Обращался в сайт Водолей 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Кэт подняла длинные ресницы и при виде сидевшего рядом Роберта улыбнулась, а в ее фиалковых глазах засветилась радость.
– Вы уже видели его?
– Его? – Он глуповато улыбнулся. – Нет, миледи, я сначала подошел к вам.
– Покажите милорду его сына, – распорядилась тогда Кэтрин и, повернув голову к Марте и нахмурившейся повитухе, протянула к ним руки, но потом передумала и жестом указала на Девлина. – Пусть отец возьмет его.
Девлин не успел воспротивиться, как старая повитуха положила ребенка в кольцо его рук и прикрикнула, чтобы он осторожно держал ребенка, потому что это не меч, который он привык держать. Оробев, Девлин почувствовал себя так, словно у него остались только большие пальцы вместо положенного их количества, но ему все же удалось удержать ребенка в своих грубых руках.
– Он такой маленький, – пробормотал Девлин, глядя на сморщенное личико, выглядывающее из складок мягкого одеяла.
– Маленький, вы говорите? – фыркнула повитуха. – Ну и норманны! А какого ожидали вы, здоровый дурень? Ваша леди родила вам ребенка, а не быка! Да к тому же большущего ребенка! Поэтому вашей леди и пришлось так тяжело. Если бы отец ребенка был поменьше, она бы меньше страдала.
Роберт виновато посмотрел на Кэтрин, и она тихо засмеялась. От этих новых ощущений Девлин пришел в замешательство, не находя нужных слов, и Кэтрин решила ему помочь. Потянувшись, она откинула одеяло с ребенка, чтобы показать Роберту крошечные пальцы на ногах и руках сына, завитки черных шелковых волос на головке и маленькую ямку у него на подбородке.
– Такая же, как у вас, – заметила она, нежно проведя кончиком пальца по квадратному подбородку Девлина. – Вы не побрились, – шутливо укорила она Девлина, почувствовав под рукой колючую щетину.
Ощутив, как от прикосновения Кэт в нем разгорается жар, Девлин, стараясь не причинить вреда ребенку, неуклюже накрыл рукой ее руку и в который раз удивился, что Кэтрин могла так возбуждать его просто взглядом или словом, улыбкой или прикосновением.
– Дайте мне ребенка, пока вы не уронили его, – поспешила вмешаться Марта, протянув руки к свертку в одеяле.
Девлин с благодарностью передал ей ребенка, ощущая внутри странную слабость, – ребенок был таким маленьким и хрупким, что он со страхом держал его.
– Вы уже выбрали для него имя? – спросила Кэтрин, все еще держа Девлина за руку. – Ребенок должен иметь хорошее христианское имя.
– Нет, дорогая. Имя выберете вы сами, это ваше право.
– Я думала назвать его в честь другого завоевателя, жившего давным-давно, милорд. – Кэтрин помолчала, но, не видя возражения на лице Девлина, закончила: – Александр был великий и могущественный воин, а его имя означает «защитник человечества». Я полагаю, сыну норманна и саксонки вполне подходит это имя.
– Да, – кивнул Девлин в знак согласия, – вы выбрали хорошее имя, и он будет носить его с гордостью.
Некоторое время Девлин сидел молча, охваченный чувством, которому не мог дать названия. Взгляд его темных глаз был прикован к женщине, обессилевшей после рождения его ребенка и теперь устало лежавшей в его постели.
Мог ли он отрицать очевидную правду? Вины ребенка не было в том, что его отец боялся обручального кольца, как не было в этом и вины девушки, которую он первый раз взял против ее воли. Как мог он, верный рыцарь Вильгельма, человек чести, продолжать вести себя столь безответственно? Вздохнув, Девлин поднес к губам руку Кэт и поцеловал в ладонь, а потом бережно опустил на постель и, повернувшись, вышел из комнаты, не сказав ни слова.
