https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/100x100/s-nizkim-poddonom/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Дж. Майнтер: «Свои люди»

Дж. Майнтер
Свои люди



OCR
«Майнтер Дж. Свои люди»: АСТ / Астрель; М.; 2006

ISBN 5-17-035579-3 Аннотация Микки Дэвид Арно, Пэтч и Джонатан Самые крутые парни Нью-Йорка! Они любят рок-н-ролл, мотоциклы и свободу. Они презирают глупых девчонок и считают, что женщине не под силу разрушить настоящую мужскую дружбу.Но однажды в их жизни появляется Келли! Девушка ставшая сенсацией вечеринок и дискотек. Девушка, в которую влюбляются они все!Мужской дружбе пришел конец! Дж. МАЙНТЕРСВОИ ЛЮДИ Посвящается МББ Несколько вступительных слов от меня, Джонатана, который, словно клей, стремится скрепить нашу компанию Мы познакомились с Пэтчем в пятом классе и сразу же приняли его в свою компанию. До этого нас было четверо: Арно Вальденбургер, Микки Пардо, Дэвид Гробарт и я — Джонатан.Мы тогда должны были надевать в школу синие рубашки и форму защитного цвета, поэтому казались ужасно одинаковыми Наши родители либо были приятелями, либо имели деловые связи. Все это, а также то, что наше знакомство началось еще в детском саду, объясняет, почему мы были лучшими друзьями Мы вместе играли в футбол, делали домашние задания и между собой говорили «лазер», имея в виду «пенис».Потом появился Пэтч. По натуре он был бродяга, ходил с родителями на яхте с шести лет. Этот жизненный опыт оставил ему много веснушек, непокорные светлые волосы и некоторые странные способности: например, в школе он входил в класс и уходил с урока вне зависимости от звонка, потому что даже внутри помещения определял время по солнцу.Нам тогда было всего 11 лет, а Пэтч был мужчиной.Девчонки балдели от него. Почему? Он едва замечал их, вот почему. Он не был с ними слишком грубым, как, например, Микки, и не заигрывал с ними, как Арно. И не сердился, как Дэвид, когда они не разговаривали с ним.Мы сразу вовлекли его в нашу компанию, считавшуюся крутой. Возможно, потому, что так же, как и другие, были поражены и озадачены им. И нас стало пятеро.Пэтч был настолько отвязным, что мог, например, забыть надеть ботинки в школу. Когда учителя ему выговаривали, он стоял перед ними, глядя на них из-под полуприкрытых век и бормоча извинения, покате не отпускали его, махнув рукой. Что касается других в нашей компании: Арно был из нас самым красивым и самым шикарным. Рубашки ему покупали в каком-то специальном магазине на Мэдисон-авеню, а его темные волосы сохраняли прическу при любой суматохе; у него всегда был вид человека, стоящего выше других, и он умел этим пользоваться. Микки тогда производил впечатление человека неуравновешенного; он готов был в любой момент ввязаться с кем угодно в спор. Дэвид занимался спортом и, хотя и был несколько нервным, мог бы считаться нормальным, если это понятие можно применять к ученику пятого класса.Нас всех уже тогда интересовали девчонки, мы старались их закадрить, и нам казалось остроумным называть это «Семь Минут в Раю». Теперь нам шестнадцать, и мы никак это не называем, но по-прежнему тратим на девчонок массу времени.Тогда, в конце пятого класса, Арно поцеловал Молли, которая нравилась Дэвиду, а Дэвид из-за этого взбесился, и они круто подрались в загородном доме Пэтча в Гринвиче. После того случая мы договорились не целоваться с девчонкой, если кто-то из нас ясно дал понять, что она ему нравится; даже если девчонка об этом сама попросит.При этом Пэтч попросил нас не устанавливать никаких других правил. Он знал, что просто не запомнит их, а значит, не сможет выполнять. Так что это было нашим единственным взаимным обещанием.