https://wodolei.ru/catalog/accessories/dlya-vannoj-i-tualeta/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне передали, что у копов нет твоих примет. Они справлялись у управляющего, но он им ничего не сказал. Будет лучше, если ты некоторое время побудешь у меня. Тем более, что нам надо обсудить план действий сегодняшней ночью.
– Но как они узнали про меня? Педро бы им ни за что не сказал!
Мануэль был другого мнения. Он считал, что полиции удалось выбить из Педро признание.
– Педро? Конечно, нет. Наверное, настучал какой-нибудь доносчик. Даже среди кубинцев встречаются стукачи. – Он покачал головой. – Не беспокойся. Все идет хорошо.
Не доезжая до своего бота, Мануэль остановил машину.
В каюте они нашли Фуентеса, который валялся на койке. Уставившись на Аниту, Фуентес удивился:
– Что ей здесь надо?
– К сожалению, – спокойно произнес Мануэль, – копы вышли на нее. Полиция ищет Аниту. Поэтому она останется здесь.
Фуентес попытался было возразить, но Мануэль махнул рукой, заставив его замолчать.
– Садись, Анита, – сказал Торес. – Во сколько нам лучше начать операцию?
– В половине первого. Детектив как раз начнет обход коридоров. Персонал будет занят уборкой кухни. Это самое подходящее время.
– А когда ты закончишь свою работу?
– В начале одиннадцатого. Дай мне бумагу и карандаш, я нарисую, как лучше пройти к служебному входу.
Мануэль достал лист бумаги, шариковую ручку и стал наблюдать, как Анита рисует план.
Вскоре Анита закончила.
– Все понятно? – спросила она.
Помолчав несколько секунд, Мануэль произнес:
– Итак, мы поднимемся по Ренч-Роуд, пройдем вдоль площади, затем мимо площадки для гольфа и свернем на пешеходную дорожку. Она и выведет нас ко входу. Так?
– Да.
– Будут какие-нибудь проблемы?
– Нет. Но надо быть осторожным. Чтобы не заметили.
– Что дальше?
– Ровно в полночь я открою дверь служебного входа. Вы должны будете сразу войти. Потом я проведу вас к лифту. Мы поднимемся на верхний этаж. Там живут Уорентоны.
– А если их не будет в номере? – спросил Мануэль.
Фуентес нервно провел пальцами по сальным волосам.
– Они никогда не возвращаются раньше половины второго, – сказала Анита. – А иногда и позже. Я впущу вас в апартаменты, и мы спрячемся на террасе. Там мы дождемся эту парочку. Остальное зависит от вас.
Подумав, Мануэль произнес:
– Ну, что ж, начало хорошее.
– Мануэль, – сказала Анита, – надеюсь, Педро поедет с нами?
Собравшись с силами, Мануэль ответил:
– Да, ведь мы же договорились. Но ты должна понимать, Анита, если мы сразу возьмем Педро на бот, он может не выдержать. Педро еще очень слаб.
Она вся напряглась.
– Мануэль, если ты не пообещаешь, что Педро поедет с нами, я не открою вам дверь!
– Успокойся, Анита. Я понимаю твои чувства. Ты очень хорошая жена, но давай вместе подумаем. Ведь у нас будет возможность надавить на власти, – Мануэль выжал из себя улыбку. – Твой муж еще плох. Недели через две мы могли бы отплыть, не опасаясь за его самочувствие. Но тебя разыскивает полиция. Мы не можем ждать две недели. План необходимо осуществить сегодняшней ночью.
Анита внимательно слушала.
– У меня есть идея, – продолжал Мануэль. – Я сейчас поеду в больницу и переговорю со своим другом. Узнаю, можно ли перевозить Педро. Если он подтвердит, проблема исчезнет.
Анита не отводила от Мануэля испуганных глаз. Его охватило беспокойство.
– А если нет? – глухо спросила Анита.
Мануэль поднялся.
– Еду в больницу. Ждите меня через час.
– Я буду ждать, Мануэль, но помни, если Педро с нами не уедет, я не открою двери.
– Конечно, – кивнул Торес и вышел из каюты. Он спустился по трапу, сел в машину и уехал.
