мы переглянулись.Она была по-прежнему бледна, но в глазах ее появилось выражение, которого я прежде не видел. И испуганной она больше не выглядела.— Я принесла тебе шапочку, — прошептала она. — Ты не должен намочить волосы.— Умница.Я стянул пиджак и бросил его на кресло. Затем достал комбинезон и поспешно натянул его. Ева подала мне шапочку и перчатки.— Быстрее, Чед.— Постарайся, чтобы все прошло нормально.— Все будет в порядке.Кинув на нее взгляд, я внезапно поверил, что все и впрямь будет в порядке. У Евы словно открылось второе дыхание. Она источала уверенность.Я снова полез в ящик и извлек мешочек с песком.Ева отстранилась от меня.— Поторопись же, Чед! — ее голос слегка дрогнул. Словно мешочек с песком вернул нас к ужасной реальности происходящего.— Я вернусь через полчаса. Не трусь, Ева Скоро все кончится.Я подошел к окну, открыл его и свесил ногу с подоконника. Потом поднял голову и посмотрел на Еву. Она стояла у стола, не сводя с меня глаз.— Удачи тебе, — сказал я.Она кивнула. Ее губы шевельнулись, но я ничего не услышал. Я мягко спрыгнул на выложенную плитами дорожку. В следующий миг окно над моей головой закрылось.Дождь и в самом деле ослабел, хотя ветер не стих. Я припустил к гаражам.Вестал предстояло идти дальше, чем мне. Крытая галерея, которой она шла, тянулась от парадного входа вдоль всего дома и до самого гаража.А мне оставалось только пересечь лужайку.Стояла тьма, хоть глаз выколи. Я не опасался, что меня могут заметить из дома.Пригнув голову, я перебежал через лужайку, чувствуя как капли дождя хлещут меня по лицу.В гараже было темно. Дверь в гараж контролировалась фотоэлементом. Стоило приблизиться к двери на несколько ярдов и пересечь невидимый лучик, как в гараже вспыхивал свет и двери открывались.Я затаился в тени около входа. Крытая галерея была освещена, и, прождав около минуты, я заметил в отдалении белый плащ Вестал.Сердце колотилось так, что, казалось, вот-вот вырвется наружу, а во рту пересохло. Судорожно сжимая в руке мешочек с песком, я ждал.Вестал быстро приближалась. Она была уже ярдах в пятнадцати от меня. Она что-то напевала себе под нос. Когда она меня миновала, я разглядел, что лицо ее встревожено и задумчиво.Зажегся свет, и двери распахнулись.Затаив дыхание, я двинулся вперед.Вестал открывала дверцу машины, когда я прыгнул на нее. Видимо, чутье предупредило ее, потому что она вдруг перестала напевать, напряглась и начала поворачивать голову. Я с размаху ударил ее по голове. Модная шапочка из черного бархата почти не смягчила удар. Колени Вестал подогнулись, и она осела на пол гаража, цепляясь руками за дверцу «роллс-ройса».Я шумно выдохнул, взмахнул рукой и нанес ей второй сильнейший удар.Голова Вестал слабо подергивалась. Я бросил мешочек на пол и подхватил тело Вестал, словно тряпичную куклу. Придерживая ее одной рукой, я второй рукой открыл дверцу и усадил Вестал на переднее сиденье.Потом подобрал мешочек с песком, сел за руль и тут сообразил, что у меня нет ключа от замка зажигания.Я вспотел, и руки у меня тряслись.Ключ должен быть в сумочке у Вестал. Но сумочки нигде не было видно. Я попытался припомнить, была ли сумочка, когда Вестал заходила прощаться. Стараясь не поддаваться охватившей меня панике, я лихорадочно вспоминал, но мысли путались.Время шло. Часы на приборной доске показывали семь минут десятого.Чертыхаясь на чем свет стоит, я выбрался из машины и начал шарить вокруг. И тут же заметил сумочку под машиной. Я схватил ее, вернулся на место, открыл и, роясь среди разного хлама, который Вестал таскала с собой, нашел ключ.