Положительные эмоции магазин Водолей 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все же попробую ей завтра позвонить. Только позвонить и ничего больше. Объясню, что Анни обо всем догадалась и больше я с ней встречаться не могу. Это просто будет звонок вежливости. И я спокойно заснул.
Должно быть, я проспал часов пять или шесть. Когда я открыл глаза, уже светало. Я услышал, как заводят мотор машины, и подумал о Джо. Я выскользнул из кровати и, подойдя к окну, отодвинул занавеску. На противоположной стороне улицы стоял фургон. Рядом с ним стояли двое мужчин. И еще был Билл. Он кивнул им, когда они садились внутрь. Затем он сделал заметку на листе, предварительно сверившись с часами.
Я также машинально посмотрел на часы: было половина третьего. Сонная Анни приподняла голову от подушки.
- Что там?..
- Спи. Мне послышалось, что подъехала машина, а это лишь почтовый фургон.
Лежа рядом с Анни и проваливаясь в сон, я вдруг услышал радостный голос Билла после повышения... "иногда, ты не поверишь, мы перевозим ценности. И ваш покорный слуга будет сидеть рядом с шофером и следить, чтобы у мальчиков не возникло плохих мыслей..." А потом, прежде чем мы с ним подрались, он сказал: "Пока у нас нет ничего ценного, но на следующей неделе у нас будет проходить важный груз. Но об этом пока молчок..." Теперь мне было не до сна. А вдруг именно за этим грузом и охотится Дикс? Тогда все встает на свои места. Мой гараж как раз напротив почтовой конторы, а Джо там сидит, чтобы сверить график передвижения фургонов. Я вспомнил, как Дикс настаивал на том, чтобы занять окно, которое выходило на сортировочную комнату почты. А вдруг это так и есть?! Тогда над Биллом нависла опасность, его могут убить. Ведь он не такой человек, чтобы быть пассивным зрителем в драке.
А я ведь тоже окажусь замешанным в эту историю, если полиция обнаружит, что мне платили 70 фунтов в месяц за помещение, стоящее втрое дешевле. А затем полиция может решить, что я тоже из их шайки.
Первой моей мыслью было все рассказать Биллу, но затем я решил прежде посоветоваться с Глорией, рассказав ей о своих подозрениях. Заодно посмотрю на ее реакцию. А Биллу рассказать никогда не поздно, уж очень большим дураком я выглядел в этой истории с Диксом.
А вдруг Глория тоже из этой шайки? Вряд ли. У нее есть свое дело, квартира, машина. Вероятнее всего, что она просто знакома с Диксом. Мне стало приятно от мысли, что я снова увижу ее. Только без глупостей, сказал я себе. Ты поговоришь с ней о Диксе и уйдешь, мило попрощавшись. И Анни пока не стоит об этом рассказывать. Лучше сделать это после того, как я проверю свои подозрения... И опять я увижу Глорию!
Глава 9
Анни поехала к матери, после ленча. Провожая ее к дверям гаража, я заметил, что на нас смотрит Берри. Но я не стал представлять его жене, а он, по правде сказать, к этому и не стремился и даже повернулся к нам спиной, когда мы выходили.
Анни тихо сказала:
- Завтра в одиннадцать я буду дома. А ты что собираешься делать?
- Как всегда пойду в клуб с Биллом. Она поцеловала меня и улыбнулась уголками губ. Вернувшись, я наткнулся на Берри, снисходительно созерцавшего эту картину.
- Холостяком остался?
- Да, она уехала к матери.
- Иногда и тещи могут на что-то сгодиться. Ну, будь паинькой.
Чувствуя, что вот-вот взорвусь, я прошел в контору и, усевшись на стул верхом, набрал телефон Глории. Подождав несколько минут, я разочарованно опустил трубку. Должно быть, она где-то в городе.
В течение дня я звонил еще раз пять, но результат был все тот же: к телефону никто не подходил.
