https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/nedorogie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Может, Сара просто похорошела за это лето, и больше ничего? Джейк не смог удержаться от того, чтобы не бросить на нее еще один восхищенный взгляд. По-видимому, расцвет Сариной красоты произошел на его глазах. С первого же момента, как Джейк увидел ее, он почувствовал к ней симпатию, но теперь она казалась ему поистине неотразимой.
Он пробежал глазами по ее загорелым ногам вверх, к полной груди, снова перевел взгляд на ее лицо и, тут обнаружил, что Сара смотрит на него. Вне всякого сомнения, его разглядывание не осталось незамеченным!
Она томно улыбнулась, и сердце Джейка буквально загрохотало.
– Мне сегодня в самом деле было очень весело, – произнесла она негромко и протянула руку. Он осторожно сжал ее пальцы. Сарина рука была мягкой, изящной, очень женственной.
– Мне тоже…
Они смотрели друг на друга, и между ними, потрескивая, пробегали искры, взаимное притяжение нарастало, разгоралось, настоятельно требовало действия.
«Спокойно!» Джейк втянул в себя воздух и снова переключил внимание на озеро, но Сарина рука в его руке казалась ему ключом от рая. И он продолжал думать о прикосновении этих пальчиков к своему телу и о том, что и он в ответ мог бы дотрагиваться до нее… Джейк осознавал, что стоит только начать, и ничто его не остановит. А Сара крепче сжала его руку, и это нежное пожатие зажгло в нем нестерпимый огонь страсти.
– Вы думаете, фейерверк уже Скоро начнется? – спросила она.
«Может начаться в любую секунду».
Он поглядел на нее и проглотил слюну. Весь день ему хотелось поцеловать ее, и он не знал, сколько еще сможет продержаться. А между тем все доводы рассудка один за другим улетучивались с непостижимой быстротой.
Он пробормотал что-то неразборчивое, и Сара снова принялась смотреть на озеро. Сумерки сгустились, стало почти темно, но Джейк еще мог различать детали ее профиля – контур пышной челки, изгиб ресниц, округлость щеки. Не успев сообразить, что делает, Джейк протянул руку и коснулся ее лица.
Сара взглянула на него и произнесла тихим, сдавленным, серьезным голосом:
– Если вы сию минуту меня не поцелуете, я, наверное, умру.
Самообладание Джейка хрустнуло, словно сухая ветка. Осторожность и благоразумие были отброшены, побежденные ненасытной страстью; он схватил ее в объятия и прижался губами к ее губам. Они были такими же, какими он их запомнил, и даже еще восхитительнее – нежными, бархатистыми, требовательными. Сара прижалась к нему, и он опустился на плед, увлекая ее за собой. От прикосновения ее тела кровь в нем мгновенно закипела. Оно было теплым, мягким, податливым. Сара не пыталась притворяться искушенной или хладнокровной, она бесхитростно не скрывала своих желаний, и сердце Джейка разрывалось от переполнивших его чувств. Он открыл глаза, вглядываясь в ее лицо. В эту секунду в небе взорвалась и рассыпалась искрами первая ракета, и одновременно Джейку открылась истина и озарила его изнутри ослепительным сиянием: Сара победила. Он без ума от нее, он одурманен, околдован, сокрушен. Джейку показалось, что он тонет, уходит с головой под воду и не может всплыть на поверхность. Волна страха накрыла его. О Господи, разве он хотел зайти так далеко? Джейк заглянул в Сарины глаза и увидел в них отражение всего того, что чувствовал сам. Но он же вовсе не стремился завлечь ее. Больше всего на свете он боялся обидеть Сару. Он не мог указать ей дорогу к «тихому семейному счастью», а она об этом мечтала, этого заслуживала.
– Сара, милая… – Он сделал попытку сесть, и Сара быстро села вместе с ним, продолжая обнимать его за шею.
– Не надо, – прошептала она, обхватывая ладонями его лицо и прижимая мягкий пальчик к его губам. – Молчи. Ни о чем не думай. Просто позволь себе чувствовать.