Запустив двигатель, я мельком взглянул на нее.Вестал лежала с полуоткрытым ртом, привалившись к правой дверце, с запрокинутой назад головой. Дыхание вырывалось изо рта редкими хрипами. Из-под черной шапочки стекала тонкая струйка крови.Я вывел «ролле» из гаража и, прибавив газу, погнал его по подъездной аллее, опоясывающей дом.Мне понадобилось три минуты, чтобы добраться до начала горной дороги.Здесь, на открытом пространстве, ветер явно дул сильнее и дождь немилосердно хлестал в ветровое стекло и в боковые стекла.Я с трудом различал дорогу, несмотря на работающие стеклоочистители. Включив фары, я притормозил у первого поворота.Время я рассчитал в самый раз.Примерно в миле от меня, внизу извивающейся дороги я разглядел огни фар приближавшейся машины.Блейкстоун был точен!Я сгреб Вестал в охапку и усадил себе на колени.Она качнулась вперед, но я прижал ее к себе и положил ее руки на рулевое колесо. Ее голова откинулась назад, так что ее щека прижалась к моей. Я сполз пониже, нажал сцепление и запустил стартер, включив фары, как только поворот остался позади.Машина Блейкстоуна быстро приближалась, и я прибавил газу. Ехать мне было непросто, так как голова Вестал мешала обзору, и мне приходилось держаться ближе к середине дороги.Должно быть, Блейкстоун заметил огни моих фар, поскольку переключил дальний свет на ближний. Когда я в свою очередь потянулся к переключателю фар, Вестал вдруг зашевелилась.Я так испугался, что чуть не съехал с дороги.Она издала глухой, протяжный стон, от которого у меня по спине поползли мурашки.Схватив Вестал за шею, я что было силы ударил ее лицом о приборную доску. Рулевое колесо чуть смягчило удар, но лоб Вестал с такой силой врезался в щиток, что она должна была снова потерять сознание.Я едва успел придать ей вертикальное положение, когда проехал Блейкстоун.Он сбросил скорость, но я успел газануть перед его приближением и пронесся мимо со скоростью не меньше сорока миль в час.Он несколько раз приветственно нажал на клаксон. Я был слишком озабочен, чтобы ответить тем же. Мне пришлось резко затормозить перед очередным крутым поворотом. На такой скорости машина могла запросто не вписаться в поворот и сорваться в пропасть.Миновав поворот, я остановил машину, столкнул Вестал на соседнее сиденье, выбрался из машины и бегом припустил назад.Добежав до поворота, я, стоя под дождем, убедился, что машина Блейкстоуна исчезла за подъездной аллеей, ведущей к дому.Меньше чем через пять минут он будет в доме. Сколько я могу его держать? Минут двадцать, не больше. Значит, у меня есть двадцать пять минут на то, чтобы поменять колесо, столкнуть машину с утеса, найти машину Евы, вернуться домой, влезть в окно, переодеться и как ни в чем не бывало появиться перед Блейкстоуном.Вдруг мне стало страшно. Только безумец мог замыслить такой план. Да я просто не успею все это сделать. А если я задержусь, справится ли Ева без меня?Промокший от дождя и внезапно прошибшего меня пота, я вернулся к машине.Отомкнув багажник, я вытащил запасное колесо. Мои пальцы в темноте ощупывали покрышку, нашаривая отверстие. И вдруг мне пришло в голову, что Джо мог заметить повреждение и заменить запасное колесо новым. Я мысленно проклял себя за то, что не подумал об этом раньше.Однако в этот миг мои пальцы нащупали дырку и я облегченно вздохнул.Я достал из ящика с инструментами отвертку и гаечный ключ и приступил к работе.