https://wodolei.ru/catalog/unitazy/uglovye/ 

 

Вы мало годитесь для такого внезапного и эффектного появления.— Мне и не нужно годиться для этого. У меня есть другие достоинства. Вот здесь, — и он постучал себя по лбу. — Тогда как у тебя здесь ничего нет, — он положил руку на ее голову. — Потому тебе лучше помалкивать.Лорелли отвела его руку и отодвинулась подальше.— Ты что-то сегодня мрачен, маэстро. Тяжелый день?..У Шульца появилось непреодолимое желание избить ее, но в последний момент он все же взял себя в руки.— Почему ты думаешь, что он мог быть тяжелым? — Грубо взяв за подбородок, он откинул ее голову так, чтобы видеть глаза. Лорелли пыталась освободиться, но он только крепче сжимал пальцы. В это время скрипнула дверь. Шульц обернулся и увидел Джо.— Ах, это ты… Приготовь выпивку. Должен придти Кьюбитт.— Кьюбитт? Это еще зачем? — пробурчал юноша.— Не твоего ума дело! Делай то, что тебе велено!Лорелли, наконец, удалось освободиться, и теперь она обиженно терла подбородок.— Маэстро сегодня груб. Синяков мне наставил.— Я вычитал где-то, что сильная любовь должна причинять боль, — сказал он, подходя к вазе с цветами и заботливо поправляя ее.— Я с этим не согласна. По-моему, у тебя просив плохое настроение.— Подождем до прихода Кьюбитта, — со скрытой угрозой сказал Шульц, и в глазах его мелькнула злоба. — Тогда все и узнаешь, моя крошка… А, вот и он. Впусти его.Джо поставил поднос с напитками на стол.— Это и я могу сделать.— Нет, ты останешься здесь, — приказал Шульц и угрожающе посмотрел на Лорелли. — Ну!..Пожав плечами, девушка одернула платье и пошла к двери. На пороге стоял коренастый телохранитель Белмана.— Хэлло, — он прикоснулся к шляпе. — Мистер Шульц дома?— Входите, он ждет вас.Она проводила Кьюбитта к дивану. Он сел, не сводя взгляда с ее ног. Жаль, что такая девушка, как Лорелли, принадлежит толстяку Шульцу.— Что будешь пить? — спросил Шульц, стараясь отвлечь его внимание от ножек Лорелли.Кьюбитт смешал себе «хайболл».— Так значит, сегодня вечером Белману пришлось пережить несколько неприятных минут? — спросил Шульц.— Коррис чуть не прикончил его.— Коррис? — удивился Шульц. — Ты уверен?..— На все сто. Он вошел с черного хода и спросил, не Дюк ли находится в кабинете Белмана.— Дюк? — заинтересовался Шульц.— Да, я забыл сказать, что в это время в кабинете Белмана находился Гарри Дюк.— О чем они говорили?— Не знаю. Хотелось подслушать, но Белман выпроводил меня из кабинета.Лорелли с любопытством переводила взгляд с Шульца на Кьюбитта и обратно. У двери с равнодушным видом стоял Джо. Казалось, юношу ничто не интересует.— Продолжай, — поторопил Шульц.— Я сказал Коррису, что Дюк у Белмана, и он тотчас же поднялся наверх. Потом раздалось три выстрела, и Коррис выскочил обратно на лестницу. Все его лицо было залито виски, и от него несло, как от винокуренного завода. Он пробежал мимо меня, сел в машину и умчался.— А что с Белманом?— К сожалению, он жив. Дюк предотвратил убийство. И теперь они знают, кто стрелял. Келлс записал номер машины Корриса.— Мне нужно подумать. — Шульц закрыл глаза, в комнате воцарилась тишина. Лорелли и Джо, казалось, перестали дышать, боясь гнева хозяина. Только Кьюбитт не мог усидеть спокойно и непрерывно ерзал в кресле. Наконец Шульц открыл глаза.— Все в порядке, Кьюбитт. Продолжай наблюдение за Белманом. Я хочу знать все, что у него происходит. — Он вынул из кармана пачку денег и передал нерадивому телохранителю.— Я и так настороже, — поспешно заговорил тот. — Может быть, еще что-нибудь сделать?— Нет. Если произойдет что-то интересное, немедленно поставь меня в известность.