Я всегда старался сделать так, чтобы мы держались вместе. Ребята называли меня «клеем». Это было еще до того, как мои родители развелись и отец уехал жить в Лондон. Не знаю, почему я так действовал, словно какой-то пастух, но я всегда стремился собрать нас вместе, словно мне было от этого лучше. Словно вместе мы были в большей безопасности. Мы были своими: у нас был свой круг, хотя мы сами никогда так про себя не говорили. Нас было пятеро, и к началу этой истории казалось, что этого вполне достаточно. ВЕЧЕР ПЯТНИЦЫ, КОГДА ВСЕ ТАК ХОРОШО НАЧИНАЛОСЬ Приготовьтесь пообщаться с моей кузиной Келли — Спасибо, что взял меня с собой, — сказала Келли. У нее был легкий среднезападный акцент, одновременно привлекательный и раздражающий.— Думаю, нам удастся повеселиться, — сказал я и этим ограничился, поскольку взять ее с собой было не моей идеей; это была идея моей мамы.Мы сидели на заднем сиденье ее машины, которую должны были сразу же отпустить назад, когда приедем к дому моего друга Пэтча на Перри-стрит.— Ты не хочешь мне немного рассказать о них? — спросила Келли.— О ком?— О тех, кого мы скоро увидим? — рассмеялась она.Она, казалось, не испытывала никакого смущения и чувствовала себя комфортно. Я бы на ее месте так не смог, поскольку мы ехали на вечеринку в Вест-Виллидж к моим хорошим друзьям, а Келли была моей Рузиной из Сент-Луиса, и она не имела ни малейшего представления, с чем она там столкнется.Келли была хорошенькая, этакая светленькая милашка вроде Бриттании Мерфи. Она нарядилась в короткую белую юбку и розовый свитер ради парадного обеда по случаю их приезда; на обеде были наши мамы и еще десяток гостей, включая маминого инструктора по йоге и ее делового партнера.Потом, когда наши мамы попивали амаретто в ожидании десерта — шоколадного суфле и ванильного мороженого, которое они вовсе не собирались есть, я решил свалить оттуда. Уже натягивая пиджак, я услышал, как моя мама громким шепотом сказала мне:«Возьми ее с собой».Келли оживилась. «Возьми меня с собой!» — сказала она грудным голосом. Как я мог отказать? Моя мама нечасто меня о чем-то просит, но сейчас она, очевидно, хотела расслабиться, выпить и предаться воспоминаниям со своей разведенной сестрой; и если бы я ей сейчас отказал, то потом мне пришлось бы выслушать много неприятного.Келли приехала из Сент-Луиса посмотреть Нью-Йорк и побывать на собеседовании в нескольких университетах. Она была старшеклассницей, немного старше меня; последний раз я ее видел три года назад, и, по-моему, с тех пор она почувствовала вкус к риску, если можно так сказать. Наверно, она там у себя тусовалась; но ведь пригороды Сент-Луиса, при всем к ним уважении, это не Нью-Йорк.— Это трудно объяснить, — сказал я.Мы теперь были на Кэнал-стрит. У меня непроизвольно дрожало колено; я положил ногу на ногу и уставился на свои замшевые мокасины.— Что именно? — спросила она.У нее был приятный голос и зеленые глаза, слегка скошенные к переносице. Кошачьи глаза. К тому же она была высокой. Да, она определенно была сексуальна, но при этом казалась слишком восторженной, и я сомневался, как ее воспримут в моем кругу.— Что касается моих друзей — то проблема в том, что довольно трудно собрать нас в одном месте в одно время.— И ты взял на себя эту работу?— Не совсем. Хотя мы близкие приятели, сейчас учимся в разных школах; и я как бы скрепляю нашу компанию.— Скрепляешь?— Да, что-то вроде главного организатора.— В любом случае, я рада, что смогла свалить от матери.Келли достала зеркальце и стала подкрашивать губы розовой помадой.