https://wodolei.ru/catalog/mebel/mebelnyj-garnitur/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


В груди у Джейка что-то заныло. Он еще не встречал женщины, способной так радоваться пустяковому комплименту. Неужели ее и впрямь никогда не хвалили?
Он вспомнил, как Сара рассказывала ему о своей матери, которая относилась к ней критически. И еще ему пришли на ум ее слова о бывшем женихе…
Одно Джейк знал точно: ему гораздо приятнее видеть радостный блеск в ее глазах, чем напряженную складку между бровями, которая появлялась каждый раз, когда он входил в комнату. Внезапно его озарило. Он подтолкнул Никки локтем:
– Мне пришла в голову замечательная мысль. Почему бы мне не поужинать сегодня в ресторане в обществе двух таких прекрасных дам? Мисс Саре давным-давно полагается выходной.
Никки радостно запрыгала.
– Мы поедем в пиццерию?
– Я вообще-то подумал о бифштексной у автострады, которую мы как-то проезжали. Не помню только ее названия…
– «У Фредди», – подсказала Сара.
– Точно! Что вы скажете?
– А у них есть детские кушанья? – спросила Никки.
– Я уверен, что у них найдутся блюда по твоему вкусу.
Сара неуверенно посмотрела на него.
– Лучше вам поехать вдвоем, а я останусь.
«О нет, – подумал Джейк. – Тебе не удастся увильнуть от общения со мной, как ты это делала всю неделю». Джейк твердо решил изменить линию поведения, и, кроме того, у него есть неотразимый аргумент.
– Это невозможно. Врач еще не давал мне разрешения садиться за руль.
Через полчаса они все уселись в кабину грузовика. Сара переоделась в широкое льняное голубое платье, которое очень шло к ее глазам, а Никки завязали бант. Девочка весело болтала всю дорогу до ресторана и во время ужина, и Джейк радовался, что большинство ее замечаний не требовали ответа, потому что ему было бы трудно сосредоточиться на разговоре. Он был слишком поглощен наблюдением за Сарой. Ему очень нравилось, как она обучает Никки хорошим манерам за столом. Нравилось, как она смеется его шуткам, как бессознательно трогает пальцами свою челочку. Ему нравилось, как она держит вилку и как осторожно снимает с нее губами маленькие кусочки мяса и картофеля. Короче говоря, ему нравилось в ней все. Она пожертвовала личным временем, чтобы помочь ему в тяжелой ситуации, а он вел себя как неблагодарный невежа. Он должен выпросить у нее прощение.
Благоприятная возможность представилась позднее этим же вечером, когда, уложив Никки, они вышли в коридор. Их глаза встретились, и по телу Джейка пробежал электрический разряд. Он заметил, как расширились Сарины зрачки, прежде чем она отвела взгляд.
– Спасибо за ужин, – проговорила она, смущенно перебирая складки на платье.
Джейк улыбнулся.
– Я обязан вам гораздо большим. Вы с самого начала были нашей спасительницей. Я знаю, что вам приходилось нелегко со мной, и хочу принести вам свои извинения.
Сара ответила мягким всепрощающим взглядом.
– Все мы не сахар, когда нам нездоровится.
Как великодушно и легко она простила! Большинство из известных ему женщин месяцами помнили бы о его грубости и выжидали удобного случая, чтобы лишний раз упрекнуть.
– Я совсем не помогал вам обустраивать дом: хотелось побыстрее наладить дела на ферме. Может, вам в чем-то требуется моя помощь? Повесить шкафчики или ставни… или еще что-нибудь?
Удивленное выражение на ее лице мгновенно сменилось улыбкой.
– Кое-что действительно надо сделать. Я заказала обои для кухни и комнаты Никки, осталось подобрать их для вашей спальни. Я не знаю ваших вкусов, ведь спальня – это… очень интимное место… – Она замолчала, словно эта тема привела ее в замешательство. – Короче, в кухне на столе лежит каталог…
«Она снова покраснела! Она действительно очень целомудренная», – подумал Джейк, странно довольный этим фактом. Он кивнул в сторону кухни:
– Так давайте посмотрим.
