https://wodolei.ru/catalog/unitazy-compact/Cersanit/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Должно быть, она вздрогнула, или Джон по ее какому-то непроизвольному жесту догадался, что Кэт увидела его брата, потому что он сильнее прижал к себе ее локоть. Но Кэтрин не сводила глаз с Девлина, и Джон в тревоге взял ее за подбородок жестом, который со стороны мог показаться проявлением привязанности.
– Спокойно, милая, – тихо прорычал он, до боли сжимая ее железными пальцами. – Не нужно торопиться со смертью моего брата. Выбор за вами. – Вслед за этими словами теплые губы нежно потерлись о губы Кэт. – Решайте, леди Кэтрин. Вы знаете, вопросы чести меня мало волнуют.
Подняв влажные от слез ресницы, Кэт посмотрела на Джона. Она понимала, что, если его разозлить, он на самом деле способен совершить черное дело, и решила подыгрывать ему, пока не придумает ничего другого.
– Что я должна делать, господин? – Подчинившись необходимости, Кэт с горящими ненавистью аметистовыми глазами выслушала распоряжения Джона.
В течение следующего часа Кэтрин разыгрывала роль пылко влюбленной, прижимаясь к локтю Джона и улыбаясь ему, словно он был для нее единственным на свете мужчиной. Ее губы устали растягиваться в фальшивой улыбке, а уши с трудом выслушивали ложь, бойко слетавшую с ее языка. Время от времени их окружали восхищенные рыцари и дворяне, желавшие быть представленными леди, стоявшей под руку с Джоном, и бесцеремонно оценивающе разглядывали ее. Кэтрин было унизительно чувствовать себя товаром для продажи, выставленным на всеобщее обозрение, ее щеки пылали от стыда, но голова оставалась гордо поднятой.
Когда Джон и Кэт остановились возле уединенной пиши, раздался до боли знакомый голос, и на этот раз Кэтрин по доброй воле крепко ухватилась за Джона.
– Здравствуй, брат. Что занесло тебя и… твою леди ко двору Вильгельма? Я не думал, что ты будешь здесь.
Медленно повернувшись, Кэтрин заставила себя взглянуть на Девлина, и от насмешливого выражения его лица, глаза девушки потемнели до лилового цвета.
– Да, – холодно отозвался Джон, – я на время привез леди Кэтрин в Лондон, жизнь в провинции стала надоедать. – Он поднял темные брови. – Возможно, именно здесь ты сделал ошибку, Роберт.
– Я не делал ошибок и лишь сожалею, что не отпустил ее раньше, – резко ответил Девлин и совершенно равнодушно посмотрел на Кэтрин.
Роберта сжигало желание заключить Кэт в объятия, но, увы, он был вынужден оставаться на расстоянии вытянутой руки от нее. «Проклятие! Как она может так спокойно стоять и смотреть на меня этими огромными, восхитительными глазами? – Девлин видел, как Кэт прильнула к Джону и вцепилась в него, словно не могла вынести расставания с ним ни на минуту. – Боже правый! Неужели я схожу с ума? Какой дьявол подтолкнул меня снова заговорить с ней и вообще разыскивать ее? Святые небеса, помогите мне – я все еще хочу ее! – Девлин с усилием отвел взгляд от Кэтрин, и бешеная ярость захлестнула его при виде самодовольного лица Джона. – Пора положить конец игре, которую затеял Джон. Я убью его, а затем убью Кэтрин избавлюсь от ее колдовских чар!» Сделав шаг вперед. Дев лиц опустил руку к висевшему на боку мечу, и его глаза угрожающе сверкнули.
– О, милорд Девлин! Что это? – остановил Роберта, прогремевший рядом голос. – Надеюсь, не ссора между братьями?
– Приветствую вас, ваше величество. – Немного помешкав, Девлин скованно поклонился и с плохо скрываемой досадой взглянул на короля.