Ох, и намучился же я с этим чертовым колесом.Включить фонарик я не решался, поэтому работать пришлось практически на ощупь. Если бы не ветер и дождь, мне было бы легче, но из-за дождя колесо стало скользким, каждая гайка откручивалась с величайшим трудом, и к тому же от нараставшей с каждой минутой паники мои движения становились все более и» более неловкими. Наконец, мне удалось снять колесо и запихнуть его в багажник.Я взглянул на часы. Работа отняла у меня семь минут; меньше, чем я рассчитывал, что меня немного приободрило.Правда, с другим колесом мне пришлось попыхтеть побольше. Сперва я никак не мог нащупать дырочки и насадить их на болты. Я мучился и чертыхался, но ничего не выходило. Насадив, наконец, колесо, я убедился, что в суматохе перевернул колпачок, в который положил гайки. Пять гаек я в темноте нашел, но шестая исчезла. Я не решился тратить время на дальнейшие поиски, поэтому быстро прикрутил пять гаек, насадил колпак и снова посмотрел на часы.У меня оставалось только десять минут.Я открыл дверцу машины, забрался внутрь и потянулся к ключу.И тут меня как током ударило; словно ледяная рука схватила меня за горло.Соседнее сиденье опустело.Вестал исчезла!.. Глава 15 Порывы ветра сотрясали корпус машины, а ослабевающий дождь то совсем прекращался, то вдруг принимался лить дробными очередями.Я сидел, тупо уставившись на опустевшее сиденье. Куда подевалась Вестал? Неужто, пока я менял колесо, она пришла в себя?Я выскочил из машины и лихорадочно огляделся по сторонам.Тьма не позволила различить что-либо дальше, чем в пяти ярдах, и я, ругаясь на чем свет стоит, раскрыл дверцу и включил фары.Вспыхнувшие лучи света выхватили фигурку Вестал впереди, на темном фоне громады утеса.Она медленно брела, пошатываясь, прочь от машины, выставив вперед руки, словно слепая.Она уже отдалилась ярдов на сто, и на какое-то мгновение, наблюдая за ней через стекло, я словно оцепенел.Зубы мои стучали как пулемет, тошнота подступила к горлу. Надо было догонять ее. Время истекало.Я выбрался наружу и припустил вслед за Вестал. Длинная черная тень в свете мощных фар бежала передо мной.Вестал заметила приближающуюся тень, остановилась и повернулась ко мне лицом.Я, запыхавшись, подбежал к ней.— Чед! О, Чед! Какое счастье, что ты пришел, — простонала она. — Случилось что-то ужасное. У меня голова раскалывается.Прежде чем я успел среагировать, она упала в мои объятия и обхватила руками мою шею.Я резким движением сбросил ее руки.— Ой, больно! — закричала она. — Чед! Что с тобой? Что случилось?Тут в моей памяти вдруг всплыла ужасная картинка из моего детства. Что-то вдруг нашло на нашу собаку в знойный, летний день, и она сильно укусила меня, тогда маленького ребенка, за руку. И мой отец пристрелил ее. Хотя любил без памяти. Но прицел его револьвера сбился, и пуля угодила в живот, перебив позвоночник.Я видел это из окна спальни. Я увидел, как пес свалился; задние лапы отнялись. Он дергался, словно марионетка на веревочке. Я смотрел с широко открытыми от ужаса глазами, не в силах отвести взгляд. Отец пытался добить пса. Он выстрелил еще трижды, прежде чем попал в него, и все равно не убил сразу. Еще пять страшных минут окровавленное тело дергалось и трепыхалось. Этот жуткий образ преследовал меня в кошмарных снах еще многие годы.И вот сейчас мне показалось, что я снова являюсь участником той страшной сцены. Только вместо отца, добивающего собаку, теперь мне предстоит добить женщину.