Жгучие слезы блестели в фиалковых глазах Кэтрин, когда она провожала взглядом удаляющуюся высокую фигуру Девлина. Она устала, как никогда в жизни, а он предстал перед ней таким отстраненным, таким чужим. Однако Кэт очень хорошо его знала; малейший оттенок его голоса, то, как Роберт кривил уголки сурового рта и высокой дугой поднимал темные брови, было знакомо Кэт так же хорошо, как ее собственное тело.
Марта и повитуха обменялись хмурыми неодобрительными взглядами, добрые сердца женщин разрывались при виде лежавшей в постели печальной молодой женщины. «Да, нелегко быть предметом желания этого норманна», – тихо ворчали они. Возможно, было бы лучше, если бы Кэтрин никогда не любила Девлина, но любовь к норманну была явно написана у нее на лице, хотя она и не хотела в ней признаться.
– Ах, бедная маленькая девочка. С этого норманна нужно живьем содрать шкуру! – тихо шепнула повитуха Марте.
Молча согласившись. Марта подала плачущего ребенка матери и улыбнулась, глядя, как Кэт бережно приложила его к груди. Младенец жадно прильнул к матери, женщины восхищались чудесным ребенком, и вскоре спальня наполнилась тихим смехом.
Кэтрин в конце концов спросила, где Роберт, и ей доложили, что он покинул стены замка Челтенхем, не сказав, когда вернется. Расстроенная Кэт, снова опустившись на подушки, невидящими глазами уставилась в потолок. «Роберт оставил меня и ребенка, вероятно, ради того, чтобы отправиться в другие, более крепкие объятия. Он по натуре страстный человек и, с его точки зрения, не получал удовлетворения, наверное, целую вечность. Неужели такова моя судьба – ждать его, пока он ищет другую женщину?» – печально размышляла Кэт.
– Вы должны поесть, миледи, иначе ребенку будет плохо, – нахмурившись, стала уговаривать ее Марта, увидев, что еда на подносе, который она принесла своей хозяйке, осталась нетронутой. – Попробуйте хоть маленький кусочек, – умоляла служанка.
– Нет, Марта. У меня пропал аппетит, и еда кажется мне тяжелой. Я поем потом. Скоро у меня придет молоко, так что Александр не останется голодным. А сейчас оставь меня в покое. – Отвернувшись, Кэт смотрела в противоположную стену, снова унесясь мыслями к Девлину.
Взяв поднос, Марта медленно пошла к двери и резко отскочила назад, чтобы не получить удар, когда дверь без предупреждения распахнулась. Только один человек имел обыкновение так входить в комнату, и действительно в спальню стремительно вошел Девлин. Марта широко раскрытыми от изумления глазами смотрела на его покрытые грязью сапоги и накидку, на шпоры, с которых на каменный пол падали большие комья грязи.
– Милорд! – прошептала Марта, опасаясь, что Девлин в одном из самых отвратительных своих настроений, и поднос задрожал у нее в руках.
– Чья это еда? – прогремел Девлин, взглянув на поднос с нетронутым мясом и сыром, и обернулся к Кэтрин.
– Это… это миледи, – тихо призналась Марта. – Она не вполне хорошо себя чувствует и не хочет есть.
– Дайте мне поднос. – Забрав у Марты поднос и приказав ей оставить их одних, Девлин подошел к Кэт и поставил еду возле нее на край кровати. – На мне сейчас слишком много грязи, и я не могу сесть рядом с вами, но есть срочное дело, которое нам нужно обсудить. Я хочу, чтобы, вернувшись, не нашел на этом подносе еды. – Он помолчал и добавил: – Если вы чувствуете, что не можете есть все подряд, кушайте только то, что можете. Вам нужны силы. – Он замялся, словно собираясь еще что-то сказать, но потом только улыбнулся Кэт и вышел.
В полном замешательстве Кэтрин, не шевелясь, смотрела на закрытую дверь. Девлин влетел к ней в спальню так, как будто они расстались минуту назад, приказал ей поесть и снова исчез! Кэтрин слабо улыбнулась и, взяв с подноса маленький кусочек, принялась жевать.