Около шести часов дверь в контору отворилась и ко мне ввалился, сияя медно-красной улыбкой, мой приятель Билл. Я его не ожидал и растерялся.
- Гарри! Мы пойдем в клуб или куда еще? Меньше всего на свете я хотел идти в этот клуб, но тогда Анни все сразу будет известно.
- Хорошо, Билл. Как всегда, в семь.
- Мы еще успеем поужинать, - его радостный тон и выражение удовольствия в глазах окончательно испортили мне настроение.
В это время на пороге появился Берри и попросил спички. Билл, добрая душа, протянул ему коробок. Я счел нужным представить их друг другу.
- Это мистер Берри. Он работает в той радиофирме, о которой я тебе говорил. А это мистер Мете. Они пожали друг другу руки.
- Мальчики собираются гульнуть? - Берри улыбался так отвратительно, что чуть не свернул себе челюсть. Такая уж у него была физиономия.
- Да, на радостях.
- Я, кажется, видел вас на почте. Вы ведь работаете в охране, не так ли?
Билл подмигнул:
- Есть грех. Только что получил повышение.
- А что будет, если на вас нападут? Вам разрешают носить оружие?
- Конечно! У нас у всех по два автомата, по связке гранат и еще по пулемету, так что не пытайтесь стать грабителем.
- Неправда. Я слышал, что у вас в кармане лишь молитвенник и псалтырь. Верно?
Теперь я убедился, что мои подозрения обоснованы, иначе зачем бы Берри завел этот разговор. Ясно, что ему необходима информация для осуществления своих гнусных замыслов. - Почему же вы тогда не ездите в бронированном фургоне, как у нас в Штатах? Там ребята ходят с оружием и сразу же пускают его в ход.
- Ну, у нас есть для грабителей сюрприз, и за себя мы сумеем постоять, ответил Билл, дружелюбно покосился на Берри и опять дружески подмигнул ему.
- Если у вас нет сейчас никаких дел, - поспешно, слишком поспешно, сказал Берри, - поедем ко мне. Правда, ничего особенного, потанцуем и выпьем. Будут девочки. Ну, как идейка?
- Нет, нет, - тоже слишком поспешно возразил я, - у нас еще есть дела.
Берри пожал плечами:
- Можете заглянуть ко мне в любой час. Там будут все наши и Дикс. Глория тоже будет.
Я почувствовал тяжелый взгляд Билла и повернулся для отпора.
- Спасибо, но вряд ли.
- Я должен вернуться на работу, - сообщил Билл и, дружески кивнув, вышел.
Берри проводил его взглядом и стряхнул пепел прямо на пол. Затем он заговорил со мной:
- Как ты думаешь, он пошутил?
- Относительно чего?
- Насчет оружия, - он стал чесать нос, поглядывая на меня искоса.
- А что, это тебя страшит, приятель?
Он деланно засмеялся, но глаза его стали злыми.
- Ну, я пошел работать.
- А зачем Джо сидел сегодня ночью? Берри еще более скосил глаза, но ответил:
- Он работал.
- В темноте? Ты думаешь - я дурак?
- Ночью, а почему бы и нет? Ночью приятно работать, никаких помех, сказал он и величественно удалился на свою территорию.
Когда ровно в семь явился Билл и мы вместе стали закрывать двери гаража, я наверняка знал, что Джо опять сидит там. Ну, и бог с ним, пусть сидит, если ему так нравится.
Мы сели в автобус и отправились в Сохо, в маленький греческий ресторанчик, где умудрялись прилично кормить за небольшую плату. Это нас устраивало, но я не такой дурак, чтобы рекламировать это местечко.
За ужином Билл вдруг вспомнил о Берри:
- Этот твой знакомый не похож на специалиста по радио, а?
- А ты похож на охранника, а?
Он ухмыльнулся и посмотрел на меня, как на полоумного.
- Кстати, между нами, Билл, у тебя есть оружие?
- Ничего у нас нет, кроме дубинки и кулаков. Но зато у нас есть одна штука, но о ней я не имею права распространяться.
