https://wodolei.ru/catalog/vanni/Jacob_Delafon/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Он может что-нибудь сделать с Синди.
— Ничего ему не надо говорить, — сказала Синди и открыла сумочку. — Марки у меня.
Глава 7
В молчании Эллиот и Джо смотрели, как она достает из сумочки длинный конверт из пластика и кладет на стол.
— Ведь это те самые марки?
С сильно бьющимся сердцем, неровно дыша, Эллиот рассматривал восемь марок сквозь их пластиковую обертку. Он сразу узнал их по физиономии, показанной Кендриком.
— Да. — Его голос охрип. Он выпрямился и посмотрел на Синди. — Зачем вы их взяли, сумасшедшая девчонка? Как только Ларримор обнаружит пропажу, он вызовет полицию. Они придут сюда! Мы писали ему и он знает адрес! О чем вы думали?
— По-моему, он не станет звать полицию, — сказала Синди.
— С чего вы это взяли?
Она вдруг села и так побледнела, что Джо бросился к бару и стал наливать бренди.
— Нет, папа, , не нужно, — запротестовала она. — Я в порядке.
Джо посмотрел на нее, потом на бренди в стакане, а потом проглотил его сам.
— С чего ты взяла, что он не вызовет полицию? — повторил вопрос Эллиот, садясь к столу напротив нее.
— В одном ящике с марками лежало и письмо, — сказала Синди. — Письмо из ЦРУ в Вашингтоне. В нем говорилось, что держать у себя марки противозаконно, и их владелец будет подвергнут судебному преследованию, если не известит ЦРУ, что марки у него. Письмо получено два месяца назад. Там сказано, что максимальный приговор составит три года тюрьмы и штраф в тридцать тысяч долларов. Когда я прочитала это, я поняла, что мистер Ларримор не может пожаловаться в полицию, сам не нарвавшись на неприятности… Вот и взяла их.
— ЦРУ? — Эллиот невольно повысил голос.
— Да.
— Может вы просто расскажете нам, что там произошло, Синди?
Она набрала в грудь воздуху и сказала:
Я вошла в дом и мистер Ларримор проводил меня в комнату, где он хранит марки. Он был такой внимательный и любезный. Он предложил мне сесть и перелистал альбом. Заинтересовали его только те марки, которые папа купил отдельно. Он сказал, что они могут стоить долларов триста. Потом, когда я как раз гадала, как вытащить у него реестр, он сам достал его из кармана и заглянул в него.
Затем подвел меня к одному из ящиков и показал другие марки из той же серии, что и в альбоме. Он оставил книжку на столе. Получилось очень просто. Он спросил, не оставлю ли я альбом у него. Я зашла ему за спину, открыла сумочку и дала вам сигнал, и вы позвонили. Он извинился и вышел. Я нашла в указателе номер ящика. Я слышала, что он говорит с вами, поэтому я подошла к ящику и взяла марки. Потом увидела письмо. Он все еще разговаривал с вами и я его прочитала. Мне показалось, что если я возьму марки, он не посмеет вызвать полицию, вот я и взяла их.
— Господи! — Эллиот наклонился вперед и взял ее за руку. — Вы быстро сообразили, но он все же может обратиться.
— Не думаю, — сказала Синди. — Так или иначе, рискнуть стоило. Теперь вам не придется забираться к нему в дом.
— Нельзя тебе было так делать, — сказал Джо дрожащим голосом. — Надо было предоставить это Дону и Бину.
— Зато марки у нас.
— Здесь их держать нельзя, — Эллиот умолк, на минуту задумавшись. — Джо, отвезите их сейчас же в банк. Купите конверт, напишите на нем свою фамилию и положите в него марки. Снимите сейф. Побыстрее, Джо, если сюда явится полиция и найдет их, нам крышка.
Джо кивнул. Взяв со стола конверт, он положил его в карман.
— Что сделать с ключом?
— Привезите сюда. Мы его где-нибудь спрячем. Когда Джо ушел, Эллиот посмотрел на Синди долгим взглядом.