Я подавил желание схватить ее за горло, поскольку вовремя осознал, что случится, если ее найдут задушенной. Нет, она должна погибнуть от падения в бездну глубиной в девятьсот футов.— Чед! Что с тобой? Почему ты молчишь?— Хорошо, хорошо, — сказал я, но ни звука не вылетело из моего рта. Мои губы беззвучно шевелились, пока я лихорадочно придумывал, как убить ее.Должно быть, увидев выражение моего лица, освещенного огнем фар, Вестал поняла, что я собираюсь убить ее, поэтому вдруг дико взвизгнула и бросилась бежать к машине.Несколько секунд я стоял неподвижно, словно завороженный.Потом погнался за ней. Бежать я не мог. Ноги словно парализовало. Я устремился за ней нелепыми кривыми скачками.Оглянувшись через плечо, она заметила, что я ее догоняю. Я услышал, что она слабо взвыла от ужаса и попыталась бежать быстрее. Тут она споткнулась о камень и упала навзничь.Она стояла на четвереньках посередине дороги, ярко освещаемая фарами, и смотрела на меня. Окровавленное лицо исказилось от животного страха.Подбежав к ней, я заметил на краю дороги крупный булыжник и, не останавливаясь, подхватил его.Вестал, не шелохнувшись, следила за мной. Рот у нее был открыт, одежда промокла до нитки, чулки лохмотьями свисали вниз.Я медленно надвигался прямо на нее.— Чед! Пожалуйста! Не трогай меня! — кричала она, умоляюще глядя мне в глаза. — Я люблю тебя, Чед! Я все тебе отдам. Только не бей меня!Я схватил ее за руку.— Чед!Этот истошный крик и сейчас стоит у меня в ушах, когда я сижу в пляжном коттедже.Никогда в жизни я не слышал более страшного звука.Когда я занес руку над головой, Вестал зажмурилась. Она даже не попыталась закрыть голову второй рукой. Она безмолвно стояла на коленях и безропотно ждала смерти как парализованный кролик.Я со всей силы опустил булыжник на ее голову.От удара у меня в руке что-то хрустнуло. Содрогнувшись, я отступил на шаг.Вестал лежала у моих ног, дергаясь и трепыхаясь, как подстреленный пес из моего детства. Я знал, что она умирает.Я не нашел в себе мужества подобрать эту умирающую тряпичную куклу и отнести ее на руках в машину. Вместо этого я схватил ее за руку и поволок за собой, словно мешок.Открыв дверцу машины, я затолкал тело Вестал внутрь, потом захлопнул дверцу и несколько мгновений пытался перебороть нахлынувший приступ тошноты.Дело было сделано; теперь в опасности была уже моя жизнь.Я вспомнил про булыжник. Пробежав назад, я подобрал его, что было сил швырнул в сторону зияющей пропасти и бегом вернулся к машине. Запустив двигатель, я вывернул руль, чтобы направить «роллс-ройс» на край дороги и, когда машина покатилась в нужном направлении, отступил.Мощные фары выхватили из темноты белое ограждение. В следующий миг тяжелая машина проломила его, на миг зависла и ухнула вниз.Я стоял, прислушиваясь к гулким ударам о скалы, пока не раздался последний, самый сильный звук тяжелого удара, и все стихло.Я подбежал к пролому в ограждении и заглянул вниз.Машина пролетела примерно двести футов и застряла в щели между двумя огромными валунами. В следующий миг из-под капота вырвался тонкий язычок пламени, и еще через несколько секунд «роллс-ройс» превратился в полыхающий костер. * * * Перекинув ногу через подоконник, я услышал свой собственный голос, который говорил: «В дополнение к нашему телефонному разговору и письму от сего дня сообщаю, что подтверждаю нашу договоренность относительно данной недвижимости в Иден-Энде…"Сладостнее звука мне еще слышать не приходилось за всю жизнь.