Они уселись бок о бок за дубовый стол и положили перед собой толстый журнал. Джейку интереснее было бы смотреть на Сарино лицо, чем разглядывать полосочки, клеточки и завитушки на глянцевых страницах. Но он заставил себя переключить внимание на журнал. Джейк перелистнул несколько страниц, и у него зарябило в глазах от огромного количества всевозможных образцов.
– Я не могу представить, как это будет выглядеть на стене. Что бы вы посоветовали?
– Может быть, сначала выберем цвет?
– Мне нравятся многие цвета.
– Давайте сведем их к минимуму. Какой цвет особенно поднимает вам настроение?
«Цвет ваших глаз». Но разве можно произнести это вслух? Джейк беспокойно задвигался на стуле, подыскивая подходящий ответ. Сара приняла его молчание за неуверенность.
– Ну, какой цвет ассоциируется у вас с чем-нибудь приятным?
«Цвет ваших губ».
– Может быть, вы выберете такой, который вызывает счастливые воспоминания? Какой цвет любила ваша жена?
Упоминание о Клариссе подействовало на него как ушат холодной воды. Он облокотился на стол и насупился.
– Понятия не имею. А если бы знал, то выбрал бы его в последнюю очередь.
В Сариных глазах мелькнуло беспокойство.
– О… простите. Я знаю, как вы любили ее и как вам ее не хватает. И просто подумала, что ее любимый цвет мог бы действовать на вас успокаивающе.
Я как-то упустила из виду, что воспоминания способны причинять боль. – Сара наклонилась и положила ладонь ему на руку. Она была мягкой, словно замша. Простите, пожалуйста, – пробормотала она.
Черт! Ее жалость заставляла его чувствовать себя мошенником. Джейк с грохотом отодвинул стул, резко поднялся и провел рукой по волосам.
– Вы неправильно представляете мои отношения с женой.
Сара растерянно раскрыла глаза. Джейк подошел к двери и, выглянув в коридор, убедился, что их никто не слышит, потом вернулся назад.
– Не хочу, чтобы узнала Никки. Она была слишком мала, чтобы что-то понимать. Лучше, если она будет думать хорошо о своей матери.
– Не понимаю, о чем не должна знать Никки?
– Я как раз собираюсь рассказать вам об этом. – Воспоминания, неприятные и тяжелые, окутали его так плотно, что Джейк начал задыхаться. Он с силой втянул в себя воздух. – Наш брак с Клариссой был заключен отнюдь не на небесах, как вы, наверное, подумали. Я женился потому, что она забеременела от меня, а не потому, что любил ее. Стыдно сказать, но я почти не знал Клариссу. Я делал все от меня зависящее, чтобы она была счастлива. Самое лучшее, что только родители могут дать своему ребенку, – это дружная семья, так мне всегда казалось. И я старался. Можете мне поверить, что я очень старался.
Джейк сунул руки в карманы и принялся ходить из угла в угол, хромая гораздо заметнее, чем днем. Нога снова разболелась, но ему было все равно.
Это даже отвлекало от внутренней боли.
– Все напрасно! Жена, наверное, возненавидела меня за эту беременность.
Она скучала, раздражалась по любому поводу, чувствовала себя несчастной.
Когда родилась Никки, Кларисса больше внимания уделяла своей фигуре, чем ребенку. Она сердилась на Никки за то, что та привязала ее к дому.
Сара смотрела на него приоткрыв рот. Джейк проглотил скопившуюся во рту горечь и прерывисто вздохнул.
– Она погибла в авиакатастрофе вместе с моим лучшим другом. Их самолет разбился при взлете.
У него пересохло в горле, слова давались все труднее.