— Не надо было этого делать, Синди. Она улыбнулась ему.
— Я просто не могла перенести мысли о том, как вы пойдете с Бином в этот дом. Бин опасен. Забрав марки, он мог что-нибудь с вами сделать.
— Но почему заинтересовано ЦРУ? — сказал Эллиот. — Письмо было адресовано лично ему?
— Это был циркуляр для филателистов. — Ив нем говорилось, что хранить у себя эти марки противозаконно?
— Да.
Эллиоту не понравился такой поворот.
— Понятное дело, но похоже, Ларримор не устоял перед соблазном оставить у себя такие редкие марки. — Он задумался, потом кивнул. — Да, пожалуй, вы правы. Жаловаться полиции — значит напрашиваться на неприятности. — Он обеспокоенно взглянул на Синди. — Но при чем здесь ЦРУ?
— Может быть, лучше не стоит пробовать их продавать? — сказала Синди.
— Опасности пока нет. Давайте сначала узнаем, кто их хочет купить, а после решим. И ни слова Бину. — Эллиот встал и, обойдя стол, обнял ее.
— Вы молодчина, Синди.
Она положила голову на его плечо и прильнула к нему.
Барни говорил безостановочно в течение последних двух часов, не считая тех промежутков, когда он ел и пил. Шел двенадцатый час и бар теперь был набит рыбаками, требовавшими пива и не дававшими Сэму передышки.
Барни замолчал, окинул взглядом спины людей, навалившихся на стойку, и его жирное лицо выразило неодобрение.
— Рыбаки! — сказал он презрительно. — Никудышный народ. Уж можете мне поверить, мистер Кемпбелл. Сидеть за выпивкой целыми вечерами, когда им следовало бы находиться дома с женой и детьми.
Я спросил, женат ли он.
— Меня не проведешь, мистер, — сказал он. — В браке плохо то, что у человека никогда нет возможности поговорить, а если я что и люблю, не считая пива, так это поговорить.
Я сказал, что понимаю его.
— Угу. — Он умолк и помахал своими пустыми стаканами, показывая их Сэму. — Возьми к примеру вот этих. Они думают только о деньгах, женщинах и выпивке. Я никогда не продавался. Если мне предложат миллион долларов, я не возьму. Я не знал бы, что с ними делать. На кой черт человеку миллион долларов!
Я мог бы просветить его на этот счет, но мне казалось, что он не будет слушать. Подождав, пока Сэм прибежал к нашему столику с пивом, он продолжал:
— Но этому Бину Пинка, про которого идет речь, не терпелось добраться до миллиона, о котором ему сказала Джуди. Его тянуло к деньгам, так же, как тянет время от времени кобеля к суке, извините за грубое сравнение. Конечно, Бин вырос в жестоком мире. Я не говорю, что он не соображал что к чему, но знать и поступать — две разные вещи, правильно, мистер Кемпбелл?
Я подтвердил бесспорность его слов. — Так вот, когда Эллиот заявил, что не назовет ему номер ящика, а к покупателю пойдет сам, Бин решил избавиться от него. Он остановил «ягуар» над обрывом скалы и, сидя в машине, обдумывал задачу. Хорошенько пошевелив мозгами — а дело шло туго потому, что до сих пор он редко работал головой — он решил, что единственный способ заработать все денежки — сначала узнать от Джуди, кто покупатель, потом разделаться с Эллиотом, потом угрозами заставить Синди назвать номер ящика.
Минут пять или шесть Бин колебался перед устранением Эллиота. Он до сих пор избегал убийств. Раз или два, когда его заставали за вскрытием сейфа, он едва не поддавался искушению, но оказывалось, что пригрозив владельцу дома пистолетом, можно обойтись без убийств. Но, вспоминая прошлое, он понимал, что случись тому поартачиться, он нажал бы на спуск.
По всякому проворачивая все это в своем медлительном уме, Бин пришел к заключению, что ради миллиона долларов совершил бы не одно убийство, а несколько, попытайся кто-нибудь обскакать его. Ради такой суммы он убьет, не моргнув глазом.