Фуентес с ненавистью смотрел на Аниту. Он еле себя сдерживал, чтобы не вытащить нож и не перерезать ей горло. Эта глупая баба могла сорвать все их планы.
Не обращая внимания на Фуентеса, Анита молча смотрела на свои руки.
«Мануэль держит свое слово, – успокаивала она себя. – Все в порядке».
Наконец взглянув на Фуентеса, Анита вздрогнула.
– Это ты во всем виноват! Ты заставил моего мужа пойти на преступление! Ты дал ему револьвер! Бог накажет тебя!
Фуентесу нечего было возразить. Он лег на койку и уставился в потолок.

Доложив своему начальнику Джо Бейглеру, что имя убийцы теперь известно, Лепски уточнил, что всю работу проделал один. Потом попросил выделить ему двух полицейских, чтобы те сменили Якоби.
Бейглер удивленно взглянул на него.
– Я не могу дать ни одного. У меня нет людей. Это твоя проблема. Мы не знаем, где работает жена убийцы. Значит, надо вести наблюдение за ее домом.
– Это понятно, – терпеливо произнес Лепски. – Но ведь я потому и прошу людей.
Бейглер отхлебнул кофе.
– Знаешь, что сделал бы я на твоем месте? Ведь я выше тебя по званию, а это кое-что значит, согласен? В общем, могу подсказать тебе идею.
Лепски ослабил узел галстука. Когда Бейглер становился таким снисходительным, у Лепски всегда повышалось давление.
– Слушаю, – буркнул он.
Бейглер откинулся на спинку стула. На его веснушчатом лице блуждала самодовольная улыбка.
– Ведь не зря именно я несу ответственность за это полицейское стойло в отсутствии шефа. Думаю, надо пойти в ратушу. В бюро регистрации иностранцев есть картотека всех работающих в городе кубинцев.
Лепски удивленно вытаращил глаза.
– Но откуда, черт возьми, я мог знать об этом? – спросил он.
– Ты не мог, а я могу. Именно поэтому я и замещаю шефа…
Но Лепски уже не слушал. Сорвавшись с места, он выбежал на улицу, сел в машину и помчался к ратуше.
Перед дверью регистрации иностранцев стояла длинная очередь бедно одетых кубинцев. Бесцеремонно растолкав очередь, Лепски вошел в здание.
В окошечке он увидел молодую женщину, которая заполняла какую-то карточку. Табличка гласила, что женщину зовут мисс Хепплуэйт.
Показав жетон, Лепски представился:
– Детектив управления полиции.
Женщина, не поднимая головы, продолжала свою работу. Лепски, конечно, не мог знать, что в это утро мисс Хепплуэйт имела серьезное столкновение с полицией по поводу ее машины, припаркованной в неположенном месте. В данный момент девушке были ненавистны полицейские всего мира.
Лепски, мрачно глядя на нее, побарабанил пальцами по стойке.
Наконец, девушка удостоила его своим вниманием.
– Я ведаю регистрацией иностранных граждан. Что вам угодно? Кто вы?
– Детектив Лепски. Городская полиция, – снова повторил Лепски и предъявил жетон.
– Ну и что? Я должна упасть на колени?
«Весьма остроумно», – подумал Лепски и сдержанно произнес:
– Полицейское дело, мисс. Мне необходимо установить, где работает Анита Цертис, проживающая по Фиш-Роуд, двадцать семь, Секомб.
Она неприязненно посмотрела на него.
– Зачем?
– Полицейское дело, – терпеливо повторил Лепски. – Тебе не стоит ломать над этим голову, детка.
– Не смейте меня так называть! Я могу привлечь вас к ответственности за оскорбление!
– Так, – сказал Лепски, теряя терпение. – Теперь я могу задержать тебя за оказание сопротивления полиции. Я расследую дело об убийстве. Желаешь проехаться со мной в полицейский участок? Там мы решим наш спор.
Взглянув на ожесточенное лицо копа, девушка подумала, что, пожалуй, хватит пререкаться. Вид Лепски ясно говорил о том, что он выполнит свою угрозу. Девушка неохотно сдалась.