— Хорошо, шеф. Спокойной ночи. — Кьюбитт направился к двери.— Подожди, — окликнул его Шульц. — Джо отвезет тебя.— Меня? — не поверил своим ушам Кьюбитт.— В твое отсутствие в клубе могло произойти что-нибудь важное. Если так, то ты расскажешь обо всем Джо, а он передаст мне.— Но уже поздно, — попытался возразить Джо.— Если поторопишься, будет не поздно. Отправляйся!Кьюбитт и Джо вышли. Лорелли задумчиво накручивала на палец прядь иссиня-черных волос.— Почему Коррис хотел застрелить Белмана?Шульц игнорировал ее вопрос. Он прислушивался к звукам, доносящимся с улицы. Убедившись, что машина отъехала, он поднял голову и злорадно рассмеялся, глядя на Лорелли. Она никогда не видела его таким. В его смехе была какая-то скрытая угроза. Поняв это, Лорелли встала.— Я иду спать, — заявила она. — А ты остаешься?— Итак, Гарри Дюк все же был у Белмана, — как бы про себя проговорил Шульц.Лорелли медленно двинулась к дверям.— Я сердит на тебя, — добавил он, подливая содовой в виски. — Очень сердит.— Что же я такого сделала? — спросила она, взявшись за ручку двери.— Подойди ко мне, — приказал Шульц, маленькими глотками потягивая напиток. Но Лорелли, сдерживая страх, осталась у двери.— Ладно, можешь торчать там, — махнул рукой Шульц, поудобнее устраиваясь в кресле. — Но мне нужно с тобой объясниться. Это ты звонила Дюку?— Я? — она сделала невинные глаза. — Не понимаю, о чем ты говоришь!— Лжешь! Дюк сам мне рассказал об этом.— Зачем мне звонить ему?— Ты сильно осложняешь мне дело! Твой звонок пробудил в Гарри любопытство, а это чревато очень серьезными последствиями. Ради удовлетворения своего любопытства он горы перевернет, но докопается до истины. — Шульц допил виски и расхохотался Лорелли в лицо. — Дюк мужчина того типа, против которого не могут устоять девушки вроде тебя. Не знаю почему, но это так. Ты не должна была звонить ему. Конечно, часть вины лежит и на мне. Я зря рассказал тебе о Белмане. Это же чистое безумие — довериться тебе… Почему ты решила предостеречь Дюка?— Не понимаю, о чем ты говоришь!.. — упорствовала Лорелли. — И я не помню, чтобы ты говорил мне о Белмане.— Я и забыл, что ты меня никогда не слушаешь, — Шульц немного остыл.— Ты сегодня не в духе, — в который раз сказала Лорелли. — Я иду спать…— Что ж, ты уснешь крепко и безмятежно, мышка, — пробормотал Шульц, словно внезапно решившись на что-то, и швырнул ей в голову тяжелый стакан из-под виски. Лорелли не успела среагировать, и стакан угодил ей прямехонько между глаз. Как сноп, она повалилась на пол. Шульц подбежал к ней.— Ну, говори, стерва, зачем ты звонила Гарри?— Я хотела предупредить его, — простонала Лорелли. — Ты сказал, что убьешь Гарри, если он вмешается. Поэтому я и попросила его не вмешиваться в это дело!На лице Шульца отразилась ярость. Он сильно ударил девушку ногой, и она потеряла сознание. Затем он вытер мокрое от пота лицо и с трясущимися руками подошел к столику и налил себе виски. Выпив, стал обдумывать положение. Лорелли жила у него уже полгода. Она была забавна, и он успел по-своему к ней привязаться. И надо же такому случиться, что теперь она стала у него на дороге. Лорелли известно слишком многое. Очень жаль, но ее придется убрать. Нужно успеть это сделать до возвращения Джо. Он нарочно услал мальчишку, так как подозревал, что эти двое успели сговориться между собой. Как жаль, что он стар и лыс.Шульц быстро вышел на кухню, отыскал там веревку, сделал на ней петлю и вернулся в комнату. Затем опустился на колени рядом с Лорелли. Та по-прежнему была без сознания.Шульц осторожно продел ей голову в петлю и уже собрался затянуть веревку потуже, как услышал чье-то деликатное покашливание. Он в ужасе оглянулся.