- А что ты говорил о важном грузе мне в пятницу?
- Действительно говорил, и вчера была проверка готовности. У нас в стране уже двадцать лет не грабили почтовые фургоны, только в Штатах. А ты-то откуда знаешь про этот груз?
- Ты же сам мне сказал...
- Ах, да! Но не стоит говорить об этом.
- Я видел, как вы сегодня ночью производили проверку. Услышал шум машины и подошел к окну. Вы сегодня это рано затеяли. А когда будет этот груз?
- Этого я тебе сказать не могу, потому что и сам не знаю. Перевозить придется в один прекрасный день без всякого предупреждения. Вот и все! ответил он и переменил тему разговора. Он заговорил о футболе.
Из клуба мы с Биллом выходили в начале двенадцатого. Он с трудом удерживался, чтобы не зевнуть.
- Я сегодня рано встал и страшно хочу спать. Завтра у меня, слава богу, выходной. Ты, надеюсь, знаешь дорогу домой?
- Я-то знаю, а ты свой найдешь? Он заулыбался во весь рот:
- Не волнуйся, Билл в полном порядке.
- Заснешь на ходу.
- Ни черта,, дойду.
Мы расстались в конце улицы, и я поехал на Бонд-стрит. У квартиры Глории я был в половине первого ночи. Света в окнах не было. Тогда, устроившись в нише между стеной и дверью, я приготовился ждать, предварительно долго звонив в дверь.
Прождав около получаса, я услышал шум подъезжающей машины. Высунув нос из своего угла, я увидел, что это подъехало такси и в нем Глорию. Одета она была элегантно и просто, но со вкусом. Денег это, вероятно, стоило целую кучу.
Глория стала рыться в сумочке, отыскивая ключи, но прежде, чем она их нашла, я очутился возле нее на мостовой. Она резко обернулась.
- Это я, Глория, - голос у меня был хриплым от волнения.
- Господи, что вы тут делаете так поздно?
- Простите, что я так поздно, но у меня важное дело. Можно войти на минутку, нам необходимо поговорить.
- Но уже половина второго, - возразила она, - вы можете так поздно заходить к девушке? - она посмотрела на меня сквозь длинные ресницы.
- Это очень важно, - повторил я. Вдруг Глория рассмеялась:
- Ну, хорошо, Гарри. Это, конечно, ложь, но вы мне такой нравитесь.
Открыв, наконец, дверь, она впустила меня в маленький холл, а затем поднялась за мной следом на несколько ступенек, и мы очутились в гостиной. Глория зажгла несколько светильников и включила приемник, поймав тихую музыку, звучавшую словно вкрадчивый голос. Уронив накидку в кресло, она потянулась. Платье обрисовало красивые линии тела Глории. Ее груди натянули ткань и напряглись, словно готовясь к прыжку в неизвестность.
- Ох, и устала же я... Ты не хочешь виски?
- Нет, я ничего не хочу, - соврал я, потому что хотел, безумно хотел Глорию.
- Не знаю даже, - проговорила она, - почему я с тобой разговариваю: уж очень некрасиво ты себя повел в тот вечер.
- Прошу прощения, но моя жена... , - Так вот в чем дело, - протянула она. - Интересно, как об этом узнают жены? Интуиция у них, что ли?
- Мне необходимо сказать вам, Глория...
- Попозже. Мне надо переодеться. Пойдем со мной, я только сниму платье.
У меня мгновенно замерло сердце и пересохло во рту.
- Я.., я останусь здесь.
- Боитесь меня? - засмеялась Глория.
- Может быть. Не хочу неприятностей.
Ничего не сказав, Глория ушла в спальню.
Я честно старался не смотреть на открытую дверь спальни, но это мне удавалось довольно недолго. Я увидел Глорию, стоящую перед большим зеркалом. На ней был кружевной прозрачный лифчик, который не скрывал, а подчеркивал красоту ее темных сосков. Прозрачные кружевные трусики тоже не скрывали ее прелести.