Разделавшись с этой маленькой проблемой, он перешел к Джуди. Нет смысла убивать Эллиота, не узнав сначала имени покупателя. Джуди хитрая. Она уже предупредила, что не назовет ему покупателя, пока он не достанет марки, и даже тогда вести переговоры с ним будет она сама. Это означало, что ему еще повезет, если она отдаст обещанные двести пятьдесят тысяч.
Мысль об этом выводила Бина из себя потому, что он не собирался принимать такую мелочь, когда мог завладеть всем миллионом, если постараться.
Массивный мужчина, одетый в грязную трикотажную рубашку и перепачканные мазутом белые парусиновые штаны, чьи руки и грудь покрывали густые черные волосы, вошел в бар. Он был лет двадцати пяти, с некрасивым добродушным лицом, и люди, окружавшие стойку, приветствовали его с теплотой, говорившей, что он был любимцем бара.
Он заметил Барни и помахал ему.
— Привет, толстопузый! — прогромыхал он голосом, от которого у меня зазвенело в ушах. — Гуляешь?
— Добром он не кончит, мистер Кемпбелл, — сказал Барни, как только массивного парня поглотила толпа. — Никакого уважения к тем, кто старше и лучше его, просто вульгарный рыбак. Толстопузый! Вот подождите, пусть поживет с мое. Я же говорил, никакого уважения.
Я согласился, что в этом все беды с молодым поколением.
— Вы правы, мистер Кемпбелл. — Барни отпил глоток пива. — Ладно, вернемся к Бину, он сидел в машине и ломал голову, как повести дело с Джуди. Чем больше он о ней думал, тем сильнее злился. А когда головорез, вроде Бина, разозлен, он становится хуже злой и норовистой собаки. Рано или поздно такая собака вцепится в вас, а Бин был создан по тому же образцу. Он решил силой заставить Джуди назвать ему имя покупателя. Он напугает ее и заставит разговориться, даже если придется задать ей трепку. Придя к такому решению, он задумался, как это сделать.
Он задумался насчет Джуди. Она была хитра и, наверняка, упряма. Даже если он развяжет ее язык побоями, стоит отпустить ее и она настучит копам, а когда на сцене появятся копы, с денежками придется распроститься. Бин размышлял более получаса и, наконец, пришел к логичному выводу. Раз он собирался прихлопнуть Эллиота, почему не прихлопнуть и Джуди. Избавившись от них обоих, он заставит Синди говорить и, если она заартачится, почему бы не прихлопнуть и ее. Если придется убрать ее, тогда, чтобы не оставлять следов, он уберет и Джо.
Бин понимал, что одно дело задумать убийство четырех человек и совсем другое — успешно осуществить его.. Под понятием «успешно» он, естественно, подразумевал такой оборот, при котором ему не придется иметь дело с копами. Какой прок в миллионе долларов, если за тобой гонятся копы.
Ему предстояло избавиться от четырех трупов, спрятать даже один труп — нелегкая задача, но четыре?
Потом он вспомнил пустынную бухточку, показанную ему Джуди в день их знакомства. Закопать трупы в песке работа не трудная. Трудная работа всегда вызывала у Бина отвращение. Но ему казалось невероятным, чтобы туда никто не заглядывал, и, рано или поздно, трупы откопает какой-нибудь ребенок или прибой сметет с них песок, и тогда жди беды.
Поразмыслив еще немного, он в конце концов решил, что бухточка — ненадежное место. И тут ему вспомнился бульдозер, засыпавший болото в нескольких милях от города. Он припомнил, как бармен говорил о мелиорации большого участка болотистой местности, на котором собираются построить новый отель. Пожалуй, лучшего места для трупов и искать не надо.