На подоконнике сидел Гарри Дюк.— Пол, то, что ты делаешь, очень опасно. Если ты затянешь петлю, девушке уже не поможет и врач! Глава 7 Прошло более тридцати минут, прежде чем Клер вернулась в зал. Увидев, что Каллен сидит один, она сжала губы. Вечер явно не удался.— Гарри просил извиниться перед тобой, — сказал Питер. — Он неожиданно вспомнил о назначенном свидании. С ним так бывает постоянно.— Ах, вот как, — сказала Клер.Питер знаком показал официанту, что пора подавать ужин.— Что мы выпьем? — обратился он к Клер.— Прошу тебя, ничего. У меня и так болит голова.— Как скажешь, дорогая, — проговорил Питер, глядя на ее печальное лицо. — Давай просто поужинаем.— Спасибо… Я понимаю, каково у тебя на душе.— В чем дело, Клер? — Он отложил вилку и нож. — Я тебя обидел чем-нибудь?— Не обращай на меня внимания, Питер. Я просто очень устала. Ее лицо исказилось, казалось, что она вот-вот заплачет.— Но, Клер… — ошеломленно начал он.Губы девушки задрожали, она вскочила и выбежала из ресторана. Питер был так озадачен, что некоторое время сидел с открытым ртом, не замечая любопытных взглядов, которые на него бросали окружающие.— В чем дело, сэр? — склонился над ним официант. — Может быть, леди не понравился бифштекс?— Нет, она просто почувствовала себя плохо, — отозвался наконец Каллен.Расплатившись, он вышел на улицу. Швейцар прикоснулся к фуражке.— Ваша машина вон там, сэр, — сказал он. — Леди сидит в ней.Клер забилась в дальний угол и плакала. Он хотел обнять ее и успокоить, но побоялся, что это только усугубит дело. Питер сел на место-водителя и закурил сигарету.— Все в порядке, Питер, — прошептала Клер.— Что с тобой, дорогая? — он поднялся и пересел к ней.— Сама не пойму.— Ты просто устала. Я отвезу тебя домой. Отдохнешь, и жизнь снова покажется тебе нормальной.— Мне что-то не хочется домой, — Клер покачала головой. — Давай поедем куда-нибудь.— Куда? — Питер завел мотор.— Все равно.Он поехал в сторону Фервью. Клер сидела в углу и смотрела на свет фар, бегущий впереди машины. Она больше не плакала.— Прости меня, Питер, что я испортила тебе сегодняшний вечер. У меня что-то нервы расшалились.— Ничего, не переживай, — сказал он, похлопав ее по плечу. — Я тоже сегодня что-то не в своей тарелке.Он остановился на обочине.— Послушай, Клер, — решительно начал Питер. — Ты слишком много работаешь. Почему бы тебе не бросить газету и не выйти за меня замуж? — Он обнял и поцеловал ее. — В конце концов, ты ведь должна принять какое-то решение. Я постараюсь сделать тебя счастливой.— Не будем говорить об этом сегодня. — Клер мягко высвободилась из его объятий. — Прошу тебя, поедем дальше. Я сегодня не в настроении говорить на подобные темы.— Что ты сказала? — он попытался подавить свой гнев. — Не в настроении?.. Я люблю тебя, наши отношения не флирт, и для того, чтобы обсуждать их, не нужно особенного настроения. Ты меня любишь или нет? — Он покрепче сжал ей руки.— Прошу тебя, не будем спорить сегодня… Ты не понимаешь…— Если ты меня не любишь, нам лучше прекратить встречи, — сердито сказал Питер.— Я люблю тебя. Не будем говорить о разлуке.— Если любишь, то почему бы нам не пожениться?— Не смотри на меня так, Питер. Еще минута, и мы поссоримся. — Она бросилась в его объятия. Я люблю тебя, но не торопи меня.Они, обнявшись, некоторое время сидели молча. Наконец Питер сказал:— Ладно, Клер, не буду тебя торопить. Но одно ты должна мне обещать. Давай уедем на юг на пару недель. Тебе просто необходимо отдохнуть.— Это будет чудесно, — согласилась она и добавила:— Расскажи мне о Гарри Дюке. Вы давно знакомы?