Приняв ванну и сменив одежду, Девлин стоял у открытой двери спальни. «Что, если Кэтрин откажет мне?» – в испуге подумал он, но, взяв себя в руки, строго приказал себе отбросить эти страхи как неподобающие тому, кого Вильгельм считал одним из самых храбрых своих сподвижников.
– Входите, милорд, – тихо позвала его Кэтрин, заметив, что он нерешительно стоит на пороге. – Я уже почти все съела.
– Я просил об этом только ради вашего же блага, – заметил Девлин, как бы оправдываясь. – Вы совсем воздушная, и я боюсь, ближайший порыв ветра унесет вас. – Даже под одеялами Девлин угадывал изящные формы Кэт, ее плоский живот и ставшие еще пышнее груди. В нем вспыхнуло желание, но Девлин смог погасить его, понимая, что сейчас не получит здесь удовлетворения. Сев на край кровати, он взял руку Кэтрин в свои руки и, отрешенно перебирая пальцы Кэт, пристально вглядывался в ее лицо. – Я привез с собой гостей, дорогая, – немного погодя сказал Девлин, улыбнувшись удивлению, отразившемуся в ее глазах. – Внизу в зале вас ждут ваши родственники.
– Джейн? Хантли? – Кэтрин с трудом могла в это поверить. – О Роберт! – Улыбка коснулась ее губ, а в глазах заблестели искорки. – Я скучала по своим родственникам и думала, что у моего ребенка никогда не будет возможности познакомиться со своими саксонскими корнями.
– Безусловно, будет, дорогая! – Казалось, Девлин был удивлен ее словами. – Но он также познакомится и со своими нормандскими предками, потому что я привез обратно еще и лорда Ги.
– Своего отца? Я очень рада, милорд. – Кэтрин сжала руку Девлина, своим прикосновением взбудоражив его кровь. – Я знала, что вы из-за чего-то поссорились с лордом Ги, и мне очень приятно, что ваши разногласия улажены.
Девлин в замешательстве, которого не помнил за всю свою жизнь, смотрел на Кэтрин, а когда заговорил, его голос звучал более холодно и резко, чем ему хотелось.
– Красавица, я попросил священника быть готовым обвенчать нас через час.
Застыв, Кэтрин широко раскрытыми глазами смотрела на Роберта. Она не могла поверить тому, что только что услышала, не могла поверить, что Роберт собирается жениться на пей. Через час?
– Нет, господин! – воскликнула она, не замечая его прищуренных глаз и стиснутых челюстей. – Я не могу!
– Сможете! – рявкнул Девлин, не обращая внимания на болезненно сжавшееся сердце. «Кэт не хочет меня. Я слишком долго ждал», – испугался он.
– Всего через час? За это время я не успею приготовиться, милорд! Я должна принять ванну, найти подходящую одежду, и мои волосы…
– Кэтрин, – искорка надежды затеплилась в черной глубине его глаз, и, крепко взяв ее за плечи, Девлин слегка приподнял Кэт с постели, – я должен знать, вас не устраивает время или мужчина?
– Только время, господин, – поторопилась успокоить его Кэт, поняв, как прозвучали для него ее слова. – Я не собиралась отказываться из-за мужчины, – улыбнувшись, она погладила рукой резкую линию его подбородка. – Я так долго мечтала об этом, что теперь просто не могу поверить.
– Поверьте, дорогая, потому что это правда. – Девлин встал, все еще держа Кэт за руку. – Я пришлю к вам ваших служанок, а потом приду и отведу вас в зал к священнику.
Немного больше чем через час Девлин, сильными руками подхватив Кэтрин, понес ее по винтовой лестнице вниз в зал, расположенный под господскими апартаментами. Там перед священником и в присутствии кузенов Кэт, своего отца и Монтроза в качестве свидетелей Девлин произнес клятвы, которые навсегда связали его с Кэтрин.