– Только приветствие, и больше никаких сердечных слов своему королю? – Вильгельм слегка склонил темноволосую голову, достававшую Роберту как раз до подбородка, и взгляд его карих глаз стал более жестким. Вильгельм был великолепен в пурпурном с золотом парадном королевском одеянии – его мантия была оторочена дорогим мехом, тяжелые золотые цепи украшали грудь и, когда он сложил руки, на его пальцах блеснули кольца с драгоценными камнями. – На вас это не похоже, Девлин. – Король пристально посмотрел на человека, которого считал одним из самых преданных своих приверженцев. До него доходили слухи о вражде между братьями и о женщине, которая убежала от одного к другому, но Вильгельм не придавал особого значения сплетням.
Пока Девлин и Бофор, оцепенев от ненависти, смотрели друг на друга, Вильгельм обратил взгляд на красавицу с медными волосами, которая, очевидно, и была причиной ссоры. Значит, слухи оказались правдой. «Что ж, девушка достойна того, чтобы мужчины за нее сражались», – признал Вильгельм, но он не мог этого допустить.
– Прошу меня извинить, ваше величество, но я не вижу ничего, кроме того, что прямо передо мной, – наконец пробормотал Девлин.
– А вы, лорд де Бофор? Вы тоже поглощены своими мыслями? – мягко поинтересовался Вильгельм.
– Да, ваше величество. – Поморщившись, Джон бросил взгляд на брата. – Видимо, граф не может смириться с решением леди остаться со мной и возненавидел меня.
Девлин сердито шагнул вперед, но Вильгельм, нахмурившись, протянул руку и остановил его. Взгляд его ясных глаз на мгновение остановился на пылающем лице Кэтрин, а затем снова обратился к Девлину.
– Вложите свой меч в ножны, Девлин. Я не допущу кровопролития в своем доме. Вы вызываете его?
– Да! – мгновенно воскликнул Девлин, метнув на Джона уничтожающий взгляд. – У нас будет состязание, ваше величество, битва не на жизнь, а на смерть.
– Нет, милорд Девлин, – отказал ему Вильгельм, покачав головой. – Битвы до смерти не будет, я не могу допустить, чтобы брат шел на убийство брата. Чем вы можете обосновать свой вызов?
– Джон де Бофор сейчас держит у себя леди, которую вы отдали на мое попечение, когда я покорил Челтенхем и передал его под ваше управление. Он похитил ее из замка.
– Это серьезное обвинение, Бофор. Что вы можете сказать в ответ? – обратился Вильгельм к Джону.
– Я скажу, что он лжет, – спокойно ответил Джон. – Леди просила моего покровительства, и я оказал ей помощь.
Возмущенный ропот пронесся среди тех, кто стоял поблизости и был свидетелем происходящего. Жадные, любопытные глаза наблюдали за стычкой двух титулованных лордов, собиравшихся при всех сражаться за саксонку, которая, как говорили, была дочерью изменника.
– Поскольку леди была отдана на ваше попечение, Девлин, и вам поручена забота о ней, я возвращаю девушку вам, – после долгого размышления медленно объявил Вильгельм. – Но ей незачем искать покровительства у других, она может с любыми жалобами обращаться прямо ко мне. Леди Челтенхем, – обернулся он к Кэтрин, приподняв брови, – каково ваше желание? Вы согласны вернуться к графу Девлину, или мне следует найти кого-нибудь другого на его место? Лучше всего, чтобы вы еще некоторое время оставались под моей защитой.
Собравшись с силами, чтобы ее голос не дрожал, Кэтрин четко произнесла:
– Подчиняюсь вашему решению, ваше величество. Я вернусь к графу.
– А вы, лорд де Бофор? – Вильгельм перевел пристальный взгляд на Джона. – Вы отказываетесь от притязаний на леди из уважения к моей воле?
– Да, ваше величество, отказываюсь, – согласился Джон, понимая, что в такой ситуации другого ответа быть не может.
Джон отпустил руку Кэтрин, напоследок злобно ее сжав, как бы напоминая, что с ним еще не покончено, и подтолкнул девушку к Девлину. Пальцы Девлина, как тисками, сдавили запястье Кэтрин, и его хватка причинила ей такую же боль, как и хватка Джона.