Ева стояла возле стола, глядя на меня неестественно расширенными глазами. Магнитная лента медленно ползла мимо записывающей головки; мой голос, который обеспечивает мое алиби, продолжал говорить.Я вскарабкался на подоконник и тихо сполз на пол. Мой комбинезон вымок до нитки. Ботинки были покрыты грязью. Руки тоже были перепачканы.Ева схватила полотенце и большую губку со стола и быстро сунула мне.— Скорее! Он ждет уже больше получаса. Ленты хватит еще на две минуты.Я поспешно вытер руки и лицо. Потом сорвал комбинезон.— Как я выгляжу? Она кивнула.— Одевайся.Я взял у нее свой пиджак и облачился в него, потом вытер ботинки губкой и причесался.Ноги мои так одеревенели, что я с трудом стоял. Ева протянула мне полстакана неразбавленного виски.— Выпей.Она все предусмотрела. Виски обожгло мне горло, но придало сил.— Вытри лицо.Я обтер лицо полотенцем, взял у Евы сигарету и прикурил из ее рук.— Все в порядке, Чед?— Да.— Ты должен идти к нему.— У тебя все было гладко?— Да. Я уже начала было волноваться, но ты поспел вовремя.Я ощутил огромное облегчение.— О'кей, я готов.Ева свернула вместе полотенце, губку, комбинезон и шапочку и запихнула в глубину ящика моего стола.— Я его выключу.Она остановила магнитофон. Внезапно наступившая тишина оглушила как раскат грома.Я глубоко вздохнул, пересек комнату и распахнул дверь. Блейкстоун сидел в кресле-качалке и листал журнал.— Прости, Райан. Я не хотел заставлять тебя столько ждать.Он уныло усмехнулся.— Ничего. Ты всегда так вкалываешь дома?— Просто миллион дел навалился. Заходи. Когда он вошел в кабинет, Ева проскользнула мимо нас и прошла через гостиную в холл.— Выпьешь что-нибудь, Райан?— Еще рюмочка не помешает. Мисс Долан уже поухаживала за мной.Он сел в кресло возле моего стола.— Я видел твою жену в «роллсе» по дороге сюда. Она ездит как лихач; я даже испугался.— По этой дороге она может ехать с закрытыми глазами, — ухмыльнулся я.Она ехала не с закрытыми глазами, — серьезно сказал Блейкстоун. — Она ехала чересчур быстро.Заметив, что мне не нравится эта тема, он пожал плечами и произнес:— Домик у тебя роскошный, ничего не скажешь.— Я надеялся, что тебе понравится. — Я налил ему виски и уселся за стол. — Я рад, что ты приехал, Райан.— Надеюсь, у тебя и впрямь важное предложение. Что там, выкладывай.— Акции «Байлэндз Эплайнсиз». Что-нибудь знаешь о них?— Еще бы. Кто-то загребает на них приличный куш. Я и сам прикупил их немного.— Они подпрыгнут до небес, Райан. Думаю, мы с тобой должны…От внезапного телефонного звонка я вздрогнул. Я тут же подумал о Вестал.— Извини, я послушаю, — сказал я и снял трубку.— Да?— Звонит миссис Хеннесси, — произнес голос Евы. — Она спросила про Вестал. Я ответила, что Вестал выехала к ней, но она настаивает, чтобы поговорить с тобой.Я совсем забыл про миссис Хеннесси, и на миг мое сердце остановилось.— Хорошо, соедините нас, — сказал я, пытаясь унять дрожь в голосе.Послышался щелчок, и скрипучий голос миссис Хеннесси ворвался в мое ухо:— Мистер Уинтерс?— Да, это я. Чем могу служить?— Я жду Вестал. Мисс Долан сказала, что она выехала полчаса назад. Ее до сих пор нет.— Через несколько минут появится, — успокоил я, чувствуя на себе взгляд Блейкстоуна. — Ночь ненастная. Она, должно быть, едет медленно.— Она с шофером?— Нет, она ведет машину сама.— Но до моего дома езды всего двадцать минут. Она уже давно должна была приехать.— Скоро будет. Наверное, немного завозилась в гараже. Извините, миссис Хеннесси, но я занят. У меня деловая встреча.