– Как имя этой женщины?
– Анита Цертис, Фиш-Роуд, двадцать семь, Секомб.
– Вы должны понимать, что у нас очень много… – начала девушка, пытаясь восстановить свое пошатнувшееся достоинство.
– Анита Цертис! – прорычал Лепски. – Фиш-Роуд, двадцать семь, Секомб!
– Сейчас посмотрю.
Девушка направилась к картотеке. Она намеренно тянула время. Лепски явно нервничал, а кубинцы, стоящие в очереди, с интересом наблюдали.
Наконец, девушка вернулась с карточкой в руке.
– Она работает в отеле «Спаниш-бей». Ее смена начинается в семь утра. В час перерыв. В восемь вечера смена продолжается. Женщина работает уборщицей.
– Спасибо, детка, – язвительно улыбнулся Лепски и направился к выходу.
Низенький тощий кубинец произнес, обращаясь к своему приятелю:
– Последи за очередью. Я скоро вернусь.
Кубинец вышел из ратуши и направился к телефонной будке. Он знал Аниту Цертис. И знал человека, который мог бы предупредить Аниту, что за ней охотится полиция. Этим человеком был Мануэль Торес.

Детектив отеля Джос Прескотт готовился к ночному дежурству. Он побрился, принял душ и теперь переодевался. У него не шло из головы ночное приключение. Потрясающая девица! Прескотту не терпелось вновь увидеть ее и утащить в кусты.
Когда он завязал галстук, в дверь постучали.
В квартиру ввалился возбужденный Лепски.
– Привет, Джос!
– Привет. Я как раз собираюсь на дежурство.
Лепски сел.
– В отеле работает кубинка. Анита Цертис. Тебе говорит о чем-нибудь это имя?
– Конечно. Она работает уборщицей. А что с ней?
– Слышал про убийство управляющего домом? В Секомбе?
Прескотт кивнул.
– Так вот эта Анита Цертис – жена убийцы, – произнес Лепски. – Я хочу допросить ее.
– Черт, эти кубинцы вечно доставляют нам проблемы, – ругнулся Прескотт.
– И я то же самое говорю, – кивнул Лепски. – Женщина работает с восьми до десяти вечера, так?
– Да.
– Я пойду с тобой в отель, Джос, и там допрошу ее.
Прескотт задумался.
– Понимаешь, Том, она убирает апартаменты Уорентонов. Шеф будет недоволен, если она не успеет их убрать. Лучше подождать, когда она закончит работу. Я вызову ее в свой кабинет сразу после десяти.
– Хорошо, Джос, буду у тебя после десяти.
– Я доставлю ее, – заверил Джос.
Часы показывали половину седьмого. Лепски проголодался. Жена пообещала приготовить ему какое-то новое блюдо, но не сказала какое. Сейчас он мог думать только об этом. Время от времени Кэролл выискивала рецепты сложных блюд и пыталась претворить их в жизнь. Обычно такие попытки заканчивались неудачей. Но Лепски свято верил, что наступит день, когда Кэролл сумеет угостить его чем-нибудь по-настоящему вкусным.
Когда Лепски открыл дверь своего дома, его окутал кухонный чад и оглушили проклятия Кэролл.
Лепски попытался улыбнуться. Он выглядел, как персонаж фильма ужасов.

Анита и Фуентес ждали уже три часа. Для Фуентеса это были самые жуткие минуты. В каюте было очень жарко. Не в силах усидеть на месте, Фуентес ходил взад-вперед и все время курил. Он постоянно думал о том, что рядом находится женщина, которая его ненавидит, и которую он готов прирезать.
Наконец, на палубе послышались шаги Мануэля. Фуентес облегченно вздохнул. Анита тоже оживилась.
Войдя в каюту, Мануэль сел напротив Аниты и улыбнулся:
– Хорошие новости!
Повернувшись к Фуентесу, попросил:
– Налей мне чего-нибудь выпить.
Фуентес достал из шкафа бутылку рома и плеснул немного в стакан.
– Анита, извини, что так долго отсутствовал. Мой приятель в больнице был занят. Пришлось ждать.