И Бин, не мешкая, поехал к болотам. Он нашел там три бульдозера, ломающих деревья и равняющих грунт, и двадцатифутовую бетономешалку, перемешивающую цемент, который использовали для покрытия массы мусора, сваливаемого с грузовиков. Бин сидел и смотрел на работающую бетономешалку. Он заметил вертикальную стальную лестницу, ведущую наверх. Вскоре он убедил себя, что сможет втащить наверх труп и сбросить его в жерло машины. Есть ли лучший способ освободиться от трупов?
Барни умолк и покосился на меня.
— Из всего этого, мистер Кемпбелл, — сказал он, — становится ясно, как мысль о таких больших деньгах превращает человека в нечто хуже зверя. Убедившись, что сможет избавиться от трупов, не оставив следа. Бин повернул к городу, весьма довольный собой. Первым шагом будет вытрясти из Джуди имя покупателя. Встретившись с ней вечером, он это сделает. Он искал способ убить ее быстро, без шума и крови. Это было важно, ведь он собирался разделаться с ней в мотеле «Голубой Рай».
Проезжая в тени пальм, окаймляющих шоссе, он перебирал различные способы, о которых слышал в тюрьме и, общаясь с различными уголовниками в Нью-Йорке. Нож или пистолет отпадали: никакой крови. Он подумал о сокрушительном ударе в затылок, но и он мог вызвать кровотечение. Где-то он читал, что в шее есть артерия, которая, если прижать ее достаточно крепко, вызовет нужный результат, но поскольку он не имел представления, где именно проходит артерия, то отбросил и эту идею. Потом он вспомнил встреченного однажды убийцу мафии, который был артистом удавки. Он пользовался собачьим поводком, так что если бы копы обыскали его и нашли поводок, он мог представить правдоподобные объяснения. Накинуть поводок через голову, перехлестнуть концы, нажать коленом в спину и через несколько секунд дело сделано.
— Почему бы и нет? — вслух произнес Бин.
По дороге в бунгало он остановился перед магазином и купил кожаный поводок.
Продавец-педераст спросил, не желает ли он оттиснуть на поводке имя своей собаки.
— Можете не верить, — сказал продавец, серьезно глядя на Бина, — но собаки чувствуют и все понимают. На это уйдет одна секундочка, а стоит всего 3 доллара.
Бин послал его подальше.
Тем временем Джо вернулся в бунгало. Как только он вошел в сад, Эллиот заметил, что старик встревожен. Они с Синди ждали его возвращения и, когда он присоединился к ним, Эллиот спросил не без колебания:
— Все в порядке, Джо?
— Да. — Джо сел. — Я сиял сейф и вот ключ. — Он подал Эллиоту ключ от сейфа. — Но за нами следят, Дон. Я не засек их, но чувствую, а в таких случаях я никогда не ошибаюсь. За мной пошли, как только я вышел из дома. Когда я почувствовал слежку, то оторвался от «хвоста», стряхнул его. Это было нелегко. Он знает свое дело, но я его стряхнул.
— Что происходит? — недоумевал Эллиот. — Вам уже второй раз кажется, что за вами следят. — Тут он вспомнил, что марками интересуется ЦРУ. Не могут ли следить за Джо люди ЦРУ? Он решил не поднимать панику без достаточных оснований и потому промолчал. — Вы уверены, что оторвались от них?
— Уверен, — сказал Джо.
— Может спрячем ключ в садовом сарае? Как вам кажется?
Джо согласился.
Вдвоем они пошли в маленький сарай, где лежали садовые инструменты и старая косилка. Эллиот спрятал ключ под банкой средства от сорняков. — Теперь, если с одним из нас что-то случится, остальные будут знать, где его искать, — сказал Эллиот. Джо остро взглянул на него.
— Что это значит? Эллиот улыбнулся.
— Скорее всего ничего. Скажите Синди, где он спрятан. Позже, когда вернулся Бин, Джо и Синди ушли погулять и Вин застал в саду Эллиота одного.
— Дай мне тысячу баксов, — сказал Бин, — я вечером узнаю имя покупателя.
Эллиот изучающе посмотрел на него.
— Хорошо… Ты уверен, что она скажет?
— Угу.