Она пригнула к себе его голову и поцеловала его. Ее губы были алчущими, сладкими и такими горячими, что их жар испепелил все мысли, еще остававшиеся в его голове. Им завладело нечто более сильное, чем воля и убеждения, и он со стоном притянул ее к себе.
– Мисс Сара станет моей новой мамочкой?
Джейк застыл и отпрянул назад. Обернувшись, он увидел, что Никки сидит на краю пледа, поджав под себя ноги, и смотрит на них с живым любопытством.
– Гм… э… котенок. – Джейк нервно Откашлялся. – Мы с мисс Сарой просто…
– Вы целовались, я сама видела. – И девочка так широко улыбнулась, что улыбка едва не соскользнула с ее лица. Она даже подпрыгнула на месте от возбуждения. В это время небо озарила яркая зеленая вспышка, но Никки даже не вспомнила о фейерверке. – Значит, вы с мисс Сарой поженитесь?
О Боже, вот до чего дошло! Джейк снова прочистил горло, упорно избегая встречаться взглядом с Сарой.
– Нет, котенок, мы вовсе не думаем жениться.
У Никки вытянулось лицо.
– Но вы же целовались, я сама видела.
«Если люди целуются, это еще не значит, что они обязательно поженятся».
– Видишь ли, иногда это просто означает, что люди очень нравятся друг другу.
– Но разве вам нельзя правда пожениться?
Мисс Сара будет мне самой лучшей мамочкой в мире.
Эти слова попали в самое Сарино сердце. Она пристально взглянула на Джейка, но он явно не желал смотреть ей в глаза.
– Я не собираюсь жениться ни на ком, котенок, – мягко сказал он.
– Но мне нужна мамочка, а мисс Сара – самая хорошая!
Саре следовало это предвидеть! Она так привязалась к Никки, что часто воображала себя ее матерью. И это только в порядке вещей, что и Никки начала мечтать о том же.
– Ведь нам с тобой и вдвоем совсем неплохо. – Голос Джейка сделался тверже.
– Но с мисс Сарой нам еще лучше! С ней все – все гораздо лучше!
Еще один кусочек откололся от Сариного сердца. Джейк втянул в себя воздух и провел рукой по лицу, потом неестественно улыбнулся.
– Давай-ка полюбуемся на фейерверк, а потом все вместе угостимся мороженым.
В ночном небе расцвела огромная хризантема, несколько секунд она сияла ослепительным светом, потом с шипением рассыпалась на множество искр, которые, не успев достичь воды, погасли. Их поглотила тьма. И Сара поняла, что такая же судьба постигла ее надежды.
Глава 11
– Мне бы хотелось, чтобы вы жили на ферме до выходных, Я встаю до рассвета и уезжаю в поле, и кто-то должен готовить завтрак для Никки, одевать ее и отвозить в школу. У вас будет собственная комната с ванной. А в выходные вы, разумеется, вольны располагать своим временем.
Сара застыла на пороге кухни. Джейк, сидя к ней спиной, разговаривал по телефону, его густые каштановые волосы блестели в первых лучах утреннего солнца, которое светило в кухонные окна. Сара не собиралась подслушивать, но услышанное словно пригвоздило ее к полу. Джейк шевельнулся в кресле и переложил трубку в другую руку.
– Когда вы сможете начать? Понедельник – это не слишком скоро? Последовала короткая пауза. – Хорошо, я с нетерпением буду ожидать вашего приезда, миссис Уорс. Ваш племянник очень хвалил вас, а я привык полагаться на его мнение. Значит, до понедельника.
Джейк положил трубку, а когда обернулся, то увидел Сару, которая все еще стояла, будто прикованная к месту.
– Сара! – Его лицо приняло виноватое выражение. – Я не слышал, как вы подошли.
Сара механически кивнула и с трудом переступила кухонный порог. Джейк растерянно провел рукой по волосам.