– Как Педро? – спросила она.
Мануэль залпом выпил ром и поставил стакан на стол.
– Наконец-то я обстоятельно побеседовал с моим приятелем о состоянии Педро. Приятель мне сказал, что если правильно все организовать, Педро сможет поехать с нами. Он уже стал садиться на койке, неплохо ест, но надо быть очень осторожными.
Фуентес, слушая Мануэля, постоянно вытирал пот. Он знал, что Мануэль лжет.
– Что нужно сделать? – спросила Анита.
– Мой друг сказал, что Педро нужно доставить на мой бот в санитарной машине. Ты сможешь увидеть его только тогда, когда он окажется здесь. Тащить его в отель нельзя. Об этом не может быть и речи. Ему нельзя волноваться. Его необходимо оградить от малейшего напряжения.
Анита обдумывала услышанное.
Фуентес весь взмок от пота. «Проклятая баба, – думал он. – Она стоит между мною и миллионом долларов!»
Мануэль тоже думал, что от Аниты зависит успех всей операции. Только он думал о пяти миллионах долларов.
Наконец Анита подняла глаза.
– А пропустит ли полиция Педро на бот?
– А что им еще останется делать? Ведь мы же будем контролировать положение. В наших руках будут Уорентоны. Кроме того, у нас две бомбы. Дюлону я скажу, что отель можно взорвать и с борта бота, если не привезут Педро.
Анита настороженно взглянула на Мануэля.
– И ты решишься на это? Это реально?
– Да. Человек, сделавший бомбы, обязан мне жизнью. Он заверил меня, что эти бомбы можно взорвать даже с расстояния в две мили.
Анита не отводила глаз от Мануэля.
– Покажи-ка мне взрыватель.
Мануэль беспокойно заерзал, поднялся, подошел к шкафчику и достал взрыватель.
– Вот он. Если я нажму на верхнюю кнопку, взорвется маленькая бомба. Нажму на нижнюю – взорвется большая.
– И эта штука сработает?
– Конечно.
Анита облегченно вздохнула и улыбнулась.
– Значит, мы с Педро поедем в Гавану?
– Да.
Анита положила свою руку на ладонь Мануэля.
– Большое тебе спасибо. Ты действительно держишь свое слово.
Прикосновение Аниты обожгло Мануэля, словно раскаленным железом. Но он сдержался и не отдернул руку.
«Пять миллионов долларов! – думал он. – Эти деньги окупят все».
– Значит, договорились, – мягко произнес он. – Ты открываешь нам двери, мы похищаем Уорентонов, берем деньги. Ты получаешь своего Педро.
– Договорились, – кивнула Анита. – Но мне нужен пистолет.
– У меня только два, – сказал Мануэль. – Один для меня, второй для Фуентеса. Вы будете им пользоваться попеременно, охраняя Уорентонов.
Анита молчала. Под свитером у нее был кинжал, и она была уверена, что сможет им воспользоваться. Она взглянула на Фуентеса, который внимательно наблюдал за ней. Этого человека Анита ненавидела и не доверяла ему.
– Я совсем не разбираюсь в оружии, – сказала она. – Покажи мне пистолет, которым мне, возможно, придется воспользоваться.
Мануэль подошел к шкафчику, достал пакет и вытащил оттуда револьвер 38-го калибра.
– Ничего сложного, – сказал он, протянув оружие Аните. – Не бойся, он не заряжен. Берешь его обеими руками, прицеливаешься и нажимаешь на курок.
Анита рассматривала револьвер. Потом взяла его двумя руками и нажала на курок. Щелчок бойка заставил ее вздрогнуть.
– Понятно, – сказала она, возвращая револьвер. – Я сумею.
Мануэль спрятал револьвер в пакет, а пакет засунул в шкаф.
– А теперь давайте поедим, – предложил он. – Не исключено, что нам придется задержаться в апартаментах надолго. Надо хорошо поесть перед работой.
Он отправился на камбуз и принялся готовить там что-то из рыбы и овощей. Анита неподвижно сидела за столом, разглядывая свои руки.