Мысль о том, что Гарри мог понравиться Клер, невольно возникала у Каллена. Он вспомнил ее растерянность и смущение при встрече. Против воли, Питер должен был признать, что Гарри и Клер составили бы великолепную пару. Оба талантливы, честолюбивы, энергичны, оба знают, чего хотят.— Тебе понравился Гарри, не так ли?— Не знаю. Я почти не разговаривала с ним.— Но ты рада, что познакомилась?— Ну, он немного необычен… и, наверное, имеет успех у женщин…Питер закурил сигарету и заставил себя говорить равнодушно:— Они буквально вешаются ему на шею. Но у него нет постоянной подруги. Он меняет их, как перчатки. Мне всегда жаль девушек, которые в него влюбляются.После долгой паузы Клер спросила:— И теперь тебе кажется, что и я попала в их число?— она рассмеялась.— Нет, конечно, — ответил Питер.— Тебе нечего опасаться Гарри Дюка. Он совершенно не в моем вкусе. Я достаточно хорошо знаю этот тип мужчин: часто встречала их среди актеров, журналистов, игроков. Меня отталкивает их эгоизм и жажда наживы. Раньше, может быть, я могла бы влюбиться в него, но сейчас нет.— Ты мало знаешь Гарри, — Питер привлек девушку к себе. — Если ему кто-то понравился, он может быть очарователен. Я убеждался в этом тысячи раз.— Значит, ты боишься, что он отобьет меня у тебя, — со смехом произнесла Клер, но в голосе ее сквозила печаль.— Ничего подобного! Но все же я позабочусь, чтобы этого не произошло.— Отвези меня домой, — попросила Клер. — И еще раз прости, что я испортила тебе вечер.— Ты знаешь, как сделать меня счастливым. Скажи, что любишь меня.— Ты и сам это знаешь.— Предупреждаю, дорогая, когда ты придешь в себя, я не оставлю тебя в покое, пока не добьюсь окончательного ответа… Вот мы и приехали. — Питер подвез ее к маленькому бунгало. — Что же мне теперь делать? Идти домой пешком, или ты позволишь мне взять твою машину. Завтра утром я верну ее.— Пойдем ко мне, — сказала Клер таким голосом, от которого у Питера сильнее забилось сердце.— Что ты, сейчас поздно, — попытался протестовать он. — У тебя да и у меня был сегодня трудный день. Думаю, мне лучше вернуться домой.— Останься на ночь у меня.— Ты это серьезно?— Да. Ты проявил сегодня столько терпения…Предложение было чудесным, но слово «терпение» все портило.— Нет, Клер, ты прелесть, но я люблю тебя и могу подождать. Ты нужна мне не на одну ночь.— Спокойной ночи, Питер. — Девушка быстро покинула машину. — Ты, конечно, прав, как и всегда. — Она стремительно пошла по садовой дорожке и скрылась в доме. Питер ждал, пока в доме не загорелся свет. Глава 8 Не выпуская Шульца из поля зрения, Дюк спрыгнул с подоконника, закрыл за собой окно и задернул занавески.Шульц молчал, как оглушенный. Он все еще стоял на коленях возле Лорелли. Гарри держал револьвер наготове. Он знал, каким быстрым может быть этот толстяк.— Надеюсь, я не помешал вам? — учтивым тоном осведомился он. — Кажется, вы собирались удушить эту прелестную девушку?Шульц молчал.— Встань, наконец, и оставь ее в покое!— Господи, как ты меня напугал, — Шульц медленно поднялся, вытирая мокрое лицо.— В следующий раз я буду докладывать о моем приходе, — с издевкой проговорил Гарри.Шульц подошел к столу, дрожащими руками налил виски и повалился в кресло. Гарри приблизился к нему.— Только без глупостей, Пол! Не вздумай хвататься за револьвер. Поверь, у меня больше опыта в такого рода делах, и я могу ненароком повредить тебе какой-нибудь важный орган.— Мне пока не надоела жизнь. — Шульц начал понемногу успокаиваться. — Можешь не беспокоиться…— Ты чуть не взял на душу смертный грех, Шульц. Что такого сделала эта крошка, раз вы решили обойтись с ней так круто?