https://wodolei.ru/catalog/dushevie_paneli/s-dushem-i-smesitelem/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Отсюда проистекает смена времен года, а именно, весны, лета, осени и зимы.
Я полностью отдаю себе отчет в том, что, приняв вышеизложенную теорию, навлекаю на себя неудовольствие разных давно умерших философов. Одни укроются за древним мнением, что Земля – это обширная плоскость, поддерживаемая огромными столбами; другие будут утверждать, будто она покоится на голове змеи или на спине громадной черепахи; третьи – будто она представляет собой необъятный плоский блин, который покоится на том, что угодно богу, – некогда мнение благочестивых католиков, подкрепленное грозной буллой святейшего и непогрешимого папы римского. Некоторые нападут на всю мою историю, заявив вместе с брахманами, что небеса покоятся на Земле и что Солнце и Луна плавают по ним, как рыбы в воде, двигаясь с востока на запад днем, а в ночное время скользя вдоль края горизонта, обратно к исходному пункту. Faria у Souza. Mick Lus., note В. 7.
*Фария-и-Суза. «Лузиада» Камоэнса в переводе Майкла; прим. к 7 книге.
**Камоэнс, Луис (1524–1580) – португальский поэт, создатель национального эпоса – «Лузиады» (1572), воспевший плавание мореплавателя Васко да Гамы в Индию и завоевание ее португальцами.

Некоторые, наконец, будут утверждать, вместе с индийскими пуранами Пурина – религиозно-философская эпопея, жанр древнеиндийской поэзии.

что Земля – это обширная равнина, окруженная семью океанами молока, нектара и других восхитительных на вкус жидкостей; что на ней возвышаются семь гор, а посредине она украшена громадной скалой из блестящего золота и что огромный дракон иногда проглатывает Луну, чем объясняются лунные затмения. Sir W. Jones. Diss. Antiq Ind. Zod.
*Сэр В. Джонс. Рассуждения относительно истории, древностей, искусств, наук и литературы Азии. Лондон, 1792.
**Джонс, Вильям (1746–1794) – английский востоковед, юрист и писатель. Согласно разысканиям библиотекаря нью-йоркской публичной библиотеки Г. М. Лиденберга, Ирвинг цитирует его «Рассуждения относительно истории, древностей, искусств, наук и литературы Азии» (Лондон, 1792, т. I, стр. 371–373).


Я уверен и в том, что мое описание Солнца встретит не меньшие возражения, ибо некоторые древние философы утверждали, будто оно представляет собой огромное колесо сверкающего огня, Рlut. de plac. Philos., lib. II, cap. 20.
*Плутарх. О мнениях философов, кн. II, гл. 20
**Плутарх (46–126) – древнегреческий писатель, автор «Сравнительных жизнеописа ний» и философских «Нравоучений».

другие – будто это просто зеркало или шар из прозрачного хрусталя, Achill Tat. bag. cap. 19. Ар. Реtav. t. III, p. 81. Stob. Eclog. Phys., lib. I, p. 56. Рlut. de plac. p.p.
*Ахилл Татий. Введение, гл. 19.
*У Петавия, т. III, стр. 81.
*Стобей. Извлечения из физиков, кн. I, стр. 56.
*Плутарх. О мнениях, стр. стр.
**Ахилл Татий (III–IV вв.) – древнегреческий писатель, автор романа «Левкиппа и Клитофонт», в котором получили отражение мифологические воззрения на природу.
**Петавий, Дионисий (1583–1652) – французский теолог.
**Стобей, Иоанн (V–VI вв.) – византийский писатель.

а третья школа, возглавляемая Анаксагором, Анаксагор (ок. 500–428 до н. э.) – древнегреческий философ, заменивший понятие божества разумом. Был изгнан из Афин по обвинению в безбожии.

считала, что Солнце – это не что иное, как громадный раскаленный камень – мнение, которое нет надобности опровергать, благодаря славным афинянам, выгнавшим философа взашей из своего города. Diоg. Laert. in Anaxag., I. II, sec. 8. Plat. Apol. t. I, p. 26. Рlut. de Superst., t. II, p. 269. Xenoph. Mem., I. IV, p. 815.
*Диоген Лаэртский. Анаксагор, кн. II, разд. 8.
*Платон. Апология, т. I, стр. 26.
*Плутарх. О суевериях, т. II, стр. 269.
*Ксенофонт. Воспоминания, кн. IV, стр. 815.
**Диоген Лаэртский (III в.) – составитель обзора древнегреческих философских учений «Жизнь и учения людей, прославившихся в философии». Ирвинг имеет в виду раздел этой книги, посвященной Анаксагору.