– Послушайте… э… нам надо поговорить. Ввиду всего, я думаю, будет лучше, если…
Сара зажмурилась, готовясь принять удар. Она знала, что этот момент приближается. После того как прошлым вечером Никки увидела их целующимися, Джейк решил исключить ее из своей жизни. Но все равно она не могла слушать, как он произнесет приговор. И она подняла руку.
– Я все понимаю. – Она глубоко вздохнула, пытаясь не дать голосу задрожать. – Я иду собирать вещи.
– Сара… подождите.
Она помедлила у двери и обернулась. Над переносицей у Джейка залегла глубокая складка, в глазах застыло болезненное выражение.
– Торопиться некуда. Сегодня суббота. Садитесь, я приготовлю вам завтрак.
Вам не обязательно уезжать немедленно.
– Нет, будет лучше, если я уеду сейчас же.
Сердцу сделалось так больно, словно по нему полоснули зазубренным осколком стекла. А ведь она хорошо знала, что будет больно. Это ей в наказание за глупость, за самообман, за надежду на то, что удастся избежать неминуемого.
К глазам подступили слезы, Сара повернулась и бросилась в свою комнату.
«Но плакать я здесь не буду, нет!» – яростно повторяла она. Рывком выдвинула ящик, схватила охапку белья и швырнула его на кровать, потом дернула дверцу шкафа, достала с полки аккуратно свернутые джинсы. Лучше побыстрее собрать вещи и уйти прежде, чем проснется Никки. Она сядет в автомобиль, вернется в свой пустой дом, запрет за собой дверь и только тогда даст волю слезам.
– Сара… – На пороге ее комнаты возник Джейк. Глаза его были темными и мрачными, он заговорил умоляющим голосом:
– Видит Бог, я не думал, что все так кончится. То, что вы уходите расстроенной, заставляет меня страдать. Я никогда… – Он с шумом выдохнул и сунул руку в карман. – Я не хотел причинить вам боль.
Сара взяла из шкафа свой большой коричневый чемодан, бросила его на кровать, откинула крышку и принялась как попало сваливать туда одежду, не глядя на Джейка.
– Почему же вы думаете, что все-таки причинили ее?
– Потому что мне сейчас очень больно самому.
У Сары застучало сердце. Ей столько всего хотелось сказать ему…
«Почему ты так упорствуешь в своем решении больше не любить? Ведь ты – не твой отец, я – не твоя покойная жена. Нам хорошо вместе, Никки хорошо с нами. Почему ты не расстанешься с прошлым, не осмелишься поверить в будущее, поверить в себя?»
Она посмотрела на Джейка, и слова замерли у нее на языке, так и оставшись невысказанными. Какой смысл говорить их человеку, которому не нужна ее любовь, который отказался ответить на ее чувство!
Джейк говорил, что она заслуживает мужчину, который сможет полюбить ее всем сердцем. Какая горькая ирония! Сара захлопнула крышку чемодана, защелкнула металлические замки. Самоуважение, которое Джейк помог ей обрести, подсказывало, что он прав. Но ведь и она должна в ответ полюбить точно так же. Самое печальное во всей этой невеселой ситуации – то, что в глубине души Сара знала, что никогда и никого не полюбит так, как она полюбила Джейка Мастерса.
– Мисс Сара, почему вы собираете вещи?
Сара подняла голову и увидела Никки, которая появилась в дверях рядом с Джейком в своей новой ночной рубашке, с плюшевым мишкой в руке. Она смотрела на Сару круглыми испуганными глазами.
Сара беспомощно взглянула на Джейка, которому тоже явно было не по себе.
– Мне… мне пора возвращаться домой, детка.
Папочка нашел для тебя постоянную няню.
У Никки задрожала нижняя губка.
– Я не хочу никакую постоянную няню. Хочу, чтобы со мной были вы!
– Милая моя, мы будем каждый день видеться в школе.
– Но вас не будет здесь.
– Зато с тобой останусь я, – вмешался Джейк. – А миссис Уорс очень добрая. Я уверен, ты полюбишь ее.