Что я мог с ней поделать? Я мог потом отправить ее на такси домой, где ее мама занимала комнату для гостей, а сама она комнату моего брата Теда, который сейчас был на первом курсе университета. Нет, это не годится. Что еще? Она могла сломаться и уснуть на полу в кухне Пэтча, обняв одной рукой ножку стула, а другой — бутылку вина. Моя тетка Джейн потом меня со свету сживет.Я наблюдал за Келли, которая глазела в окно (мы ехали по Вест-Виллидж). Она была возбуждена — казалось, не могла наглядеться на Манхэттен.— Я приезжала сюда в начале прошлого года, — говорила она. — Это было сразу после того, как моя мама выгнала отца, родители тогда совсем не контролировали ситуацию, и мы с несколькими девчонками приехали сюда и хорошо оттянулись. Мы два часа катались по Таймс-сквер. Это было круто.— Да? Круто? — хмыкнул я.Энди, шофер моей матери, свернул в Гринвич и остановился на Перри.— Спасибо, — сказал я.Он, как всегда, ничего не ответил.Было начало октября. Прохладно. Недавно прошел дождь, и крупные капли время от времени падали на нас с деревьев. Мокрая улица блестела. Я постарался ни о чем не думать и не нервничать; просто удовлетвориться тем, что вечер приятный и обещает много всего интересного, даже если пришлось взять с собой Келли. Я одернул пиджак, поправил воротник своей стильной рубашки от Prada и откинул волосы со лба.— Ты мне так ничего и не объяснил, — посетовала Келли, когда я помогал ей выйти из машины. — Как насчет подружки? Она у тебя есть? Мы ее здесь увидим?— Нет.Я не собирался упоминать про Лизу. Или про еще одну, другую историю, в которую я оказался вовлечен, даже не желая того.— Не волнуйся, — сказал я. — Ты всех увидишь.Арно — темпераментный парень, тебе покажется, что ты встречала его фото в журналах, возможно, так и есть; Микки по жизни ненормальный; Дэвид погружен в себя и очень чувствительный. А Пэтча всегда трудно найти — но это его дом. Вот пока все, что тебе требуется знать.Рядом с домом Пэтча уже можно было слышать грохочущую из окон музыку.Мы поднялись на крыльцо и позвонили. Дверь была большая, белая, и казалось, она дрожала от грохота, как и окна. Сам дом был из красного кирпича.Когда дверь уже открывалась, я услышал сверху стук открывшегося окна и понял, что кто-то выглянул, чтобы рассмотреть нас. Но я не поднял головы, если это Флэн Флад, сейчас было неподходящее время ввязываться в историю с младшей сестрой Пэтча.— Ого! — сказала Келли за моей спиной. Я не обернулся: я и так знал, что она смотрит на Арно своим голодным взглядом; мне видеть это не хотелось.— Так, это Джонатан. А это кто? — спросил Арно.— Моя кузина Келли, — ответил я. — Она из Сент-Луиса. Теперь можешь закрыть рот.— Я думал, что дочь твоей тетки — маленькая девочка, — заметил Арно.— Ты слышал обо мне? — поинтересовалась Келли.— Нет, просто догадался, — ответил Арно.Смеясь, он потащил нас в дом, Арно наполовину бразилец, наполовину немец.Его родители занимаются торговлей предметами искусства, и у них дом в Челси, наполненный разными ценными штуковинами. Сам Арно действительно снимается для журналов вроде «Блэк Бук». У него рост за метр восемьдесят, и он настоящий красавчик.Сейчас на нем была красная рубашка, модные джинсы и ботинки от Gucci.— Где ты пропадал? — спросил он, рыгнув.— Семейный обед.— Надеюсь, тебе хотя бы удалось глотнуть приличного вина.Мы подготовили комнату Пэтча заранее: расставили там несколько десятков свечей, сдвинули кушетки в круг и везде разбросали подушки, так что комната стала похожа на модный бар где-нибудь в Лос-Анджелесе. Потом мы отволокли вниз на кухню десяток ящиков с пивом. Сейчас человек двадцать уже сновали вверх и вниз по лестнице, собираясь в группы и наливаясь пивом.— Ух ты! — сказала Келли.