Другая группа философов, находящих удовольствие в разнообразии, говорит, что Земля постоянно выделяет огненные частицы, которые, скопляясь днем в определенной точке небосвода, создают Солнце, но, рассеиваясь в разные стороны в ночной тьме, собираются тут и там и образуют звезды. Звезды регулярно зажигаются и гасятся, подобно уличным фонарям, и каждый раз требуют свежего пополнения выделяемыми Землей частицами. Aristоt. Meteor., I. II, с. 2. Idem. Probl. sec. 15. Stob. Eel. Phys., 1. I, p. 55. Bruсk. Hist. Phil. t. I, p. 1154, et alii.
*Аристотель. Метеорология, кн. II. гл. 2.
*Он же. Проблемы, разд. 15.
*Стобей. Извлечения изз физиков, кн. I, стр. 55.
*Брукер. История философии, т. I, стр. 1154 и другие.
**Брукер, Иоганн Якоб (1696–1770) – немецкий историк философии. Его главная работа «История философии» вышла в 5 томах в 1742–1744 гг. (английский перевод издан в Дублине в 1792 г.).


Сообщают даже, что в некие отдаленные и покрытые мраком времена из-за большого недостатка в топливе (возможно в суровую зиму) Солнце полностью выгорело и вновь зажглось лишь через месяц. Весьма печальное событие, самая мысль о котором причинила огромное беспокойство Гераклиту, Гераклит Эфесский (ок. 530–470 до н. э.) – древнегреческий философ. Согласно его взглядам, «мир был, есть и будет вечно живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно угасающим».

знаменитому «плачущему» философу, бывшему горячим сторонником этого учения. Наряду с упомянутыми выше глубокомысленными теориями существует также мнение Гершеля, Гершель, Вильям (1738–1822) – английский астроном, открыл движение солнечной системы в пространстве.

приверженцем которого некоторые могут меня считать; Гершель предполагает, что Солнце – это великолепнейший обитаемый мир и что свет, излучаемый им, возникает в небесных светящихся или фосфорисцирующих облаках, плавающих в его прозрачной атмосфере. Philos. Trans. 1795, p. 72. Idem. 1801, р. 265. Nich. Philos Journ. I, p. 13.
*«Философские труды», 1795, стр. 72.
*Там же, 1801, стр. 265.
*«Никольсоновский философский журнал», т. I, стр. 13

Но чтобы избежать спора и пререканий с моими читателями – они, как я уже понимаю, представляют собой придирчивую, всем недовольную компанию и, вероятно, причинят мне кучу неприятностей – я здесь, раз и навсегда, умываю руки и оставляю в стороне все эти теории, полностью и недвусмысленно отказываясь обсуждать их достоинства. Настоящая глава посвящена описанию всего только острова, где построен славный город Нью-Йорк, – настоящего, доподлинного острова, который я не собираюсь искать ни на Солнце, ни на Луне, так как я не торговец земельными участками, а простой честный историк. Поэтому я отказываюсь от всяких путешествий на Луну или на Солнце …путешествий на Луну или на Солнце – намек на утопическую литературу того времени, в частности, на книгу Фрэнсиса Годвина (1562–1633) «Человек на луне» (опубликована в 1638 г.), вызвавшую многочисленные подражания.