– Мне пришлось опознавать тела. Этот день был самым страшным в моей жизни. Но помимо прочего, я не мог не спрашивать себя: что она делала в том самолете?
Джейк умолк. Ему казалось, что больше он не сумеет вымолвить ни звука. Но какая-то непонятная сила изнутри побуждала его продолжать. Он взял из буфета стакан, налил немного воды из-под крана и проглотил ее залпом, потом медленно повернулся к Саре.
– А когда я приехал домой той ночью, то все понял. На моей подушке лежало письмо… Кларисса ушла от меня к моему другу. И ушла не только от меня она бросила Никки.
– О Джейк! – прошептала Сара, прижимая руку к губам.
На щеке у Джейка задрожала мышца.
– Теперь вы знаете. Дома тоже все знали. Я уехал главным образом по этой причине. Никки подрастала, я боялся, что она услышит какие-нибудь сплетни.
Сара не умела скрывать свои чувства. Ее лицо ясно показало, что она сейчас испытывала. Она встала и подошла к нему, ее глаза были полны слез.
– Как же могла Кларисса решиться на такое? – прошептала она. – Ведь Никки была совсем крошкой.
– Я задавал себе этот вопрос миллион раз, но еще чаще спрашивал себя: что мне следовало сделать, чтобы предотвратить это?
Сара подняла руку и погладила его по голове, словно перед ней был обиженный ребенок. Она стояла так близко, что Джейк ощущал тепло ее тела, или так ему по крайней мере казалось. И ее близость ослабила тиски, сжимавшие ему грудь.
– Вам не в чем упрекнуть себя, – проговорила она мягко. – Вы не должны.
Вы не можете. – Она говорила тихо, но твердо и убежденно. Ее ладонь на его волосах успокаивала, гипнотизировала. Джейк не шевелился, боясь помешать ей.
– Никки показывала мне фото. Кларисса была очень красивой.
Со свойственной ей чуткостью Сара нашла оправдание поступку, за который Джейк упрекал себя особенно беспощадно – в первую очередь за то, что вообще связался с такой пустой женщиной, как Кларисса.
Джейк напомнил себе, что было в этом браке и хорошее: Никки с лихвой воздавала ему за все невзгоды, которые он пережил с Клариссой. Но он не хотел больше рисковать. Что, если и другая женщина будет с ним так же несчастна, как Кларисса?
Кларисса… Ее образ всплыл в его мозгу, едкий, как щелочь. Джейк отошел назад, выпустил воздух сквозь сжатые зубы и уставился на отстающие в углу обои.
– Какой она была? – спросила Сара тихо.
Перед мысленным взором Джейка пронеслась вереница воспоминаний.
– Да, вы правильно сказали, она была красива. А если хотела, то и очаровательна. Но основной ее чертой был эгоизм. И еще инфантильность. И любовь к своей красоте.
Он взглянул на Сару и уже не смог оторвать от нее взгляда. Ее глаза за стеклами очков излучали тепло, словно пламя, горящее за прозрачным экраном у камина. Они притягивали, манили, влекли… Джейку вдруг страстно захотелось чего-то, не поддающегося объяснению.
– Еще она была холодной. Совсем непохожей на вас…
Сочувствие в Сариных глазах сменилось чем-то иным. Она стояла так близко, что Джейк видел, как серая радужная оболочка ее глаз ближе к зрачкам становится темно-синей. Он затаил дыхание, мысли словно парализовало. Он знал только, что ему необходимо приблизиться к ней еще, он жаждал ее, как алкоголик жаждет глотка спиртного. Он хотел увидеть ее такой, какой ее создал Бог, и чтобы ничто не стояло между ними.
Джейк протянул руку и снял с нее очки. И услышал, как Сара судорожно втянула в себя воздух.
– А так вы меня видите?
Она кивнула.
– Я… я близорука, без очков вижу только то, что рядом, а на расстоянии – уже с трудом. – Ее голос прервался, она слегка отодвинулась назад.