Толстяк молча опустил голову. Лорелли застонала и зашевелилась.— Я, пожалуй, уберу этот веревочный галстук с ее шеи, — сказал Гарри, нагибаясь. — А то она испугается, когда очнется.— Я хотел только припугнуть ее.— Великолепная идея. Пол. — Дюк снял с шеи Лорелли петлю и отшвырнул веревку в сторону, а затем перевернул девушку на спину. Все это он проделал левой рукой, в то время как правая была постоянно наготове. Его предосторожность оказалась не напрасной: Шульц неожиданно выхватил из кармана пистолет, но в лицо ему уже смотрело дуло тридцать восьмого калибра. Гарри соболезнующе покачал головой.— Я же предупреждал, что у меня побольше опыта в такого рода делах. Оставьте пистолет в покое и сидите смирно!Шульц со злостью швырнул пистолет на пол.— Напрасно ты сунул нос в мои дела, Гарри, — со злостью прошипел он. — Если ты будешь действовать так и дальше, то рискуешь перессориться со всеми дельцами Беновилля. Признаю, что первый раунд за тобой, но игра только начинается.Дюк тем временем рассматривал Лорелли.— Где это я мог ее видеть, — задумчиво пробормотал он. — Знакомое лицо… Хорошенькая девушка. Рад, что пришел вовремя.Застонав, Лорелли пришла в себя и открыла глаза. Она потрогала горло, и лицо ее исказилось от боли. Увидев Гарри, она испуганно подхватилась на ноги.— Не бойся, бэби, — успокаивающе сказал Гарри. — Здесь только твои друзья.Лорелли медленно перевела взгляд с него на Шульца. Наконец до нее что-то дошло, и в глазах девушки вспыхнул гнев. Она принялась осыпать Шульца такими отборными ругательствами, что даже Гарри потерял дар речи.— Если бы у меня был револьвер, я тут же продырявила твое толстое брюхо! — кричала она. — Швырнуть мне в голову стакан, ах ты мерзавец!..— Надеюсь, она почерпнула эти великолепные выражения не от вас? — осведомился Гарри. — Я просто потрясен!Вскочив, Шульц хотел дать девушке оплеуху. В этот момент распахнулась дверь, и на пороге появился Джо. Увидев Гарри с револьвером в руке, он замер, потом поднял руки.— Все в порядке, Джо, — кивнул ему Дюк. — Эти формальности ни к чему.Опустив руки, Джо вопросительно посмотрел на Шульца, который снова уселся в кресло. Лорелли схватила каминные щипцы и бросилась к толстяку, но Гарри вовремя успел подставить ей ногу. Джо подобрал щипцы и положил на место. Лорелли осталась сидеть на полу, потом заплакала навзрыд.— Ну, как мне кажется, надо кончать наш вечер, — сказал Гарри. — Иначе, дело может зайти очень далеко. — Он помог Лорелли встать. — Эту крошку я забираю с собой.— Нет, она останется здесь! — крикнул Шульц.— Мы живем в свободной стране, так что спроси девушку, — предложил ему Гарри. — Что вы предпочитаете — уйти со мной или остаться с этим толстяком?Она посмотрела на Дюка, закусив полную губу.— Уйти с вами.— Ничего не могу поделать, Пол, — Гарри развел руками. — Желание дамы для меня закон.— Дура! — крикнул Шульц. — Ты еще пожалеешь! Оставайся со мной! Тебе ведь здесь было хорошо!— Пошел ты к черту! — со злостью крикнула девушка. — Ну, так чего же мы ждем? — обратилась она к Дюку.Гарри пошел к двери, не выпуская из поля зрения Джо и Шульца. Неожиданно толстяк потерял самообладание. Он вскочил на ноги, и лицо его побагровело от ярости.— Если ты скажешь хоть слово, то пожалеешь, что родилась на свет! — проорал он. — Поняла? Если ты расскажешь Дюку все, он бросит тебя! Я его хорошо знаю, ты, глупая шлюха! Ты теряешь последний шанс в жизни, уходя от меня!— Пол, подумай о своем кровяном давлении, — урезонил его Гарри. — Я отвезу девушку в такое место, где ты до нее не доберешься. Завтра утром я приду к вам, и мы потолкуем на холодную голову. Пока, Пол…Шульц, не обращая никакого внимания на Гарри, продолжал сыпать угрозы в адрес Лорелли:— Если ты проболтаешься, я найду тебя даже под землей! И тогда тебе будет плохо!..