Она смотрела на Арно так, словно долго копила деньги и теперь хотела купить его.— Где Пэтч? — спросил я Арно.— Понятия не имею, — махнул он рукой. — Отстань.Подошла какая-то девчонка и повисла у него на руке.Как обычно, Пэтча Флада, к которому мы приехали, нигде не было видно. Он вообще был необычным парнем; мог носить одни штаны шесть месяцев подряд, пока их не приходилось срезать с него садовыми ножницами, настолько он был безалаберным, и рассеянным, и безразличным ко всему. Он словно парил над вами на каком-то волшебном облаке. Вы подпрыгиваете и пытаетесь дотянуться до него, но он всегда ускользает.Родители Пэтча большую часть времени проводили в своем особняке в Гринвиче, поэтому они по сути предоставили свой дом на Перри-стрит своим детям: Пэтчу, Зэду, который учился в университете Вассар с моим братом, старшей сестре Пэтча Фебрари — ей было двадцать лет и она второй год готовилась к поступлению в колледж; считалось, что она работает в дизайнерской студии Элвина Адлера в Трибека. Затем маленькая Флэннери, которую все называют Флэн, хорошенькая восьмиклассница, которая, возможно, смотрела сверху из окна (а может и нет), когда мы подошли с Келли.Арно потащил меня в гостиную.— Где, ты сказал, ты подцепил эту Келли? — спросил он. — На шоссе в Вест-Сайде за двадцать баксов и гамбургер?— Я же сказал, что она моя кузина.— Ну и родственники у тебя.— По крайней мере, мои родители не торгуют разным дерьмовым искусством, — огрызнулся я.Не то чтобы я не уважал его родичей, просто мне хотелось его осадить.— Тебя искал Микки. Он сегодня вломился в дом Филиппы, и ее отец вызвал полицию, — сказал Арно.— Он рассердился?— Джексон Фрэди? Нет, что ты, он обожает, когда Микки такое проделывает. Он даже попросил его в следующий раз поджечь их дом.— Не умничай, — заметил я. — У тебя это плохо получается.Арно не ответил. Вместо этого он обхватил меня, и мы с минуту сжимали друг друга.— А где тут пиво? — прокричала Келли сквозь музыку.Она определенно нацелилась на Арно. Тот улыбнулся ей, отпустил меня и взял ее за руку.— Ты собираешься показать ей, где она может получить выпивку? — спросил я.— А ты хочешь именно этого? — спросил он Келли.Та не ответила, она лишь улыбалась ему, он, в свою очередь, расхохотался. Я взглянул на лестницу. Флэн была там, наверху. Наверно, уже в постели. Завтра ей рано вставать — по субботам она ездит верхом в Центральном парке.Кто-то схватил меня за рукав, я попытался сбросить эту руку.Это был Дэвид.— Ты не видел Аманду? — спросил он.Дэвид был в спортивном свитере с капюшоном, натянутым на голову. Я откинул его назад, он снова натянул. Дэвид был самым высоким из нас и лучшим баскетболистом в Поттертоне. Он отличался покладистым характером, и если не считать некоторых заскоков, в целом был нормальным парнем. Однако он каким-то образом запал на эту похотливую девчонку Аманду Дойчманн, которая была самым легкомысленным человеком, какого я когда-либо встречал. Поэтому, частично из-за нее, Дэвид постоянно хандрил.— Я ее сегодня не видел, — ответил я.— Ты уверен?— Уверен. Зачем бы я стал тебе врать?— Надеюсь, не стал бы, — вздохнул он.— Дэвид! Успокойся. Не переживай ты из-за своей девчонки. Она, наверно, просто еще не приехала.— Она здесь. И я не могу ее найти.— Не хандри.— Ничего не могу с собой поделать, — ответил Дэвид.Он пошел, волоча по полу развязавшиеся шнурки шикарных кроссовок, которые я когда-то купил у одного парня по имени Шигето в Вильямсбурге за четыре сотни долларов. Они оказались мне велики, и я отдал их Дэвиду, который не понимал их ценности и относился к ним как к обычным кроссовкам. Я мысленно посоветовал ему завязать шнурки.