и ограничиваюсь той частью земного шара, в одном из уголков которой я пользуюсь некоторым кредитом как историк (небо и мой квартирный хозяин знают, что это единственный кредит, какой мне оказывают), и намерен установить и доказать существование знаменитого острова, убедив в этом всех здравомыслящих людей.
Приступая к осуществлению сего благоразумного и скромного замысла, я льщу себя надеждой, что высказал самое признанное и модное мнение относительно формы и движений Земли, и охотно отдаю его на придирчивый суд любого философа, мертвого или живого, которому заблагорассудится оспаривать его правильность. Я должен тут попросить неученых читателей (по моим скромным предположениям, к этому сорту людей относится девять десятых тех, кто погрузится в чтение этих поучительных страниц) не терять бодрости духа, когда им встретятся места, недоступные их пониманию; ибо я не только постараюсь в моем сочинении избегнуть всяких упоминаний о том, что не относится к делу и не является совершенно необходимым для его благополучного завершения, но и не стану выдвигать никаких теорий и гипотез, которые нельзя было бы разъяснить даже самым тупоумным людям. Я не принадлежу к числу невежливых авторов, окутывающих свои произведения таким мистическим туманом ученого жаргона, что для понимания их писаний человек должен быть столь же мудр, как и они сами; напротив, страницы моего труда, хотя и преисполненные здравого смысла и глубокой учености, будут написаны с такой приятной и изысканной простотой, что не найдется даже ни одного провинциального судьи, ни одного олдермена и ни одного члена конгресса – если допустить, что он умеет достаточно бегло читать, – которые не поняли бы моего сочинения и не почерпнули бы из него пользы. А потому я немедленно поясню на опыте сложное движение нашей вращающейся планеты, о котором я говорил выше.
Профессор Вон-Поддингкофт (или Пудингхед, Пудингхед – по-английски – олух, болван.

как переводится его фамилия на английский) долгое время славился в Нью-Йоркском университете крайней серьезностью поведения и способностью засыпать во время экзаменов – к безмерной радости его многообещающих студентов, которые благодаря этому проходили курс обучения, не слишком себя утруждая. Во время одной из лекций ученый профессор схватил ведро с водой и, держа на вытянутой руке, стал вертеть его вокруг головы; толчок, которым он отбросил ведро от себя, представлял центробежную силу, удерживающая рука действовала как центростремительная сила, а ведро, заменявшее Землю, описывало круговую орбиту вокруг профессорской шарообразной головы с багровым лицом, служившей неплохим изображением Солнца. Все эти подробности были надлежащим образом объяснены изумленным студентам. Вон-Поддингкофт сообщил им также, что тот же закон тяготения, который удерживает воду в ведре, не дает океану вылиться с Земли во время ее быстрого вращения. Затем он сказал им, что в случае, если бы Земля внезапно прекратила свое движение, она неминуемо упала бы на Солнце вследствие центростремительной силы притяжения; это было бы самым гибельным событием для нашей планеты, которое вместе с тем затемнило бы, хотя скорей всего не погасило бы, солнечное светило. Какой-то незадачливый юноша, один из тех праздношатающихся гениев, что являются в наш мир лишь для того, чтобы досаждать почтенным людям из породы пудингхедов или олухов, пожелал убедиться в правильности опыта и внезапно схватил профессора за руку как раз в то мгновение, когда ведро находилось в зените, отчего оно с изумительной точностью опустилось на философическую голову наставника юношества. Это соприкосновение сопровождалось глухим звуком и шипением заливаемого водой раскаленного железа, но теория была полностью подтверждена, так как злополучное ведро в столкновении погибло, а сияющая физиономия профессора Вон-Поддингкофта, вынырнувшая из-под воды, разгорелась ярче, чем когда-либо от несказанного возмущения, в результате чего студенты необыкновенно просветились и покинули аудиторию более мудрыми, чем прежде.
Многих усердных философов чрезвычайно смущает то унизительное обстоятельство, что природа часто отказывается следовать их самым глубокомысленным и тщательно разработанным выводам, и нередко после того, как философ изобретет самую остроумную и удобопонятную теорию, упорно поступает наперекор его системе и решительно противоречит его излюбленной точке зрения. Эта явная и незаслуженная обида дает повод для осуждения философов грубой, невежественной толпой; а между тем виновата не их теория, бесспорно правильная, а своенравная госпожа природа, которая с вошедшим в поговорку непостоянством, свойственным ее полу, беспрестанно позволяет себе кокетничать и капризничать и, по-видимому, получает истинное удовольствие, нарушая все философские правила и обманывая завлеченных ею в свои сети ученейших и неутомимых поклонников. Так случилось и с приведенным выше вполне убедительным объяснением движения нашей планеты. Казалось, что центробежная сила давно перестала действовать, между тем как ее соперница сохраняет всю свою мощь; поэтому Земля, в соответствии с первоначально выдвинутой теорией, неизбежно должна была бы упасть на Солнце. Философы не сомневались, что так оно и произойдет, и в тревожном нетерпении ожидали исполнения своих предсказаний. Но строптивая планета упрямо продолжала свой путь, несмотря на то, что здравый смысл, философия и весь синклит ученых профессоров не одобряли ее поведения. Философы все были озадачены, и следовало ожидать, что они никогда полностью не оправятся от оскорбительного пренебрежения, проявленного, по их мнению, к ним Землей, как вдруг один добродушный профессор любезно взял на себя посредничество между враждующими сторонами и добился примирения.
Обнаружив, что природа не желает приспосабливаться к теории, он мудро решил приспособить теорию к природе: итак, он разъяснил своим братьям-философам, что описанные выше враждебные друг другу силы перестали угрожать движению Земли вокруг Солнца, как только это вращение стало постоянным и независимым от причин, которым оно было обязано своим возникновением. Короче говоря, по его словам, госпожа Земля однажды вбила себе в голову, что она должна кружиться, как своенравная юная леди в верхнеголландском вальсе, и теперь сам дьявол не сможет остановить ее. Весь совет профессоров Лейденского университета присоединился к этому мнению; они были искренне рады любому объяснению, которое благопристойно вывело бы их из затруднительного положения, и немедленно постановили наказывать изгнанием всякого, кто дерзнет усомниться в его правильности. Философы всех других народов беспрекословно согласились, и с тех памятных времен земному шару предоставили двигаться собственным путем и вращаться вокруг Солнца по той орбите, какую он считает для себя приемлемой.