— Может, она водит тебя за нос? Бин сделал нетерпеливое движение.
— Мы уже толковали об этом. Она покажет письмо, которое покупатель послал ее старику.
— А ты покажешь его мне?
— Конечно, если она с ним расстанется.
— Послушай, Бин, не обижайся, но я тебе не доверяю. Я должен иметь уверенность, что ты назовешь мне правильное имя. Узнай, кто он, и я позвоню ему. Если он скажет, что покупает, тогда я скажу тебе номер ящика, но не раньше.
Бин с трудом сдержался.
— Давай деньги и перестань корчить из себя кинозвезду.
— В общем, я предупредил, — сказал Эллиот и ушел в дом. Бин злобно смотрел ему вслед.
Около девяти вечера Орсон получил от Ниссона сообщение, что Бин в машине направляется в его сторону. Он немедленно предупредил шестерых людей, которых Лессинг расставил вокруг дома Ларримора: трое из них находились в саду, двое в машине и один патрулировал дорогу.
— Похоже, дело идет к концу, — сказал он. — Пинка едет к вам. Пропустите его в дом, а когда войдет, берите. Только осторожней! Он, наверно, вооружен!!
Целиком поглощенный тем, как заставить Джуди сказать ему имя покупателя, Бин совершенно забыл о предупреждении Эллиота остерегаться слежки. Он не заметил Росса, ехавшего впереди него, и Ниссона, следовавшего за ним. Поравнявшись с домом Ларримора, он затормозил, закурил сигарету и стал ждать появления Джуди.
Нужно быть осторожным и не возбудить у нее подозрений, — говорил он себе. Они пообедают в клубе «Скромная жизнь», потом он отвезет ее в мотель. Когда они окажутся в домике, он спросит ее и если она не пожелает ответить, оглушит ее, заткнет рот и свяжет, а потом посмотрит, не развяжут ли ей язык несколько горящих сигарет, приложенных к ногам Вырвав у нее имя покупателя, он позвонит ему и спросит, интересуют ли его марки. Если тот подтвердит и согласится на его цену, Джуди должна будет умереть.
Несмотря на владевшее им напряжение, он ухитрился широко улыбнуться, когда Джуди села в машину.
— Как насчет клуба «Скромная жизнь», детка? — спросил он, включая сцепление. — Оттуда можно поехать в мотель. Идет?
— Отлично. — Она внимательно посмотрела на него. — Как твои планы, супермен? Подбираешься к маркам?
— Да. Поговорим об этом в мотеле, — сказал Бин. — Сначала удовольствия, потом бизнес, а?
— Значит, ты узнал, где он их держит?
— Я не говорю, но дело двигается.
— Ты виляешь. Он улыбнулся ей.
— Не я один, правильно?
— Та девушка, которая приходила к старику сегодня утром, как-то с тобой связана?
Бин замер и разинул рот, потом сообразил, что она наблюдает за ним и он выдал себя, сказав:
— Верно. Так ты ее видела?
— Да. Кто она тебе?
— Мне? Да просто девчонка, никто.
— На вид не такая уж девчонка. Почему старый ублюдок принял ее?
— Ладно, — сказал Бин. — Поедем в мотель. Я скажу тебе, а ты скажешь мне.
— Как тебя понимать?
— Увидишь.
Он свернул с шоссе на боковую дорогу, ведущую к мотелю.
— Ты стал любителем собак, супермен? — неожиданно спросила она.
Бин резко повернул голову и уставился на нее.
— Собак? — Тут он увидел в ее руке поводок, который лежал у него в кармане. — Ах, это… — На его лице выступил пот.
— Где собака? — спросил она, глядя на него в упор.
— Я не беру ее с собой. Оставил в квартире.
— И маленькая мисс Непорочность присматривает за ним?
— Ничего похожего, детка. Это старый пес. Он любит быть один.
Бин не имел представления, какие бывают породы собак, поскольку никогда не интересовался собаками. Он пожал плечами.
— О, да просто пес, большой, кудлатый, пес.