Роберт поклонился королю и, подтолкнув Кэт, заставил ее сделать глубокий реверанс. Когда она выпрямилась, Вильгельм уже отдавал распоряжение начать обед. Нарядно одетые мужчины и женщины разбрелись по залу в поисках предназначенных для них мест за длинными столами, но Роберт быстро направился к двустворчатым дверям. Он тащил за собой Кэт, как будто она была провинившимся ребенком, и ее щеки вспыхнули от такого неуважения.
Глава 11
Когда Роберт заметил, как Кэтрин крепко прижимается к локтю Джона, он, не успев взять себя в руки, почувствовал, как ярость и отчаяние удушливой волной накатили на него. И сейчас, все еще не успокоившись, Девлин тянул Кэтрин из зала, сам не отдавая себе отчета в том, чего он хочет.
Длинные коридоры эхом повторяли звук шагов, и Кэт чувствовала на себе любопытные взгляды стражников и знатных леди. Среди группы дам, разодетых в парчу и шелка, перед Кэт мелькнуло знакомое лицо, но она не успела его как следует разглядеть, потому что едва поспевала за Девлином и не могла думать ни о чем другом, кроме того, какую месть он для нее приготовил. Наконец они остановились перед дверью, и Девлин, резко распахнув ее, раздраженно приказал своему напуганному пажу выйти. Роберт остался наедине с женщиной, образ которой преследовал его весь последний месяц. Неужели прошел только месяц? Проклятие, ему казалось, что это был целый год! На худой щеке Девлина задрожал мускул, и Роберт, окинув Кэт критическим взглядом, отметил опущенные ресницы и слегка подрагивающие губы и вспомнил, как эти пьяняще-сладостные губы раскрывались навстречу его собственным губам. Боже, он так хотел снова обладать ею! Его тело предательски выдавало это страстное желание. «Я дурак, – с горечью сказал себе Роберт. – Нужно было оставить девушку Джону, ведь Кэт призналась, что никто ее не заставлял, и она сама сделала свой выбор». И все же Девлин хотел се. Он получил ее по праву победителя и по указу короля. В ее жизни он был первым мужчиной, которого она познала, но не последним. От этой мысли в нем вскипела свирепая ярость, и красная пелена едва не затмила его сознание. Железные пальцы Девлина безжалостно сомкнулись на запястье Кэтрин.
– Неужели вы, красавица, действительно думаете, что Джон смог бы защитить вас, если бы я захотел отомстить? – Он заскрежетал зубами, а на его напряженной щеке все еще продолжал дрожать мускул. – Вам следовало бы знать, миледи, что этого я ему не позволил бы. Здесь вы допустили огромную ошибку.
Одна его рука скользнула в массу пламенеющих волос и потянула назад голову Кэт, так что девушке пришлось взглянуть прямо в лицо Роберту. От боли у Кэтрин в глазах заблестели слезы, но она не посмела сопротивляться. Если бы Кэт попыталась все объяснить ему, Девлин просто назвал бы ее лгуньей. Она непроизвольно вздохнула, когда Девлин грубо оттолкнул ее и крепко сжал в кулаки большие руки, словно приказывал себе не дотрагиваться до нее. Дрожа от напряжения, он быстро отошел к большому очагу и, обеими руками ухватившись за резную полку над ним, заговорил скованным, неестественно тихим голосом. Чтобы слышать его, Кэтрин подошла ближе, растерянно глядя фиалковыми глазами ему в спину.
– Вы нашли, что мой брат вам больше по вкусу, красавица? Это так? Вы нашли, что Джон более искусен в любви, более нежен, чем я? – За резкостью его тона скрывалась жгучая боль. – Неужели вы совсем не считаете меня мужчиной и полагаете, что я не смогу вернуть вас, красавица? – Глазами загнанного зверя Девлин взглянул на Кэт: – Неужели вы все еще думаете, что я не смог бы обеспечить вам безопасность?