ГЛАВА II

Космогония, или сотворение мира. С многочисленными превосходными теориями, из которых следует, что сотворение мира было не таким трудным делом, как воображает простой народ.

После того, как я вкратце познакомил читателя с нашей Землей и дал ему некоторое представление о ее форме и положении, он, естественно, полюбопытствует, откуда она взялась и каким образом была сотворена. Действительно, выяснить это совершенно необходимо, так как, если бы наш мир не был создан, то более, чем вероятно, – я осмелюсь даже назвать это непреложной истиной или, по крайней мере, постулатом, – что и прославленный остров, на котором расположен город Нью-Йорк, никогда бы не существовал. Последовательность в изложении моего исторического труда требует поэтому, чтобы я приступил к вопросам космогонии или образования нашей Земли.
Теперь я честно предупреждаю моих читателей, что на одну, две главы заберусь в такой запутанный лабиринт, который поставил бы в тупик любого историка. Поэтому я советую им крепко держаться за мои фалды и следовать за мной по пятам, не отклоняясь ни вправо, ни влево, не то они увязнут в болоте невразумительных теорий или попадут под град трудных греческих имен, которые обрушатся на них со всех сторон и вышибут ум. Если, однако, кто-нибудь из читателей окажется слишком ленивым или малодушным, чтобы сопровождать меня в этом опасном предприятии, то пусть он лучше выберет кратчайший путь и ждет меня в начале какой-нибудь более спокойной главы.
О сотворении мира существует тысяча противоречивых мнений; и хотя божественное откровение объясняет нам все весьма удовлетворительно, однако каждый философ считает делом своей чести снабдить нас лучшим объяснением. Как беспристрастный историк, я чувствую себя обязанным упомянуть о нескольких теориях, необычайно способствовавших назиданию и просвещению человечества.
Итак, некоторые из древних мудрецов придерживались мнения, что Земля и вся Вселенная сами были божеством Aristоt. ар. Cic., lib. I, cap. 3.
*Аристотель у Цицерона, кн. I, гл. 3

– теория, самым усердным образом поддерживаемая Зенофаном Зенофан – очевидно, имеется в виду основатель элейской школы древнегреческих философов Ксенофан (434–355 до н. э.). К этой школе принадлежал также философ Зенон. У Никербокера произошла контаминация этих имен.

и всей элейской школой, а также Стратоном Стратон (ум. ок. 270 до н. э.) – древнегреческий философ, представитель перипатетической школы.

и сектой перипатетиков или бродячих философов. Пифагор, Пифагор (ок. 580–500 до н. э.) – древнегреческий философ и математик, которому приписывается изучение свойств целых чисел и пропорций. Музыку и математику он рассматривал как основные средства воспитания человека.