– Тогда вы не должны отходить далеко. – Он притянул ее к себе и погрузил руку в ее густые волосы, пропустил между пальцами шелковистые пряди. – Я ни у кого не видел глаз красивее ваших.
Он провел пальцем по ее брови.
– Они у вас такие добрые, теплые, ласковые…
Он коснулся ее щеки. Ее кожа оказалась нежной, как лепестки розы. Тепло, струившееся из ее глаз, раскалило разделявший их воздух, и в нем что-то вспыхнуло и затрепетало. Джейку мучительно хотелось поцеловать ее.
Но меньше всего он хотел обидеть ее. Джейк знал, что это может случиться, если только он ее поцелует, потому что тогда он уже не захочет довольствоваться одним поцелуем. Воспоминания о ее трогательной невинной пылкости толкали его к действию.
Джейк понял, что лучше остановиться сейчас, пока у него еще сохраняется самообладание. Сделав над собой усилие, он попятился назад, но не мог оторваться от этих призывающих глаз. Он провел рукой по лицу. Может быть, самое лучшее – откровенность? И он набрал в легкие побольше воздуха.
– Вы мне нужны, Сара. Я хочу быть с вами. Мне хотелось бы взять вас на руки, отнести в спальню и провести с вами всю ночь.
Глаза ее затуманились, и Джейка охватило искушение от слов перейти к делу. Но он продолжал глухим, сдавленным голосом:
– Я не верю в любовь и брак, а вы – женщина, которая не удовлетворится меньшим. Я никогда не видел счастливой семьи, но несчастных насмотрелся вдоволь. Можете мне поверить – нет ничего хуже. Я не хочу снова проходить через ад и тащить за собой другую женщину… и Никки.
Сара смотрела на него, и выражение ее глаз разметало его решимость в клочья. «Мне все равно. Только подарите мне эту ночь», – говорили ее глаза.
Нет, она не из тех женщин, для которых интимное сближение – пустяк. И не нужно обманывать себя – так он увязнет гораздо глубже, чем может себе позволить. То, что он решился на этот разговор, означает, что он и так уже увяз с головой.
Джейк опустил ладони ей на плечи, провел ими вниз по ее рукам и с усилием заставил себя отпустить ее.
– Вы достойны мужчины, который сможет полюбить вас всем сердцем, Сара, а я не способен отдать вам свое сердце целиком. – Он все еще не отрывал от нее глаз, борясь с жарким желанием снова привлечь ее в свои объятия и не отпускать до утра. – Теперь вы знаете, как обстоят дела. Мне лучше подняться к себе, прежде чем я сделаю что-нибудь, о чем мы оба потом пожалеем.
И он вышел из комнаты неловкой торопливой походкой. Сара проводила его взглядом. У нее подгибались колени, а сердце билось так, словно вот-вот выпрыгнет из груди. Она почти упала на стул. Из всего сказанного Джейком три слова вновь и вновь звучали в ее мозгу: «Вы мне нужны». И снова всю ее от волос до пальцев ног охватывала дрожь.
«И вы мне нужны, Джейк», – ответило ее сердце. Ни один мужчина ни разу не говорил ей ничего подобного, не заставлял почувствовать себя женственной и желанной. Джейк же подарил ей это чувство и еще много других. Он заставил ее ощутить себя особенной. Значительной. Не уступающей ни в чем другим женщинам.
Еще Джейк сказал: «Я хочу быть с вами». Но несколько дней назад он находил ее непривлекательной. Ведь не выдумала же она немой монолог, последовавший после того поцелуя. Понимал ли он, что эти слова перевернули для нее весь мир вверх тормашками? Сара пригладила волосы и попыталась разложить по полочкам перепутанные мысли и эмоции, тщательно взвешивая каждое его слово.