Фуентес тоже ушел на камбуз. Ему до чертиков надоело ловить на себе ненавидящие взгляды Аниты.
Мануэль подмигнул Фуентесу и приложил палец к губам.
Ели молча. Когда Анита мыла посуду, раздался телефонный звонок. Мануэль взял трубку, что-то буркнул, потом, не перебивая, слушал. Наконец, произнес:
– Спасибо, друг. Хорошо, что позвонил. Я все сделаю. Фуентес заметил, что Мануэль чем-то сильно озабочен. С камбуза пришла Анита.
– Плохие новости, – сообщил Мануэль.
– Педро?
– Нет! Я же сказал тебе, что Педро чувствует себя хорошо! Прекрати думать только о нем!
– Мне больше не о ком думать. Что за новости?
– Копы пронюхали, что ты работаешь в отеле.
Анита бессильно опустилась на стул.
– Что же теперь будет?
– Не знаю. Возможно, они уже дожидаются тебя в отеле. Будут допрашивать, побеседуют с твоим шефом. Это очень опасно.
Анита задумалась. Мануэль и Фуентес не сводили с нее глаз.
Наконец, она произнесла:
– Все будет в порядке. Я должна буду убрать апартаменты Уорентонов. Допрос начнется после работы, раньше меня не тронут. В этом я уверена. – Она поднялась. – Они ничего не смогут сделать. Сейчас я пойду. В половине первого я открою вам дверь. Обещаю.
Мануэль облегченно вздохнул.
– Ты прекрасная женщина, – сказал он. – Мы будем там ровно в ноль тридцать.
– Значит, через неделю мы с Педро будем в Гаване?
– Да.
Она посмотрела ему в глаза.
– Я верю тебе. Вы возьмете все деньги. Мне нужен только Педро.
Когда она ушла, мужчины долго молчали. Потом Фуентес не выдержал:
– Я боюсь ее! Ей нельзя давать оружие!
Мануэль согласно кивнул, достал из кармана какой-то черный предмет, положил его на стол. Предмет походил на узкую колбаску.
– Педро при смерти, – сказал Мануэль. – Надо исключить полицию из дела. Для этого необходимо вывести Аниту из игры. Мы сумеем получить деньги и без нее. – Он указал глазами на черную колбаску. – Легкий удар этой штукой по голове, и Анита нам не опасна. Я хорошо знаю, как бить мешочком с песком.
Мануэль поднялся, достал из шкафчика моток клейкой ленты.
– Как только Анита впустит нас в апартаменты, я оглушу ее, заклею рот, свяжу и оттащу на террасу. К сожалению, другого выхода нет. Когда мы получим деньги, мы освободим Аниту. Если она смирится с мыслью, что Педро мертв, я дам ей немного денег. Если же она не успокоится, я снова ее оглушу, и мы оставим ее в отеле. Вместе с деньгами и Уорентонами мы отплывем. Ни Анита, ни полиция не смогут нам помешать.
На лице Фуентеса выступила испарина. Он испуганно смотрел на черный предмет, мысленно представляя ситуацию на боте, когда там окажутся Уорентоны в качестве заложников.
«Может, и меня он ударит этим мешочком?» – думал Фуентес.
Мануэль наблюдал за ним.
– О чем ты думаешь, друг мой? – спросил он.
– О деньгах, – попытался улыбнуться Фуентес. – О миллионе долларов.
– Да, – кивнул Мануэль. – Это хорошие деньги. Но сначала надо получить их.
Внезапно Фуентеса осенила блестящая идея. Ведь он же будет вооружен! По пути в Гавану он будет внимательно следить за Мануэлем. А когда покажутся огни Гаваны, он просто пристрелит его и выбросит за борт. Потом пристрелит Уорентонов и скроется с пятью миллионами!
«Надо все хорошенько обдумать, – решил он. – Время еще есть».
Лицо Фуентеса просветлело.
– Да, ты прав, Мануэль. Сначала надо получить эти деньги.

Эд Хеддон сидел за столиком в углу небольшого ресторана, когда к нему присоединился Брейди.
– Закажи себе креветки с карри, не пожалеешь, – сказал Хеддон.