В дверях появились новые девчонки. Я их не знал, но расслышал, что они шепчутся о Пэтче. Увидят ли они его? Насколько я знал Пэтча, ответ был отрицательный. Я осмотрелся и проскользнул по лестнице наверх, чтобы проведать малышку Флэн Флад. Арно точно знает, где находится Аманда Аманда Харрисон Дойчманн и Арно Вальденбургер были на заднем дворе дома Пэтча. Шел легкий дождь, похожий на туман.— Куда ты смотришь? — спросила Аманда.Это была девушка маленького роста, с прямыми, светлыми волосами, серо-зелеными глазами и восхитительной фигурой, чему способствовали занятия плаванием и теннисом.— На тебя, потому что ты потрясающая, — ответил Арно.— О да, — сказала Аманда.— Твои глаза как мягкие серые облака в субботний полдень, — сказал Арно.— О да, — сказала Аманда.Она обвила руками его шею и посмотрела на него широко раскрытыми глазами. Арно отхлебнул пива и притянул Аманду к себе.Арно приехал сюда со званого обеда в узком кругу, который его родители давали для Рэндалла Одди, английского художника, выставка которого должна была открыться следующим вечером. Арно выпил с ним на кухне. В конце концов, Рэндаллу было всего двадцать три, и он заставил Арно пообещать, что тот будет с ним на открытии его выставки. А потом Арно с этого обеда приехал сюда и теперь был с девушкой Дэвида, чего ему определенно не следовало делать.— т Итак, — сказала Аманда.— Итак, что? — спросил Арно, взглянув на нее.Она облизала губы, и его взгляд задержался на них.— Я хочу поговорить с тобой, — сказала Аманда.— О чем?— О… — Аманда сделала паузу. — Я расстроена из-за Мэг.— А кто это?— Ты знаешь, это моя подруга из Бреарли, которая в прошлые выходные потеряла сознание в ванне в номере отеля в Саг-Харбор. Ее матери пришлось ехать забирать ее, и даже теперь никто не знает, как Мэг попала туда. Сама Мэг не может ничего вспомнить, и мы пытались помочь ей восстановить события той ночи.— Ах, да, Мэг.Арно одной рукой обнял Аманду, и она снова прижалась к нему. В другой руке он держал бутылку с пивом, из которой опять сделал глоток. Он не был по-настоящему пьян. Чтобы свалить его, требовалось немало спиртного, поскольку он был почти таким же здоровым, как Дэвид. Хотя он не был хорошим спортсменом и не играл в баскетбол серьезно с тех пор, как они с Дэвидом были капитанами школьной команды в Грейс-Черч.Он взял ее руку в свою, и она поднесла ее к его губам. Она что, хотела, чтобы он укусил ее? Арно так и сделал, и она застонала.— Когда мы были в шестом классе, — сказал Арно, — Микки выгнали из баскетбольной команды за то, что он укусил за руку одного парня из команды Сент-Энн, и Дэвиду пришлось стать капитаном, хотя тренер Эдмонт утверждал, что он не обладает качествами лидера. В тот сезон мы проиграли.— Тебе обязательно надо было упоминать о нем? — спросила Аманда.Она запустила руку под его рубашку.— Мне кажется, ты там что-то потеряла и пытаешься отыскать, — попытался пошутить он.— Не издевайся надо мной, — сказала Аманда. — Мы заняты очень важным делом.— Извини.— Я просто хочу поговорить с тобой о том, что со мной происходит, — сказала Аманда.— Ладно, — сказал Арно, — и что же происходит?— Что происходит? Сейчас? Сейчас здесь ты.— Ты красивая, — сказал Арно. — Ты знаешь это?Ты похожа на девушку «Плейбоя» восьмидесятых. Тех, картинками которых мой отец оклеил стены в ванной.Когда я был ребенком, я все время рассматривал их.— Ты рассматривал их, и что ты делал потом? — прошептала Аманда ему в ухо.— Именно это, — ответил Арно.Арно обнял ее за плечи. Он огляделся и понял, что если кто-то выглянет в окно гостиной, или из кухни, или даже с третьего этажа, то сразу увидит, что происходит в саду.