Глория надела роскошный халат и направилась, переступая ногами, в мою сторону. Халат не был застегнут, и в переливах оранжевого шелка я увидел смуглые бедра, чуть покачивающиеся на ходу. Фигура Глории напоминала амфору, которая призывала наполнить себя. Уже на пороге спальни она запахнула халат и перевязала его шелковым шнурком. Все виденное мною настолько повлияло на мои первоначальные "хорошие" намерения, что кровь в моих висках забурлила от страстного желания.
- Как ты очутился здесь так поздно? - спросила Глория, садясь на стульчик возле бара. Я подумал, что только очень дорогие духи могут так очаровательно пахнуть.
- Моя жена уехала к матери.
- И вы срочно приехали сюда, чтобы обговорить со мной какое-то очень важное дело? - ухмыльнулась она.
- Да.
Глория словно не слышала моего ответа, она думала о чем-то своем.
- Так дальше не пойдет, Гарри. Обычно в это время я уже в постели, а это значит, что мое тело отдыхает от тугих женских резинок. Вы, мужчины, даже не представляете, сколько бедным женщинам приходится терпеть ради красоты. Вот посмотрите сами, - она поманила меня поближе к себе. Расстегнув халатик, Глория нежно взяла мою руку и, притянув ее к своим трусикам, заставила меня попробовать прочность ее резинки. Резинка действительно была тугой, но до нее ли мне было! Огромные, сладостные мурашки уже бегали по моей спине, опускаясь к нижней части моего слабеющего тела.
- А так как вы покушаетесь на мое свободное время, Гарри, я думаю, что будет справедливым пойти и мне на уступки, и, если я сейчас избавлюсь от этих противных резинок, ты, я думаю, не будешь шокирован. Тем более, что ты уже проявил себя джентльменом и не воспользовался моей беззащитностью.
Я молчал, словно воды в рот набрал.
- Я считаю, что если мужчина - джентльмен, то он даже в присутствии обнаженной женщины не позволит себе ничего лишнего, - продолжала свою милую болтовню Глория, сбросив на кресло свой халат и, повернувшись ко мне спиной, безуспешно пытаясь справиться с хитроумными застежками лифчика.
- Помоги же мне, Гарри, - промурлыкала она. Я призвал на помощь всю свою слабеющую выдержку и даже самого Господа Бога в придачу и только после этого приблизился к Глории.
С застежками я справился довольно быстро, словно огня боясь при этом коснуться изумительной кожи Глории.
- Спасибо, Гарри, - поблагодарила меня Глория, не поворачиваясь ко мне и плавными грациозными движениями стягивая с себя трусики.
- Ну, вот и отлично. Ах, да, еще сережки.
Я стоял совсем близко от Глории, опьяненный запахом духов и близостью ее тела, и не мог заставить себя отойти.
Неожиданно одна из сережек выскользнула из пальчиков Глории и упала вниз. Глория поспешно нагнулась за ней. Ее роскошные бедра сами просились ко мне в руки.
- Помогите же мне, Гарри, я уронила сережку, - жалобно попросила она.
Я опустился на колени, разыскивая сережку, а когда нашел ее и поднял свой взгляд, Глория уже надела на себя халат, плотно запахнув его спереди. А перед моими глазами так и стояли ее роскошные бедра, манящие к себе, как сирены Одиссея.
- Теперь совсем другое дело.
Наверное, во мне сработал какой-то автомат, потому что неожиданно для себя я произнес:
- Я.., я хотел бы поговорить с вами о Диксе.
- Вы уверены, что сейчас вас интересует именно Дикс?
- Что вы знаете о Диксе? Вы знаете, что он жулик? Глория подошла ко мне поближе. Ее глаза смеялись и призывали одновременно. В этом оранжевом халатике, подчеркивавшем черноту ее волос и смуглость кожи, она была для меня самой желанной женщиной в мире из всех, которыми я обладал ранее.