А затем в честь соединения Девлина и Кэтрин в Челтенхеме был устроен праздник, какого еще не видывали стены этого замка. Союз норманнов и саксов стал новой надеждой на будущее для всей Англии.
Вечером новобрачных с нескромными шутками и смехом весело проводили наверх в апартаменты. Девлин вошел в покои, крепко держа на руках Кэт, и ему удалось ловко захлопнуть и забаррикадировать дверь перед носом гостей, лишив их возможности тоже войти в спальню.
– Ты испортил им шутку, – тихо хихикнула Кэт, обводя кончиками пальцев линию улыбающегося рта Девлина, и, вся светясь, заглянула в его темные глаза.
– Да, пусть теперь поищут себе другое развлечение, – согласился он, бережно опуская Кэт на ложе, которое они делили. С величайшей осторожностью он снял с Кэт одежду и надел на нее тонкую ночную сорочку, удержав руки от искушения разгладить се.
Потом Девлин разделся, лег рядом и, оберегая Кэт, обнял ее, положив ее голову на свою широкую грудь. Довольные, Кэт и Роберт молча лежали, глядя на пляшущие языки пламени в очаге. Позже, когда Кэт оправится после рождения их сына, будет время погасить внутренний огонь. Девлин знал, что может ждать. Да, эта женщина заслуживала того, чтобы ее ждали.
Глава 17
Джон де Бофор с нетерпением дожидался возможности осуществить свои замыслы. Он долго и упорно разрабатывал планы и вскоре насладится жестокой местью тем, кто унижал его. Усмехнувшись про себя, Джон направил лошадь к Челтенхему и к своему брату-близнецу. Теперь за теми высокими каменными стенами у Джона был союзник, который поможет ему добиться успеха в осуществлении коварного плана. Он понимал, что немного рискует, так приближаясь к дому человека, объявившего себя его врагом.
Вечернее солнце уже опустилось за дальние холмы, и только слабый сиреневый отсвет еще освещал дорогу. Джон встретился со своим сотоварищем в разрушенной хижине, расположенной в пределах видимости со стен замка Челтенхем.
– Все готово? – Позвякивая при каждом шаге серебряными шпорами, Джон подошел к закутанной фигуре. – Я не желаю, чтобы мои планы провалились.
Ответом на его вопрос был низкий смех, и хриплый голос прошептал из-под темного капюшона:
– Да, Джон! Все подготовлено. Девлин при первых лучах солнца ускакал в имение матери, а леди с ребенком осталась в замке.
С ребенком. При этих словах у Джона в груди вскипела холодная ярость: «Значит, прежде чем со всем будет покончено, предстоит еще одно убийство. Сын Роберта должен умереть вместе со своими родителями! Ведь Роберт, женившись на этой саксонской девке, сделал ее ребенка своим законным наследником!»
– Вы помните, что должны делать?
– Да, Джон. Я прекрасно знаю свою роль. Я с удовольствием увижу, как эта надменная мерзавка получит по заслугам. – Голос был полон ненависти. – Но знайте, что ее будут строго охранять, и ей приказано оставаться в стенах замка.
– Да, но она ни в чем не заподозрит вас, и именно вы приведете ее в нашу ловушку.
– Где это будет, Бофор?
– В нескольких лье к югу от Челтенхема возле Мейдстона есть маленькая хижина. Вы сумеете ее найти в одиночку? Это на юго-западе, на берегу реки Медуэй. Я найду ее, – последовал твердый ответ.
Плотный сырой туман серыми клочьями нависал над холмами и дорогами у Челтенхема. Ранним утром Кэтрин крепко обнимала Девлина, прощаясь с ним так, словно больше никогда не увидит его.
– Будьте осторожны, милорд, – прошептала она с потемневшими от боли аметистовыми глазами, – я хочу, чтобы вы побыстрее вернулись.