— Знаешь что, — сказал Арно, — мне нужно в душ.Я пойду наверх, и ты со мной.— Нет.— Да.— Нет.— Ладно, забудь об этом, — сказал Арно.— Нет.., ладно. Я пойду после тебя.Наверху, укрывшись ото всех в ванной, Арно и Аманда начали шалить всерьез. Казалось, что ей уже давно хотелось заняться с ним чем-то непристойным.Прислонившись к кафельной стене, они начали медленно снимать друг с друга рубашки, извиваясь, как змеи, а потом проделали то же самое со штанами, как стриптизеры.Они старались не шуметь. Потому что хотя вечеринка была очень шумной, они были в ванной на третьем этаже, двери откуда вели в комнаты Флэн и Пэтча.В момент, когда они на мгновение замерли, они услышали тихий голос.— Забавная история, — произнес этот голос.Он не принадлежал Флэн. Арно поднял брови и взглянул на Аманду, которая кусала его за шею. Он слегка отстранил ее, и она тоже прислушилась.— А завтра, после верховой езды, я, наверно, буду смотреть кино с подружками, — сказал другой голос.Это уже была Флэн.— Звучит заманчиво, — произнес голос, явно принадлежащий парню. — Если бы мне не нужно было заниматься кузиной, я бы, наверно, пошел в парк посмотреть, как ты катаешься верхом.Голос смолк.— Джонатан, — прошептала Аманда.— Да, — согласился Арно.Они оба приникли к двери.— Ты ухаживаешь за Лизой Комански? — спросила Флэн.— Что ты! Про нас болтали, что у нас с ней был роман в прошлом году, просто потому, что мы много времени проводили вместе.— И вместе развлекались, и все время проводили только друг с другом, — прошептала Аманда, — А теперь, гляди-ка, Джонатан приударил за малышкой Флэн Флад.Арно поцеловал ее в шею. Она толкнула его в грудь.В соседней комнате было тихо.— Похоже, они там тоже развлекаются, наверно, обнимаются, — сказал Арно.— Не может быть — отозвалась Аманда.Они стали хихикать, зажимая друг другу рот рукой, прислонившись к стене. Почти вся их одежда валялась на полу.Такими их застал Джонатан, когда открыл дверь в ванную. Они не могли сообразить, что им сказать ему, когда он просунулся в дверь и уставился на них, явно пораженный при виде Арно с Амандой Харрисон Дойчманн, девушкой их друга Дэвида. Они предстали перед ним почти голыми.— Проклятье, — прошептал Арно. — Меньше всего мне хотелось, чтобы именно ты застал меня здесь.— Потому что я — твоя совесть? — прошипел Джонатан.— Можно сказать и так, — прошептал в ответ Арно.— Джонатан? — позвала Флэн.Джонатан взглянул на Арно и Аманду и приложил руку к губам, призывая их соблюдать тишину. Потом он показал на спальню позади него, на себя и снова повторил свой жест.— Никто ничего ни про кого не говорит, — прошептал он. — Понятно?— Ш-ш-ш, — сказал Арно, уставившись в пол.— Малышка Флэн Флад, — покачала головой Аманда. — Джонатан, ты сошел с ума.— Мы просто друзья, — сказал Джонатан. — Мы с ней не делаем ничего предосудительного.Однако при этом он улыбнулся и слегка покраснел.— Дерьмо, — сказала Аманда.— Мы не делаем ничего такого, — сказал Джонатан, глядя на Аманду, — а даже если бы и делали, хотя мы этого не делали, то в любом случае я не стал бы обманывать кого-то. Кто действительно любит меня.Свет в ванной был притушен, и Джонатан, нащупав выключатель, сделал его ярче. Все трое глядели друг на друга.— Почему бы нам не оставить друг друга в покое и не вернуться к своим делам? — заметила Аманда.— Нет, — возразил Арно. — Я думаю, Джонатан прав.Он нашел свои джинсы и сел на край ванны, натягивая их.— Ну и фигня, — сказала Аманда, наклоняясь, чтобы собрать свою одежду. — Ненавижу, когда парни так цепляются друг за друга. Джонатан, не мог бы ты убраться отсюда? Ты что, не видишь, что я почти голая? Дэвид впал в депрессию — Такое впечатление, что ты кого-то ждешь, — сказала Келли.