- Я жду ответа, Глория, - автоматически говорил я ей, сам не осознавая смысла своих слов. Глория взяла меня за руку. Я сразу понял, что это означает, и задрожал от ее прикосновения. Кожа у нее была нежной, как у ребенка.
- Придем в другую комнату, Гарри, - мягко прошептала она. Силы моего сопротивления иссякли. Я пошел за нею в ее спальню. Она стала включать бесчисленные светильники, бра, подсвечники: казалось, света хватит на целый зал.
- Я люблю, когда много света, - заявила она, стоя перед зеркалом и рассматривая себя. - Почему люди занимаются любовью в темноте? Я хочу света и огня! Я хочу видеть тебя, а ты? - она повернулась ко мне, сверкая глазами, и, вскинув вверх голову, воскликнула:
- Я прекрасна правда, Гарри?
- Самая прекрасная женщина в мире! - мой голос выдал мое желание.
- И это не преувеличение. Так смотри же на меня! - Глория развязала поясок на халате и выскользнула из него. Халат упал на пол. Она его не удерживала. В ярком свете ее кожа отливала серебром...
Несколько секунд Глория стояла без движения, давая мне возможность налюбоваться ею. А я чувствовал себя робким никчемным мальчишкой перед богиней любви.
Наконец Глория приблизилась ко мне на расстояние своей груди и прижала руки к своим бутонам наслаждений, вовлекая меня в игру, придуманную еще Адамом и Евой. От своих тугих грудей она медленно повела мои руки вниз, к бедрам. Глория помогла мне раздеться, делая это ловко и умело, приводя меня в исступление своими жгучими прикосновениями. Меня трясло от возбуждения и мысли от предстоящего наслаждения. Затем я бережно приподнял ее и понес в постель. Она обвила меня, как виноградная лоза, и ноги мои подкашивались. Вкрадчиво шептала музыка, словно подсказывая мне, как поступить с Глорией. Я нежно, но настойчиво ласкал ее изумительные губы, шею, спину и чувствовал, как ее наполняет нега. Я ласкал ее всю - от пальчиков ног до кончиков ушей, зная, что эти ласки сполна затем мне отплатятся. Чудесные волосы Глории разметались по подушке, румянец покрыл ее лицо, и она конвульсивно вздрагивала, когда я доставлял ей особое удовольствие, ласкал ее эрогенные местечки. Я до безумия хотел ворваться в нее сразу, сжать ее изо всей силы, но я был нежен и терпелив, зная все премудрости настоящей любви. Наконец Глория страстно застонала от наслаждения. Я возбудил в ней настоящее желание. О, как прекрасна была эта любовь, даже тогда, когда я еще не овладел Глорией полностью! И как прекрасен был миг, когда уже не в силах сдерживать своего желания, Глория изо всех сил рванула меня к себе, и я ворвался в нее с неудержимой мужской силой, и она во всем подчинилась мне. Наконец сладострастный стон вырвался из ее груди, и она прижала меня к себе с нечеловеческой силой, и мы одновременно достигли вершины любви...
Глава 10
- Отлично, ребята! Вы, там, полегче!
Язвительный голос Дикса прозвучал так близко, словно он находился в соседней комнате. Глория тотчас же оттолкнула меня, перекатилась по кровати, схватилась за халат и накинула его на себя.
Я остался на кровати, точно парализованный этим голосом. Я вертел головой во все стороны, недоумевая, откуда взялся этот голос.
- Что это, - прошептал я в трансе.
- Заткнись! - Глория прошла к зеркалу, пригладила свои растрепанные волосы и вытерла рот тыльной стороной ладони с гримасой такого отвращения и брезгливости, что мне было страшно смотреть.
- А как ты думаешь - кто это, ты, глупый и мерзкий скот. Теперь, уж я подскочил с кровати.
- Это Дикс?
Глория, не обращая на меня внимания, терла пальцами губы перед зеркалом. У меня дрожали руки, я едва дышал от такого поворота событий.