– Я только съезжу в свое имение, что севернее Лондона, дорогая. – Усмехнувшись про себя тому, что Кэт только крепко обнимает его, вместо того чтобы рассердиться, Девлин стиснул ее хрупкое тело и поднял так, что лицо Кэт оказалось на уровне его лица. – Это не такая уж долгая поездка, и я быстро вернусь. Когда наш сын подрастет, мы повезем его посмотреть его наследство. Вы довольны?
– Да, но я была бы больше довольна, если бы вы оставались с нами, пока мы не сможем поехать все вместе.
Хмыкнув, Девлин еще крепче сжал Кэтрин, и она слабо запротестовала, шепнув, что не может дышать. Девлин вздохнул и неохотно ослабил объятия, так что Кэт заскользила вдоль его мускулистого тела, пока ее ноги снова не коснулись земли.
– Я оставляю Монтроза присматривать за вами и беру с собой только отца и еще нескольких человек. О вас будут хорошо заботиться, милая. – Жадными губами Девлин нашел ее губы и прижался к ним со страстным желанием, которого не мог скрыть. Поцелуй так возбудил его, что он не мог оторваться от Кэт, пока лорд Ги сдержанно не кашлянул, напомнив о своем присутствии.
Покраснев и трепеща от такого же страстного желания, как и у ее мужа, Кэтрин смотрела на переплетенные дрожащие пальцы сжатых рук, и в ней росло странное предчувствие беды. После того как замер стук копыт по деревянному подъемному мосту и всадников окутала плотная серая дымка, Кэт еще долго смотрела вслед Девлину, и сердце тяжело билось у нее в груди. «Он вернется только через две недели, – эхом пронеслось у нее в мозгу, – только через две недели!»
Поля уже были засеяны, но так как дни стали длиннее, казалось, многое можно еще сделать. Когда на замок Челтенхем опустился вечер и все его обитатели разошлись по своим комнатам, Кэтрин решила проверить порядок в доме. На полу в зале была расстелена свежая душистая солома, которую побрызгали привезенными с Востока ароматными жидкостями для придания ей более приятного запаха; углы комнаты были очищены от паутины; закопченные очаги отмыты от сажи, и в них установлены котлы для приготовления супа, а слуги получили распоряжение на следующий день вынести вниз и вытрясти запылившиеся гобелены. Даже Марта ворчала, что надеется, что Девлин поторопится вернуться, иначе в его доме останутся только измученные слуги. «Завтрашний день будет таким же суматошным, как и сегодняшний», – устало подумала Кэтрин, поднимаясь по лестнице к себе в спальню.
Увидев бешеную деятельность Кэтрин, Роджер счел за лучшее не попадаться ей на глаза, боясь, что она поручит ему работу, недостойную рыцаря короля Вильгельма. Кроме того, теперь, когда его друг нашел свою единственную женщину, Роджер чувствовал себя свободным и мечтал поискать такую же и для себя. Неподалеку от Челтенхема жила симпатичная, обаятельная девушка, дочь пожилого лорда, который бдительно охранял свое бесценное сокровище. Роджеру давно приглянулась эта девушка, и ему захотелось совершить короткую прогулку в соседнее имение. Он решил, что поедет ненадолго, ведь в доме полно людей, чтобы охранять леди Кэтрин и ее ребенка.
Кэт только успела лечь в постель и приложить к груди Александра, как услышала легкий стук в дверь. Когда дверь отворилась и Кэт узнала посетительницу, она в ужасе застыла.
– Что вам нужно в моих покоях, леди Энн? – холодно спросила Кэт. При виде леди Энн в ней почему-то возникал мучительный страх.
– А что мне может быть нужно здесь? – Рассмеявшись, леди Энн в черной шерстяной накидке, развевавшейся вокруг нее, как темное облако, вошла в комнату и закрыла дверь.
– Для вас здесь ничего нет, – бросила Кэт. Ее глаза превратились в узкие темные щелочки, и, не доверяя леди Энн, Кэт схватила ребенка и прижала его к себе. Одной рукой она непроизвольно потянулась к маленькому, отделанному драгоценными камнями кинжалу, который носила на талии, и слегка сжала его рукоятку. Кэт показалось, что леди Энн что-то задумала, и необъяснимое предчувствие дурного нависло над ней.