– Я никогда не полюблю ее так, как мисс Сару. – Девочка бросилась через комнату и обхватила Сару руками. – Я люблю мисс Сару больше всех. Я хочу, чтобы она осталась с нами и стала моей мамочкой.
Сара взглянула на ее залитое слезами лицо, и ее изболевшееся сердце в который раз мучительно перевернулось в груди. Она умоляюще посмотрела на Джейка, сама едва не плача.
– Идем, Никки, я покормлю тебя завтраком. Дадим возможность мисс Саре спокойно уложить вещи, – произнес он настойчиво.
– Не-е-ет! – пронзительно выкрикнула Никки и, захлебнувшись плачем, уткнулась лицом в полосатую юбку Сары. – Я не хочу, чтобы она уходила!
Сара не могла вымолвить ни слова от душивших ее слез и только гладила девочку по мягким кудряшкам.
– Никки, надо дать мисс Саре собраться. Пойдем со мной, или мне придется унести тебя.
Но девочка только громче заплакала и теснее прижалась к Саре. Со страданием в глазах Джейк подошел к ним, поднял рыдающую дочь на руки и вынес из комнаты.
«Не буду плакать. Не буду! Нельзя сейчас поддаваться чувствам». Сара изо всех сил удерживала слезы, готовые прорваться наружу неудержимым потоком.
Следовало насколько возможно облегчить тяжесть расставания для Никки. Если девочка сейчас так расстроена, то что же будет вечером, когда придет время ложиться спать?
Отчаяние внезапно подсказало ей решение. Кассета! Она запишет свою сказку о принцессах на кассету и оставит на подушке Никки. В спальне у девочки был магнитофон и несколько пустых кассет. Сара прошла по коридору к лестнице и долго прислушивалась, пока не убедилась, что Джейк и Никки внизу. Она запишет сказку на кассету сейчас же. Возможно, она хоть как-то скрасит девочке разлуку. Кроме того, это придаст ей самой сил, чтобы уложить вещи и с достоинством покинуть дом.
Когда в среду утром Джейк открыл дверь подготовительной школы «Счастливая пора», звякнувший над его головой колокольчик резанул по его натянутым нервам. Минувшие два дня Никки в школу отвозила миссис Уорс, и Джейк не видел Сару с тех пор, как в субботу она покинула ферму, точнее, не видел ее во плоти. Но миллионы раз она возникала перед его мысленным взором – и когда он заходил на кухню, и когда проходил по саду, и ночью, когда он беспокойно метался на своей кровати в спальне, стены которой были оклеены обоями, выбранными Сарой, и в бессвязных сновидениях, которые преследовали его, когда он наконец погружался в не приносящий облегчения сон.
Он увидел ее в ту же секунду, как открыл дверь.
Сара сидела на полу, окруженная учениками, и читала им что-то из огромной книги. На ней были ярко-розовый джемпер и шорты, которые подчеркивали ее фигуру и гармонировали с нежным румянцем на лице. Джейк замялся в дверях, сердце его дрогнуло. Сара подняла глаза, увидела его и замолчала на полуслове. Откуда-то сзади подошла Деб.
– Я продолжу дальше, Сара. – Она забрала фолиант из рук подруги и осторожно устроилась среди детишек.
Сара медленно встала и направилась к выходу. Ее лицо приняло встревоженное выражение.
– А где Никки? Она не заболела?
– Нет. – Джейку было явно не по себе. – Может быть, выйдем на улицу?
Он придержал дверь, и Сара перешагнула порог. Июльская жара окутала их.
Они остановились на узкой полоске тени от веранды.
«Побыстрее бы с этим покончить», – думал Джейк мрачно.
– Я… гм… пришел сказать, что забираю Никки из вашей школы.
Сара приоткрыла рот, ее глаза потемнели от боли, и Джейк сморщился. Как он ненавидел себя в эту минуту! Но он делал то, что считал необходимым сделать. Пришлось напомнить себе, что он действует и для Сариного блага, как и для блага Никки.