Пожалуй, худшего я и придумать не мог. Ведь я хотел ее только успокоить. Но я осознал свою ошибку лишь тогда, когда миссис Хеннесси сказала:— Она могла попасть в аварию. Она рвалась приехать ко мне пораньше, чтобы со мной встретить мистера Стовенского, теперь же ему придется дожидаться ее. Ваша дорога очень опасна. Я страшно волнуюсь. Пожалуй, я сообщу в полицию.Мое сердце екнуло. Я вспомнил о промокшем комбинезоне в ящике стола, о мокрой и грязной машине Евы с еще неостывшим радиатором. Я надеялся, что у меня есть в запасе время, что за час дождь смоет следы крови на дороге, теперь же… Если старая ведьма вызовет полицию, я пропал.— Не волнуйтесь понапрасну, — сказал я. — Но если через двадцать минут Вестал еще не будет, перезвоните мне.— А тем временем она, возможно, лежит на дороге и истекает кровью, — сердито отрезала она, повысив голос, так что Блейкстоун мог услышать ее слова. — Поразительное легкомыслие!— Хорошо, хорошо, сейчас я сам поеду и посмотрю, не случилось ли чего, — сказал я, стараясь не показывать вида, насколько я взбешен. — Только перезвоните, если она приедет до моего возвращения. Хотя я уверен, что вы напрасно беспокоитесь.Она вновь пустилась объяснять мне, насколько опасны мокрые дороги, но я ее оборвал:— Перезвоните мне, — и повесил трубку. Блейкстоун вопросительно посмотрел на меня. Я почувствовал, что по лицу стекает струйка пота.— Эта чертова перечница, миссис Хеннесси, подняла суету из-за Вестал. Они уговорились о встрече, и Вестал, видите ли, еще не приехала. И миссис Хеннесси волнуется, как бы ее подружка не попала в аварию. Чушь собачья! Меня бы нисколько не удивило, если бы Вестал передумала и пошла в кино.Выражение лица Блейкстоуна испугало меня. Он казался встревоженным.— Но дорога и впрямь опасна, Чед, а ехала она чересчур быстро.— Господи, ну хоть ты-то не уподобляйся этой старой клуше. Вестал знает эту дорогу вдоль и поперек. Она не станет зря рисковать. — Я взял в руку листок бумаги, на котором набросал кое-какие расчеты. — Хватит, давай подумаем о деле. Взгляни-ка на эти цифры.Блейкстоун с видимой неохотой посмотрел на бумажку.— Ты уверен, что нам не следует поехать и проверить, не случилось ли чего, Чед?— Держу пари, что она в кино. Дождь вон как льет. Он смотрел на меня в упор, поджав губы.— Как хочешь, она твоя жена.— Хватит об этом! — прикрикнул я. — Давай поработаем.Стоило ему погрузиться в выкладки, как Вестал быстро вылетела у него из головы. В течение следующих двадцати минут мы обсуждали все «за» и «против», и, как обычно, Блейкстоун дал мне несколько очень дельных советов.Я хотел было наполнить его стакан новой порцией виски, когда задребезжал телефон.По тому, как резко Блейкстоун вскинул голову и посмотрел на меня, я понял, что он опять вспомнил о Вестал.Я снял трубку.— Это лейтенант Леггит. Узнали что-нибудь о миссис Уинтерс?Во рту у меня пересохло. Я знал, что побледнел. Я быстро повернулся и потянулся за сигаретой, чтобы Блейкстоун не заметил, что со мной творится.— Нет, я ничего нового не узнал. Я ждал, пока…— Я у миссис Хеннесси, — резко оборвал меня Леггит. — Ваша жена до сих пор не приехала. Она задержалась уже на сорок минут. Я выезжаю.— Не стоит, право. Я сейчас возьму свою машину и… Но он уже повесил трубку.Не знаю, как мне удалось не показать Блейкстоуну, насколько я перепуган.— Извини, Райан, — сказал я, поднимаясь на ноги, — но нам придется прерваться. Вестал до сих пор не появилась, и полиция выезжает на поиски.Он нахмурился.— Полиция?