– О, вы ошибаетесь! – Леди Энн улыбалась злобной, ледяной улыбкой, и ее темные глаза горели холодным огнем. – Здесь есть кое-что для меня. Хотите знать, что это? – Леди Энн помолчала, пристально глядя на Кэт и ребенка, и подошла ближе. – Жажда мести не оставляет меня, моя прекрасная леди, мести вашему высокомерному мужу. И теперь ничто не стоит у меня на пути…
– За что вы ненавидите Роберта? – Стараясь выиграть время, Кэтрин медленно двигалась к двери, чтобы позвать стражника или Роджера. – Я не сделала вам ничего плохого, и Роберт тоже.
– Ничего? – Откинув назад голову, леди Энн рассмеялась. – В этом вы абсолютно правы, но этот глупый лорд с презрением отверг то, что ему предлагали. Именно я, а не кто-либо другой, всегда предлагала ему все, что у меня было, но Девлин смеялся надо мной! – Она плотнее завернулась в накидку, и ее глаза еще ярче загорелись ненавистью. – И вот теперь он дал саксонской девке то, что отказывался дать мне! Да, я добровольно отдала бы ему все, но он выбрал вас!
Неистовая злоба, пылавшая в глазах леди Энн, заставила Кэтрин крепче прижать к себе Алекса. Протестуя против такого обращения, ребенок заплакал. Кэт в отчаянии бросилась к выходу и едва сдержала испуганный крик, когда дверь перед ней внезапно распахнулась. Кэтрин мгновенно узнала человека в плаще, который резко остановился, загородив дверной проем. Это он преследовал ее в самых страшных ночных кошмарах как зеркальное отражение любимого ею мужчины. Вытянув вперед руку, Кэтрин открыла рот, чтобы закричать, и последнее, что она видела, была ослепительная вспышка у нее перед глазами.
Приходя в себя, Кэтрин застонала и почувствовала, что ее запястья и лодыжки крепко связаны. Голова у нее болела, ей трудно было отчетливо мыслить, но затем сознание вернулось к ней. «Алекс! Где мой ребенок? – Подняв голову, Кэт внимательно оглядела полутемную комнату, но признаков жизни нигде не обнаружила. – Боже милостивый, где же мой крошка?» У Кэтрин стучало в висках, губы запеклись, а во рту пересохло, но гораздо сильнее была боль оттого, что она ничего не знала о своем ребенке. Постепенно в комнате стало светлее, наступил рассвет, и Кэт поняла, что всю ночь была без сознания. Вспомнив лицо Джона, которому каким-то образом удалось вернуться за ней, Кэтрин содрогнулась от отвращения и ужаса. Много часов она пролежала в темной хижине, терзаемая мучительными мыслями, пока не услышала неясные голоса и не поняла, что возвращаются Джон и Энн. Они остановились снаружи у двери, и Кэт ясно услышала их разговор.
– Вы уверены, что Роджер ничего не подозревает? – спросил Джон. – Боюсь, как бы он не отправился вслед за нами.
– Никто ничего не подозревает. Я сказала слугам, что получила от ее кузенов письмо с приглашением и помогла ей собрать вещи. Та глупая девушка-служанка отдаст записку Роджеру.
После уверенного ответа леди Энн Кэт поняла, в какой ужасной ситуации оказалась, и надежда на спасение стала улетучиваться. «А что с Алексом? Что они сделали с ним?» – мучилась Кэт. Она знала, какой лютой ненавистью Джон ненавидит брата, и опасалась, что эта ненависть могла распространиться теперь и на сына Роберта. Закрыв глаза, Кэт молилась о том, чтобы и Алекс, и ее муж остались в живых, так как знала, что Джон хочет заманить Роберта в смертельную ловушку.
Наконец дверь, заскрипев, открылась, и на земляной пол хижины упали длинные тени. Кэтрин взглянула вверх на насмешливо улыбавшегося Джона, и ее аметистовые глаза загорелись неприкрытой ненавистью.