Он посмотрел на носки коричневых ботинок, заставляя себя забыть о жалости.
– Я решил, что обязан объясниться с вами лично. К самой школе это не имеет никакого отношения, вы – замечательный преподаватель, и мне очень нравилось все, чему Никки здесь учили. Но ей тяжело видеть вас каждый день.
Миссис Уорс говорит, что уже два дня подряд, когда она приходит забирать Никки, у нее начинается истерика. – Джейк провел рукой по лицу. – И дома она тоже постоянно плачет. Я подумал, что ей – и всем – будет лучше, если мы сменим обстановку.
Сара словно окаменела.
– Я… я понимаю.
– Я записал ее в «Дерево знаний».
«Дерево знаний» была вторая подготовительная школа в городке. Сара резко втянула в себя воздух.
Джейк увидел, как она сделала несколько глотательных движений.
– Это… хорошая школа.
Она была слишком добра, чтобы ей можно было верить. Джейк еще яростнее возненавидел себя за те страдания, которые причиняет ей сейчас.
– Я просто не могу видеть Никки несчастной, – объяснил он. – Я догадываюсь, что и для вас это нелегко.
– Значит, вы решили разлучить нас потому, что она любит меня, так? воскликнула она с неожиданным жаром. – Скажите, Джейк, вы станете это делать каждый раз, когда Никки привяжется к какой-нибудь женщине?
Впервые за все время их знакомства он увидел, как Сарины глаза мечут молнии. Ее гнев застал Джейка врасплох, как внезапный удар под ложечку.
– Нет. Разумеется, нет.
– О, понятно. Значит, только в случае со мной? – Она уперла руки в бока и негодующе взглянула на него. – Что же я сделала такого ужасного?
– Вы не сделали ничего плохого, сами знаете. – Джейк снова взъерошил волосы и переступил с ноги на ногу. Он испытывал мучительную неловкость от этого разговора, от ситуации в целом, а себе внушал просто отвращение. – Вы замечательная. И если хотите знать, это еще слабо сказано. Вы замечательная настолько, что Никки просто бредит вами. Она вбила себе в голову, что вы должны стать ее мамочкой. А я не хочу потворствовать ее мечтам и желаниям, которые никогда не сбудутся.
«И вы тоже не должны». Эти слова повисли в воздухе невысказанными, но Сара услышала их. Ее глаза потухли, губы задрожали, но она тут же решительно сжала их.
– Я пойду, соберу вещи Никки, – пробормотала она и, быстро повернувшись, исчезла в дверях, однако Джейк успел заметить, как на ее щеке что-то блеснуло. Он невидящим взглядом уставился на дорогу, проклиная себя на чем свет стоит. Прежде ему не приходилось сталкиваться с чем-то подобным. О связях с женщинами он знал одно: когда связь рвется, это больно – и потому не хотел рисковать. Ставки были слишком высоки, и не об одной только его судьбе шла речь. Теперь ему тоже было нестерпимо больно.
Сара вернулась через несколько минут, неся с собой целлофановый пакет с содержимым ящика Никки. Джейк взял пакет из ее рук. Воцарилось тяжелое молчание.
– Послушайте, Сара… Вы просто спасли нас, когда я приходил в себя после той травмы. – Он опустил пакет на землю, достал бумажник и выудил оттуда несколько стодолларовых купюр. – Я знаю, что в неоплатном долгу перед вами, но мне хотелось, чтобы вы взяли это – как знак моей благодарности.
Сара широко раскрытыми глазами взглянула на протянутые ей бумажки.
– Не нужны мне ваши деньги!
– Возьмите, – попросил он. – Так мне будет легче.
Сарины глаза гневно сверкнули.
– А, вы так ничего и не поняли. Что же, придется вам объяснить. Любовь это дар. Ее нельзя купить, нельзя за нее заплатить, ею невозможно управлять.