– Смогли бы, но только ценой собственной жизни. Джон угрожал вам, клянусь! Я не смела допустить этого, милорд!
– Мне отлично известно вероломство Джона! Я терплю его, можно сказать, с пеленок и насквозь вижу брата. Он не в состоянии так просто убить меня. – За этими откровенными словами Роберт постарался спрятать растерянность и смущение. «Неужели страх за мою жизнь заставил Кэт выбрать Джона? Или все же она по собственному желанию ушла к нему?» – не в состоянии поверить, что ради него Кэт добровольно пошла на страдания, Роберт покачал головой. – Скажите мне правду – вы по собственной воле остались с Джоном? Вы ушли к нему, чтобы избавиться от меня?
Правда была слишком жестокой и слишком важной, нельзя было хитрить, и Кэт нужно было тщательно подбирать слова.
– Я добровольно согласилась остаться с Джоном, но не потому, что хотела быть с ним. – Шагнув вперед, Кэт положила руку на локоть Девлина и почувствовала, как от ее прикосновения у него напряглись мышцы. Он не пошевелился, его лицо осталось холодным, как мрамор, и только темные брови сошлись над горящими глазами. – Я говорила то, что он приказывал мне говорить, ради того, чтобы спасти вам жизнь.
Девлин был в полной растерянности, разрываясь между желанием поверить ей и тем, что было ему известно. Он смотрел сверху на лицо Кэт, размышляя, не таит ли ее невинный вид какую-нибудь уловку. Он заглянул в ее ясные аметистовые глаза, потом его взгляд, пробежав по нежной линии щеки и немного припухшим губам, спустился вниз к мягким округлостям тела. Девлин был не в силах забыть, как это тело лежало рядом с его телом. Испустив громкий стон, Девлин сдался и привлек Кэт к себе. Господи, как он мог отказаться от этой волшебницы? Она была истинным проклятием, соблазнительным наваждением, которое будет преследовать его до конца дней! Он страстным поцелуем прижался к губам Кэт, чтобы изгнать у нее из головы все воспоминания о Джоне, стереть невидимые следы его рук и губ с ее тела и рта.
– Джон целовал вас так? – хрипло прошептал он, на долю дюйма отодвинувшись от ее разбитых губ. – Он ласкал вас, как я сейчас ласкаю? – Руки Девлина, скользя по изгибам ее тела, приподняли и взвесили в ладонях затвердевшие груди, двинулись вниз через тонкую талию к изящным бедрам, а потом накрыли ягодицы и с силой прижали Кэт к его возбужденному телу. – Говорите же, черт побери! Рассказывайте, что вы чувствовали, когда Джон вот так держал вас, Кэтрин! – Вырвавшиеся у него слова были полны мучительной боли.
– Нет, господин! Он не делал того, что делаете вы! – Страх боролся в Кэт с поднимающимся возбуждением, и она в смятении взглянула на Роберта. – Он не был таким нежным, каким вы запомнились мне. Он не ласкал меня, а просто взял то, что я не соглашалась отдать ему добровольно! Неужели, лорд Роберт, вы думаете, что я могла отдаться кому-либо, когда мое сердце принадлежит другому? – В ее усмешке, горькой и презрительной, прозвучало скрытое страдание. – Или вы такого высокого мнения о своем брате, что считаете, будто он мог заслужить мою симпатию?
Девлин старался оставаться бесстрастным и не выдавать своих чувств. Сердце подталкивало его поверить Кэт, а здравый смысл советовал быть осторожным.
– Я знаю, что это не так, – наконец угрюмо ответил он, – но Джон умеет быть обходительным с женщинами. Бог свидетель, в прошлом он часто добивался успеха! Откуда мне знать, не покорил ли он и ваше сердце?
– Разве шакал похож на волка, милорд? Или, по-вашему, я настолько глупа, что не могу увидеть разницу? Хотя сходство велико, любой может отличить храброго волка от трусливого шакала! Пробормотав что-то невнятное, Девлин зарылся лицом в душистые волосы Кэт и вдыхал их аромат, который не давал ему покоя по ночам, даже когда он был в объятиях других женщин.