Брейди согласно кивнул. Подошедшему метрдотелю Хеддон сделал заказ и попросил принести себе мартини и виски для Брейди.
– Что нового? – спросил Хеддон, когда метрдотель оставил их одних.
– Дело провернем сегодня ночью. Сначала сейф, потом бриллианты Уорентонов.
– Надеюсь, ты все предусмотрел?
– Дело верное. Я все продумал.
– Я тоже неплохо поработал. Да, мы сорвем большой куш.
Два официанта принесли креветки. Увидев выражение лица Брейди, Хеддон понял, что продолжать деловой разговор бессмысленно.
Ели молча. Только Брейди издавал иногда нечленораздельные звуки, означающие одобрение. Покончив с едой, он вытер губы и улыбнулся.
– Очень вкусно!
– Может, перейдем к делу? – поинтересовался Хеддон.
– Давай после яблочного пирога, – предложил Брейди. – Обожаю яблочный пирог!
Хеддон пожал плечами и заказал две порции.
Пока они ждали, когда принесут пирог, Брейди ковырял зубочисткой в зубах и что-то мурлыкал себе под нос. Только когда подали кофе с бренди, Лу вновь обрел способность продолжать деловой разговор.
– Я все выяснил, – сказал Хеддон. – Кендрик согласен взять весь товар. Я передам ему, что ты будешь ждать его людей в своем коттедже. В два часа ночи. Как только у тебя заберут добычу, можешь считать свою миссию законченной. Кендрик обещал надежно спрятать товар. Он избавится от него позже, когда уляжется волнение. Так что нам придется подождать месяца два. Брейди скривился.
– А что будет, если Кендрик скажет, будто и в глаза не видел всех этих драгоценностей? Знаешь, я ему не доверяю.
– Не волнуйся, – мрачно усмехнулся Хеддон. – Я достаточно много знаю о Кендрике такого… Могу запросто засадить его в тюрьму. Деньги мы получим.
– Хорошо. Раз ты так говоришь, значит, так оно и есть.
– Как только передашь драгоценности, садись в свое инвалидное кресло. Ты пробудешь в отеле еще два дня. Копы тебя не заподозрят. У тебя надежные документы. Потом ты уедешь. О'кей?
– Да. Но как насчет моих денег?
– Кендрик выплатит их через два месяца. Твою долю он переведет на твой счет в швейцарский банк.
– Сколько получит Беннон? Шестьдесят тысяч?
– Да. Но ему тоже придется подождать.
– Послушай меня, Эд, – серьезно произнес Брейди. – Парню очень нужны деньги. Он не может ждать. У него рак. Он должен позаботиться о своей слабоумной девочке. Я должен быть уверен, что он получит деньги сразу после операции.
– Разве это мои проблемы? Дай ему свои, если тебя это волнует.
– Если бы у меня была такая сумма, я так и сделал бы. Только ведь у меня нет денег!
– Чего ты кипятишься?
– Эд, ну что для тебя значат эти шестьдесят тысяч? Неужели ты хочешь, чтобы все провалилось из-за такого пустяка? Я пообещал Беннону, что он получит свою долю сразу после операции. И я намерен выполнить свое обещание!
– За мой счет?
– Эд, ты получишь восемь миллионов, а может, и больше.
Будь же человеком, Эд!
Хеддон задумался.
– Ладно, – сказал он. – Беннон получит деньги.
– Вот и отлично, – улыбнулся Брейди. – Договорились.
Он поднялся из-за стола.
– Беннон справится, Эд. И я тоже. Спасибо за отличную еду. Мне пора.
Он вышел из ресторана и направился к отелю «Спаниш-бей».
Глава 7
Мария и Уилбур Уорентоны вернулись в свои апартаменты в начале восьмого. После обеда они катались на водных лыжах, и Уилбур пребывал в прекрасном настроении, предвкушая тихий семейный ужин в ресторане отеля. Остаток вечера он планировал провести у телевизора. Его надежды рухнули, когда Мария сказала:
– Достань мои бриллианты, дорогой. Я себя отлично чувствую. Думаю, мне сегодня повезет в игре. Давай поужинаем в казино, а потом поиграем в рулетку.