— Я? Нет, — ответил Дэвид. — Тебе что-нибудь надо? К сожалению, я не знаю, куда делся Джонатан.— Мне это безразлично. Я думаю, он счастлив, что избавился от меня.— О, я думаю, это не так, — сказал Дэвид, попытавшись улыбнуться.Они с Келли сидели в большой комнате рядом с кухней; в ней обычно завтракали. В загородном доме Дэвида на Сэддл-Ривер была такая же комната; только его родители называли тот дом зеленым домом, там повсюду были вьющиеся растения, куда бы вы ни попытались присесть.Они пили «Хайникен» из маленьких пузатых банок и заедали орешками.Дэвид никогда" не мог понять отношений старших Фладов с их детьми — неужели они не знали о гулянках, которые тут происходят каждые выходные? Родители Дэвида едва пускали его приятелей на порог. Дэвид считал их поведение неразумным, хотя и не решался им это высказать. Родители обращались с ним так, как будто он был их возраста и должен был разделять их интересы. Конечно, он с ними постоянно общался, однако при этом никакие существенные темы не затрагивались. Он был единственным ребенком в семье.— У тебя есть подружка? — спросила Келли.Дэвид поднял глаза. Его банка с пивом была почти полной. Он понял, что почти не пьет. Аманда… Где она?— Да, есть.— Она здесь?— Я не знаю, — пробормотал Дэвид, едва выдавливая из себя слова.— Мне хотелось бы еще поговорить с этим парнем, Арно. Он покинул меня на середине предложения. Но все равно, по-моему, он симпатичный, — сказала Келли, постукивая ногтями по полированной крышке стола. Она достала жвачку и протянула одну Дэвиду.— Симпатичный? — переспросил он. — Ты считаешь Арно симпатичным?— Конечно. А ты так не думаешь?— Нет.Однако Дэвид не смог бы определенно сказать, почему он не считает Арно симпатичным. Из пятерых друзей Арно и Дэвид теперь наиболее отдалились друг от друга, возможно, потому, что в младших классах они были наиболее близки. Теперь же Дэвид доверял Арно меньше, чем всем остальным. Однако Арно в свое время оказал ему большие услуги. Именно он научил его не уходить, когда девушка вроде бы настаивает на этом; и как нужно легким движением отбросить волосы со лба девушки и при этом не покраснеть.И тем не менее в последнее время Дэвид был так одержим Амандой, что позабыл все эти уроки.— А как насчет тебя? — спросила Келли.Дэвид взглянул на нее. Теперь она выдувала из жвачки большие зеленые пузыри. Глаза и лицо у нее были накрашены гораздо сильнее, чем Дэвид привык видеть у девушек. Дэвиду внезапно захотелось протянуть руку и проткнуть один из пузырей, чтобы тот лопнул, но он сдержался.— А что насчет меня? — переспросил Дэвид и отхлебнул пива.— Ты играешь в баскетбол?— Да, в основном я этим и занимаюсь.— В Сент-Луисе ты бы пришелся ко двору, — сказала она. — Я…Но в этот момент Келли прервал жуткий рев откуда-то с лестницы. Это был режущий звук, словно кто-то пытался распилить диван электрической пилой.Дэвид, Келли и еще несколько человек, пивших пиво, пошли посмотреть, что происходит. Когда все вышли в прихожую, то увидели Микки Пардо на белом мотоцикле.Он заехал по ступенькам в дверь, прямо в комнату, порвав при этом коврик у входа, который намотался между задним колесом и рамой и загорелся.— Ого, — сказала Келли.Дэвид поморщился.После ее замечания о «симпатичном» Арно он вполне мог представить, что последует дальше. Она подойдет к Микки. И в этот момент Дэвид ощутил острый приступ жалости к себе, что часто с ним случалось в последние несколько лет, за исключением того времени, когда он играл в баскетбол.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я