– Вы волшебница, Кэтрин Челтенхем! Вы околдовали меня. И пусть все святые будут свидетелями, я не могу позволить вам уйти!
Сомкнув вокруг Кэт сильные руки, Девлин поднял ее и, внеся через дверь во внутренние покои, бережно уложил поверх кипы шкур и одеял на задрапированную занавесями кровать. Его руки нетерпеливо и беспорядочно снимали с Кэт одежду, и когда девушка предстала перед ним нагая, темные глаза Девлина затуманились от восторга. Кэт со смущенной улыбкой потянулась, чтобы снять с него бархатную куртку – она так же жаждала Девлина, как он се, и Девлин понял, что торопиться не нужно.
– Не спешите, милая, – пробормотал он, круговыми движениями нежно поглаживая ее голый живот. – Любите меня не торопясь, и я буду любить вас так же.
Склонившись, он целовал Кэт в губы легкими, порхающими, дразнящими поцелуями, затем сжал губами мочку уха, и его дыхание затерялось в медных локонах шелковых волос. Кэт вздрогнула и закрыла глаза, когда Девлин, осыпав горячими поцелуями ее голые плечи и шею, двинулся вниз поиграть с затвердевшими сосками пышной груди. С тихим стоном Кэт выгнулась вверх, и ее пальцы погрузились в густые темные волосы, чтобы остановить Роберта. От его хриплого дыхания тело Кэт охватила дрожь, и ей захотелось потрогать Роберта. Она несмело провела рукой по его упругому плоскому животу и почувствовала, что он резко задержал дыхание и замер.
– Господи! – простонал Девлин, не решаясь пошевелиться.
Довольная, Кэтрин двинулась ниже и, найдя рукой его налившуюся плоть, поразилась шелковистости кожи. Но когда она погладила пальцами его плоть, Девлин накрыл ее руку своей и согнул в кисти.
– Не сейчас, – глухо пробормотал он, – или я слишком быстро закончу то, что не допускает спешки. Просто подержите меня.
Напуганная этой неведомой ей способностью заставить Девлина потерять над собой контроль, Кэт безмолвно повиновалась. Перед ней был Роберт, которого она никогда прежде не видела, мужчина, оказавшийся совершенно беззащитным перед ней. «Неужели я всегда имела над ним такую власть и не подозревала об этом?» – удивилась Кэтрин.
Губы Роберта нашли рот Кэт, его язык, проскользнув внутрь, стал двигаться дразнящими толчками, и вскоре Кэтрин уже не владела собой. Она сжала руками мускулистые плечи Роберта и, проваливаясь в туманный водоворот желания, выдохнула его имя. Медленно, томительно медленно Роберт поднимал Кэт на небывалые высоты, а она извивалась под ним, задыхаясь и с рыданиями выкрикивая его имя. Чтобы перевести дыхание, Девлин приподнялся над Кэт, его горящие глаза говорили, что он требует все, что Кэтрин может ему отдать. Кэт с радостью сдалась, отдавая тело и душу своему мрачному господину, и Девлин мощным толчком погрузился в ее мягкое бархатное лоно. Вместе с тихим вздохом облегчения у Кэтрин вырвалось его имя, и тогда Девлин нашел ее губы и ласкал их, пробовал на вкус, втягивал в свой жесткий рот так, что Кэт уже едва могла дышать. А затем его движения, ставшие более быстрыми и полными нетерпения, привели их обоих к обрыву удовольствия, а потом стремительно опустили вниз и окунули в мягкие прибрежные волны наслаждения.
Влажная от пота и все еще тяжело дыша, Кэтрин была не в состоянии пошевелиться. Девлин, оставаясь на ней, расслабился и глубоко и спокойно дышал, и Кэтрин чувствовала, как его сердце равномерно бьется рядом с ее сердцем – она и Девлин действительно слились в единое целое. Наконец Девлин шевельнулся, приподнялся и, опершись на локоть, взглянул на Кэт из-под полуопущенных ресниц, а она внезапно смутилась, чувствуя, что не выдержит его насмешливого взгляда. – О чем вы задумались, крошка Кэт? – шепнул Дев-лип, нежным движением убирая с ее глаз выбившуюся прядь волос.