Девушка расхохоталась ему в лицо.— Ты меня больше не запугаешь, старая крыса! У меня теперь есть защитник!Она взяла Гарри под руку и гордо покинула помещение. Едва Дюк оказался на улице, как сразу же припустил бегом.— Быстрее! — крикнул он Лорелли. — Боюсь, как бы у Шульца не сдали нервы и он не открыл стрельбу.— Забавно, что вы начали его бояться только теперь. — Лорелли побежала за ним, но узкий подол платья стеснял ее движения.— Подождите! — крикнула она.Дюк подхватил ее под руку, и они успели пробежать всего несколько шагов, когда пуля разбила фонарь над их головами. Вскрикнув, Лорелли подобрала подол платья и так помчалась, что даже Гарри отстал от нее. Он расхохотался.— Ну, кто больше боится? — крикнул он.Над их головами со звоном разлетелся второй фонарь.— Я и не знал, что Пол так хорошо стреляет, — заметил Гарри, ныряя в машину и затаскивая в салон девушку. Мотор заработал, и машина рванула с места. В слабом свете приборной панели Лорелли рассматривала свои чулки. Увидев, что оба они порваны, она с сожалением вздохнула.— Итак, это первая открытая стрельба в Беновилле, — резюмировал Гарри. — Боюсь, Пол нас возненавидит.Лорелли только скривилась.— Значит, вы — Гарри Дюк?— Собственной персоной. Единственный сын мистера Дюка. Раз уже мы начали представляться друг другу, могу узнать, с кем имею честь?— Меня зовут Лорелли. Не Лорелли Монтгомери и не Лорелли Спивак, а просто Лорелли.— Понятно. И для этого есть какие-нибудь основания?— Да. И даже несколько. Одно из них то, что у меня никогда не было родителей.— Любопытно, — заметил Гарри, сворачивая на главную улицу. — Значит, вы вылупились из яйца?— Почти. Подробностей я не знаю, но это приблизительно так.— Как вы относитесь к чашечке кофе с сэндвичем? — поинтересовался Гарри.— Как, сейчас?— Да, в это же мгновение. — Дюк затормозил около аптеки, открытой всю ночь. Он и Лорелли вошли внутрь. За стойкой дремал служитель, встрепенувшийся при виде Гарри.— Сегодня вы что-то поздно, мистер Дюк, — заметил он. — Что закажете?Лорелли заказала сэндвичи и помидоры, а Гарри чашечку кофе.— Спасибо, Джек, а теперь исчезни, — произнес Гарри, когда официант принес заказ. — Мне просто необходимо поговорить с леди.— Могу я услышать вашу биографию? — обратился он к Лорелли.— Сегодня я ни о чем не буду говорить. Завтра утром, может быть, я и расскажу о своем прошлом. Но на сегодняшнюю ночь хочу остаться для вас загадкой.— О'кей, — Дюк помешал свой кофе. — Но завтра вы обязательно расскажете мне о себе. Тем более, что, как мне кажется, вы нуждаетесь в моей помощи… Скажите, я не встречал вас в конторе Шульца?— Возможно. Правда, это лишний минус мне, раз вы не можете меня вспомнить.— Как вы попали к Полу?— Оставим это до завтра. На сегодня тема закрыта. Сейчас мне ужасно хочется спать.— Это не так просто. У вас нет ни денег, ни знакомых, зато в наличии фигура, мимо которой не пройдешь равнодушно.— Фигуру можете оставить моим заботам, а остальное ваша забота.Дюк взглянул на часы. Было около двух часов ночи.— Это вы позвонили мне сегодня утром и попросили держаться подальше от Белмана?— Разве? — Лорелли сделала невинное лицо. — Я стольким людям звоню…— Меня интересует Белман. — Гарри отпил кофе. — Поймите меня правильно, я его терпеть не могу, но он меня интересует. Вам что-нибудь известно о нем?Лорелли кивнула:— Мне многое известно.— Так поделитесь со мной. Считайте меня своим исповедником, своим духовным отцом.