— Как его зовут?
Бин медленно вздохнул в изнеможении.
— Черт, как его, как зовут? Джо.
— Чудное имя для собаки.
— Так уж я его зову… Ты интересуешься собаками?
— Нет. — Она не сводила с него упорного взгляда, вертя в руках поводок. — Просто любопытно, зачем ты носишь собачий поводок в кармане.
— Я опаздывал, не хотел, чтобы ты дожидалась. Наверно, я забыл, что он у меня в кармане. — Бин сбросил скорость, въезжая под арку, ведущую в мотель.
— Когда я увидела эту штуку, висевшую у тебя из кармана, то подумала, может ты с причудами и хочешь отхлестать меня. Бин зарулил на стоянку.
— А ты хотела бы?
— Я никогда не пробовала. Может быть.
Он отобрал у нее поводок и запихал в карман.
— Такие штуки не по мне. — Его голос звучал хрипло. — Конечно, если ты хочешь попробовать… Она рассмеялась.
— Обойдусь и без этого. Иди, бери номер, супермен. Давай поговорим о деле. Я хочу есть.
Толстый негр-администратор уже знал Бина. Он никогда не видел Джуди, всегда остававшуюся в машине, попа Бин записывался. Увидев Бина, входящего в офис, негр взглянул в окно, увидел машину и улыбнулся Бину.
— Добрый вечер, сэр. — Он пододвинул Бину регистрационную книгу. — Приятно снова видеть вас. Ваша обычная кабина свободна.
— Отлично. — Бин расписался в книге как Стив Хэмэн. — Мы не задержимся надолго, Джерри. Всего на пару часов. — Оставайтесь насколько вам угодно, мистер Хэмэн. Бин дал ему пять долларов и, взяв протянутый негром ключ, вернулся к машине.
— Порядок, как обычно, — сказал он, открывая дверцу машины.
Они прошли в домик и как только они оказались внутри, Бин задвинул засов. Джуди неторопливо подошла к кровати и села.
— Значит ты послал девушку искать марки, — сказала она. — Нашла она их?
Бин подошел к холодильнику. Он чувствовал, что ему необходимо выпить.
— Шотландского?
— Да… Нашла она их?
Он налил виски в два стакана и обернулся.
— Сначала выкладывай ты, а потом я, — сказал он, подходя к ней со стаканом в руке. — Как зовут покупателя? — Он протянул стакан и встал над ней. — Скажи, и я скажу тебе, нашла ли она марки.
Она взяла стакан и улыбнулась ему.
— Когда ты добудешь марки и покажешь их мне, я назову тебе покупателя. Мы уже договорились насчет этого, не забыл? Но на всякий случай, если ты страдаешь от амнезии, вот: я отдаю марки покупателю, получаю деньги и расплачиваюсь с тобой, вспомнил? Мы и об этом договорились.
Бин сделал большой глоток из стакана.
— Так ты вспомнил, о чем мы договаривались? — насмешливо ухмыляясь, настаивала Джуди.
Бин молчал.
«Значит придется воздействовать на нее, — подумал он. — Что ж, ладно, пусть пеняет на себя».
Его мысли лихорадочно перескакивали с одного предмета на другой. «Только бы заставить ее сказать имя покупателя. Надо заговорить ее, а потом неожиданно двинуть в челюсть. Нельзя допускать ошибки. Нужно нокаутировать ее с первого удара, иначе сука поднимет шум».
— Она знает, где он их держит, — сказал он, отходя от постели. Он сел в стоявшее рядом кресло. — Я могу их достать. Попробую завтра ночью.
— Как она узнала? Он пожал плечами.
— Не в том забота, она узнала и завтра я их достану. Она отпила виски, глядя на него поверх стакана.
— Ты читаешь книжки про гангстеров, супермен? Он удивленно посмотрел на нее. Она всегда задавала вопросы, сбивавшие его с толку.
— Нет, я смотрю телевизор. Книжек я не читаю.