И нельзя ее сжать до нужного размера, спрятать в коробочку и выдавать всем понемножку, чтобы было удобно. Она просто приходит, и все! – Ее глаза горели, как сине-серые костры. – Вы считаете, что в вас ее недостаточно, чтобы идти вперед? И знаете что? Пока вы так думаете, это останется правдой.
Вы будете обделены. Потому что любовь – странная штука, Джейк. Чтобы ее получить, надо сначала отдать…
Она резко повернулась и ушла, захлопнув дверь.
И словно дверь тюремной камеры закрылась за Джейком, отгородив, отрезав его от чего-то такого, в чем он не чувствовал необходимости прежде и что безвозвратно утратил теперь.
– Сара, это Мэри из «Дерева знаний».
Сарины мысли немедленно устремились к Джейку и Никки, она нервно поднесла трубку к другому уху, пытаясь не упускать из поля зрения двух перепачканных в краске девочек, упражнявшихся в искусстве живописи.
– Привет, Мэри, что случилось?
– Никки Мастерс случайно не у тебя?
Тревога, звучавшая в голосе воспитательницы, мгновенно передалась Саре.
– Нет. Я не видела ее с прошлой недели… с тех пор, как она перешла к вам. А почему ты спрашиваешь?
– Она пропала.
У Сары остановилось сердце, а когда забилось снова, то в два раза быстрее нормального.
– Что значит «пропала»?
– Час назад она еще была здесь. – Голос Мэри дрожал, как натянутая струна. – По-видимому, она пробралась в здание школы и вышла через переднюю дверь, пока мы все играли на заднем дворе. Я надеялась, что, может быть, ты взяла ее. Она все время говорила о тебе, а сегодня утром сказала, что вы увидитесь. Ее портфель с мишкой и одеяло исчезли, и я подумала, что… Мэри жалобно затихла. – О Господи! Надо позвонить в полицию. Ее отец может приехать за ней каждую секунду. Извини, что зря тебя побеспокоила.
Сара повесила трубку, чувствуя страх и растерянность. Сердце ее сильно билось. С тех пор как Джейк забрал Никки из школы, мысли о ней мучили Сару непрестанно. Она не просто привязалась к девочке, она полюбила ее. Так же, как Джейка. Деб пытливо взглянула на Сару.
– Что-то ты побледнела, солнышко. Что стряслось?
– Никки пропала. И у меня ужасное подозрение, что она убежала, чтобы разыскать меня. – Сара быстро рассказала о случившемся, сжимая спинку детского красного стульчика, так как у нее внезапно ослабели ноги. – Я во всем виновата. Я должна найти ее.
Деб тревожно сдвинула брови.
– Ты не виновата ни в чем, но все равно – иди, а я подежурю здесь, пока не разберут всех детей, и тогда поспешу тебе на помощь.
– Спасибо, Деб, – пробормотала Сара и, схватив сумочку, бросилась к своему автомобилю.
«Боже! – молила она, усаживаясь за руль. – Пожалуйста, не оставь Никки, сохрани ее, огради от несчастья и, пожалуйста, пожалуйста, помоги нам быстрее найти ее!»
«Дерево знаний» находилось на противоположном конце города, и когда Сара подъехала к школе, то увидела на стоянке две полицейские машины. Здесь же стоял и грузовик Джейка. Сара вбежала внутрь. Мэри, маленькая темноволосая владелица школы, сидела в своем кабинете у телефона. Ее обычно румяное лицо было пепельно-серым.
– Есть новости? – спросила Сара.
Та покачала головой.
– Полиция прочесывает город. Они уже обыскали территорию вокруг школы, но без результата.
– А где отец Никки?
– Поехал вместе с полицией.
– Я тоже сейчас еду. – Она уже готова была уйти, но затравленный взгляд Мэри заставил ее задержаться. – Все будет хорошо.
– Я всей душой на это надеюсь. Через несколько часов стемнеет…
– Она не могла уйти далеко, – мягко возразила Сара.