Он не любил свою покойную жену. Его брак не был небесным, гармоничным союзом, как она нарисовала в своей фантазии. Наоборот – похоже, что они заключили этот брак в аду. Из сказанного Джейком стало ясно, что их совместная жизнь с Клариссой была обречена с самого начала. Он поступил благородно поставил интересы дочери выше своего счастья, хотел создать с Клариссой крепкую семью. Он хороший и добросердечный, несмотря на свою внешность, слишком красивую для порядочного человека.
Сара прижала руку к сердцу, которое переполняла нежность.
Но сердце самого Джейка исполнено горечи, которую Сара ощущала почти физически, когда он говорил о своей женитьбе. И неудивительно – ведь его предали и жена, и лучший друг. А еще его детские переживания! Становилось понятным, почему он так твердо настроен не связывать себя ни с одной женщиной.
Но когда он говорил о своей супружеской жизни, его глаза смотрели с такой тоской и болью… Для замкнутого и одержанного человека, подобного Джейку, рассказывать правду о жене – почти то же, что физическая близость. Джейк не сделал ее сегодня своей возлюбленной, но три слова пылающими буквами горели перед ее глазами: «Вы нужны мне».
Сара долго сидела за кухонным столом и все не могла заставить себя уйти из комнаты, где они были произнесены, а тем временем в окне показалась луна и озарила ее серебристым светом.
Глава 7
Сара осторожно приставила к зрачкам контактные линзы, отошла назад и поморгала. В глазах прояснилось, и она увидела себя в зеркале ванной. Сара прищурилась и снова поморгала. С новой стрижкой, без очков, она совсем не походила на прежнюю Сару. Да и ощущала себя другим человеком. Джейк нашел ее привлекательной, и эта мысль приводила ее в трепет. Самый неотразимый мужчина из всех, кого она встречала, сказал, что выбрал именно ее.
Совершенно невероятно. От этих мыслей Сара не спала всю ночь. Около полуночи она встала и поехала в город в бабушкин дом. Зайдя в спальню, достала из шкафа кое-какую одежду, отыскала старую коробку с косметикой, захватила футляр с линзами и вернулась на ферму с неопределенным намерением преобразиться до неузнаваемости.
Однако утром Сара струсила и отважилась воспользоваться только линзами, надела бесформенную блузку и потертые джинсы, а о косметике у нее не хватило духа даже подумать. Она направилась в кухню, по пути ободряя себя тем, что носить линзы – вполне безобидная вещь, что купила она их задолго до встречи с Джейком Мастерсом, а видно через них отчетливее, чем через очки. И кроме того, работать с маленькими детьми гораздо удобнее в линзах, а то они, шаля, иногда сдергивают очки с ее носа. Словом, у нее есть все основания надеть их сегодня утром и нет никаких причин так из-за этого волноваться. Если не считать того, что произошло вчера вечером.
Однако в кухонных дверях Сару вдруг охватила внезапная паника. Боже, о чем она только думает! Надо немедленно снова надеть очки, в них она чувствует себя защищенной, в них ей удавалось держать весь мир на безопасном расстоянии. Главное, они не позволяли ей думать, что она пытается быть привлекательной, а если она не пытается, то не сможет и потерпеть неудачу.
Да без очков она не осмелится взглянуть Джейку в лицо!
Сара уже повернулась, готовая устремиться назад в свою спальню, и с размаху налетела на Джейка. Он поддержал ее за плечи.
– Извините. Я вас не ушиб?
Сара в смятении едва сумела помотать головой. Джейк взглянул на нее, и Сару бросило в жар. Без очков она чувствовала себя раздетой, уязвимой, выставленной напоказ. Через линзы ей еще отчетливее было видно, какой Джейк великолепный мужчина. Во рту у Сары пересохло, она хотела отвести глаза, но его лицо словно магнитом притягивало взгляд…
Джейк озабоченно сдвинул брови.
– Вы не могли найти очки? Кажется, вчера я положил их на стойку.
– На стойку? – откликнулась она рассеянно, погруженная в созерцание его лица. Она стояла достаточно близко, чтобы различить щетинки на его подбородке.