– Нормандский подонок! – набросилась она на Джона, не дав ему заговорить. – Отвечайте, что вы сделали с моим сыном?
– С вашим сыном? – Джон скривился в улыбке. – Это сын ваш и Роберта? Или, быть может, ваш и мой? Вы можете быть уверены, милая леди? Время почти одно и то же.
– Да! Я уверена! – Опершись на один локоть и глядя вверх на Джона, Кэтрин презрительно фыркнула. – Такой человек, как вы, никогда не мог бы стать отцом такого чудесного ребенка, как Алекс! На вас всегда будет печать зла!
– Не отталкивайте меня слишком далеко, миледи! – Помрачнев, Джон выругался и прошел туда, где Кэтрин лежала на земляном полу. – Смотрите, вы можете никогда больше не увидеть этого чудесного сына! – Джон почувствовал, что его угрозы заставили Кэт замолчать, и с удовлетворением смотрел в ее побелевшее лицо. «Да, она может просить и умолять меня, – решил он, – но я дождусь, пока мой брат предстанет передо мной». Джон с хитрой улыбкой присел на корточки возле Кэт и, пропустив между пальцами прядь густых волос, поднес ее к слабому свету, проникавшему сквозь трещины в стенах. – Они огонь, – пробормотал он и, неторопливо намотав волосы на руку, притянул Кэт к себе, – а ваши очаровательные глаза – это лед, красавица. Ах, я вижу, в них горит ненависть – холодные огоньки, острые, как осколки стекла. Но вы совершенно беспомощны. Интересно, что чувствует человек, когда у него забирают то, что ему дороже всего? Вам нравится это чувство, моя прекрасная леди? – Не дождавшись от Кэт ни слова, Джон, забавляясь ее презрением, расхохотался, закинув назад голову.
– Достаточно, Джон! – раздался пронзительный голос леди Энн, которая вошла в хижину, элегантно поддерживая одной рукой юбки, чтобы не испачкать их в грязи. – До прибытия Роберта нам предстоит еще многое сделать, – напомнила она, и складка прорезала ее лоб между поднятыми бровями.
– Да, вы правы, леди Энн, но не забывайте, кто здесь отдает распоряжения, – бросил Джон, нахмурив брови. – Я не подчиняюсь приказам женщин.
– А кто помогал вам в вашей затес? – придя в негодование, прошипела леди Энн и, упершись руками в бедра, смерила взглядом Джона. – Кто рисковал своей шеей, чтобы вы, Джон де Бофор, могли осуществить месть, которой так жаждете?
– Вы, леди Энн, не ради меня рисковали своей шеей! Думаете, я не понимаю, что у вас есть собственные планы? – Джон недоброжелательно засмеялся, взявшись за рукоять меча. – Я не такой дурак, каким вы меня, видимо, считаете. Пока я в последние месяцы скрывался, перебираясь из одной вонючей дыры в другую, вы полеживали на бархатных подушках, плетя хитроумную интригу! Что сказал бы ваш благородный муж, если бы знал, что его жена участвовала в заговоре против Вильгельма, так же как и против его сына? Не думаю, что он ласково обошелся бы с вами, моя дорогая мачеха!
– Но он этого не узнает, Джон! – Насмешливо ухмыляясь, леди Энн спокойно выдержала его взгляд. – Ги ничего не узнает, потому что иначе он узнал бы правду и о вас. О, у него насчет вас большие подозрения, но он предпочитает не обращать на них внимания. Будет ли он вести себя так же, если я расскажу ему все подробности: как вы пришли ко мне, прося помощи в низвержении короля, как всегда мечтали убить своего брата-близнеца и получить то, что принадлежит ему? Думаю, мое молчание стоит вашего!
На мгновение Кэтрин показалось, что Джон ударит леди Энн или разрубит ее мечом на месте, но после короткой напряженной паузы Джон расхохотался, откинув голову.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я