в свою очередь, внедрял знаменитую числовую систему монад, диад и триад и с помощью придуманных им связанных кватернионов объяснял образование мира, тайны природы и принципы как музыки, так и нравственности. Arislot. Metaph., lib. I, с. 5. Idem de Coelo, I. 3, с. I. Rоussеаu. Mem sur musique ancien., p. 39. Plutarch, de plac. Philos., lib. I, cap. 3 et alii.
*Аристотель. Метафизика, кн. I, гл. 5.
*Он же. О небе, кн. 3, гл. I.
*Руссо. О древней музыке, стр. 39.
*Плутарх. О мнениях философов, кн. I, гл. 3 и другие.
**Руссо – Ирвинг имеет в виду французского музыковеда Пьера-Жозефа Руссье (1716–1790), автора книги «О древней музыке» (1770).

Другие мудрецы были приверженцами математической системы квадратов и треугольников, кубов, пирамид и шаров, тетраэдров, октаэдров, икосаэдров и додекаэдров. Тim. Locr. ар. Plato, t. 3, p. 90.
*Тимей Локрский у Платона, т. 3, стр. 90.
**Тимей Локрский – в диалоге Платона «Тимей» повествуется о сотворении мира.

Третьи были сторонниками великой теории стихий, которая объясняет строение нашей Земли и всего, что на ней находится, комбинациями четырех материальных стихий: воздуха, земли, огня и воды, действующих с помощью пятого, духовного и живительного начала. Под ним, как я полагаю, авторы ученых теорий имеют в виду живительный дух, содержащийся в джине, бренди и других крепких напитках и оказывающий такое чудодейственное влияние не только на обычные явления природы, но и на творческий ум некоторых философов.
Не могу также не упомянуть о великой атомистической теории, которую проповедовал старый Мосх Мосх (конец VI–V вв. до н. э.) – древнегреческий философ, принадлежавший к элейской школе. Ирвинг называет его «старый Мосх» в отличие от поэта Мосха (III–II вв. до н. э.).

еще до осады Трои, возродил смехотворной памяти Демокрит, улучшил Эпикур, предводитель славных ребят, и обновил мечтательный Декарт. Однако я отказываюсь заниматься выяснением того, являются ли атомы, из которых, как говорят, состоит Земля, вечными или они недавнего происхождения, одушевленные они или неодушевленные, случайно ли они соединились, соответственно мнению атеистов, или же, как утверждают теисты, были приведены в должный порядок высшим разумом. Aristоt. Nat. Auscult., I. 2, cap. 6. Aristoph. Metaph. lib. I, cap. 3. Сiс. de Nat. deor., lib. I. cap. 10. Justin Mart. orat. ad gent., p. 20.
*Аристотель. Чтения по естественной истории, кн. 2, гл. 6.
*Аристофан. Метафизика, кн. I, гл. 3.
*Цицерон. О природе богов, кн. I, гл. 10.
*Юстин Мученик. Слово к язычникам, стр. 20.
**Аристофан. Метафизика – очевидно, шутка Ирвинга. Имеется в виду «Метафизика» Аристотеля, где в 3 главе I книги идет речь об основных началах всех вещей.
**Юстин Мученик (II в.) – христианский проповедник.

Я не хочу вдаваться и в то, представляет ли в действительности Земля бесчувственную глыбу или она обладает душой; * Mosheim in Сudw., lib. I, cap. 4. Tim. de anim. round, ap Plat. lib. 3. Mem. de l'acad. des Belles Lettr. t. 32, p. 19. et alii.
*Мосхейм у Кадуорта, кн. I, гл. 4.
*Тимей. О мировой душе у Платона, кн. 3.
*«Записки Академии Изящных Искусств», т. 32, стр. 19, и другие.
**Мосхейм у Кадуорта. – Мосхейм, Иоганн Лоренц (1694–1755) – немецкий теолог. Кадуорт, Ральф (1617–1688) – английский философ; автор книги «Разумная система вселенной» (1678), к которой И. Л. Мосхейм написал позднее примечания.
**Тимей Локрский – в диалоге Платона «Тимей» повествуется о сотворении мира.

какового мнения упорно придерживается множество философов, во главе с великим Платоном – аскетическим мудрецом, обдавшим холодной водой философии обряд половых сношений и проповедовавшим учение о платонической любви или искусстве ухаживать за женщиной, не делая ей детей. Чрезвычайно утонченное общение, но значительно более подходящее для идеальных жителей его воображаемого острова Атлантиды, нежели для крепкого народа, созданного из бунтующей плоти и крови и населяющего тот, отнюдь не фантастический островок, где мы живем.
Кроме перечисленных выше систем, существуют также поэтическая теогония старого Гесиода, Гесиод (VIII–VII вв. до н. э.) – древнегреческий поэт, в поэме которого «Теогония» («Происхождение богов») изложены мифы о возникновении вселенной.