Он неловко переступил с ноги на ногу.
– Да. Пойду поищу. – И, отпустив ее плечи, вошел в кухню.
– Я… их не потеряла, – выговорила Сара ему вслед. Джейк удивленно обернулся. – Я… надела контактные линзы.
Джейк поднял брови.
– Не знал, что они у вас есть.
– Они лежали без дела почти год. – Сара покраснела чуть ли не до слез.
Стыдно представить, как он может истолковать факт, что сегодня утром она вдруг явилась с линзами на глазах. Она заговорила, торопясь предложить благовидное объяснение:
– Видите ли, последнее время у дужек разболтались винтики, и очки то и дело соскальзывали с носа. Наверное, придется отдать их в починку. – О Боже! Из всех оправданий это было самое неудачное.
– А вы без очков прекрасно выглядите.
Волна удовольствия захлестнула Сару, но, боясь показать Джейку, как подействовали на нее его слова, она низко склонила голову и проскользнула в кухню.
– Сейчас я приготовлю вам завтрак. Вы, наверное, проголодались.
– Я вообще-то уже позавтракал.
Теперь Сарины брови взлетели вверх.
– Но еще нет и шести часов! И сегодня воскресенье!
– Я всегда рано поднимаюсь, – пожал плечами Джейк. Ни к чему говорить ей, что он не спал почти всю ночь. Он был слишком взволнован, чтобы заснуть.
Джейк выдвинул ящик шкафа и достал железную сковороду. – Никки тоже рано проснулась. Она рассадила кукол и играет в школу. Я как раз собирался сделать ей омлет. Вы присоединитесь?
– О, дайте лучше я, – быстро выговорила Сара, протягивая руку. – Это мое дело.
Но Джейк отвернул сковороду.
– Я люблю готовить, когда выдается свободное время.
Что ж, занявшись завтраком, он перестанет смущать ее своим взглядом.
Джейк достал из холодильника коробку с яйцами, бутылку молока, масленку и прикрыл дверцу локтем.
– Я, кстати, всегда готовлю завтрак по воскресеньям. В воскресенье наша домработница обычно брала выходной. – Он мельком взглянул на Сару. – Теперь, когда я способен передвигаться по дому, вы тоже можете взять выходной.
«Удалив ее из дома, я, может быть, сумею обуздать свои разбушевавшиеся гормоны. Одно ее присутствие является для меня серьезным соблазном. Вчера вечером я был слишком откровенен», – размышлял Джейк, выдвигая ящик и извлекая вилку, чтобы взбить яйцо. Почему же сегодня утром она появилась перед ним в этих линзах? Если бы это не было так невероятно, Джейк, чего доброго, решил бы, что Сара хочет его обольстить.
Эта мысль заставила его оцепенеть, и тут ящик задвинулся и прищемил ему указательный палец.
– О-о! – Джейк выдернул руку из ящика и замахал ею в воздухе, кусая нижнюю губу, чтобы не выругаться вслух.
Сара немедленно шагнула к нему, озабоченно глядя на пострадавший палец.
– Сейчас я достану лед.
– Что с тобой, папочка? – В дверях появилась Никки с испуганным выражением на румяном личике.
– Палец прижал ящиком.
– Ой, бедненький. Как же это ты?
«Все из-за того, что эта непонятная женщина заморочила мне голову, и я не понимал, что делаю».
– Случайно. Сейчас все пройдет. – Он скрипнул зубами.
– Попроси, чтобы мисс Сара поцеловала тебе пальчик. Когда я ушибусь, она всегда целует больное место, и мне сразу становится лучше.
Если Сара поцелует его, но только не в пальчик, конечно, он вообще забудет, где находится. Именно от подобных мыслей он не выспался, замешкался и прищемил руку. Сара уже протягивала ему целлофановый пакетик с ледяной крошкой, которым Джейк обернул свой палец. Хорошо бы приложить такой пакетик и к кое-каким другим частям тела.