— Лейтенант Леггит. Он как раз оказался у миссис Хеннесси. — Я зажег сигарету. Моя рука заметно дрожала. — Он приятель Вестал. Я выведу машину и поеду вниз по дороге проверить, не случилось ли чего. Убежден, что это ложная тревога, но все же излишняя осторожность не помешает.— Моя машина перед входом. Я поеду с тобой. Мы зашагали к лестнице и в дверях гостиной встретили Еву.— Миссис Хеннесси предполагает, что миссис Уинтерс могла попасть в аварию, — сказал я Еве. — Скоро сюда приедет лейтенант Леггит. Я хочу осмотреть горную дорогу — посмотреть, все ли в порядке.Лицо Евы оставалось бесстрастным.— Надеюсь, ничего не случилось. Миссис Уинтерс хорошо водит машину.— Все равно я должен ехать.— Могу я чем-нибудь помочь?— Приберите в моем кабинете. Там есть бумаги, которые следует зарегистрировать.Наши взгляды встретились. Она прекрасно все поняла. Нужно припрятать все вещи, которые мы запихнули в ящик.Блейкстоун ждал меня в конце коридора.— Машина, — шепнул я Еве. — Она мокрая. Сделай с ней что-нибудь.Я повернулся и догнал Блейкстоуна.— Черт возьми, ну и дождь, — он поежился, натягивая плащ. — Залезай в машину.Я последовал за ним в темноте. Глава 16 В свете двух мощных прожекторов, установленных на спасательном грузовичке, десять полицейских и двадцать пожарных под проливным дождем пытались извлечь останки Вестал из сгоревшей машины и поднять на дорогу.Испытание им выпало тяжелое. Трое пожарных спустились по обрыву в специальных сиденьях, подвешенных на тросах. Машина застряла между двумя огромными валунами футах в двухстах от дороги. Спуск был крайне опасным — любое неосторожное движение могло вызвать оползень Я сидел в машине Блейкстоуна, держа в руке зажженную сигарету. Меня била нервная дрожь.Блейкстоун сидел рядом. Он молчал, беспрерывно курил и следил, как полицейские, свешиваясь с края обрыва, пытаются рассмотреть, что творится внизу.За нами в своей машине сидела Ева. Она догадалась вывести машину из гаража и приехать. Теперь я мог не опасаться, что состояние машины у кого-то вызовет подозрения.Мне безумно хотелось подойти к ней, но я сознавал, насколько это безрассудно, поэтому сидел неподвижно, мысленно перебирая все свои действия за последние два часа, пытаясь определить, не допустил ли я где промашки.Из-за завесы дождя вынырнула высокая широкоплечая тень.— Плохие новости, мистер Уинтерс, — сказал Леггит, заглядывая в окошко. — Она мертва. Ее только что нашли. Я заставил себя поднять голову и посмотреть ему в глаза.— Я и не надеялся, что она жива, — тихо сказал я. — Но она не мучилась?— Нет. — Он впился в меня глазами. — Вам лучше вернуться. Здесь оставаться ни к чему. Предоставьте все мне.— Спасибо, — сказал я.Его взгляд переместился на Блейкстоуна.— А это кто?— Райан Блейкстоун, мой брокер. Мы провели вечер вместе.Я готов был откусить язык, едва успев это ляпнуть. Тут я явно дал маху. Я словно наперед пытался оправдаться и обеспечить себе алиби.Леггит кивнул и отошел.— Хорошо, мистер Уинтерс. Утром я приеду.— Буду ждать вас.— Может, я поведу машину, Чед? — предложил Блейкстоун, когда Леггит растворился в темноте.— Нет, я сам.Я подал машину назад и поравнялся с Евой.— Ничем помочь нельзя, мисс Долан. Вестал погибла Я возвращаюсь. Вам бы тоже лучше вернуться.Я тут же отъехал, чтобы избавить Еву от необходимости придумывать реплику, пригодную для ушей Блейкстоуна По дороге ни один из нас не проронил ни слова Блейкстоун не стал заходить в дом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
загрузка...


А-П

П-Я