– Я думала о том, что мы были ближе, чем когда-либо прежде, – задумчиво ответила она; улыбнувшись, подняла отяжелевшие веки и взглянула ему в глаза. – Я имею в виду не только наши тела, но и наши души.
– Да. – Девлин, казалось, немного отдалился, не желая слишком легко соглашаться с ней. «Она догадалась, что я чувствую, и теперь будет использовать это в своих целях», – мгновенно пришло ему в голову. Он не мог удержать вопроса, вертевшегося у него на языке, хотя и боялся услышать ответ Кэт. – Вы отдались мне потому, что я увез вас от своего брата, или вы действительно хотите быть со мной, красавица?
– Как вы можете спрашивать такое, милорд! Я не выношу вашего брата! – Протянув руки, Кэт неподвижно зажала в ладонях его лицо. – Пусть Господь и все святые на небесах будут моими свидетелями, можете не сомневаться в моем отношении к вам, лорд Роберт. Никто другой мне не нужен и никогда не будет нужен.
Дсвлину не оставалось ничего иного, как только поверить ее словам, он слишком долго мучился воспоминаниями о ней, и его желание верить ей перевесило все остальное. Кэт занимала все его мысли, а такого у него не случалось прежде ни с одной женщиной. «И хочет она того или нет, теперь я оставлю ее при себе, но не буду раскрывать перед ней всю глубину своих чувств», – решил Девлин. Некоторое время он молча смотрел на тяжелые драпировки у кровати, а потом снова перевел взгляд на лицо Кэтрин.
– Вы останетесь со мной и никогда не будете смотреть ни на кого другого, Кэтрин. Я не хочу снова услышать от вас тех слов предательства, даже сказанных ради спасения моей жизни. Вам понятно? – Он крепко сжал Кэт, обхватив железными пальцами ее руки выше локтя, дав себе клятву в ближайшее время встретиться с Джоном и решить все раз и навсегда.
– Милорд, – прошептала Кэт, – прошу вас… Вы делаете мне больно.
– Поцеловать синяки, Кэт? – Девлин мгновенно отпустил ее, и жесткая линия его рта превратилась в виноватую улыбку.
– У меня много синяков, милорд. На выполнение этой трудной задачи уйдет слишком много времени.
– Правда? – Девлин иронически приподнял брови в ответ на шутку Кэт, и., его темные глаза лукаво блеснули. – Тогда, красавица, быть может, лучше всего начать прямо сейчас, чтобы не было слишком поздно. Время – наш враг.
В эту ночь никто не отзывался на робкие стуки в дверь спальни лорда Роберта. Его паж спал во внешних покоях, и рядом с ним стоял поднос с нетронутой едой его хозяина.
С первыми лучами солнца Кэтрин и Роберт обнаружили, что они оба голодны.
– Вы знаете, что мы не ели с начала нашего вчерашнего поста? – Повернув взъерошенную голову, Роберт посмотрел на Кэтрин.
– Нет, господин, вчера я вообще не могла есть. Я слишком боялась того, что ожидало меня впереди. – Кэтрин улыбнулась и пальцами нежно погладила любимого по щеке.
– Вы довольны тем, как сложился день? – Девлин поймал ее руку и, поднеся к губам, поцеловал кончики пальцев.
– Вы же знаете, что да, Роберт. Я не хотела бы, чтобы он был другим, – а вы?
– Нет, леди. Единственное, чего мне хотелось бы, это убрать Джона из вашей памяти.
– Прошу вас, господин. – От внезапно нахлынувшей боли глаза Кэт сделались темно-лиловыми, а голос печальным. – Пусть будет так, словно его никогда не существовало, – неужели мы не сможем забыть того, что произошло?