— У меня не было и обыкновенного, и я тем более не имею понятия, как вести себя с духовным. — Лорелли доела сэндвич. — Теперь нужно ехать, — проговорила она. — У меня страшно болит голова, особенно затылок.— И рад бы, да не знаю, где вас устроить. Мне не очень бы хотелось везти вас домой.— Вы меня можете не бояться, — Лорелли изумленно смотрела на него.— Я вас не боюсь, но именно за себя вы и не можете ручаться.— Может быть, вы считаете, что я недостаточно хороша для вас? — Девушка разозлилась.— Нет, но я не уверен, достаточно ли вы плохи для меня.Лорелли была так удивлена, что не нашлась, что ответить.— С другой стороны, я убежден, что Шульц будет искать вас, поэтому должен подобрать вам надежное убежище. Лучше всего отвезти вас к моему другу Питеру Каллену.— Я надеялась, что мы познакомимся поближе, — разочарованно протянула Лорелли.— О нет, я слишком строго воспитан, — решительно покачал головой Дюк. Он вошел в телефонную будку, коротко переговорил с кем-то и скоро вернулся. — Все в порядке. Мы можем ехать.Лорелли потрогала голову.— Этот мерзавец ударил меня изо всей силы. И завтра будет болеть… Вам придется расплатиться, у меня нет денег.— Такова жизнь, — улыбнулся Дюк. — Не успеешь познакомиться с девушкой, как приходится тратиться на нее.Он расплатился с официантом и проводил Лорелли в машину. Они быстро доехали до квартиры Питера. Тот был еще одет.— Входите, — он распахнул перед ними двери, с удивлением глядя на Лорелли.— Позвольте вас познакомить. Это Питер Каллен, славный парень, но только не употребляйте при нем выражения, аналогичные тем, что вы употребляли по адресу нашего друга Шульца. Это может его шокировать, или он вас неправильно поймет. А это Лорелли, Питер. Не Лорелли Монтгомери, и не Лорелли Спивак, а просто Лорелли. Как я только что выяснил, она вылупилась из яйца.Питер расхохотался. Лорелли только озадаченно моргала.— У меня есть такое предположение, — продолжал Гарри, — что ты уступишь ей свою кровать, а мы расположимся в зале на стульях. Я знаю, что это не лучший выход из положения, но, возможно, ты когда-нибудь и порадуешься, что приютил нас на эту ночь.— Мне не нужна кровать, — запротестовала девушка, — я готова спать на голом полу…— Идите спать. — Дюк мягко взял ее за руку и повел в спальню Питера. — А завтра утром мы поговорим, хотите вы этого или нет.Он закрыл за ней дверь. Питер в это время уже уютно устроился в кресле.— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — сказал он. — Я ничего не понимаю, но если кто-то из нас знает достаточно, то этого хватит.— Завтра утром я тебе все объясню, а теперь я очень устал. — Гарри упал в другое кресло. — Был чертовски трудный день.— Чем ты, собственно, думаешь, — никак не мог успокоиться Питер. — Ты привозишь ко мне домой незнакомую девушку, кладешь ее на мою кровать и не находишь нужным даже дать объяснения. Ты что, считаешь меня дураком?— Нет, другом. Моим лучшим другом.— Это все, что ты можешь мне сказать?— А что еще мне известно? — Гарри открыл глаза и посмотрел на Питера. — Кто эта девушка? Понятия не имею. Я только знаю, что у нее нет денег на гостиницу.— Что ты скажешь о Клер? — спросил Питер после небольшой паузы.— Очаровательная девушка. Слишком хороша для тебя. Если ты не возражаешь, я отобью ее у тебя?— Возражаю, и даже очень! — это было сказано с такой злостью, что Гарри даже изумленно привстал.— Ты что, старина, шуток не понимаешь? — спросил он и в следующее мгновение уснул.Так закончился первый день. Глава 9 Утром Клер пришла в редакцию усталая и подавленная. Она бессильно опустилась в кресло возле письменного стола.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
загрузка...


А-П

П-Я