— Прошлой ночью я читала гангстерскую книжку, — сказала она. — про одного безмозглого кретина, которого нанимали убивать людей. Угадай, как он их убивал?
Бин поставил стакан на столик. От ее упорного, изучающего взгляда его бросило в пот.
— Черт, да какая разница? Давай говорить о деле.
— Я думала, может ты читал эту книжку. Она называется «Доллары достаются дамам».
— Я не читаю книг. — Правда, ты ведь говорил. Так вот, этот кретин таскал с собой собачий поводок. Он душил им людей.
Бин вдруг почувствовал запах собственного пота. Стремительный прыжок к ней, сдавить пальцами горло, прерывая ее крик, потом удар в челюсть, связав ее и заткнув ей рот, он научит ее, как играть с ним в игры. Он приготовился. Один быстрый прыжок. До него доносились вопли и стрельба — в соседнем домике смотрели телевизор. Даже если она успеет крикнуть, никто не обратит внимания.
— Ты женат, супермен? — спросила Джуди, вертя в руках свой стакан.
Вопрос так удивил медлительный ум Бина, что он остановился, готовый к прыжку.
— Женат? — Он изумленно смотрел на нее. — Нет, какого черта ты все время задаешь дурацкие вопросы?
— Ты уверен, что у тебя нет ревнивой жены? — Теперь в ее глазах была издевка.
— Какая еще жена? — Он поднялся с места и начал небрежно приближаться к ней. — Нет у меня никакой жены. — Еще три шага и он окажется достаточно близко.
— Тогда почему те двое следят за нами? — спросила Джуди. — Я думала, они частные шпики и ищут улик для развода.
Бину показалось, что он с разбега наткнулся на стену. Его обдало холодом. Лишь теперь он вспомнил предупреждение Эллиота остерегаться слежки. Он вспомнил, как Джо и Синди говорили, что заметили за собой слежку.
— Следят за нами? — Его голос звучал сдавленно. — Что ты хочешь сказать?
Выражение страха, злобного разочарования и тревоги на его лице, казалось, развеселило ее. Она хихикнула.
— Они следили за нами прошлой ночью и сегодня тоже следят. — Она наклонила голову набок и сделала милую гримаску. — Разве ты не заметил их, супермен?
— Почему ты не сказала? — прорычал он.
— Мне нравится, когда они поблизости. — Она улыбнулась ему. — С ними я чувствую себя в безопасности.
Бин медленно втянул в себя воздух. Она его раскусила. Удар подкосил его и он почувствовал слабость в ногах. Он быстро сел. Спасен в последнюю секунду! А если бы он убил ее? Он представил, как выволакивает труп из домика и тащит его к машине. И в ту минуту, когда он укладывает тело в багажник, эти два гада набрасываются на него. При этой мысли пот струйками побежал по его лицу. Какой опасности он избежал!
— Они нарушили твои планы? — спросила она. — Как печально! Неужто ты и вправду думал, что я такая дура и поеду с тобой, не имея защиты? Ты и твой собачий поводок! — Она поставила стакан и, закинув голову, начала смеяться.
Бин сидел, как глупый бык. Наконец он больше не мог выносить звук ее смеха.
— Заткнись, проклятая сука! — заревел он. Она перестала смеяться и, достав из сумочки платок, вытерла глаза.
— Супермен! Ты самая забавная тварь на свете! Я знала, что ты дурак, но не могла поверить, что ты можешь быть таким безмозглым кретином.
Бин привстал было с кресла, но сделав усилие, подавил острое желание схватить ее за горло и задушить.
— Кончай, — прорычал он. — Мы с тобой партнеры. Я знаю где марки, а ты знаешь покупателя. Нам обоим нужны деньги. Продолжаем мы дело или нет?
Она смотрела на него с каменным лицом.
— Да, продолжаем. — Ее голос приобрел остроту, удивившую Бина. — Теперь послушай меня, вонючая мразь. Ты задумал силой заставить меня назвать имя покупателя, а затем убить меня и забрать все деньги себе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
загрузка...


А-П

П-Я