объяснявшего происхождение всей Вселенной как постоянный процесс рождения, и довольно правдоподобное мнение некоторых других, что Земля вылупилась из огромного яйца ночи, плававшего в хаосе и разбитого рогами небесного быка. Для пояснения этого последнего учения епископ Бернет Бернет, Томас (1635–1715) – английский историк. Его «Священная теория земли» (1681) получила высокую оценку Дж. Аддисона в журнале «Зритель».

в своей «Теории Земли» Книга I, гл. 5.

осчастливил нас точным изображением и описанием как формы, так и строения этого всемирного яйца, которое, оказывается, имело чудесное сходство с гусиным яйцом! Те читатели, которые действительно интересуются происхождением нашей планеты, будут рады узнать, что самые глубокомысленные мудрецы древности – египтяне, халдеи, персы, греки и римляне – поочередно помогали высиживать эту необыкновенную птицу и что их кудахтанье было подхвачено и продолжено, в различных тональностях с различными модуляциями, то одним, то другим философом вплоть до наших дней.
Описав вкратце издавна прославленные теории древних мудрецов, я не могу обойти молчанием и теории других философов, хотя и носящие менее всеобъемлющий характер и не столь известные, но все же достойные такого же внимания и имеющие такие же основания претендовать на истинность. Так, брахманы на страницах их вдохновенной «Шастры» «Шастра» – собрание древнеиндийских религиозно-философских книг.

сообщают, что бог Вишну, превратившись в огромного кабана, нырнул в водяную пучину и вытащил на своих клыках Землю. Затем из кабана вышли громадная черепаха и громадная змея; Вишну поставил змею торчком на спину черепахи, и Землю поместил на голове змеи. Ноlwell. Gent. Philosophy.
*Холуэлл. Языческая философия.
**Холуэлл, Джон Зефания (1711–1798) – английский губернатор Бенгалии, изучавший древности Индии. Ирвинг цитирует его книгу «Интересные исторические события, относящиеся к провинции Бенгалия и империя Индостан», изданную в Лондоне в 1767 г. в 3 томах.


Негритянские философы из Конго утверждают, что мир сделан руками ангелов, за исключением их собственной страны, которую Верховное Существо создало само, чтобы она была верхом совершенства. Оно много потрудилось над жителями и сделало их очень черными и красивыми; закончив первого человека, оно осталось им очень довольно и погладило его по лицу, отчего нос у того и у всех его потомков стал приплюснутым.
Мохокские философы говорят нам, что беременная женщина упала с неба, и черепаха взяла ее себе на спину, так как все было покрыто водой, и что эта женщина, сидя на черепахе, гребла в воде руками и собирала землю в кучи, отчего в конце концов Земля стала выше воды. Johannes Megapolensis, jun. Account of Maquas or Mohawk Indians. 1644.
*Иоганнес Мегаполенсис младший. Рассказ об индейцах макуа или мохоках. 1644 г.
**Мегаполенсис, Иоганнес мл. (Джон Мекленбург) (1603–1670) – голландский священник, приехавший в Америку в 1642 г.; его рассказы о жизни американских индейцев и их мифологии напечатаны в книге Эбенезера Хазарда «Собрание исторических документов», изданной в Филадельфии в 1792 г., откуда Ирвинг почерпнул многие свои сведения об Америке XVII в. Книга Мегаполенсиса о племени индейцев-могауков была напечатана в 1651 г.


Кроме этих и многих других столь же мудрых мнений, нам известны также глубокомысленные догадки Абул-Хасан-Али, MSS Bibliot. Roi. Fr.
*«Рукописи Французской Королевской библиотеки»

сына Аль-Хана, сына Али, сына Абдурахмана, сына Абдаллы, сына Масуд-эль-Хадхели, обычно называемого Масуди, Масуди, Абу-ль-Хасан Али ибн-Хусейн (ум. 956 или 957) – арабский путешественник и историк.

по прозвищу Котбеддин, но именующего себя скромным титулом Лахеб-ар-расул, что означает «спутник посланца бога». Он написал всеобщую историю, носящую название «Мурудже-эд-дхахраб, или золотые луга и копи драгоценных камней».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
загрузка...


А-П

П-Я