– Да… если никто ее не увез. – Из горла Мэри вырвалось рыдание. – О, Сара, я же отвечаю за нее! Если с девочкой что-то случится… – И Мэри, заплакав, спрятала лицо в ладонях.
У Сары похолодела спина. Страшные истории о пропавших детях, которые она читала в газетах, одна другой ужаснее, все разом припомнились ей. Подавив поднимавшуюся волну паники, она обняла Мэри за плечи.
– Мы найдем ее, – произнесла она с уверенностью, которой вовсе не чувствовала.
Сара понятия не имела, как приступить к поискам. Что лучше – ездить по улицам и осматривать тротуары или искать Никки пешим ходом? Что она может сделать такого, чего уже не сделала полиция? Сара не знала. Но сидеть и ждать сложа руки она тоже не могла.
Однако, на что бы она ни решилась, действовать следовало быстро: вечернее солнце неумолимо клонилось к закату. Надо попытаться поставить себя на место Никки и рассуждать с точки зрения четырехлетней малышки. Никки вышла в переднюю дверь. Самое естественное для нее – направиться вперед.
Следуя инстинкту, Сара наудачу двинулась по улицам, громко окликая девочку. То ей попадался навстречу офицер полиции, то мимо по дороге медленно проезжала машина шерифа. Через полчаса Сара начала отчаиваться.
Бесполезно, ее усилия ни к чему не приведут, ведь все окрестности уже тщательно обследованы. Сара готова была повернуть назад, но внезапно замерла на месте как вкопанная. Показалось ей или она что-то услышала?
– Никки! – еще раз крикнула она.
– Мисс Сара?
Сарино сердце беспорядочно забилось.
– Да, детка, это я. Где ты?
Ветви огромного куста азалии на противоположной стороне улицы раздвинулись, и на газон вышла Никки. Сара сломя голову бросилась к ней.
– Никки! – Она опустилась на колени и крепко сжала девочку в объятиях.
У тротуара со скрежетом затормозил полицейский автомобиль, и в следующую секунду рядом оказался Джейк, обнимая дочку. Никки обхватила их шеи руками, и они обнялись втроем. У Сары по лицу бежали слезы радости. С исступленно бьющимся сердцем она взглянула на Джейка, и на мгновение мир вокруг сделался ослепительно красивым и сияющим.
– Девочка моя, где ты была? Что случилось? – выговорил наконец Джейк.
– Я хотела разыскать мисс Сару и заблудилась.
– А мы тебя так долго искали. Ты не слышала, как тебя звали? Где ты была?
– Я слышала, как меня зовут какие-то дяди, и испугалась, потому что нельзя разговаривать с незнакомыми на улицах, и я спряталась. – Никки улыбнулась Саре во весь рот. – Но вдруг я узнала голос мисс Сары и вышла.
– Слава Богу! – Джейк остановил на Саре горящий взгляд.
– Извините, мистер Мастерс, – перебил их звучный голос. Сара обернулась и увидела дородного полисмена, который стоял сзади с блокнотом в руке. – Я понимаю, что вам не терпится доставить дочурку домой, но хорошо бы сейчас зайти ненадолго в школу и оформить бумаги, чтобы нам больше не пришлось вас беспокоить.
– Хорошо. – Джейк встал и протянул руки к Никки.
– Я хочу, чтобы меня понесла мисс Сара! – заявила малышка.
Сара неуверенно взглянула на Джейка. Ей страстно хотелось взять Никки на руки, но она сомневалась, что это понравится Джейку.
Однако Джейк кивнул.
– Я не против.
Никки бросилась к ней, и счастливая Сара понесла девочку к ожидавшей их полицейской машине. Они вернулись в «Дерево знаний», где их встретили радостными восклицаниями Деб и Мэри.
Через двадцать минут полицейский захлопнул свой блокнот.
– Вот теперь все. Я рад, что ваша дочь нашлась, мистер Мастерс. – Офицер присел на корточки перед Никки, которая сидела за низеньким столиком между Деб и Мэри и мирно собирала мозаику.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
загрузка...


А-П

П-Я