«Прощай, спокойный вечер», – подумал Уилбур и вслух произнес:
– Но, Мария, мы же договорились, что ты не будешь выносить бриллианты за пределы отеля.
– Если я хочу носить свои бриллианты, я буду их носить! – резко ответила Мария. – Для чего еще они нужны?
– В городе полно нищих эмигрантов с Кубы, – сказал со вздохом Уилбур. – Зачем искушать их? На нас могут напасть.
– Не паникуй! Я надену свои драгоценности! Мы отправимся в казино в половине девятого. Не теряй времени, тебе пора переодеваться.
Пройдя в свою комнату, Мария хлопнула дверью.
Постояв немного в раздумье, Уилбур подошел к сейфу, набрал кодовую комбинацию и достал оттуда шкатулку с драгоценностями. Поставив шкатулку на столик, он подошел к телефону и набрал номер Жака Дюлона.
Услышав голос секретарши, Уилбур произнес:
– Говорит Уорентон. Мне необходимо побеседовать с мистером Дюлоном.
– Конечно, мистер Уорентон.
Уважительные нотки в голосе девушки понравились Уилбуру.
Через секунду в трубке послышался голос самого Жака Дюлона.
– Добрый вечер, мистер Уорентон? Чем могу вам помочь?
– Мы идем в казино, – сказал Уилбур. – Миссис Уорентон будет в своих бриллиантах.
Дюлон, обладавший прекрасной интуицией, тут же произнес:
– Понимаю, мистер Уорентон. Вам нужна личная охрана. Никаких проблем. Во сколько вы уходите?
– Примерно в половине девятого, – ответил Уилбур, удивленный проницательностью Дюлона.
– Ровно в половине девятого, мистер Уорентон, в холле вас будет ожидать надежный охранник. Я позвоню мистеру Кендрику, директору казино. Телохранитель будет находиться с вами в казино до вашего ухода. Потом он проводит вас в отель. Вас это устраивает?
– Да, конечно. Благодарю вас, мистер Дюлон. У вас прекрасный отель, – Уилбур был совершенно искренен.
– Рад, что могу вам помочь, – уважительно ответил Дюлон. – Желаю прекрасно провести вечер.
В это время Джос Прескотт сидел в ресторане для обслуживающего персонала. Перед ним стояла тарелка, в которой дымился поджаренный бифштекс. Внезапно к Прескотту подошел посыльный и сказал, что шеф срочно вызывает к себе детектива.
Мысленно выругавшись, Прескотт направился в кабинет Жака Дюлона.
– Вы будете сопровождать миссис и мистера Уорентонов в качестве телохранителя. Они отправляются в казино. На миссис Уорентон будут ее бриллианты, – произнес Дюлон. – Я только что говорил с директором казино. Там вас сменят. Как только убедитесь, что Уорентоны в безопасности, вернетесь в отель и приступите к своему дежурству.
– Понятно, сэр, – отчеканил Прескотт и подумал: «Эти богатые вонючие скоты! Вечно носятся со своими побрякушками!»
– Супруги должны выйти из отеля в половине девятого, – продолжал Дюлон. – Нельзя заставлять их ждать ни минуты. Сейчас половина восьмого.
Прескотт вспомнил, что должен был побеседовать с Анитой Цертис. Теперь, из-за того, что придется торчать в холле, поговорить с Анитой не удастся.
– Сэр, – произнес Прескотт. – Вы должны знать, что у нас работает уборщица, которая обслуживает апартаменты Уорентонов. Она кубинка. Ее муж арестован за убийство.
Дюлон вздрогнул.
– В это невозможно поверить. Как ее зовут?
– Анита Цертис, сэр.
– Хорошо, Прескотт, предоставьте это мне.
Как только Джос Прескотт покинул его кабинет, Дюлон вызвал управляющего по кадрам и потребовал немедленно уволить Аниту Цертис.
Управляющий застонал.
– Только не сегодня вечером, сэр, – взмолился он. – У меня некем заменить ее. Эта женщина работает добросовестно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
загрузка...


А-П

П-Я