– Спасибо, – проворчал Джейк и повернулся к Никки, которая смотрела на него с сочувствием. – Теперь все в порядке, – заверил он дочку. – Я знала, что мисс Сара что-нибудь придумает, – серьезно заявила девочка и перевела взгляд на Сару. – Ой, вы забыли надеть очки.
– Нет, просто вместо них я надела контактные линзы.
– А что это?
Сара широко улыбнулась.
– Такие маленькие круглые стеклышки, которые вставляются прямо в глаза и помогают лучше видеть.
– А это больно?
– Ничуть. Их сделал доктор специально для моих глаз.
– О… какая вы красивая! Вы куда-нибудь пойдете?
– Я… э… – замялась Сара. – Я вообще-то хотела сходить в церковь.
– А можно и нам с папочкой пойти с вами? – воскликнула Никки оживленно. Раньше мы часто ходили в церковь. Я надевала платье с оборочками. А сейчас мы уже туда не ходим.
Джейк неловко переступил с ноги на ногу. Дома он перестал брать Никки с собой, боясь сплетен местных кумушек. Теперь, когда они перебрались в Дубовую Рощу, ему ничто не мешает найти подходящую церковь и начать регулярно посещать ее вместе с дочкой. Джейк не цеплялся за какое-то определенное вероисповедание. Конфессия, к которой принадлежит Сара, конечно, хорошая, если она является ее олицетворением. Такой Джейк хотел бы видеть Никки, когда та вырастет, – доброй, мягкой, самостоятельной, отзывчивой. Ему самому отнюдь не повредит сходить туда, особенно учитывая направление, которое приняли его мысли в последнее время. Возможно, это нормализует их отношения, поможет загасить огонь, вспыхивающий в нем всякий раз при ее появлении. Он пробовал избегать ее, но это не помогло – он только стал чувствовать себя грубияном, а она ничуть не утратила своей привлекательности в его глазах. Возможно, разумнее будет общаться с ней как можно чаще. Если они станут постоянно видеться в неромантической безопасной обстановке, то, может быть, ее очарование поблекнет, и жизнь Джейка войдет в привычную колею.
Он сдернул с пальца пакетик.
– Сходить в церковь – это неплохая мысль. Если, конечно, вы не откажетесь взять нас с собой.
– Ну, разумеется, не откажусь, напротив. – Сару охватила легкая дрожь, за которой немедленно последовал приступ беспокойства. О Боже, ведь она вовсе не думала о посещении церкви. Просто это было первое, что пришло ей в голову. Сара ни за что не хотела, чтобы Джейк вообразил, будто она сняла очки ради него. Но что же ей надеть? По воскресеньям жители Дубовой Рощи любили принарядиться, а из двух мало-мальски приличных платьев, которые Сара привезла с собой на ферму, одно она надевала вчера, а другое, розовое, которое мама прислала ей на день рождения, – короче, ярче и уже, чем те платья, которые она обыкновенно носила. Вчера ночью, витая в облаках, она выхватила его из шкафа… Эти облака окружали ее с тех пор, как Джейк сказал те слова. Сару снова бросило сначала в жар, потом в холод, а по ее спине пробежали мурашки.
«А почему бы и не надеть розовое платье?» – спросила она себя с незнакомой ей прежде дерзостью. Если оно и не в обычном ее стиле, это не значит, что с ним что-то не в порядке. Оно вполне годится для церкви и всего лишь не соответствует облику самой Сары.
Но теперь, когда Сара знала, что Джейк находит ее привлекательной, она словно обновилась изнутри. Может быть, стоит попробовать обновить себя и снаружи?
Сара отвернулась и достала из ящика вилки, стараясь вести себя как ни в чем не бывало.
– У нас еще достаточно времени, чтобы успеть на утреннюю службу, произнесла она, надеясь, что ее голос звучит так же ровно, как всегда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
загрузка...


А-П

П-Я