- Глория, где он?
- Ты заткнешься?
Я подошел к ней и, схватив ее за руки, повернул к себе;
- Лахудра подлая, он здесь?
Глория вырвала руку и ловко, словно кошка, влепила мне подряд три пощечины. Это получилось у нее так ловко, что я даже не успел защититься.
- Не прикасайся ко мне, вонючая тварь! - она дрожала от злости, а ее глаза были как два пятна на белом лице. Тут я услышал, как открылась дверь.
- Легче, легче, - приказал Дикс, входя в комнату. - Глория, мотай отсюда, ты уже хорошо позабавилась, а мне надо поговорить с ним.
Он был одет в черный костюм, шляпа легко сбита на затылок.
У него было красное и вспотевшее лицо.
- Ну, приятель, позабавился ты на славу! Приятно было посмотреть.
Ярость, которую раньше в себе я даже не подозревал, охватила меня. Мне хотелось перегрызть ему глотку. - Задушить. Разрезать на мелкие кусочки и засолить. Пальцы у меня сжались, как от судороги, и я шагнул к нему.
- Лучше не надо, дружок...
Я хотел достать его боковым ударом, вложил в него всю свою силу, но он легко ушел от меня и ответил ударом в солнечное сплетение. У меня подкосились ноги, казалось, что меня лягнула лошадь. Я упал на четвереньки.
В таком положении я оставался несколько секунд, затем стал нелепо подниматься. Дикс ждал, правда, опустив руки. На лице у него была ухмылка.
- На таких, как ты, я учился, дурачок. Не обращай внимания, нам надо поговорить.
Этот удар, казалось, вышиб из меня дух. Но все равно, когда силы вернулись ко мне, захотелось пришибить его, пусть после этого он меня и убьет. Дикс дал мне подойти поближе, затем легко, словно танцуя, ушел от моего кулака и, как паровой молот, вонзился в меня. Я растянулся на полу и почувствовал себя разобранным на части. Я встал на колени, но подняться у меня уже не было сил. Я был беспомощен, как ребенок, тяжело дышал и хватал ртом воздух. А ведь Глория меня предупреждала, чтобы я не задирал Дикса, и она оказалась права он был классным боксером.
Дикс присел на кровать, на которой я занимался любовью с Глорией, достал сигарету и закурил.
- Не принимай это близко к сердцу. У нас еще есть время. Я добрался до стула и стал медленно приходить в себя, крепко обхватив себя вокруг живота. Мне казалось, что если я не буду так держать руки, то мои внутренности вывалятся наружу.
- Я дам тебе чего-нибудь выпить, - спокойно заявил Дикс и вышел из спальни.
А музыка все играла. Все казалось мне сном или просто ночным кошмаром. В голове у меня не было никаких мыслей: пустота и мрак. Оставался лишь страх за себя и ужас перед Диксом - ярость куда-то пропала.
Он возвратился и сунул мне в руку стакан. Я проглотил его содержимое и чуть было не подавился.
- А знаешь, дружок, я уж начал волноваться. Ты оказался умнее, чем я думал. Ты нам чуть не испортил всю обедню. До сих пор рыбка всегда клевала, а тут осечка. Но в конце концов клюнула и последняя наша рыбка.
Вошел Берри, весь мокрый от пота.
- Вот они, Эд. Они, правда, мокрые, но получились отлично. Он вручил Диксу круглый эмалированный поднос, многозначительно посмотрел на меня и удалился.
Дикс рассматривал содержимое подноса.
- Отлично получилось. Взгляни-ка, почти произведение искусства, - Дикс указал мне на поднос, на котором лежали три фотографии большого формата, только что проявленные и еще влажные.
Я чуть не сошел с ума, когда взглянул на них. Мужчина на этих фотографиях был я! Оттолкнув поднос, я выбросил вперед кулак, чтобы достать ненавистную морду Дикса, но он сумел перехватить мою руку и так треснул меня по голове, что я мешком рухнул на стул. Пистолет бы мне сейчас!