– Вы боитесь за него, дорогая? – отодвинувшись, Роберт пристально посмотрел на Кэт. – Хотите, чтобы он остался в живых? – Ему хотелось бы точно знать, не затеяла ли она с ним игру. «Неужели я всегда буду сомневаться и постоянно искать признаки предательства?»
– Я боюсь не за его жизнь, а за вашу. Я не хочу, чтобы вы погибли из-за коварства Джона. Он без колебаний нанесет вам удар в спину. – Кэтрин затаила дыхание, надеясь, что каменный взгляд Девлина смягчится, но робкий стук в дверь спальни отвлек внимание Роберта.
– Милорд. – Получив разрешение войти, его паж, держа в руках поднос с дымящейся сдой, приблизился к кровати. – Не желаете ли позавтракать?
– Да, Джиллард. Поставь поднос на стол и позови служанку леди Кэтрин.
Откинув одеяла, Девлин спустил с кровати длинные ноги, потом встал и лениво потянулся. Кэт отвела взгляд, но, услышав приглушенную усмешку, снова взглянула на Девлина – он забавлялся ее смущением перед лицом пажа.
– Все еще скромничаете, милая Кэт? – Натягивая короткие штаны, Девлин довольно улыбался ее невнятному бормотанию. – Уверяю вас, Джиллард видел меня еще и не в таком виде.
– Как получилось, что я прежде не видела его? – Кэт посмотрела на улыбающегося парнишку в полотняной куртке и вязаных чулках. Он был еще совсем мальчишкой, не больше девяти лет от роду, но мудрое выражение его грустных голубых глаз сказало ей, что он уже многое повидал при дворе.
– Моя мать умерла, – живо отозвался Джиллард, – и лорд Девлин послал меня домой утешить отца. Теперь я вернулся и скоро буду сквайром, не правда ли, милорд?
– Ты не скучаешь по своей матери? – спросила Кэтрин, вспомнив о недавней смерти собственной матери и удивившись тому, с каким спокойствием паж воспринимает свое несчастье.
– Нет, леди, – покачал белокурой головой Джиллард, слегка нахмурившись. – Я редко видел се, она обычно лежала в постели, готовясь к очередным родам.
Его откровенное высказывание еще раз напомнило Кэт о несправедливом положении женщины в мужском мире. Основным предназначением женщины было удовлетворять потребности мужчины и вынашивать его детей. «Наверное, и мои собственные дети не будут горевать обо мне, если я проведу все свои дни в постели, рожая детей», – уныло подумала Кэтрин. Почувствовав направление ее мыслей, Девлин решил сменить тему, он не хотел, чтобы Кэт боялась беременности, потому что это лишило бы их обоих наслаждения.
– Сегодня утром я должен встретиться с Вильгельмом, – быстро сообщил он и улыбнулся помрачневшей Кэт. – Не сможете пережить мое отсутствие? – пошутил он.
– Смогу, господин, – насмешливо отозвалась Кэтрин, сверкнув глазами, и улыбнулась, отбросив свои мрачные мысли. – А вы?
– Нет, – серьезно ответил он, зарывшись в ее блестящие волосы. – Не забывайте об этом ни на миг, милая! Пожалуй, мне следует приставить к вам вооруженную охрану, чтобы не сомневаться в вашей безопасности, милая девушка! – Девлин на мгновение задумался. – Вы помните Руфуса?
Кэтрин кивнула. Руфус охранял ее в башне Челтенхема, и она помнила, что он был добр к ней.
– Я оставлю вам полный кошелек, чтобы вы купили себе, что захотите. Руфус и Джиллард составят вам компанию во время моего недолгого отсутствия.
Спустя несколько часов Кэтрин вместе со своим охранником и в сопровождении голубоглазого пажа шагала по шумным, заполненным людьми улицам Лондона, совершенно растерянная от громких криков уличных торговцев и несметного количества товаров, продаваемых в лавках. Она улыбкой поблагодарила Руфуса, который помог ей, когда она, приподняв юбки, переступала через заполненную грязью сточную канаву.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я