- Видишь этот маленький черный диск в центре зеркала? Там объектив шестнадцатимиллиметровой камеры. Пленка обошлась мне в две тысячи долларов. А копии этого фильма принесут тебе мировую славу. Ты показал высокий класс секса. И станешь звездой, мой дружок, и один из нас прославится. Говорю, что один из нас, потому что ты наш и душой и телом. А если ты думаешь иначе, то завтра твоя милая женушка в чистеньком фартучке получит эти снимки, а ты будешь очень просить ее, чтобы она их не смотрела. А еще мы можем устроить ей просмотр порнофильма с твоим личным участием. Ну и штучки ты выкидывал, мальчик. Наверное, твоя женушка и не подозревает о твоих скрытых достоинствах в этой интимной области. Даже меня прошиб пот, когда я наблюдал, что вы тут с Глорией вытворяли. Я до сих пор не могу успокоиться.
Да, все было ловко подстроено. Я был готов на все, лишь бы эти снимки, а тем более фильм, не увидела Анни. А снимки были, что надо, даже сейчас, глядя на них, я возбуждался.
- Ты развлекался, мальчик, а за это надо платить. Ты ведь понял уже, за чем я охочусь? Если нет, то я объясню. В конце этой недели, в субботу или в воскресенье, на континент пересылается большой груз технических алмазов. Груз прибудет в почтовую контору на Ист-стрит. Оттуда его повезут в фургоне в аэропорт Норфолка. У тебя в гараже наш штаб. "Ягуар" Глории наша самая быстроходная машина. Мы подключились к твоему телефону, и Джо нам позвонит, когда фургон двинется в путь. Но тут есть загвоздка, для которой нужен специалист, и ты тут будешь кстати. В пятницу ты пойдешь на почту и отсоединишь сигнал внутри фургона. Как ты это сделаешь, нас не касается, но ты это сделаешь. Если ты этого не сделаешь, то будешь строго наказан. И твоя жена тоже будет наказана. Глядя на Луи, этого не скажешь, но он чудесно умеет плескать серную кислоту в лицо женщины. Высший класс! Ты видел когда-нибудь женщину после этой процедуры? Но это произойдет с твоей женой потом, а сначала она получит снимки. Сегодня уже вторник, можешь подумать до пятницы. Я после заеду к тебе и послушаю, как ты намерен отключить сигнал. Но я захвачу с собой и эти снимки и фильм на случай, если твоя башка будет плохо шурупить, - Дикс приоткрыл дверь. - А теперь сматывайся!
Каждый шаг причинял мне боль. Я шел молча: все было ясно и без слов. Пройдя через спальню, я вышел в гостиную.
Берри и Луи сидели со стаканами в руках, а эта стерва Глория курила на диване. Халат у нее был расстегнут, и были видны ее прекрасные длинные ноги. Она не смотрела на меня, а я, словно инвалид, пробирался к выходу.
- Проводи джентльмена, Берри! - это Дикс отдал команду, следуя за мной.. Люби его, Берри. И он теперь играет в наши игры.
Берри сполз со стула и открыл дверь:
- Убирайся, сопляк. Ты нас сегодня отлично позабавил. И не споткнись, там ступеньки.
Когда я уже добрался до двери, он меня окликнул:
- Эй, на два слова.
Обернувшись, я заметил летящий в меня кулак, но у меня не было сил защититься. Я получил страшный удар в челюсть.
- Это от Глории, идиот, ее привет и воздушный поцелуй! - и он захлопнул за мной дверь.
Глава 11
На следующее утро приехала Анни. Она быстро прошла в гараж, где мы с Тимом устанавливали стабилизатор.
- Я сейчас приду, - сказал я и помахал масляными руками, показав, что не смогу ее поцеловать. - Все в порядке?
- Да, а у тебя?
1 2 3 4 5 6 7 8 9
загрузка...


А-П

П-Я